VIII. Жизнь не во времени

И потому истинная жизнь есть только жизнь в настоящем.

Иисус сказал: кто не готов на все плотские страдания и лишения, тот не понял меня (Мф. X, 38). Кто приобретает все лучшее для жизни плотской, тот погубит истинную жизнь. А кто погубит свою плотскую жизнь, исполняя мое учение, тот получит жизнь истинную (Мф. X, 39).

И на эти слова сказал ему Петр: вот мы послушали тебя, отбросили все заботы и имущество и пошли за тобою. Какая будет нам награда за это? (Мф. XIX, 27).

Иисус сказал ему: всякий, кто отказался от дома, сестер, братьев, отца, матери, жены, детей и от полей своих для моего учения, получит в сто раз больше и сестер, и братьев, и полей, и всего, что нужно в этой жизни, а кроме того, еще получите жизнь вне времени (Мр. X, 29, 30). Наград в царстве небесном нет. Царство небесное есть цель и награда.

В царстве небесном все равны: неи ни первых, ни последних (Мр. X, 31).

Потому что царство небесное вот на что похоже. Хозяин дома пошел с утра нанимать рабочих в сад (Мф. XX, 1). Нанял рабочих по гривне в день и пришел в сад, заставил работать (Мф. XX, 2). И опять пошел в обед, и еще нанял и послал в сад работать; и ввечеру еще нанял и послал работать. И со всеми уговорился по гривне (Мф. XX, 3–7). Пришло время к расчету; хозяин и велел всех рассчитать поровну. Прежде тем, которые пришли последними, а после первым (Мф. XX, 8). Вот увидели первые, что последним дают по гривне (Мф. XX, 9), и подумали, что им больше дадут; но первым дали тоже по гривне (Мф. XX, 10). Они взяли и говорят (Мф. XX, 11): что же, те только одну упряжку работали, а мы – все четыре; как же нам поровну? Это несправедливо (Мф. XX, 12). – А хозяин подошел и говорит: что вы ворчите? Разве я обидел вас? За что нанял, то и отдал. Ведь у нас за гривну уговор был (Мф. XX, 13). Возьми свое им иди. А если я последнему хочу дать то же, что и вам, разве я не властен в своем? (Мф. XX, 14). Или оттого, что видите, что я добр, так вам завидно стало? (Мф. XX, 15).

В царстве небесном нет ни первых, ни последних, – всем одно (Мф. XX, 16).

Подошли раз к Иисусу два ученика его, Иаков и Иоанн, и говорят: учитель, обещай нам, что ты сделаешь нам то, о чем мы попросим тебя (Мр. X, 35).

Он говорит: чего вы хотите?

Они говорят: чтобы мы были равны с тобою (Мр. X, 36, 37).

Иисус сказал им: вы сами не знаете, чего просите. Жить вы можете так же, как я, и очиститься от плотской жизни можете так же, как я, но сделать вас такими же, как я, не в моей власти (Мр. X, 38–40). Каждый человек может своим усилием войти в царство Отца, вступив под его власть и исполняя волю его (Мф. XX, 23).

Услыхав это, другие ученики рассердились на двух братьев за то, что они хотели быть такими же, как учитель, и старшими из учеников (Мр. X, 41).

Иисус же подозвал их и сказал: если вы, братья Иоанн и Иаков, просили меня сделать вас такими же, как я, для того, чтобы быть старшгими учениками, то вы ошиблись; если же и вы, другие ученики, сердитесь на них за то, что эти двое хотят быть старше вас, то и вы ошибаетесь. Только в мире считаются цари и начальники, кто старше, чтобы им управлять народами (Мр. X, 42; Мф. XX, 25). А между вами не может быть ни старших ни младших.

