VII. Я и Отец – одно

Истинное питание жизни бесконечной есть исполнение воли Отца.

После этого Иудеи старались присудить Иисуса к смерти, и Иисус ушел в Галилею и жил там с своими родными (Ин. VII, 1).

Пришел иудейский праздник обновления сени (Ин. VII, 2). И братья Иисуса собрались идти на праздник и стали звать с собой Иисуса (Ин. VII, 3). Они не верили в его учение (Ин. VII, 5) и говорили ему:

Вот ты говоришь, что иудейское служение Богу неправильно, а что ты знаешь настоящее служение Богу делом. Если ты точно думаешь, что никто не знает кроме тебя, истинного служения Богу, так вот пойдем с нами на праздник, там народу будет много; вот там при всем народе и объяви, что учение Моисея ложно. Если все поверят тебе, тогда и ученикам твоим будет видно, что ты прав (Ин. VII, 3). А то, что же скрываться? Ты говоришь, что наше служение ложно, что ты знаешь истинное служение Богу, ну и покажи его всем (Ин. VII, 4).

И Иисус сказал им: для вас есть особенное время и место для служения Богу. Я всегда и везде работаю Богу (Ин. VII, 6). Я это самое и показываю людям, показываю им, что их служение Богу ложно, и за это они и ненавидят меня (Ин. VII, 7). Вы идите на праздник, а я пойду, когда вздумаю (Ин. VII, 8).

И братья ушли, а он остался и пришел уже в середине праздника (Ин. VII, 9, 10).

И Иудеи смущались тем, что он не почитает их праздника и не пришел (Ин. VII, 11).

И много спорили об его учении. Одни говорили, что он правду говорит, а другие говорили, что он только смущает народ (Ин. VII, 12).

В половину праздника Иисус вошел в храм и стал учить народ о том, что их служение Богу ложно, что Богу надо служить не в храме и жертвами, а в духе и делом (Ин. VII, 14).

Все слушали его и дивились, что он, не учившись, знает всю мудрость (Ин. VII, 15).

И Иисус, услыхав то, что все удивляются его мудрости, сказал им:

Мое учение – не мое, но того, кто меня послал (Ин. VII, 16). Если кто захочет исполнять волю того духа, который послал нас в жизнь, тот узнает, что это не я выдумал, а что это учение от Бога (Ин. VII, 17). Потому что кто от себя выдумал, тот ищет того, что ему думается; а тот, кто ищет того, что думается тому, кто его послал, тот справедлив, и нет в нем неправды (Ин. VII, 18).

Ваш закон Моисея – не закон Отца, и оттого те, кто следуют ему, не исполняют закона Отца, а делают зло и ложь (Ин. VII, 19). Я учу вас исполнению одной воли Отца, и в моем учении не может быть противоречия (Ин. VII, 21). А ваш писанный закон Моисея весь исполнен противоречий (Ин. VII, 22, 23). Не судите по внешности, а судите по духу (Ин. VII, 24).

И многие сказали: однако, вот говорили, что он лживый пророк, а вот он осуждает закон, и никто ничего не говорит ему (Ин. VII, 25). Может быть, и в самом деле он настоящий; может быть, и начальники признали его (Ин. VII, 26). Только по одному нельзя верить ему, что сказано, когда придет посланный от Бога, то никто не будет знать, откуда он; а мы знаем, откуда он родом, и всю его родню.

Народ все не понимал его учения и все искал доказательств (Ин. VII, 27).

Тогда сказал им Иисус: знаете меня и откуда я по плотскому, но не знаете, откуда я по духу. Вот то?то, от кого я по духу, того вы не знаете, а то только и надо знать (Ин. VII, 28). Если бы я сказал, что я – Христос, вы поверили бы мне, человеку, а не поверили бы Отцу, который во мне и в вас. А надо верить одному Отцу (Ин. VII, 29).

Я здесь между вами на недолгое время моей жизни, указываю вам путь к тому источнику жизни, из которого я исшел (Ин. VII, 33). А вы спрашиваете у меня доказательств и хотите засудить меня. Если вы не знаете этого пути, то когда меня не будет, вы уже никак не найдете его. Не обсуживать меня надо, а надо идти за мной. Кто будет делать то, что я говорю, тот узнает, правда ли то, что я говорю вам (Ин. VII, 34). Тот, для кого жизнь плотская не стала пищей духа, тот, кто не ищет истины, как жаждущий – воды, тот не может понять меня. Тот же, кто жаждет истины, то иди ко мне и пей. И кто поверит в мое учение, тот получит жизнь истинную (Ин. VII, 37, 38). Тот получит жизнь духа (Ин. VII, 39).

