IX. Соблазны

Обманы временной жизни скрывают от людей истинную жизнь в настоящем.

Привели раз к Иисусу детей. Его ученики стали отгонять детей (Мф. XIX, 13). Иисус увидал, что ученики гонят детей, огорчился и сказал:

Напрасно вы детей отгоняете. Они – самые лучшие люди, потому что дети все живут по воле Отца. Они?то уж наверно в царстве небесном (Мф. XIX, 14). Вам не гонять их надо, а учиться у них, потому что для того, чтобы жить в воле Отца. надо жить так, как живут дети. Дети не ругаются, не держать зла на людей, не блудят, не клянутся ни в чем, не противятся злу, ни с кем не судятся, не знают различия между своим народом и чужим, – и потому они лучше больших и в царстве небесном (Лк. XVIII, 17). Если не откажетесь от всех соблазнов плоти и по сделаетесь такими же, как дети, не будете в царстве небесном (Мф. XVIII, 3).

Только тот, кто понимает, что дети лучше нас, потому что не нарушают воли Отца, только тот понимает мое учение. (Мф. XVIII, 5). А кто понимает мое учете, тот только понимает волю Отца (Лк. IX, 48). Нам нельзя презирать детей. потому что они лучше нас и сердца их чисты перед Отцом и всегда с ним (Мф. XVIII, 10).

И ни один ребенок не погибает по воле Отца. Все погибают только от людей, потому что люди отманивают их от истины (Мф. XVIII, 14). И потому надобно беречь и не отталкивать их от Отца и жизни истинной. И дурно делает тот человек, который отманивает их от чистоты. Отманивать ребенка от добра, соблазнить его так же дурно, как повесить такому ребенку жернов на шею и бросить в воду. Трудно, чтобы выплыл, а скорее потонет. Так же трудно ребенку выбраться из соблазна, в который введет его взрослый (Мф. XVIII, 6).

Мир людей несчастен только от соблазнов. Соблазны везде в мире, всегда были и будут, и человек погибает от соблазнов (Мф. XVIII, 7).

И потому все отдай, всем пожертвуй, только бы не попасть в соблазн. Лисица, если попадет в капкан, то отвертит, лапу, а уйдет, и лапа заживет, и она останется жива. Так и ты делай. Все отдай, только бы не завязнуть в соблазне (Мф. XVIII, 8, 9).

Берегитесь соблазна против первой заповеди: не имей зла на людей, когда люди обижают нас и мы хотим мстить им (Лк. XVII, 3).

Если тебя обидел человек, помни, что он сын одного Отца и брат тебе. Если он обидел тебя, поди усовести его с глазу па глаз. Если послушает тебя, то тебе выгода: у тебя новый брат будет (Мф. XVIII, 15). Если не послушает, то позови с собою двух или трех, чтобы уговорили его (Мф. XVIII, 16). И если покается, прости ему. И если семь раз обидит тебя и семь раз скажет прости, то прости ему (Лк. XVII, 4). Если не послушает, то скажи собранию людей, верующих в мое учение. Если и собрания не послушает, то прости его, и не имей с ним дела (Мф. XVIII, 17).

Потому что царство Бога можно вот к чему применить. Стал царь считаться со своими оброчниками (Мф. XVIII, 23). И привели ему оброчника такого, что должен был миллион рублей (Мф. XVIII, 24). И нечем было ему отдать. И надо бы дарю за это продать его имение, жену, детей и его самого (Мф. XVIII, 25). Но стал оброчник просить милости у царя (Мф. XVIII, 26). И царь помиловал его и простил весь долг (Мф. XVIII, 27). И вот этот?то оброчник пошел домой и увидел мужика. Должен был ему этот мужик 50 копеек. Схватил его царский оброчник, стал душить и говорить: давай, что ты мне должен (Мф. XVIII, 28). II пал мужик ему в ноги и говорить: потерпи на мне, все отдам тебе (Мф. XVIII, 29). – Но оброчник не помиловал и посадил мужика, в замок, чтобы сидел, пока не отдаст всего (Мф. XVIII, 30). Увидали это другие мужики и пошли к царю и сказали, что сделал оброчник (Мф. XVIII, 31). Тогда позвал царь оброчника, и говорить ему: я тебе, злая собака, весь оброк простил, потому что ты умолил меня (Мф. XVIII, 32).