Между вами для того, чтобы быть большим другого, надо быть всем слугою (Мф. XX, 26). Между вами кто хочет быть первым, тот считай себя последним (Мф. XX, 27). Потому что в том воля Отца о сыне человеческом, что он не затем живет, чтобы ему служили, но чтобы самому служить всем и отдавать свою плотскую жизнь, как выкуп за жизнь духа (Мр. X, 45).

И сказал Иисус народу: Отец ищет спасти то, что гибнет. Он радуется ему так же, как радуется пастух, когда найдет одну пропавшую овцу. Когда пропадет одна, он оставляет 99 и идет спасать пропавшую (Мф. XVIII, 11, 12). И если пропадет копейка у бабы, то ведь всю избу выметет и ищет, пока найдет (Лк. XV, 8). Отец любит сына и зовет его к себе (Лк. XV, 9).

И сказал им еще притчу о том, что нельзя возвышаться тем, кто живет в воле Божьей. Он сказал: если тебя позовут на обед, то не садись в передний угол: придет кто почетнее тебя, хозяин и скажет (Лк. XIV, 8): выдь оттуда и пусти того, кто получше тебя: тогда хуже постыдишься (Лк. XIV, 9). А ты лучше сядь на самое последнее место: тогда хозяин найдет тебя и позовет на почетное, тогда тебе честь будет. (Лк. XIV, 10).

Так и в царстве Бога нет места гордости. Кто себя возвышает, тот этим самым себя роняет; а кто себя принижает, считает недостойным, тот этим самым поднимает себя в царстве Бога (Лк. XIV, 11).

Было у одного человека два сына. (Лк. XV, 11). Меньшой и говорить отцу: батюшка, отдели меня. И отец отделил его (Лк. XV, 12). Взял меньшой свою часть, пошел на чужую сторону и промотал все имение и стал бедствовать (Лк. XV, 13, 14). И попал он на чужой стороне в свинопасы (Лк. XV, 15). И так голодал, что с свиньями желуди ел (Лк. XV, 16). И раздумался он о своем житье и говорить: зачем я отделился и ушел от отца? У отца всего было много; у отца и работники сыто едят. А я вот с свиньями один корм ем. (Лк. XV, 17). Дай?ка пойду к отцу, паду ему в ноги и скажу: виноват я, батюшка, перед тобою и не стою тебе сыном быть. Возьми меня хоть в батраки (Лк. XV, 18, 19). – Подумал и пошел к отцу. И как он только подходить стал, тотчас издали узнал его отец и сам навстречу побежал к нему, обнял его и стал целовать (Лк. XV, 20). Сын и говорить: батюшка, виноват я перед тобою, не стою тебе сыном быть (Лк. XV, 21). – А отец и слушать не стал и говорить работникам: несите скорее одежду самую лучшую и сапоги самые хорошие, оденьте его и обуйте (Лк. XV, 22). И бегите, ловите теленка поенного не убейте, будем веселиться о том (Лк. XV, 23), что сын мой этот был мертвый, а теперь живой стал, пропал и теперь нашелся (Лк. XV, 24).

– Пришел большой брать с поля и, как стал подходить, слышит: дома песни играют (Лк. XV, 25). Он подозвал мальчика и говорит; что это у нас веселье идет? (Лк. XV, 26).

– А мальчик говорить; разве ты не слыхал, что брат твой вернулся. И отец твой радуется и велел теленка поенного убить на радости, что сын вернулся (Лк. XV, 27). – Большой орать обиделся и не пошел в дом. А отец вышел к нему и зовет его (Лк. XV, 28). А он сказал отцу: вот, батюшка, я сколько лет на тебя работаю и приказа твоего не ослушаюсь, а ты для меня никогда теленка поенного не резал (Лк. XV, 29). А меньшой брать ушел из дому да все имение прогулял с пьяницами, а ты ему теперь теленка зарезал (Лк. XV, 30). Отец и говорить: ведь ты всегда со мной, не все мое – твое. (Лк. XV, 31). И тебе надо не обижаться, а радоваться, что брать твой в мертвых быль и живой сталь, пропал не нашелся (Лк. XV, 32).

