Страдания и смерть Иисуса

(Мф. XXVI, 46)

Проснитесь, пойдемте: уже подошел тот, кто предаст меня.

Когда ученики заснули на несколько времени, тогда Иисус сказал им: проснитесь, пойдемте.

(Мф. XXVI, 47–50; Ин. XVIII, 10; Лк. XXII, 51; Мф. XXVI, 52; 55; Лк. XXII, 53; Мф. XXVI, 56; Ин. XVIII, 12–14; Мр. XIV, 53; Мф. XXVI, 58, 69–75; Ин. XVIII, 19–23; Мф. XXVI, 59–64)

И только он сказал это, вдруг идет Иуда, один из двенадцати, и с ним большая толпа народа с ножами и дубьем, посланных архиереев и старшин.

Тот, кто выдал его, уговорился с ними вперед, он им сказал: когда я поцелую, как пойду, то это он самый, и хватайте его.

И тотчас же, подойдя к Иисусу, сказал: здорово, учитель, и поцеловал его.

А Иисус сказал ему: за этим ты пришел? Тогда подошли и схватили Иисуса.

И тут Петр выхватил меч и ударил архиерейского слугу и отсек ему ухо.

И Иисус сказал: оставьте.

И говорит Петру: положи меч в свое место, потому что те, которые берутся за меч, силою меча и погибают.

Тогда Иисус сказал народу: что это вы как на разбойника с дубьем и ножами вышли брать меня. Каждый день я с вами сидел в храме и учил вас, а вы не брали меня.

Теперь ваш час и власть тьмы.

Тогда все ученики убежали.

И вот солдаты, и тысячник, и слуги захватили Иисуса и связали его.

И отвели его сперва к Анне, потому что он был тесть Каиафы. А Каиафа был архиерей в этом году.

Это был тот самый Каиафа, который посоветовал иудеям, что полезно погубить одного человека за народ.

И ввели Иисуса в дом архиерея и сошлись к архиерею все архиереи и старшины и начетчики.

И с Иисусом шел и Петр поодаль до двора архиерея. И взошел на двор и сел со слугами архиерейскими, чтобы видеть, чем кончится.

И подошла к Петру девочка и сказала: или и ты с Иисусом Галилейским?

И Петр отказался перед всеми и сказал: и не знаю, что ты говоришь.

И когда он вошел в сени, увидала его женщина одна и говорит тем, которые были тут: и этот был с Иисусом Назареем.

И он опять отказался, да еще с клятвою, что не знает этого человека.

Прошло еще немного времени, подошли к Петру люди и сказали: верно, ты тоже из этих? По говору тебя узнать можно.

Тогда начал Петр клясться и божиться, что не знаю того человека. И тот час петух запел.

И вспомнил Петр слова, что Иисус сказал ему: до петухов три раза отречешься от меня. И вышел со двора и заплакал горько.

И вот архиерей спросил Иисуса об учениках его и об учении его.

Отвечал ему Иисус: я явно говорил и говорю миру. Я всегда учил в собраниях, в храме, куда все сходятся, и тайно не говорил ничего.

Что меня спрашиваешь? спроси тех, кто слушал, что я говорил им; они знают, что я им сказал.

Один из служителей архиерейских стоял возле. И когда Иисус сказал это, служитель дал Иисусу пощечину и говорит: разве так отвечают архиерею?

Иисус сказал ему: если я дурно сказал, укажи, что дурно; а если хорошо, за что же дерешься?

Архиереи же и весь совет искали улик на Иисуса, чтобы его казнить смертью.

Но не находили, потому что многие облыжно уличали его; но улики были не согласны. Потом пришли два ложные свидетеля.

Они сказали: мы слышали, что этот человек говорил: я разрушу этот рукоделанный храм и в три дня другой, не руками деланный, построю.

Архиерей встал и сказал Иисусу: что же ты ничего не отвечаешь на то, что они показывают на тебя?

Иисус молчал и ничего не отвечал. И архиерей опять сказал ему: во имя Бога живого заклинаю тебя, отвечай нам: ты Христос, сын Бога?

И говорит ему Иисус: это я. Еще скажу вам, что отныне все поймете сына человеческого, равного по власти Богу на небесах.

«Сидеть одесную» – у Мф. XXVI, ст. 64 – значит быть равным. Иисус говорит, что сын человеческий равен власти Бога, и потому он тот самый Христос, которого ждут иудеи.

(Мф. XXVI, 65–67; Лк. XXII, 63–65; Мф. XXVII, 1, 2; Ин. XVIII, 28–32)

Тогда архиерей разорвал одежду и сказал: ты ругаешься. Какая нам нужда еще в свидетелях. Вы слышите, что он ругается.

Что вы решите о нем? И все присудили, что он повинен смерти.