И многие поверили в его учение и говорили: то, что он говорит, истина от Бога (Ин. VII, 40). Другие не понимали его и все искали по пророчествам доказательств того, что он послан от Бога (Ин. VII, 41, 42). И многие спорили с ним, но никто не мог оспорить его (Ин. VII, 43). Ученые правоверные послали своих помощников состязаться с ним (Ин. VII, 44). Но помощники их вернулись к правоверным архиереям и сказали: ничего не можем с ним сделать.

И архиереи сказали: что же вы не уличили его? (Ин. VII, 45).

И те отвечали: никогда ни один человек не говорил так, как он (Ин. VII, 46).

Тогда сказали правоверные: это ничего не значит, что его нельзя оспорить и что народ верит в его учение (Ин. VII, 47). Мы не верим и никто из начальников не верит (Ин. VII, 48). А народ проклятый, он был всегда глуп и неучен, – всякому верить (Ин. VII, 49).

И сказал архиереям Никодим, тот, кому Иисус растолковал свое учение (Ин. VII, 50): нельзя осудить человека, не выслушав его и не поняв, к чему он ведет (Ин. VII, 51).

А они сказали ему: нечего судить и слушать. Мы знаем, что пророк не может быть из Галилеи (Ин. VII, 52).

В другой раз Иисус говорил с правоверными и сказал им: доказательств истинности моего учения не может быть, как не может быть освещения света. Учение мое есть свет настоящий, при котором люди видят, что хорошо и что дурно, и потому доказать мое учение нельзя: оно доказывает все остальное. Кто пойдет со мной, тот не будет во тьме, а у того будет жизнь. Жизнь и свет одно и то же (Ин. VIII, 12).

Но правоверные сказали: ты один это говоришь (Ин. VIII, 13).

И он отвечал им: если я и один говорю это, то все?таки моя правда, потому что я знаю, откуда я пришел и куда иду. По моему учению есть смысл жизни, по вашему же его нет (Ин. VIII, 14). Кроме того, я не один учу, а тому же самому учит Отец мой – дух (Ин. VIII, 18).

Они сказали: где твой Отец?

Он сказал: вы не понимаете моего учения ии потому не знаете моего Отца (Ин. VIII, 19). Не знаете, откуда вы и куда идете.

Я веду вас, а вы вместо того, чтобы идти за мной, разбираете, кто я; и потому не можете придти к спасению и жизни, к которой я вас веду (Ин. VIII, 21). И вы погибнете, если останетесь в этом заблуждении и не пойдете со мной (Ин. VIII, 24).

И Иудеи спросили: кто ты?

Он сказал: с самого начала говорю вам (Ин. VIII, 25).

Я сын человеческий, признающий Отцом своим дух, и то, что понял от Отца, то и говорю миру (Ин. VIII, 26). И когда возвеличите в себе сына человеческого, тогда узнаете, что такое я, потому что я делаю и говорю не от себя, как человек, но то, чему научил меня Отец, то говорю, тому учу (Ин. VIII, 28).

И кто послал меня, тот всегда со мною, и Отец не оставит меня, потому что я делаю Его волю (Ин. VIII, 29).

Кто будет держаться разумения моего, кто будет исполнять волю Отца, тот будет истинно научен мною. Для познания истины нужно делать добро людям. Кто делает зло людям, тот любит тьму и идет к ней; кто творит добро людям, тот идет к свету. И потому, чтобы понять мое учение, надо творить дела добра (Ин. VIII, 31). Кто будет делать добро, тот познает истину, тот будет свободен от зла и смерти (Ин. VIII, 32). Потому что всякий, кто заблуждается, тот делается рабом своего заблуждения (Ин. VIII, 34).

А как раб в доме хозяина не живет всегда, а сын хозяина всегда в доме, так и человек, если заблудился в жизни и делается рабом своих заблуждений, не живет всегда, а умирает. Только тот, кто в истине, только тот остается жить всегда. Истина же в том, чтобы быть не рабом, а сыном. Так что, если будете заблуждаться, то будете рабами и умрете (Ин. VIII, 35). А будете в истине, то будете сынами свободными и будете живы (Ин. VIII, 36).