Хозяин посадил сад, обделал, устроил его, все сделал для того, чтобы сад давал как можно больше плодов (Мр. XII, 1). И послал в этот сад работников, чтобы они работали, – собирали плоды и по уговору платили ему за сад (Мр. XII, 2).

Хозяин – это Отец, сад – это мир, работники – это люди. Отец только за тем послал в мир сына своего, сына человеческого, чтобы люди отдавали Отцу разумение жизни, которое Он вложил в них. Пришел срок, хозяин послал работника за оброком. Отец не переставая говорил людям о том, что они должны исполнять его волю. Работники отогнали посланца хозяина ни с чем и продолжали жить, воображая, что сад их собственный, что они сами по своей милости сидят в нем. Люди прогнали от себя напоминание о воле Отца и продолжали жить каждый для себя, воображая, что они живут для радостей плотской жизни (Мр. ХII, 3). Тогда хозяин послал еще и еще любимцев своих, – сына своего, чтобы напомнить работникам о их долге (Мр. XII, 4–6). Но работники совсем одурели и вообразили себе, что если они убьют хозяйского сына, который напоминал им, что сад не ихний, то их совсем оставят в покое (Мр. XII, 7). Они и убили его (Мр. XII, 8).

Люди не любят и напоминания о том духе, который живет в них и показывает им на то, чти он вечен, а они не вечны: и они убили, насколько могли, сознание духа; завернули в платочек, и зарыли гривну, данную им.

Что же делать хозяину? (Мф. XXI, 40). Больше ничего, как изгнать тех работников и прислать других.

Что же делать Отцу? Сеять, пока будет плод. Он то и делает (Мф. XXI, 41).

Люди не понимали и не понимают, что то сознание духа, которое есть в них и которое они прячут, потому что оно мешает им, – что это разумение есть их жизнь. Они выбрасывают тот камень, на. котором все держится (Мф. XXI, 42). И ту, кто не берут за основу жизнь духа, те не входят в царство небесное и не получают жизни. Чтобы иметь веру и получить жизнь, надо понимать свое положение, а не ждать награды (Мф. XXI, 43).

Тогда ученики сказали Иисусу: умножь в нас веру; скажи нам такое, чтобы мы сильнее верили в жизнь духа и не жалели жизни плотской. Вот сколько надо отдавать и все надо отдавать для жизни духа… А награды, ты сам говоришь, нет (Лк. XVII, 5).

И на это Иисус сказал им: если бы у вас была вера. такая же, как вера в то, что из зерна березового вырастает большое дерево, если бы также верили в то, что в вас есть единственный зародыш духа, из которого вырастает жизнь истинная, вы бы не просили меня умножить в вас веру.

Вера не в том, чтобы поверить во что?нибудь удивительное, а вера в том, чтобы понимать свое положение, и то, в чем спасение. Если ты понимаешь свое положение, то ты не будешь ждать награды, а будешь верить в то, что поручено тебе (Лк. XVII, 6).

Когда, хозяин с работниками возвращается с поля, то ведь он не сажает работника за стол (Лк. XVII, 7), а велит убрать скотину, да приготовить себе поужинать, а потом говорит работнику: садись ты, пей и ешь (Лк. XVII, 8). Хозяин не станет благодарить работника за то, что он сделал то, что должно. II работник, если он понимает, что он работник, не обижается, а работает, веря в то, что он получит то, что ему следует (Лк. XVII, 9).

Так?то и вы исполняйте волю Отца и думайте, что мы негодные работники, только, что должно было, то и сделали, и не ожидайте награды, а довольствуйтесь тем, что получаете то, что вам следует.

Не о том надо заботиться, чтобы верить в то, что будет награда и будет жизнь: это не может быть иначе; но надо заботиться о том, чтобы не погубить эту жизнь, не забыть то, что она. дана нам для того, чтобы мы принесли плоды ее, и исполнять волю Отца (Лк. ХVII, 10).