И тебе надо миловать должника своего за то, что я тебя миловал (Мф. XVIII, 33). – И прогневался царь и отдал оброчника своего на пытку, пока не отдаст всего своего оброка (Мф. XVIII, 34).

Так?то и Отец сделает с вами, если не простите от всего сердца, всем тем, кто виноват перед вами. (Мф. XVIII, 35).

Ведь ты знаешь, что если затеется ссора с человеком, так лучше с ним помириться, не доводя до суда. Ты знаешь это и делаешь так потому, что знаешь, – дойдешь до суда, то больше потеряешь. Ну то же самое и со всякой злобой. Если ты знаешь, что злоба – худое дело и удаляет тебя от Отца, так поскорей развязывайся со злобой и мирись (Мф. V, 25).

Ведь сами знаете, что, как завяжетесь на земле, таковы будете перед Отцом. А как развяжетесь на земле, будете развязаны и перед Отцом (Мф. XVIII, 18).

Вы поймите, что если двое или трое соединены на земле учением моим, то все, чего они ни желают, они все это уже имеют от Отца моего (Мф. XVIII, 19). Потому что где двое или трое соединены во имя духа в человеке, то дух человека и живет в них (Мф. XVIII, 20).

Берегитесь и соблазна против второй заповеди, в том, что люди переменяют жен.

Подошли раз к Иисусу правоверные учители и, испытывая его, сказали: можно ли человеку оставлять свою жену (Мр. X, 2;Мф. XIX, 3).

Он сказал им: с самого начала человек сотворен самцом и самкой, это воля Отца (Мф. XIX, 4). И оттого человек оставляет отца и мать не прилепляется к жене. И сливаются муж и жена в одно тело. Так что жена для человека то же, что плоть (Мф. XIX, 5). Потому человек и не должен нарушать естественный Божий закон и разделять то, что соединено (Мф. XIX, 6). По вашему Моисееву закону сказано, что можно бросать жену и брать другую; но это неправда. По воле Отца это не так (Мф. XIX, 8). И я говорю вам, что кто бросает жену, тот вгоняет в распутство ее и того, кто с ней свяжется. И, бросая жену свою, разводит на свете распутство (Мф. XIX, 9).

И сказали Иисусу ученики: слишком трудно навек оставаться с одной женой. Если так надо, то лучше уже вовсе не жениться (Мф. XIX, 10).

Он сказал им: можно и не жениться, но только надо понимать, что это значит (Мф. XIX, 11). Если кто хочет жить без жены, тот будь совсем чистый и не касайся женщин; а кто любить женщин, тот сойдись с одной женой, не бросай ее и на других не приглядывайся (Мф. XIX, 12).

Берегитесь соблазна против третьей заповеди в том, что люди заставляют исполнять обязательства и клясться.

Подошли раз сборщики податей к Петру не спросили его: что же учитель ваш, – или не платит подати? (Мф. XVII, 24). – Петр сказал: нет, не платит. – И пошел рассказал Иисусу, что его остановили и сказали ему, что все обязаны платить подати.

Тогда Иисус сказал ему: царь ведь не берет со своих сыновей подати, и, кроме царя, они никому не обязаны платить. Так? Так вот так же и мы. Если мы сыновья Бога, то мы никому, кроме Бога, ничем не обязаны и свободны от всяких обязанностей (Мф. XVII, 25, 26). И если потребуют от тебя подати, то отдай, но не потому, что ты обязан, но потому, что нельзя противиться злу. А то противление злу произведет худшее зло (Мф. XVII, 27).

В другой раз правоверные сошлись с цезарскими чиновниками и пошли к Иисусу, чтобы уловить его в словах. Они сказали ему: ты вот учишь всему по правде (Мф. XXII, 16).

Скажи нам, что мы – обязаны платить подати кесарю или нет? (Мф. XXII, 17). Иисус понял, что они хотят его осудить в том, что он не признает обязательства к кесарю (Мф. XXII, 18). Он сказал им: покажите то, чем платите подать кесарю. – Они подали ему монету (Мф. XXII, 19). – Он посмотрел на монету и говорить: это что же тут? Чье обличье и чья подпись?