Вы про себя говорите, что вы сыны Авраама, что вы знаете истину. А вы хотите убить меня, потому что не понимаете моего учения (Ин. VIII, 37). И выходит, что я говорю то, что понял от своего Отца, а вы хотите делать то, что вы поняли от вашего отца (Ин. VIII, 38).

Они сказали: наш отец Авраам.

Сказал им Иисус: если бы вы были сыны Авраама, вы бы его дела и делали (Ин. VIII, 39). А вы хотите убить меня за то, что я сказал вам то, что понял от Бога. Авраам так не делал. Стало быть, вы не Богу служите, а служите своему отцу – другому (Ин. VIII, 40).

Они сказали ему: мы все одного Отца дети, – все Боговы (Ин. VIII, 41).

И сказал им Иисус: если бы ваш отец был один со мною, то вы любили бы меня, потому что я от Отца изшел. Я ведь не сам от себя родился (Ин. VIII, 42). Вы не одного со мною Отца дети, вы оттого моих слов не понимаете, и не вмещается в вас мое разумение. Если я от Отца и вы от того же Отца, то не можете желать убить меня. Если же вы желаете убить меня, то мы не одного Отца (Ин. VIII, 43).

Я от Отца добра, Бога, а вы от дьявола, отца зла. Вы хотите похоти вашего отца, дьявола, делать, он всегда и был убийца и лгун, и нет в нем истины. Если он что говорит, дьявол, то он говорит свое личное, а не общее всем, и он отец лжи. Поэтому вы слуги дьявола и сыны его (Ин. VIII, 44).

Вот видите, как легко обличить вас в заблуждении. Если я заблуждаюсь, то обличите меня; если же нет заблуждения во мне, то отчего не верите мне? (Ин. VIII, 46).

И стали Иудеи ругать его и говорили, что он бешенный (Ин. VIII, 48).

Он сказал: я не бешенный, но я почитаю Отца, а вы хотите убить меня, стало быть, вы не братья мне, а другого отца дети (Ин. VIII, 49).

Не я утверждаю то, что я прав, но истина говорит за меня (Ин. VIII, 50). И потому повторяю вам: кто учение мое постигнет и совершит, тот не увидит смерти (Ин. VIII, 51).

И Иудеи сказали: ну, разве мы не правду говорим, что ты бешенный самарянин? Ты сам себя обличаешь. Пророки умерли, Авраам умер, а ты говоришь, что кто совершит твое учение, то не увидит смерти (Ин. VIII, 52). Авраам умер, а ты не умрешь? Или ты больше Авраама? (Ин. VIII, 53).

Иудеи все рассуждали о том, что он Иисус из Галилеи, важный или неважный пророк, и забыли все то, что он говорил им, что он ничего не говорил о себе, как человек, но говорил о духе, который был в нем.

И Иисус сказал: я ничем себя не делаю. Если бы я говорил о себе, о том, что мне кажется, то все, что я говорил бы, ничего бы не значило; но есть то начало всего, которое вы называете Богом; вот про него?то я говорю (Ин. VIII, 54). А вы не знали и не знаете настоящего Бога, а я знаю Его. И не могу сказать, что не знаю Его; я был бы лжец такой же, как вы, если бы сказал, что не знаю Его. Я знаю Его и знаю Его волю и исполняю ее (Ин. VIII, 55). Авраам, ваш отец, видел и радовался на мое разумение (Ин. VIII, 57).

Иудеи сказали: тебе 30 лет; как же ты мог жить при Аврааме? (Ин. VIII, 57).

Он сказал: прежде чем был Авраам, было разумение добра, то, что я говорю вам (Ин. VIII, 58).

Иудеи схватили камни, чтобы побить его, но он ушел от них (Ин. VIII, 59).

И по дороге увидел Иисус человека темного от рождения (Ин. IX, 1).

И спросили ученики: кто виноват в том, что человек этот от рождения темный: он или родные его за то, что не научили его? (Ин. IX, 2).

И отвечал Иисус: не виноваты ни родители его, ни он сам, но в том дело Божие, чтобы был свет там, где была тьма (Ин. IX, 3). Если есть мое учение, то оно – свет миру (Ин. IX, 5).

