Прозрение слепого

(Ин. IX, 1)

И проходя, увидал Иисус человека, темного от рождения.

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

Глава эта стоит между 8?ю и 10?ю и есть изложение все той же мысли и ответ на тот же вопрос: какие есть доказательства ложности закона Моисея и истинности учения Иисуса?

Разбирая эту главу, никак нельзя признать того, чтобы писатель хотел говорить о плотском исцелении слепого. Если и признать, что речь идет о плотском исцелении, то непонятно, для чего Иисус, исцелив его, говорит, что он свет миру, и что надо ходить, пока свет. Непонятно, почему слепой говорит про Иисуса, что он пророк; непонятно, почему фарисеи говорят ему: воздай славу Богу; непонятно, почему они говорят ему: ты ученик его. Непонятно, зачем Иисус встречает еще раз слепого и говорит ему: ты видел сына Бога и видишь его. И главное – непонятны и совершенно излишни слова Иисуса в 39, 40 и 41?м стихах:

Ин. IX, 39. И сказал Иисус: на суд пришел я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы.

  1. Услышав сие, некоторые из фарисеев, бывших с ним, сказали ему: неужели и мы слепы?
  2. Иисус сказал им: если бы вы были слепы, то не имели бы на себе греха; но как вы говорите, что видите, то грех остается на вас.

Если это только чудо, как чудо Мр. VIII, 22, то вся учительная сторона места отпадает. Если же это поучение, то отпадают только слова о брении и мазании им. Я избираю последнее, и это тем более естественно в этом случае, что во всей этой главе непонятного и лишнего только и есть слова: он сделал из плевка брение и помазал им глаза.

(Ин. IX, 2–4)

И спросили ученики Иисуса: наставник! в чем согрешил этот или родители его, что он родился темным?

Иисус отвечал: ни он не согрешил, ни родители его. Но чтобы в нем оказалось служение Богу.

Нам надо служить тому, кто послал нас, покуда день, а придет ночь, тогда уж никто ничего не может делать.

Ответ Иисуса состоит в том же, в чем смысл его слов иудеям: «Не рассуждайте о том, виноват ли я, или прав, а идите за мной». Он говорит: «Не рассуждать надо, в чем кто виноват, а служить Богу надо всегда, пока мы живы».

(Ин. IX, 5)

Когда я в мире, я свет миру.

Разумение есть свет мира. Но что, если человек с самого рождения не видал света? Виноват ли он, или не виноват? – спрашивают ученики. Иисус отвечает: никто не виноват. Если мы видим темного, то нам не спрашивать нужно, кто виноват, а нам надо делать дела Божий, те самые дела, которые не могли бы и проявляться для нас, если бы не было слепых; нам надо давать свет темному, – не потому, чтобы Бог нарочно ослеплял людей, но потому, что все проявление Бога состоит в освещении тьмы, в прозрении слепых. Пока день, мы должны работать для проявления света в тьме. Пока мы в мире, мы свет мира, и в этом наша жизнь истинная.

(Ин. IX, 7?12)

И сказал ему: очистись в купели посланного. Он очистился и стал видеть.

Соседи и те, которые видели его прежде, что он был попрошайка, сказали: неужели это тот, что сидел и попрошайничал?

Иные сказали: тот самый. Иные сказали: похож на того. А он сказал: я самый.

И сказали ему: как тебе открылись глаза?

И тот в ответ сказал им: человек, по прозванию Иисус, научил меня очиститься очищением посланного, – я очистился, и вот вижу.

Тут сказали ему: где он? Тот сказал: не знаю.

Ненужную

Я пропускаю глупую, подробность стиха 6?го.

Прозрение получается чрез очищение духом от посланного. И нельзя не заметить, что в стихе 4?м сказано, что надо делать дела пославшего. Слепой очищается, перерождается в купели посланного, т. е. того, который делает дела пославшего.

В подтверждении того, что речь идет здесь не о слепом, надо заметить, что не сказано, чтобы соседи знали его слепым, а сказано, что они знали его попрошайкой. П????????? – просить с назойливостью, требовать, попрошайничать.

Ненужная подробность о брении исключается, как и прежде.

(Ин. IX, 13–23)

И привели к фарисеям того, кто был темный.

Дело было в субботу, когда Христос открыл глаза темному.

И опять спросили его фарисеи, как он стал видеть.

Он сказал им: очистился и вот вижу.

И стали говорить фарисеи: одни сказали – этот человек не в завете с Богом, потому что не держит субботы.

Другие сказали: как может грешник показывать такие примеры. И был у них раздор.

И опять сказали тому, что был темный: ты сам что полагаешь о том, что он тебе глаза открыл? Тот сказал, что он пророк.

И не поверили иудеи, что он темен был и стал видеть, до тех, пока не позвали его родителей.