Тогда стали плевать ему в лицо,

и те люди, которые держали его, били его и царапали,

и, закрывая ему глаза, били его по лицу и спрашивали: ну?ка угадай: кто ударил тебя.

И многие другие ругательства говорили ему.

Когда стало утро, сделали совет все старейшины народа, архиереи и ученые об Иисусе, как бы убить его.

И, связав его, повели его к начальнику Понтию Пилату.

И привели Иисуса от Каиафы в правление. И сами не вошли в правление, чтобы не оскверниться, а то бы им нельзя есть пасху.

Пилат вышел к ним и говорит: в чем вы обвиняете этого человека?

И они на ответ сказали ему: если бы не был негодяй, не делал бы дурного, мы его тебе не привели бы.

Пилат и говорит им: возьмите его и по своему закону судите его. А они говорят: нам нельзя убивать никого.

Так?то исполнилось слово Иисуса, показывающее, какою смертью он умрет.

"Какою смертью он умрет " надо разуметь так, что Иисус угадал, от кого он получит смерть: не от иудеев, а от римлян. Слово Иисуса, на которое намекает этот стих, это слово о кресте: возьми крест свой и иди за мной. Если бы Иисус боялся смерти от иудеев, он не сказал бы о кресте: только римляне казнили, распиная на кресте.

(Лк. XXIII, 2)

И начали все обвинять его: мы считаем, что он сбивает с пути наш народ и мешает платить подати кесарю, называя себя царем и Христом.

Обвинение первое: он сбивает с пути, с обычного пути, народ еврейский.

Второе – препятствует тому, чтобы выплачивать подати, называя себя царем. Он проповедует царство сынов Божиих и называет себя Христом, тем, который принес известие об этом царстве.

Обвинение совершенно верно; все это самое делает Иисус, и потому он не отрицает обвинений. Толковать же значение тем, которые не хотели понимать его, было бы напрасно.

(Ин. XVIII, 33–38)

И вошел Пилат в правление и позвал Иисуса и сказал ему: ты царь иудейский?

Иисус отвечал ему: ты сам считаешь меня царем или говоришь только, что сказали тебе обо мне?

Пилат отвечал: я не еврей. Твой народ и ваши архиереи отдали тебя мне. И я спрашиваю, что ты сделал?

Иисус отвечал: царство мое не земное. Если бы царство мое было земное, слуги мои бились бы за меня, чтобы не отдать меня архиереям. А вот ты видишь, что царство мое не такое.

Пилат и говорит ему: но ты все?таки считаешь себя царем? Иисус говорит ему: ты считаешь меня царем. Я на то пришел в мир, чтобы утвердить истину; всякий, кто живет истиной, понимает мой голос.

Пилат сказал ему: что такое истина? И сказав это, опять вышел к иудеям

и говорит им: я никакой вины не нахожу в нем.

Пилат, допрашивая Иисуса, спрашивает, что это значит, что он называет себя царем. Иисус говорит ему: царем я себя называл в том смысле, что я установил правду между людьми, это было мое призвание, я это делал, и в этом смысле я был царем и теперь царь и ты признаешь меня царем. Я объяснил истину, и всякий живущий понимает эту истину. Пилат говорит, что не понимает, что такое истина, но все?таки идет к иудеям и говорит, что вины в этом человеке он не видит никакой.

(Мр. XV, 3; Лк. XXIII, 5; Мр. XV, 4, 5; Лк. XXIII, 6?12)

Но архиереи обвиняли его сильно.

И архиереи настаивали на своем, они говорили: он смутил своим учением народ во всей Иудее, начиная с Галилеи.

И Пилат опять стал допрашивать Иисуса и сказал: что же ты не отвечаешь? Видишь, как тебя уличают.

Но Иисус больше ничего, ни одного слова не отвечал, так что Пилат очень удивлялся.

Услыхав о Галилее, Пилат спросил: что он галилеянин, что ли?

И, узнав, что он из подвластных Ироду, послал его к Ироду, а Ирод был тогда в Иерусалиме.

И как Ирод увидал Иисуса, он очень обрадовался, потому что Ирод много слышал о нем и давно хотел видеть его. Ирод думал, что увидит от него какое?нибудь чудо.

И достаточно расспрашивал его. Он же ничего не отвечал ему.

Архиереи и книжники стояли на своем и крепко обвиняли его.

И Ирод, сочтя его за ничто, с солдатами своими для потехи одев его в красное платье, послал его назад Пилату.

И с того дня Пилат и Ирод стали друзьями, а прежде были в ссоре.

Пилат, смущенный и боясь на себя взять это дело, придирается к поводу отослать Иисуса к Ироду, чтобы на него свалить ответственность, но Ирод все это дело принял как самое неважное. Он слыхал прежде об Иисусе и думал увидать в нем что?нибудь интересное и велел позвать к себе и стал спрашивать, но, увидав человека, ничего не говорившего, какого?то дурачка, он сделал из него потеху и, нарядив его посмешищем, отослал назад к Пилату.