И Иисус открыл темному учение о том, что он сын Бога духа; и, познав это учение, темный познал свет (Ин. IX, 6, 7). И те, которые прежде знали человека этого, не узнавали его. Он был похож на прежнего, но стал другим человеком (Ин. IX, 8, 9). Он же сказал: я тот же, но Иисус открыл мне, что я сын Бога, и мне открылся свет, и я увидал то, чего не видал прежде (Ин. IX, 11).

Призвали этого человека к правоверным учителям (Ин. IX, 13). А была суббота (Ин. IX, 14).

И спрашивали его правоверные, как он стал понимать все, когда прежде был темный?

Он сказал: не знаю как, но знаю, что теперь все понимаю (Ин. IX, 15).

Они сказали: ты это не по?божески понимаешь, потому что это сделал Иисус в субботу, да и не может мирской человек просвещать людей.

И стали они спорить (Ин. IX, 16). И потом спросили у просвещенного: что ты о нем думаешь?

Он сказал: думаю, что он пророк (Ин. IX, 17). Иудеи не поверили тому, что он прежде был темный, а теперь просветился, пока не позвали его родителей и не спросили их (Ин. IX, 18): это ли ваш сын, тот, который от рождения был темный? Как же он теперь просветился?

(Ин. IX, 19).

Родители сказали: мы знаем, что он наш сын и темный был от рождения (Ин. IX, 20).

А как теперь просветился, мы не знаем. Он уже большой, спросите его самого (Ин. IX, 21).

Призвали правоверные другой раз того человека и сказали: молись настоящему нашему богу, а тот человек, что тебя просветил, тот человек мирской и не от Бога, мы верно знаем (Ин. IX, 24).

И просвещенный сказал: о том, что от Бога ли тот человек или нет, этого я не знаю. Одно знаю, что прежде не видел света, а теперь вижу (Ин. IX, 25).

И правоверные опять спросили, что он с тобою сделал, как просветил тебя? (Ин. IX, 26).

Он сказал: я уже говорил вам, но вы не верите. Если хотите быть его учениками, то я расскажу вам опять (Ин. IX, 27).

И они стали ругать его и сказали: ты его ученик, а мы ученики Моисея (Ин. IX, 28). С Моисеем говорил сам Бог. А про этого и не знаем, откуда он (Ин. IX, 29).

И отвечал человек и сказал: это?то и удивительно, что он просветил меня, а вы не знаете, откуда он (Ин. IX, 30). Бог не слушает грешников, а тех, кто чтит Бога и исполняет его волю (Ин. IX, 31). Не может быть никогда, чтобы человек, тот, который не от Бога, мог бы просветить темного человека. Если бы он не был от Бога, он бы ничего не мог сделать (Ин. IX, 33).

И рассердились правоверные и сказали: ты весь погряз в заблуждениях и хочешь нас учить. – И выгнали его (Ин. IX, 34).

И сказал Иисус: учение мое есть пробуждение жизни. Кто верит в мое учение, тот, несмотря на то, что умирает плотски, остается жить, и всякий, кто живет и верит в меня, тот не умрет (Ин. IX, 25).

И еще в третий раз Иисус учил народ. Он говорил:

Люди отдаются моему учению не потому, что я сам доказываю его; нельзя доказывать истину. Истина доказывает все остальное. Но люди отдаются моему учению потому, что оно единое и знакомое людям и обещает жизнь (Ин. X, 2).

Мое учение для людей, как знакомый голос пастуха для овец, когда он входит к ним дверью и собирает их, чтобы вести на пастбища (Ин. X, 3, 4). Вашему же учению никто не верит, потому что оно чуждо людям, и люди видят в нем ваши похоти. Оно для людей то же, что для овец вид человека, не входящего в дверь, но перелезающего через ограду. Овцы не знают его, а чуют, что он разбойник (Ин. X, 1, 5). Мое учение единое и истинное, как единая дверь для овец (Ин. X, 7). Все ваши учения закона Моисея, все – ложь, все – как воры и разбойники для овец (Ин. X, 8). Кто отдается моему учению, тот найдет жизнь истинную, точно так же, как овцы выйдут и найдут корм, если пойдут за пастухом (Ин. X, 9). Потому что вор только за тем и приходит, чтобы красть, грабить и убить, а пастух за тем, чтобы дать жизнь. И одно мое учение обещает и дает жизнь истинную (Ин. X, 10).

