Предисловие к «Солдатской памятке» и «Офицерской памятке»

Всякий мыслящий человек нашего времени не может не видеть, что из того тяжелого и угрожающего положения, в котором мы находимся, есть только два выхода: первый, хотя и очень трудный — кровавая революция, второй — признание правительствами их обязанности не итти против закона прогресса, не отстаивать старого, или, как у нас, возвращаться к древнему, — поняв направление пути, по которому движется человечество, вести по нем свои народы.

Я попытался указать на этот путь в двух письмах, написанных мною к Николаю II.

Первое было написано в период самых напряженных волнений 1900—1901 гг., второе я писал теперь, в начале января. Но, к сожалению, мысли, выраженные мною в первом письме, были приняты как легкомысленная мечта не знающего жизни и глубокомысленной науки государственного управления фантазера.

В последнем письме я говорил о том, что, кроме предоставления народу возможности свободного религиозного движения и такого же свободного движения мысли, по моему мнению, единственный путь к разрешению социального вопроса у нас в России состоит в уничтожении права собственности земли (что уничтожение это возможно переводом всех податей на землю, прекрасно изложено и разработано Генри Джорджем и его последователями). Очень может быть, что я ошибаюсь, — вопрос этот касается всех и потому должен быть разрешен всеми, — одно несомненно, что дело правительства не заботиться только о том, чтобы не изменилось его положение, а смело взять центральную идею прогресса и всеми силами, которыми оно обладает, проводить ее в жизнь. Только тогда правительства получат в наше время какой-нибудь смысл и перестанут быть предметами ненависти, отвращения и презрения всех тех людей, которые или не пользуются их привилегиями, или не понимают значения правительственной деятельности. А такие люди теперь почти все.

Я сделал попытку во втором письме открыть глаза русскому государю на то, что он делает и что его ожидает. Но до сих пор у меня нет данных надеяться на то, что попытка эта не только достигла своей цели, но и была бы принята сколько-нибудь во внимание. И потому в виду неизбежности первого выхода, т. е. революции, предоставляю к распространению теперь эти две памятки, надеясь на то, что мысли, содержащиеся в них, уменьшат братоубийственную бойню, к которой ведут теперь правительства свои народы.

Гаспра. 11 февраля 1902 г.

Примечания
ИСТОРИЯ ПИСАНИЯ И ПЕЧАТАНИЯ И ОПИСАНИЕ РУКОПИСЕЙ

Это предисловие было продиктовано Толстым во время его тяжелой болезни в Гаспре 8 февраля 1902 г. (см. П. А. Буланже, «Болезнь Л. Н. Толстого в 1901—1902 годах» — «Минувшие годы», 1908, 9, стр. 62—63).

Предисловие было послано в Англию В. Г. Черткову для издания. Когда оно было получено Чертковым, обе «Памятки» были уже отпечатаны, и предисловие в издании «Свободного слова» не появилось. Оно было напечатано П. А. Буланже в статье «Болезнь Л. Н. Толстого в 1901—1902 годах» (журнал «Минувшие годы», 1908, 9, стр. 62—63), с пропуском по цензурным условиям следующих двух мест: 1) «написанных мною к Николаю II»; 2) «русскому государю на то, что он делает и что его ожидает». Полностью предисловие было напечатано П. И. Бирюковым в его «Биографии Л. Н. Толстого» (т. IV, 1923, стр. 61).

В собрания сочинений Толстого предисловие к «Памяткам» не включалось.

Сохранились два списка «Предисловия»: первый сделан рукою М. Л. Оболенской на одном листе большого почтового формата — первая редакция, продиктованная 8 февраля 1902 г.; второй — рукою П. А. Буланже на двух листах формата развернутого почтового листа. В тексте и на полях — карандашные поправки П. А. Буланже и С. Л. Толстого. Под текстом две даты рукой П. А. Буланже: «Гаспра, 8 фев. 1902 г. 9 часов вечера» и «11 фев. 3 часа дня».

В настоящем издании «Предисловие» печатается по второму списку.