(Лк. XXIII, 13–16; Мр. XV, 13; Мф. XXVII, 15,16; Лк. XXIII, 19; Мф. XXVII, 17,18; Мр. XV, 11–13; Лк. XXIII, 20–22; Ин. XIX, 4,6–9)

Пилат же, созвав архиереев, и начальников, и народ,

сказал им: привели вы ко мне человека этого за то, что он сбивает с пути народ, и вот при вас я допрашивал его и не нашел в нем вины той, за которую вы обвиняете его.

И Ирод ничего не нашел, потому что я посылал вас к нему. И вот видите, ничего за ним не нашлось такого, за что бы стоило приговорить к смерти.

Наказать его да и отпустить.

Но они закричали: распни его.

Для праздника был обычай, что начальник отпускал народу одного из колодников, того, кого хотели.

Был тогда колодник, звали его Варавва.

Варавва сделал в городе смуту и убийство и сидел в тюрьме.

Пилат и говорит им: кого хотите, чтобы я отпустил вам, Варавву или Иисуса, что зовут Христом?

Потому что видел, что только по зависти предали его архиереи.

Архиереи же настраивали народ, чтобы он кричал отпустить им лучше Варавву.

Пилат на ответ и говорит им: что ж вы хотите, чтобы я сделал с тем, которого вы зовете царем иудейским?

Они опять закричали: распни его.

И вот Пилат опять стал уговаривать их, чтобы отпустить Иисуса.

Они же перекричали его: распни, распни его!

И в третий говорит им: какое он вам зло сделал, я ничего не нашел в нем такого, чтобы стоило казнить. Наказать его и отпустить.

Вот я выпускаю его из правления, потому что не нахожу в нем никакой вины.

Когда увидали его архиереи и их слуги, все закричали: распять его. И говорит Пилат: возьмите его вы и распинайте, потому что я не нахожу в нем вины.

Иудеи отвечали ему: у нас есть закон, и по закону нашему должен умереть тот, кто делает себя сыном Бога.

Когда Пилат услышал это слово, что Иисус сын Бога, он еще больше смутился.

И, вернувшись в правление, говорит Иисусу: кто ты, чей ты? Иисус не ответил ему.

Когда в народе сказали, что главная вина Иисуса та, что он называет себя сыном Божиим, Пилат еще более смутился. Слова Иисуса о том, что он царь только тем, что возвещает правду, и теперь, что он правду эту объявляет, как сын Божий, представили ему Иисуса, как человека необыкновенного и высокой души. Он зовет его к себе и спрашивает: откуда он, т. е. как он понимает свое происхождение. Иисус не отвечает, сознание ненужности объяснений останавливает его.

(Ин. XIX, 10, 11.)

Говорит ему Пилат: мне не отвечаешь? разве не знаешь, что я могу тебя распять и могу отпустить тебя?

Отвечал Иисус: не имеешь никакой власти надо мной, если ты не научен от Бога.

Пилат говорит: я могу ведь убить и не убить. Иисус говорит: ничего ты не можешь. Если ты видишь свет – идешь к свету; не видишь – ты будешь делать неминуемо дело тьмы. И тотчас же сбывается то, что сказал Иисус. Он, т. е. Пилат, хочет спасти его и не может. Вот тот, кто предал меня, тот имел власть не сделать. Ты не имеешь свободы отпустить и не отпустить; если бы ты был научен, свету тогда бы ты мог, а теперь не можешь.

(Ин. XIX, 12)

А Пилат очень хотел отпустить его. Но иудеи сказали: если этого отпустишь, ты не верный слуга кесарю. Всякий, кто делает себя царем, тот противится кесарю.

Иисус только то и говорил, что царство Бога, находящееся во всех людях,

должно заменить царство кесаря, и он был прав.

(Мф. XXVII, 24, 25; Лк. XXIII, 23; Ин. XIX, 13, 1, 2 /Мф. XXVII, 29, 30/; Ин. XIX, 14,15)

Пилат, увидав, что ничего не помогает, но крик все больше делается, взял воды, умыл руки перед народом и говорит: не виноват я в крови этого справедливого человека. Сами видите.

И весь народ закричал: кровь его на нас и на детях наших.

Они же еще громче закричали, чтобы распять его. И пересилили голоса архиереев.

Поняв это слово, Пилат вывел Иисуса наружу и сел на свое место суда.

Тогда Пилат взял Иисуса и высек его.

А солдаты, которые били его, надели ему на голову венок, и дали ему в руки палку, и на него накинули красный плащ, и в ноги кланялись ему, смеясь над ним. И били его по щекам и по голове, и плевали на него. И говорили: здорово, царь иудейский!