Пастухи бывают такие, для которых овцы составляют их жизнь и которые отдают жизнь свою за овец; это пастухи настоящие (Ин. X, 11). А бывают наемные, такие, которые не заботятся об овцах, ибо они наемники и овцы не ихние, такие, что если идет волк, то бросают и бегут от них, а волк губит овец (Ин. X, 12). Это не настоящие. Так и учители бывают не настоящие, такие, которым нет дела до жизни людей; а настоящие – такие, которые душу свою отдают за жизнь людей (Ин. X, 13, 15).

Я такой учитель (Ин. X, 14). Учение мое в том, чтобы жизнь свою отдавать за жизнь людей (Ин. X, 11). Никто не отнимет ее от меня, но я сам свободно отдаю ее за людей, чтобы получить истинную жизнь. Эту заповедь получил я от Отца моего (Ин. X, 18). И как знает меня Отец, так и я знаю его, и пеотому жизнь свою кладу за людей (Ин. X, 15). За то и любит меня Отец, что я исполняю его заповеди (Ин. X, 17).

И все люди не только здесь и теперь, но все поймут мой голос, и все сойдутся в одно и будут едины все люди, и едино их учение (Ин. X, 16).

И Иудеи окружили его и сказали: все что ты говоришь, трудно понять и не сходится с нашим писанием. Не мучай нас, а просто и прямо скажи нам, ты ли тот Мессия, который по нашему писанию должен придти в мир (Ин. X, 24).

И отвечал им Иисус: я уже говорил вам, кто я, но вы не верите. Если не верите моим словам, то верьте моим делам: по ним поймете, кто я и для чего пришел (Ин. X, 25).

Но вы не верите, потому что не идете за мной (Ин. X, 26).

Кто идет по мне, и делает то, что я говорю, тот понимает меня (Ин. X, 27). И кто понимает мое учение и исполняет его, тот получает жизнь настоящую (Ин. X, 28). Отец мой соединил их со мной, и никто не может разъединить нас (Ин. X, 29). Я и Отец – одно (Ин. X, 30).

И Иудеи оскорбились этим и взялись за каменья, чтобы побить его (Ин. X, 31).

Но он сказал им: я много добрых дел показал вам и открыл учение об Отце моем; за какое же из этих добрых дел хотите побить меня? (Ин. X, 32).

Они сказали: не за добро хотим побить тебя, но за то, что ты, человек, делаешь себя Богом (Ин. X, 33).

И отвечал им Иисус: да ведь это самое сказано в вашем писании. Сказано, что Бог, любя, послал в мир. Всякий человек по духу есть сын Бога (Ин. X, 35, 36). Если я не живу по?божески, то не верьте, что я сын Бога (Ин. X, 37). Если же живу по?божески, то по моей жизни верьте, что я в Отце, и тогда поймете, что Отец во мне и я в нем (Ин. X, 38).

И стали спорить Иудеи. Одни говорили, что они беснуется, другие говорили (Ин. X, 19, 20): не может бешенный просвещать людей (Ин. X, 21).

И Иудеи не знали, что с ним делать; и не могли присудить его (Ин. X, 39). И пошел он опять за Иордан и оставался там (Ин. X, 40).

И многие поверили в его учение и говорили, что оно истинно, так же, как и учение Иоанна (Ин. X, 41). И так многие верили в его учение (Ин. X, 42).

И спросил раз Иисус учеников своих: скажите, как люди понимают мое учение о сыне Бога и сыне человеческом? (Мф. XVI, 13).

Они сказали: одни понимают так, как учение Иоанна; другие так же, как пророчество Исаии; еще другие говорят, что похоже на учение Иеремии, понимают, что ты – пророк (Мф. XVI, 14).

А вы как понимаете о моем учении? (Мф. XVI, 15).

И сказал ему Симон Петр: по?моему, твое учение – в том, что ты избранный сын Бога жизни. Ты учишь тому, что Бог есть жизнь в человеке (Мф. XVI, 16).

И сказал ему Иисус: счастлив ты, Симон, что понял это. Человек не мог открыть тебе это, но понял ты это потому, что Бог в тебе открыл тебе это. Не плотское рассуждение и не я своими словами открыл тебе это, а Бог, Отец мой, прямо открыл тебе это (Мф. XVI, 17).

И на этом основывается то собрание людей, для которых нет смерти (Мф. XVI, 18).