Записка о дворянском вопросе

Въ речи своей, сказанной[270] въ Москве, Г[осударь] И[мператоръ] укоряетъ дворянство въ медленности изъявленiя согласiя на освобожденiе, въ медленности действiй комитета, и даетъ чувствовать, что медленность эта можетъ поставить дворянство въ опасное положенiе.

Въ чемъ дело освобожденiя?

Государю Императору угодно освободить помещичьихъ крестьянъ. Совершенно справедливо его убедили въ томъ, что крестьянъ нельзя освободить иначе, какъ съ землей, на которой они сидятъ. Земля эта принадлежитъ помещикамъ. Следовательно необходимо, лишивъ помещиковъ известныхъ правъ на часть земли, передать эти права крестьянамъ. — Для того чтобы сделать эту передачу, представлялись 4 средства: 1) купить землю у помещиковъ и отдать ее крестьянамъ. 2) Въ видахъ государственной пользы отобрать безвозмездно землю у помещиковъ и передать ее крестьянамъ. 3) Прибегнуть къ самопожертвованiю дворянъ и просить ихъ въ видахъ государственной пользы отдать землю крестьянамъ, и 4) открывъ положенiе своихъ финансовъ, прибегнуть къ содействiю всехъ сословiй, и въ особенности образованнейшаго дворянскаго, въ отъисканiи меръ выкупа за землю, отчуждаемую у помещиковъ. —

Ежели бы было избрано первое средство, дворянство согласiемъ на продажу могло бы угодить Царю. Ежели бы избрано было 2-е, Дворянство покорностью и молчанiемъ могло бы отвечать на безвозмездное отчужденiе. Ежели бы дело коснулось самопожертвованiя, дворянство могло бы[271] не обмануть ожиданiя Правительства. Ежели бы, наконецъ, сознавшись въ своей несостоятельности, Правительство прибегло бы къ содействiю дворянскихъ собранiй, образованное сословiе могло бы трудами [и] изысканiями помочь правительству.

Но ни одна изъ этихъ единственно возможныхъ меръ не была избрана правительствомъ. Въ начале нынешняго года, явился рескриптъ, въ которомъ весьма ясно были определены[272] будущiя условiя крестьянскаго сословiя; но совершенно умалчивалось о условiяхъ другого сословiя, приглашаемаго къ отчужденiю половинной части своей собственности. Явились циркуляры министра, поправки циркуляровъ, речи Государя Императора, но во всехъ этихъ документахъ, также какъ и въ рескрипте, умалчивалось о томъ, кто заплатитъ за землю, отчуждаемую у помещиковъ.

Ежели вспомнимъ, что не такъ давно происходило во Францiи и Англiи, государствахъ, въ которыхъ уровень образованiя и потому сознанiя общаго блага такъ несравненно стоитъ выше нашего, и где Правительство не нашло возможнымъ освободить иначе рабовъ, какъ заплативъ за нихъ деньги собственникамъ, то, какъ надо ожидать[273] будетъ встреченъ дворянствомъ рескриптъ, лишающiй его не только безвозмездно ценнаго права собственности на крестьянъ, но и значительной части земли, не определяя за нее никакого обезпеченiя, а поручая самимъ помещикамъ, безъ измененiя безобразнаго полицейскаго устройства, взыскать съ крестьянъ, освобожденныхъ отъ зависимости, те огромныя суммы, которыя стоитъ отчуждаемая земля. —

Вместо общаго негодованiя и озлобленiя, которымъ, надо было ожидать, встретитъ дворянство рескриптъ, лишающiй его половины собственности и похожiй на те слова, которыми ловкой кулакъ закидываетъ неопытнаго продавца, умалчивая о[274] условiяхъ продажи, рескриптъ былъ встреченъ дворянствомъ съ неподдельнымъ восторгомъ. Ежели слышался въ большинстве ропотъ, и то не за безвозмездное отчужденiе личной собственности, а за[275] [не] обезпеченiе выкупа, ропотъ этотъ былъ заглушенъ и въ Литературе, и въ обществе, и на дворянскихъ выборахъ восторгомъ меньшинства, образованнаго и потому сильнейшаго.

Это единственное въ исторiи и не оцененное eщe явленiе произошло отъ того, что рескриптъ о освобожденiи только отвечалъ на давнишнее, такъ красноречиво выражавшееся въ нашей новой исторiи желанiе однаго образованнаго сословiя Россiи — дворянства. Только одно дворянство со временъ Екатерины готовило этотъ вопросъ и въ литературе, и въ тайныхъ и не тайныхъ обществахъ, и словомъ и деломъ. Одно оно посылало въ 25 и 48 годахъ, и во все царствованiе Николая, за осуществленiе этой мысли своихъ мучениковъ въ ссылки и на виселицы, и не смотря на все[276] противодействiе Правительства, поддержало эту мысль въ обществе и дало ей созреть такъ, что нынешнее слабое правительство не нашло возможнымъ более подавлять ее.