И спросили их: это ли ваш сын, про которого вы говорите, что он темным родился? Как он теперь видит?

И на ответ сказали им родители его: знаем, что это сын наш и что темным уродился.

А как он видит теперь, или кто открыл ему глаза – не знаем. Сам уже он в возрасте, его спросите, он о себе скажет.

Родители его сказали так, потому что боялись иудеев, потому что иудеи уж положили на том, что если кто признает Христа, того отлучить от собрания.

От этого?то родители и сказали: он сам на возрасте, его самого спрашивайте.

Переводчики и толкователи, приняв всю эту главу за описание чуда, толкуют обыкновенно так, что евреи не верят тому, что совершилось чудо, и допрашивают о том слепого и его родителей.

Но стоит читать то, что написано, для того, чтобы видеть, что у фарисеев нет и в мысли такого свидетельствования. Они спрашивают (Ин. IX, 10): как открылись твои глаза, т. е. что ты видишь? Как прозрел? (Ин. IX, 15): Опять они спрашивают: как ты стал видеть? В обоих вопросах этих нет свидетельствования, а есть интерес к тому, как это сделалось. Потом, стих 16?й, они толкуют не о том, что был ли он слепой или нет, а о том, что Иисус не от Бога. Стих 17?й, они спрашивают: что ты думаешь о том, кто тебе открыл глаза? Потом стих 19?й, они призывают родителей и не спрашивают, был ли он слеп, как бы должно было, но говорят: вот ваш сын, которого вы называете слепым, как он видит? Или фарисеи не умеют говорить и думать, или они не свидетельствуют слепого, а хотят знать, что именно видит этот человек, переставши быть темным. И родителей призывают затем, чтобы узнать, откуда этот человек набрался своих вольнодумных мыслей. Если это свидетельство о слепоте, то все стихи не имеют смысла. Если же фарисеи хотят знать, что увидал темный и откуда он набрался этих мыслей, то они ясны.

(Ин. IX, 24)

Тут призвали в другой раз того, который был темный, и сказали ему: признавай Бога, мы знаем, что этот человек грешник.

По моему мнению, это не может значить ничего другого, как только то, что фарисеи велят ему признавать своего Бога. Только понимая так, понятны все предшествующие разговоры и в особенности стихи 28?й и 29?й, где они говорят, что они ученики Моисея, с которым сам Бог говорил, а не Иисусовы, и дальнейшие.

(Ин. IX, 25–31)

И отвечал он им: грешник он или нет, того не знаю. Одно знаю: был я темный, а теперь вижу.

Опять сказали ему: что он над тобой сделал? как он открыл тебе глаза?

И отвечал им: я уже говорил вам, вы не верите. Что же опять хотите то же слышать? Или вы хотите сделаться его учениками?

И стали ругать его и сказали: ты его ученик, а мы ученики Моисея.

Мы знаем, что Моисею сам Бог говорил. А этого и не знаем, откуда он.

И отвечал тот им и сказал: то делаешь себя Богом.

И отвечал им Иисус: да ведь это самое сказано и в вашем писании; сказано, что будто бы сам Бог сказал дурным правителям: вы – Боги.

Если он уже порочных людей называл Богами, то почему вы считаете кощунством то, чтобы называть сыном Бога то, что Бог, любя, послал в мир. Всякий человек по духу сын Бога, если я не живу по?божески, то не верьте, что я сын Бога, если же живу по?божески, то по моей жизни верьте, что я в Боге. И тогда поймите, что Отец во мне и я в нем, что я и Отец – одно.

И сказал Иисус: учение мое есть пробуждение жизни. Кто верит в мое учение, тот, несмотря на то, что умирает плотски, остается жив. Кто жив, тот не умирает.

И иудеи не знали, что с ним делать, и не могли присудить его.

И пошел он опять за Иордан и оставался там. И многие поверили в его учение и говорили, что оно истинно так же, как и учение Иоанна. И так многие верили в его учение.

И спросил раз Иисус учеников своих: скажите, как люди понимают мое учение о сыне Бога и о сыне человеческом.

Они сказали: одни понимают также, как учение Иоанна, другие так же, как пророчество Илии, еще другие говорят, что похоже на учение Иеремии, понимают, что ты пророк.

Он сказал: а вы как понимаете о моем учении? И сказал ему Симон Петр: по?моему, твое учение в том, что ты избранный сын Бога Жизни. Ты учишь тому, что Бог есть жизнь в человеке.

И сказал ему Иисус: счастлив ты, Симон, что понял это, человек не мог открыть тебе этого, но понял ты это потому, что Бог в тебе открыл тебе это. Не плотское рассуждение и не я с своими словами открыл тебе это, а Бог, Отец мой, прямо открыл тебе это.

И на этом разумении основывается то собрание людей, для которого нет смерти.