(Мф. XXII, 20). – Они говорят: кесарево. – Он и говорить: так вот и отдавайте кесарю то, что кесарево, а то, что Божье, душу свою, никому не отдавайте, кроме как Богу. – Деньги, имущество, труд свой, все отдавайте тому, кто будет просить их у вас, но душу свою никому не отдавайте, кроме Бога (Мф. XXII, 21).

Правоверные же учители ваши повсюду разъезжают и заставляют людей клясться и обещаться в том, что они будут исполнять закон. Но этим только совращают людей и делают их хуже, чем какими они были прежде (Мф. XXIII, 15). Нельзя обещаться телом за свою душу. В душе вашей – Бог, и потому обещаться за Бога не могут люди перед людьми (Мф. XXIII, 16–22).

Берегитесь же! Соблазн против четвертой заповеди в том, что люди судят и казнят людей и призывают других к участию в этих судах и казнях.

Зашли раз ученики Иисусовы в деревню И просились переночевать (Лк. IX, 52). Их не пустили (Лк. IX, 53). Тогда ученики пошли к Иисусу жаловаться на это и говорят: чтобы громом их убило за это (Лк. IX, 54).

Иисус говорить: все вы не понимаете, какого вы духа! (Лк. IX, 55). Я учу не тому, как губить, а, тому, как спасать людей (Лк. IX, 56).

Раз к Иисусу пришел человек и говорит.: вели брату моему отдать мне наследство (Лк. XII, 13).

Иисус сказал ему: меня никто не ставил судьей над вами, и я никого не сужу. И вы никого судить не можете (Лк. XII, 14).

Привели раз к Иисусу правоверные женщину и говорят (Ин. VIII, 3): вот эта женщина поймана в блуде (Ин. VIII, 4). А по закону ее следует побить камнями. Ты что скажешь?

(Ин. VIII, 5).

Иисус ничего не отвечал и ждал, что они одумаются (Ин. VIII, 6). Но они пристали к нему и спрашивали, что он присудит этой женщине. Тогда он сказал: кто из Вас без ошибки, тот пусть первый швырнет в нее камень (Ин. VIII, 7). – И более ничего не сказал (Ин. VIII, 8).

Тогда правоверные оглянулись на себя, и совесть укорила их; и стали передние прятаться за задних, и все отошли прочь.

И остался Иисус один с женщиной (Ин. VIII, 9). Он оглянулся и видит – никого нет. – Что же, говорит женщине, или никто тебя не обвинил? (Ин. VIII, 10).

Она говорить: никто.

Он говорит: и я не могу тебя обвинить. Поди да впредь не греши (Ин. VIII, 11).

Берегитесь же! Соблазн против пятой заповеди в том, что люди считают себя обязанными делать добро только своим землякам, а чужие народы считают врагами.

Один законник хотел соблазнить Иисуса и сказал: что мне делать, чтобы получить жизнь истинную? (Лк. X, 25).

Иисус сказал: ты знаешь – любить своего Отца?Бога и брата своего по Отцу?Богу, чей бы он земляк ни был (Лк. X, 27).

И законник сказал: это хорошо было бы, если бы не было разных народов, а. то как же мне любить врага моего народа? (Лк. X, 29).

И Иисус сказал: был один Иудей. Он попал в беду: его избили, ограбили и бросили на дороге (Лк. X, 30). Проходил Иудей священник, посмотрел на избитого и прошел мимо (Лк. X, 31). Проходил Иудей левит, посмотрел на избитого и прошел мимо (Лк. X, 32). Прошел человек из чужого, вражеского народа, самарянин. Этот самарянин увидал Иудея и не подумал о том, что Иудеи ни во что считают самарян, и пожалел избитого Иудея (Лк. X, 33). Обмыл, перевязал его раны, свез на своем осле в гостиницу (Лк. X, 34), заплатил деньги за него гостинику и обещал еще заехать заплатить за него.

Так вот, – так поступайте с чужими народами, с теми, которые ни во что считают и разоряют вас, и тогда получите жизнь истинную (Лк. X, 35).