Ежели некоторые въ порыве излишняго восторга, a другiе избравъ великое дело поприщемъ подлой лести, умели убедить Государя Императора въ томъ, что онъ 2-й Петръ I и великой преобразователь Россiи, и что онъ[277] обновляет Россiю и т. д., то это совершенно напрасно, и ему надо поспешить разувериться; ибо онъ только ответилъ [на] требованiе дворянства, и не онъ, а дворянство подняло, развило и выработало мысль освобожденiя.[278]

Восторгъ, произведенный рескриптомъ въ численномъ меньшинстве, но большинстве по образованiю и влiянiю, выразился такъ сильно, что въ первую минуту, почти никто не заметилъ[279] несправедливости и невозможности техъ началъ рескрипта, отъ которыхъ Государь Императоръ не отступитъ, какъ онъ выразилъ въ своей речи, но все въ горячечной деятельности принялись за осуществленiе давнишней любимой мысли, хотя бы и на нелепыхъ данныхъ Правительства. Нашлись люди, которые даже стали подводить исторiю подъ меру Правительства и доказывать право крестьянъ на землю. — Но приступивъ къ самому делу, восторгъ этотъ значительно охладелъ. Численное большинство — дворянство, менее независимое въ средствахъ и менее образованное, призванное также къ обсужденiю вопроса, не отстаивая права на личность [крестьянина],[280] наткнулось на пробелъ въ обезпеченiи за землю и[281] замедлило ходъ дела. — Кто заплатитъ[282] за право собственности или пожалуй, права пользованiя, за землю, которую отъ насъ отнимаютъ? спрашиваетъ это большинство. Крестьяне? Да пускай правительство, имеющее больше насъ средствъ, получитъ эти деньги, мы ему веримъ, а сами не видимъ возможности взыскивать[283] съ крестьянъ, при новомъ ихъ положенiи и при старомъ положенiи полицiи: [284] подати, какъ бы дешево мы не оценили землю, въ 4 [раза] больше, чемъ те, которые платятъ рядомъ государственные крестьяне. — И чемъ мы будемъ жить, лишившись и рукъ, и земли? — спрашиваютъ другiе, — тогда какъ теперь съ своими семействами мы имеемъ только насущную необходимость? И чемъ же стало преступно съ 1858 года жить такъ, какъ мы жили? — Столкнувшись съ такими вопросами, образованное меньшинство почувствовало, что,[285] совершенно справедливо, изъ за убежденiй въ необходимости меры освобожденiя жертвуя половиной своего состоянiя, оно не имеетъ права насиловать менее образованнаго большинства, лишающагося насущной необходимости,[286] и не понимающаго еще выбора резни или нищеты, въ который оно поставлено. Меньшинство ясно поняло недосказанность рескрипта и стало отыскивать другiя средства къ разрешенiю вопроса. Выкупъ или обезпеченiе,[287] единственное средство, находящееся въ рукахъ дворянства, естественно представили[сь] ему. И со всехъ сторонъ явились проэкты выкупа, согласующiя все интересы. Самые горячiе защитники освобожденiя во что бы то ни стало понимали совершенную справедливость выкупа или обезпеченiя за землю; и самые упорные защитники стараго становились на все согласны, какъ только дело касалось выкупа или обезпеченья за землю. —

Но странное дело, несмотря на то, что выкупъ есть единственный выходъ изъ настоящаго положенiя, не смотря на то, что со всехъ сторонъ, отъ всехъ сословiй слышатся голоса зa выкупъ, правительство упорно стоитъ за начала рескрипта и молчитъ или отказываетъ на все проэкты казеннаго выкупа или обезпеченiя. То самое наше правительство, которое постоянно акапарировало[288] въ казенныя руки всякаго рода собственность: заводы, леса, земли и т. п., теперь упорно отказывается отъ принятiя въ свое веденiе помещичьихъ крестьянъ съ ихъ землями и взысканiя съ нихъ выкупа, который оно признаетъ справедливымъ. Возможность же финансовой меры продолжаетъ быть тайной.[289] Казалось, встретившись съ такимъ преднамереннымъ или умышленнымъ коварствомъ, дворянство должно бы было стараться останавливать дело.[290] Но наоборотъ, дворянство, предоставленное собственнымъ средствамъ, хотя и махнувъ рукой на слабое, прячущееся за него правительство, оно одно внутренней усиленной работой[291] старается отъискать средства къ выходу изъ безвыходнаго положенiя.

