О соблазне фарисейском, саддукейском и иродовом

(Мф. XVI, 6/Мр. VIII, 15/; Мф. XVI, 7; Мф. XVI, 11 /Мр. VIII, 15/; Мф. XVI, 12; Лк. XII, 1,2)

 

И Иисус сказал: смотрите, берегитесь закваски фарисейской и саддукейской и иродовой.

Ученики подумали, что он говорит о хлебе.

Тогда он сказал им: как вы не понимаете, что не о хлебе я говорю, берегитесь, закваски фарисейской, саддукейской и иродовой?

Тогда они поняли, что он говорил им не о том, чтобы остерегаться хлеба, а говорил об учении.

Но более всего берегитесь закваски фарисейской; она – обман.

А нет того скрытого, что бы не открылось, и тайного, что бы не стало известно.

Высказав свое учение, Иисус предостерегает против закваски. Слово «закваска» ученики понимают в смысле учения, но Иисус сказал бы учение, если бы он разумел учение. Кроме того, он не мог бы сказать учение Иродово; Иродова, царского учения не было. То, про что он говорит, он называет закваской, т. е. тем, что, как теперь бы мы сказали, химически соединяется с телом и вполне изменяет его. Закваска, положенная женщиною в квашню и изменившая всю муку, была сравнением для того, чтобы выразить то, что совершается перед лицом Бога и всем миром людей оттого, что в мир вложено разумение блага. То же сравнение Иисус употребляет для того, чтобы выразить то начало, которое вложено в мир и которое, соединяясь с людьми, производит зло. Такая же закваска – закваска фарисейская, саддукейская и иродова – изменяет совсем человека, переставляя для него добро и зло, делает то, что добро кажется злом и наоборот. И Иисус говорит, что необходимо беречься такой закваски. Заквасок этих – начал зла Иисус называет три и обращает особенное внимание на закваску фарисейскую. Определяя ее, он говорит, что она есть притворство, комедианство.

Закваска саддукейская – это закваска рассудительности.

Саддукеи, по тому, что признано о них наукой, это люди, не признававшие ничего, кроме писаного закона. Они не признавали ничего, кроме земной жизни. Во всем остальном они сомневались. Жизнь вели развратную и сладкую.

По Евангелию, саддукеи – это те, которые просят знамения, чтобы поверить; это те, которые с улыбкой спрашивают: чья будет жена из семи братьев, и которые желают, чтобы не было им никакого ответа; это те, которые спрашивают точного определения ближнего; те, которые ее скрывают своего неведения, гордятся своим неведением и успокаиваются в своем неведении. И потому под закваской саддукейской надо разуметь научный материализм.

Закваска Иродова – это закваска власти.

Иродиане – это те, которые считают, что насилия власти необходимы для блага людей; те, которые, считая Иоанна святым, посадили в тюрьму и потом убили его в угоду плясунье; это те, которые собирают подати, судят, казнят, воюют. Это те, которые обрадовались, увидев Иисуса, и все?таки распяли его.

Под закваской Иродовой надо разуметь учение государственности, юриспруденции.

Закваска фарисейская – это закваска церковности.

Фарисеи, по Евангелию, – это те, которые упрекают за несоблюдение субботы, за нечистые руки, за сближение с грешниками и грешницами; те, которые привели казнить блудницу; те, которые всегда были с иродианами; те, которые особенно настаивают на том, чтобы мужу можно было менять жен, и которые подкупают Иуду, чтобы предать Христа, те, которые молятся громко, благодаря Бога за то, что они лучше всех, и те, которые распинают Иисуса.

К ним?то преимущественно и говорит Иисус, говорит гневно один только раз во всю жизнь свою. Пуще всего берегитесь этой закваски!

(Лк. XX, 45, 46)

И когда весь народ понял его, он сказал ученикам своим:

Берегитесь фарисеев.

На последний соблазн фарисеев и саддукеев, вызывавших Иисуса высказать свои основы, Иисус высказал их, но, как и прежде, они не понимали его. Он видит, что и теперь ясное, простое учение его о том, что всякий знает в себе, не будет понято, не потому, что люди не знают его (люди знают его), но потому, что глаза людей затемнены ложным учением. И он говорит против главного источника всех заблуждений людей – ложного учения.

(Мф. XXIII, 2, 3)

И место пророка Божия Моисея заняли ученые и фарисеи.

Так что все, что они говорят вам: «исполняйте и делайте». По примеру их жизни и вы не делаете, потому что они говорят и не делают.

По?моему, значит: берегитесь фарисеев потому, что они не руководят; они только говорят «делайте». А так как сами не делают, то и вы следуете их примеру – ничего не делаете.

(Мф. XXIII, 4)

Потому что они связывают ноши тяжелые и неподъемные и накладывают на плечи людям, а сами пальцем не хотят пошевелить их.

Ноши закона тяжелые, и никто их не Исполняет. Ноша Иисуса легкая. Речь все продолжается о том, почему никто не исполняет закона и не делает дел; это происходит потому, что 1) они говорят и не делают и примера не подают; 2) потому, что то, что они велят делать, слишком трудно, и трудность эта для них не важна, потому что они не помогают поднять ношу.

(Мф. XXIII, 5?10)

Только для того, чтобы любовались на них люди, навешивают на руки четки и выпускают подолы ряс и мантий;

любят на обедах на первое место садиться и в церквах на возвышенные кресла;

любят, чтобы им руки целовали на народе и чтобы называли их: наставник! учитель!

А вы не называйтесь учителями, потому что у вас один учитель Христос и вы все братья.

И батюшкой никого не называйте на земле, потому что один Отец у вас на небе.

И не называйтесь вождями или наставниками,

потому что один ваш вождь и пастырь Христос.