Час был шестой. Пилат и говорит: это царь ваш!

Они закричали: бери его и распни. Пилат говорит: царя вашего велите распять. Отвечали архиереи: нет у нас царя, кроме кесаря.

Пилат желает спасти Иисуса. Но он живет закваской Иродовой, т. е. для него соображения государственные выше всего, и архиереи знают это и, как на привязи, этими государственными соображениями притягивают его, куда им нужно.

(Ин. XIX, 5)

Вышел и Иисус наружу в венке и в красном платье и говорит им: вот человек!

По конструкции предложения вот человек говорит Иисус, а не Пилат (в Толк. Ев.: И сказал им Пилат: се человек). В устах Иисуса слова эти могут иметь глубокое значение, в устах Пилата – никакого. Как сомнительное место, не важное для учения, оно может быть пропущено. Но в устах Иисуса слова эти имеют значение следующее: я человек, только помните это, помните и то, что всем вам нужно делать относительно меня, и все и всем будет ясно, и окончатся ваши споры и раздоры. Я – человек: только помня это, вам будет ясно, что вы ничего не можете сделать мне.

Стих этот может быть оставлен и там, где он стоит, но и здесь он уместен, так как отвечает на слова Пилата: вот царь ваш.

Пилат говорит: вот царь ваш. Иисус говорит: вот человек. И, как иной раз прежде, короткой речью Иисус, отвечая на ложные суждения иудеев, высказывает все свое учение, так он теперь одним только словом и отвечает на все их сомнения и выражает все свое учение. В последних стихах неизбежны были при соединении четырех Евангелий некоторые перестановки. Руководством для этих перестановок для меня было то, что Иисус был судим у своих архиереев, потом у Пилата, потом был переслан к Ироду и потом опять у Пилата, который три раза выходил к народу, пытаясь освободить Иисуса, и потом принужден был отдать его на казнь тем, что архиереи сказали ему, что освобождение Иисуса было бы противностью кесарю.

(Ин. XDC, 16; Мф. XXVII, 31; Ин. XIX, 17,18; Лк. ХХIII, 34; Мр. XV, 29–32; Мф. XXVII, 43; Лк. XXIII, 36 /Мф. XXVII, 44/; Лк. ХХХIII, 39–42)

Тогда Пилат отдал им его на распятие.

И тогда сняли с него красную одежду и надели на него его одежду и повели его распинать.

И он нес крест свой и вышел на место Голгофу.

И там распяли его и с ним других двух с одной и с другой стороны, а Иисуса в середине.

Иисус сказал; Отец, прости им, не знают, что делают.

И народ ругал его: подходили, кивали ему головами и говорили: ну?ка, ты храм хотел разрушить и опять в три дня состроить.

Ну?ка, сам выручи себя, сойди?ка с креста.

И архиереи с учеными посмеивались друг другу, говорили: других спасал, а себя не может спасти!

Ну?ка, Христос, царь иудейский, слезь?ка с креста, и мы поверим ему.

Он все на Бога полагал, пусть себя избавит теперь, потому что он говорил, что он сын Божий.

Также и солдаты потешались над ним. И разбойники, распятые с ним, ругали его.

Один из повешенных разбойников ругал его и говорил: если ты Христос, спаси себя и нас.

А другой остановил его и говорит: или ты Бога не боишься, ты уж и так наказан?

Мы с тобой того стоили, а он ничего дурного не сделал.

И говорит Иисусу: помяни меня, Господи, в царстве твоем.

Разбойник только слышал про какого?то царя Иисуса и говорит: вспомни обо мне в царстве твоем, т. е. нельзя ли мне как?нибудь быть с тобою.

(Лк. XXIII, 43)

И сказал ему Иисус: истинно говоришь, теперь ты со мной в раю.

Разбойник сжалился над Иисусом, и это чувство жалости было проявление жизни, и Иисус говорит ему: ты жив.

(Мф. XXVII, 46)

Около девятого часа Иисус проговорил громким голосом: ели, ели, лама сабахтани. Это значит: Бог мой, Бог мой, в чем ты меня оставил?

Иисус еле жив и восклицает: Бог мой, в чем, в каком измученном теле ты удержал дух мой.

??????????? – значит в чем оставить дух.

(Мф. XXVII, 47, 49; Ин. XIX, 28; Мф. XXVII, 48; Ин. XIX, 30; Лк. XXIII, 46; Ин. XIX, 30)

Некоторые из них, которые были тут, услыхали и говорят: Илью зовет.

А другие говорят: оставь, давай поглядим, как Илья придет.

Потом проговорил Иисус: пить.

Один человек взял губку намочил уксусом, надел на камышину и дал ему пить этот уксус.

И когда вкусил уксуса, Иисус сказал громким голосом: Отец, в руки твои отдаю дух мой. Кончено!

И, склонив голову, предал дух.