О пришествии сына человеческого

(Мф. XVI, 27)

Потому что войдет сын человеческий с силами своими и тогда воздаст каждому по делу его.

Стих этот я повторяю здесь для того, чтобы ясен был стих Матфея XXV, 31 в котором говорится о том, что будет, когда сын человеческий придет в славе Отца.

(Мф. XXV, 31–33)

Когда сын человеческий войдет в свое значение и все силы его, тогда он утвердится на седалище своего значения.

Тогда предстанут пред ним все люди, и он отделит их друг от друга, как пастух отделяет овец от козлов.

И отгоняет овец направо, а коз, налево.

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

Пришествие сына человеческого в значении Отца, в своем значении, значит только то, что значит возвеличить сына человеческого. Когда явится это значение сына человеческого, то оно этим самым явлением разделяет людей на две части, как пастух отбирает овец от козлов. Это назначение сына человеческого: разделить мир, отделить живое от мертвого.

(Мф. XXV, 34)

Тогда владыко говорит тем, которых он отобрал направо: вы, любимые моим Отцом, сюда идите, и получите по праву приготовленное вам царство от начала мира.

Выражена та же мысль, как и в словах: «прежде, чем был Авраам, я есмь», и в словах: «для Бога все живы».

(Мф. XXV, 35–46)

Потому что я голоден был, и вы накормили меня; жаждал, и вы напоили меня; странником был, вы приняли меня.

Раздет был, вы одели меня; болен был, вы ходили за мной; в тюрьме был, вы посетили меня.

Тогда ответят ему праведные и скажут: когда же мы видели тебя голодным – и накормили, и жаждущим – и напоили?

Когда мы видели странником – и приняли, или раздетым – и одели?

Когда же мы видели тебя больным и в тюрьме – и посетили?

И на ответ скажет им владыка: вы сами знаете, что все, что вы сделали хоть одному из этих братьев моих самых ничтожных, все это мне сделали.

Тогда скажет тем, которые налево: идите от меня прочь вы, нелюбимые, в тьму внешнюю, приготовленную злу и силам его.

Потому что когда я был голоден, вы мне не дали есть.

Когда пить хотелось – не напоили.

Был странником, и вы не приняли меня; раздет был вы не одели меня. Болен и в тюрьме был, и вы не призрели меня.

Тогда ответят ему и эти и скажут: господин, когда же мы видели тебя голодным, или жаждущим, или странником, или раздетым, или больным, или в тюрьме и не послужили тебе?

Тогда на ответ скажет им: вы сами знаете, что всякому самому ничтожному из братьев ваших, которым вы не сделали всего этого, вы мне не сделали.

И уйдут эти в отсечение вечное, а праведники в жизнь вечную.

Сын человеческий в значении своем, т. е. когда возвеличен сын человеческий, когда понята жизнь духа, сын человеческий воздаст каждому по делам его. Сын человеческий, дух в человеке, есть владыка жизни, и он разделяет людей. То самое, что сказано у Иоанна, гл. V: Отец не судит, не разделяет никого, но всякий суд и разделение передал сыну. И сын разделяет всех людей, как пастух разделяет овец и козлов. И первым он говорит: придите и получите то, что назначено вам от начала мира, т. е. примите ту жизнь не плотскую, но жизнь духа, которая не имеет начала и конца.

До сих пор высказываются те же мысли, которые были высказаны прежде, но с стиха 35?го высказывается то, чем именно по внешним признакам приобретается эта жизнь духа, – жалостью и помощью ближнему, и объясняется, почему любовь и сострадание к ближнему дают жизнь вне времени. Он говорит: вы потому получаете жизнь, что вы любили жизнь не свою плотскую, но сына человеческого. Вы жалели не одну свою душу, но и другие такие же души. Вы меня, сына человеческого, любили во всех его проявлениях. Вы мне работали. И, представляя недоумение слушателей, почему ему работали, он говорит: все, что вы сделали для самого ничтожного из моих братьев, вы сделали мне, т. е. сыну человеческому. И то же самое, представляя недоумение других, не любивших людей, он говорит и им: все, что вы не сделали для меня, – вы не сделали для сына человеческого. Прежде сказано, что дух сына человеческого вне времени и пространства, здесь сказано, что он един во всех людях и что для того, кто возвеличил в себе дух сына человеческого, кто постиг его сущность, неизбежно вытекает единение со всеми людьми; единение вызывает сострадание и любовь. А сострадание и любовь проявляются только делами. И потому суд сына человеческого находится в нем самом и выражается делами самыми простыми и понятными: кормить, поить голодного, лечить больного, помогать обиженному. Самое глубокое учение о единстве сына человеческого во всех людях сводится здесь с самыми простыми признаками выполнения любви к ближнему. Здесь опять то крайнее представление о познании истины и добра, которое выражено в Евангелии Иоанна. И не идут к свету, потому что дела их злы. И идут к свету, потому что дела их в Боге соделаны. Кто сознает в себе сына человеческого, тот сознает его единство во всех людях и делает добро для людей. Кто делает добро для людей, тот сознает единство во всех людях сына человеческого и в самом себе жизнь духа. Для жизни духа нужны дела добра. Для дел добра нужно сознание в себе духа. Это крайний предел познания человека. Он достигается и разумом и жизнью и не может быть постигнут одним без другого.