Следующие за этим стихи 11 и 12 выпускаются здесь как неуместные. Стихи эти помещены в другом месте. Также стих 14, XXIII, Мф.: Горе вам, ученые и фарисеи, за то, что поедаете дома вдов и притворяетесь, что долго молитесь, за это вас строже будут судить.

Стих этот, кроме того, что неуместен, ничего не прибавляет к тому, что сказано.

(Мф. XXIII, 13; Лк. XI, 52; Мф. XXIII, 15)

Горе вам, ученые и фарисеи, притворщики, за то, что запираете от людей царство Бога, потому что вы сами не входите и другим мешаете войти.

Горе вам, уставщики, что вы взяли ключ разумения, сами не вошли и другим помешали.

Несчастные вы, ученые и фарисеи, лицедеи, объезжаете моря и земли, чтобы заставить человека поклясться вам в том, что он будет держаться вашей веры и слушаться вашего начальства.

П????????? назывался тот человек, который давал присягу в том, что он будет исполнять закон иудейский. В числе обещаний, которые давали прозелиты, была присяга в том, чтобы повиноваться начальству.

(Мф. XXIII, 15–22)

А когда он поклянется, то становится сыном пропасти и вдвое хуже еще вас.

Несчастные вы, вожаки слепые; вы говорите, что кто поклянется храмом, то

ничего, а кто поклянется золотом в храме, то должен исполнить.

Глупые и слепые! что больше: золото или храм, то, что освящает золото?

И кто клянется алтарем, то ничего, а кто даром на алтаре, тот должен исполнить.

Глупые и слепые, что больше: алтарь или дар?

Кто клянется алтарем, тот клянется и тем, что на нем и что под ним.

И тот, кто клянется храмом, тот клянется им и Живущим в нем.

И кто клянется небом, клянется престолом Бога и тем, что над ним.

Сказав, что ученые и фарисеи мешают людям быть в царстве Бога, Иисус показывает, чем именно они запирают двери царства Бога – внешностью веры, клятвой. Он говорит, что вы, объезжая моря и земли, стараетесь привлечь к своей вере людей клятвой, но, во?первых, человек, который поклялся вперед в повиновении, становится хуже, чем он был; во?вторых, нельзя человеку ничем клясться. Он говорит; сказать, что для человека может быть обязательна какая?нибудь клятва, это все равно, что сказать, что содержимое может быть больше содержащего, что золото в храме больше храма, что жертва, вкладываемая в жертвенник, больше жертвенника, что небо больше Бога. Всякая клятва, всякое обещание дается живым человеком, жизнью, а жизнь есть то, что выше всего, что вмещает в себя все, так как же может человек обещать проявлением жизни за жизнь?

(Мф. XXIII, 23)

Горе вам, ученые и фарисеи, притворщики! выплачиваете десятину с мяты, с тмину и с анису, а не исполняете того, что трудно в законе; справедливость, милосердие, веру в Бога. Вот это?то надо было исполнять.

Иисус говорит: вы выплачиваете правильно десятину с пряностей, с того, что есть дело роскоши, чего нельзя употреблять много, что само по себе не нужно, как мята, анис, тмин; но то, что трудно исполнить, того вы не делаете, а это только и нужно исполнять.

(Мф. XXIII, 24–31)

Слепые вожаки, комара хотите отцедить, а верблюда проглатываете.

Горе вам, ученые и фарисеи, притворщики, за то, что снаружи стаканы и блюда вычищаете, а внутри вас кишит грабеж и неправда.

Фарисей слепой, вычисти прежде нутро сосуда, тогда и снаружи будет чисто.

Горе вам, ученые и фарисеи, притворщики, что вы как крашеные гробы. Гробы кажутся красивыми, а внутри кишат костями и всякой нечистью.

Так и вы, снаружи кажетесь людьми праведными, а внутри полны притворства и беззакония.

Горе вам, ученые и фарисеи, притворщики, за то, что строите церкви пророкам и разукрашиваете раки мучеников,

и говорите: если бы мы были во времена отцов наших, мы бы не были участниками в крови пророков.

Так что сами на себя показываете, что вы сыны тех, которые побили пророков.

«Вы говорите: "если бы мы жили во времена, когда наши отцы, и были бы учителями закона, как были наши отцы, то мы не побили бы их". Но ведь и отцы ваши побили пророков только потому, что они были учителями. Так, стало быть, вы сами на себя и показываете: те взяли на себя быть учителями, они и побили пророков; вы взяли на себя быть учителями, и вы побьете. Ведь я сказал, что не должно быть учителем».

(Мф. XXIII, 32–34)

И вы дополняете меру ваших отцов.

Ах вы, змеи, отродье ехидны, куда уйдете от погибели геенны?

Потому что, вот я поставил вам пророков мудрых ученых; и их вы одних побьете и распнете, других будете сечь в ваших собраниях и будете гонять из города в город.

Т.е., я научил людей истине, и все люди эти – пророки, их?то вы и побьете.

(Мф. ХIII,35) Так что на вас падает вся кровь праведная, пролитая на земле от Авеля праведного и до Захария, которого убили в храме.

Слова этого стиха надо понимать не как риторическую фразу, а как точное определение. Вся кровь, все убийства с начала мира и до сих пор – казни, войны, все это дело тех, которые закрывают от людей Бога и на место Бога ставят идола.

Следующие три стиха (36–38) хотя и не нарушают смысла всей речи, но не совсем ясны и ничего не прибавляют к изложению, потому я выпускаю их.

(Мф, ХХIII, 39)

Потому что, говорю вам, не поймете моего учения до тех пор, пока не

скажете: благословен тот, кто приходит во имя Бога.