И потому будьте всегда готовы, как слуги, ожидающие хозяина, чтобы тотчас же, когда он придет, ответить ему (Лк. XII, 35, 36). Слуги не знают, когда он вернется, рано или поздно, и всегда должны быть готовы. И если они встретят хозяина, то исполнили волю его, и им хорошо.

То же самое и в жизни. Всегда, всякую минуту настоящего надо жить жизнью духа., не думая о прошедшем и будущем и не говоря себе: тогда или там?то я сделаю то?то (Лк. XII, 37, 38).

Если бы хозяин знал, когда придет вор, то он не спал бы; так и вы не спите никогда, потому что для жизни сына человеческого нет времени, и он живет только в настоящем и не знает, когда начало и конец его жизни (Лк. XII, 39, 40).

Жизнь наша то же, что жизнь раба, которого хозяин оставил старшим в своем доме. И хорошо тому рабу, если он делает волю хозяина всегда (Мф. XXIV, 45, 46). Но если он скажет: хозяин не скоро придет, и забудет дело хозяина (Мф. XXIV, 48), то хозяин вернется врасплох (Мф. XXIV, 50) и прогонит его (Мф. XXIV, 51).

Итак, не унывайте и всегда в настоящем живите духом. Для жизни духа нет времени (Мр. XIII, 33). Смотрите за собой, чтобы не отягчать себя и не отуманивать пьянством, объядением, заботами, чтобы не пропустить время спасения. Время спасения, как сеть, накинута на всех; оно всегда. И потому всегда живите жизнью сына человеческого (Лк. XXI, 34–36).

Царство небесное вот на что похоже. Пошли десять девиц с плошками встречать жениха (Мф. XXV, 1). Пять было умных, а пять глупых (Мф. XXV, 2). Глупые взяли плошки, да не взяли масла (Мф. XXV, 3). А умные взяли плошки и на запас масла (Мф. XXV, 4). Пока ждали жениха, они задремали (Мф. XXV, 5). Когда пришел жених (Мф. XXV, 6), глупые увидали, что у них мало масла (Мф. XXV, 7, 8), и пошли искать купить. А пока они ходили, жених пришел. И умные девицы, у которых было масло, вошли с ним, и двери затворились. Только на то и нужно было ходить девицам, чтобы встретить жениха с плошками, а они забыли про то, что не то дорого, чтобы горели плошки, но чтобы они горели во время. А для того, чтобы они горели, когда придет жених, надо было им гореть не переставая.

Жизнь только затем, чтобы возвысить сына человеческого, а, сын человеческий всегда. Он не во времени, и потому, служа ему, надо жить вне времени, в одном настоящем (Мф. XXV, 10,13).

И потому делайте усилия в настоящем, чтобы войти в жизнь духа; если не будете делать усилий, не войдете в нее (Лк. XIII, 24). Будете говорить: мы то и то говорили, но не будет добрых дел, и не будет всей жизни (Лк. XIII. 25–27). Потому что сын человеческий, как дух единый, окажется для каждого тем, что он сделал для него (Мф. XVI, 27).

Люди все разделяются тем, как они служат сыну человеческому. И своими делами они разделятся на двое, как делят в стаде овец и козлов. Одни будут живы, другие погибнут (Мф. XXV, 32, 33).

Те, которые служили сыну человеческому, те и получать то, что принадлежало им от начала мира – жизнь ту, которую они сохраняли. Сохранили же они жизнь тем, что служили сыну человеческому: голодного кормили, голого одевали, странника принимали, заключенного посещали. Они жили сыном человеческим, чувствовали, что он один во всех людях, и потому любили ближнего.

Те же, которые не жили сыном человеческим, те не служили ему, не понимали, что он один во всех, и потому не соединились с ним и потеряли жизнь в нем и погибли (Мф. XXV, 34–46).