– то и чудно, что вы не знаете, откуда он, а он мне глаза открыл.

Мы знаем, что Бог не слушает грешников, а слушает того, кто благочестив и волю Бога делает.

«Мы», очевидно, показывает, что это говорит не просто нищий слепой, а говорит тот, кто понял учение Иисуса.

(Ин. IX, 32–38)

От века не слышно, чтобы открыл кто глаза рожденному темным.

Если он не от Бога, не мог бы ничего делать.

И отвечали ему: весь ты в грехах родился, а нас учишь. И выгнали его.

Услыхал Иисус, что они выгнали его, и, встретив, сказал: полагаешься ли ты на сына Божия?

А тот на ответ сказал ему: какой он, чтобы мне полагаться на него?

Сказал ему Иисус: ты видел и видишь его, и он беседует с тобою: тот самый и есть.

Он сказал: полагаюсь, господин! и поклонился ему.

Слепой отроду отвечал фарисеям то, что он испытывает, и ничего не мог сказать другого; он не видал истинной жизни и не понимал ее; Иисус открыл ему глаза, и он ничего уж не может сказать ни за, ни против Моисея; он увидал жизнь и говорит, что видит, и больше ничего сказать не может. Но

когда фарисеи отлучили его от церкви, тогда Иисус нашел его и говорит ему: полагаешься ли ты на сына Бога? Слепой сначала не понимает, что такое сын Божий. Иисус толкует ему: сын Божий – это то, что ты знаешь, то, что беседует с тобой в твоей душе: ты сам, – то самое, что сказано в беседе с Никодимом – голос его слышишь и понимаешь.

(Ин. IX, 39–41)

И сказал Иисус: я пришел в этот мир на разделение, чтобы темные стали видеть, и зрячие стали бы темными.

И услыхали это фарисеи и другие с ними и сказали: или ты и нас считаешь темными?

И сказал им Иисус: если бы вы были темные, не было бы в вас ошибки; теперь же вы считаете себя зрячими, и ошибка в вас есть.

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

На вопрос о том, за что есть люди, лишенные понимания истинного блага, сами ли они виноваты, или родители их виноваты, Иисус отвечает, что человеческий вопрос о том, за что? и понятие человеческое о справедливости неприложимы тут. Ни сам не виноват тот, кто не видит, ни родители его не виноваты, рассуждать не надо, а надо жить светом разумения. Был слеп и стал видеть.

Сын человеческий, сын Божий, пришел в мир только затем, чтобы отделить видящих от невидящих. И только тот, кто видит и не идет к свету, только тот грешен.

(Ин. X, 19–21)

И сделался разлад опять промеж иудеев от этих слов.

Многие из них сказали: он благой – бесится, что его слушать.

Другие сказали: не от бешеного услышишь такие речи, не может бешеный слепым глаза открывать.

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

В предшествующих двух главах Иисус сказал, что все богопочитание евреев ложное, что Моисеев закон исполнен противоречий и есть ложь и что они не знают Бога и служат похоти дьявола, называя его Богом, а что он дает им учение истинного служения Богу делом.

На вопрос их о доказательствах истинности своего учения он говорит, что учение его не есть его учение, а того, от которого мы все произошли – учение жизни. И, чтобы узнать, истинно ли его учение, надо жить по его учению, – жить, как он учит. Тот, кто будет так жить, тот узнает, что он сделается свободным, что для него не будет никакого страха, ни зла, ни смерти. Тот, кто будет так жить, тот почувствует, что он будет участником начала жизни – Бога. Тот, кто живет для своей плоти, тот живет противно началу жизни – Богу, как работник живет в доме хозяина, не заботясь о хозяйской воле. А надо жить, как сын в доме отца, слиться с волею Отца, и тогда всегда будешь жить с Отцом. Для жизни в Боге нет смерти… Она всегда была, есть и будет, она есть прежде начала мира. Тот, кто не живет в Боге, тот и не знает Бога, и нельзя рассказать его. Чтобы его понять, надо жить в Боге.

Так что доказательств истинности своего учения, таких, каких требовали иудеи, Иисус не мог дать. И чтобы показать им еще яснее невозможность этих доказательств, он говорит им притчу об исцелении слепорожденного. Кто понимает сердцем, тот видит, а кто не понимает, тот не видит, пока у него не откроются глаза. И доказывать истину учения жизни нельзя другому; тот, кто понял главный смысл жизни, тот понял его так, что не может уже останавливаться ни перед какими соображениями, тот знает, что был слеп, а теперь видит, знает, что прежде вся жизнь его была мрак, а теперь стала свет. И отчего прежде он не видел света, и прав или не прав тот, кто в субботу открыл ему свет, он не знает и не может об этом думать, – был слеп, а теперь вижу. И других доказательств нет.