Среди этой трудной, медленной работы по всей Россiи слышатся въ Москве обращенныя къ дворянству слова главы государства: [292] «Долго подумавъ и помолясь Богу, я началъ освобожденiе. Васъ нельзя благодарить, а я бы желалъ благодарить, потому что я родился въ Москве. Старайтесь оправдать мое высокое доверiе, а то мне нельзя будетъ стоять зa васъ, и т. п. А отъ началъ своихъ я не отступлю». — Что зa[293] оскорбительная комедiя и непониманiе дела въ такую важную минуту! Молясь Богу или нетъ, но не правительство подняло этотъ вопросъ, и не оно высокимъ доверiемъ и благодарностью и угрозой резни подвигаетъ его. Правительство всегда давило этотъ вопросъ, правительство же ставитъ непреодолимыя преграды его разрешенiю; Дворянство же[294] одно подвинуло его, несмотря на все правительственныя преграды разрешаетъ и разрешитъ.[295] Поэтому поощрять его обещаньемъ благодарности и высокимъ доверiемъ — неприлично, укорять его въ медленности[296] — несправедливо, а угрожать темъ, что его порежутъ за то, что Правительство слабо и нелепо, и давать чувствовать, что это было бы не худо — не честно и неразумно. Свободно ставъ въ то положенiе, въ которомъ нужно стоять за него, дворянство знало, что оно делаетъ; но знаетъ ли Правительство, принимающее видъ угнетенной невинности, те беды, которыя своимъ упорствомъ и неспособностью оно готовитъ Россiи? Ежели бы[297] къ несчастью Правительство довело насъ до освобожденiя снизу, а не сверху, по остроумному выраженiю Государя Императора, то меньше[е] изъ золъ было бы уничтожен[iе] Правительст[ва].

Комментарии

Время написания этой записки точно определяется записью Дневника Толстого, где под 12 декабря 1858 года значится: «Написал записку о дворянском вопросе и никому не показывая сжег ее». До нас дошел, очевидно, черновой набросок этой записки, случайно уцелевший от уничтожения. Рукопись, автограф Толстого, представляет собой кругом исписанный лист писчей бумаги (4 страницы), с многочисленными поправками и вставками; хранится в Толстовском кабинете Всесоюзной библиотеки им. В. И. Ленина. (Папка XVI. 8.) Она не имеет никакого заглавия, но содержание ее позволяет с большой вероятностью приурочить ее к приведенной выше записи Дневника.

В настоящем издании «Записка о дворянстве» печатается впервые.

Сноски

270. Зачеркнуто: Московскому Дворянству

271. Зачеркнуто: въ порыве восто[рга]

272. В подлиннике: было определено

273. Зачеркнуто: что

274. Зачеркнуто: цене и

275. Зачеркнуто: неясно не определенн[о]

276. Зачеркнуто: давленiе

277. Зачеркнуто: одинъ началъ

278. Зачеркнуто: и потому только, противно своимъ выгодамъ, встретило ее съ восторгомъ.

279. Зачеркнуто: неясности

280. Зачеркнуто: естественно

281. Зачеркнуто: стало противодей[ствовать]

282. Зачеркнуто: намъ

283. Зачеркнуто: эти деньги

284. Зачеркнуто: говорятъ они, возможности этой нетъ; действительно

285. Зачеркнуто: имея полное право

286. Зачеркнуто: восторгъ его значительно охладелъ и

287. Зачеркнуто: правительствомъ

288. [accaparer — захватывать]

289. Со слов: Казалось встретившись кончая: дело вписано между строк, вместо зачеркнутого: Но несмотря на то, вместо чтобы бросить дело, случайное преднамеренное езуитство правительства обра

290. Со слов: Казалось встретившись кончая: дело вписано между строк, вместо зачеркнутого: Но несмотря на то, вместо чтобы бросить дело, случайное преднамеренное езуитство правительства обра

291. Зачеркнуто: и хотя медленно, но постоянно подвигаясь впередъ

292. Зачеркнуто: перваго помещика и богат по всей Росciи. Помо

293. Зачеркнуто: печально

294. Зачеркнуто: противно своимъ выгодамъ

295. Зачеркнуто: Дворянство слишкомъ безъ напоминанiй хорошо знаетъ все величiе дела, которымъ оно занято и доказало это охотно, свободно поставивъ себя въ положенiе, за которое нужно стоять, и знаетъ

296. Зачеркнуто: который самъ главною причиною

297. Зачеркнуто: правительство достигло своей цели