Иисус сказал: мир любит своих, а. Божьих ненавидит, и потому люди мира – священники, начетники, начальники – будут мучить тех, которые будут исполнять волю Отца. И я вот иду в Иерусалим, и меня будут мучить и убьют, но дух мой не может быть убить, а будет жить (Мф. XVI, 21).

Услыхав про то, что Иисус будет замучен и убит в Иерусалиме, Петр огорчился, взял за руки Иисуса и сказал ему: если так, то не ходи лучше в Иерусалим (Мр. VIII, 32).

Тогда Иисус сказал Потру: не говори этого. То, что ты говоришь, это – соблазн. Если ты боишься за меня мучений и смерти, то это значить, что ты не думаешь о Божеском, о духе, а, думаешь о человеческом (Мр. VIII, 33).

И, подозвав народ с учениками, Иисус сказал: кто хочет жить по моему учению, тот пусть отдалится от своей плотской жизни и пусть будет готов на все плотские страдания, потому что кто боится за свою плотскую жизнь, тот погубит истинную жизнь; а кто пренебрегает плотскою жизнью, тот спасет истинную (Мр. VIII, 34, 35).

И они не понимали этого. И вот подошли старообрядцы, и он объяснил всем, что значить истинная жизнь и пробуждение от смерти.

Старообрядцы говорили, что после смерти плотской уже нет никакой жизни (Мф. XXII, 23). Они сказали: как же могут все воскреснуть из мертвых? Если бы все воскресли, то тем, кто воскреснет, никак нельзя жить вместе (Мф. XXII, 24). Вот было у нас семь братьев. Первый женился и умер. Жена вышла за второго брата, и тот помер; она вышла за третьего, и тот умер; и так до седьмого (Мф. XXII, 25, 26). Ну, как же эти семь братьев будут жить с одной женой, если все воскреснуть? (Мф. XXII, 28).

Иисус сказал им: вы или нарочно путаете, или не понимаете, в чем пробуждение жизни. Люди в этой жизни женятся и выходят замуж (Мф. XXII, 29). Те же, которые заслужат жизнь вечную и пробуждение от смерти, не женятся и не выходят замуж (Лк. XX, 35), потому что и умирать уже не могут. Они соединяются с Отцом (Лк. XX, 36). В писании вашем сказано, что Бог сказал: Я – Бог Авраама, Иакова. И это Бог сказал, когда Авраам и Иаков уже умерли для людей. Стало быть, те, кто умерли для людей, живы для Бога. Если есть Бог и Бог не умирает, то те, кто с Богом, те всегда живы. Пробуждение от смерти есть жизнь в воле Отца. Для Отца нет времени, и потому, исполняя волю Отца, соединяясь с ним, человек уходить от времени и смерти (Мф. XXII, 31, 32).

Услыхав это правоверные уже не знали, что придумать, чтобы заставить его замолчать, и вместе стали выпытывать Иисуса (Мф. XXII, 34). И один из правоверных сказал (Мф. ХXII, 35).

Учитель! Какая же по?твоему главная заповедь во всем законе?

Правоверные думали, что Иисус запутается в ответе по закону (Мф. XXII, 36).

Но Иисус сказал: главная – та, чтобы любить всей душой Господа, Того, во власти которого мы находимся; и другая выходить из нее (Мф. XXII, 37): любить ближнего своего, так как в нем тот же (Бог) Господь (Мф. XXII, 39). И в этом все, что написано во всех ваших книгах (Мф. XXII, 40).

И Иисус сказал еще: по?вашему что такое Христос? Что, он сын чей?нибудь?

Они сказали: по?нашему Христос – сын Давидов (Мф. ХХII, 42).

Тогда он сказал им: как же Давид называет Христа своим Господом? Христос не сын Давида и ничей сын (по плоти), а Христос – это тот самый Господь, Владыка наш, которого мы знаем в себе, как жизнь нашу. Христос это то разумение, которое есть в нас (Мф. XXII, 43).

И Иисусъ сказал: смотрите, берегитесь закваски правоверных учителей. Берегитесь и закваски старообрядцев и закваски правительственной (Лк. XII, 1; Мр. VIII, 15). Но больше всего берегитесь закваски самозванных правоверных, потому что в них?то весь соблазн (Мф. XVI, 11).

И когда, понял народ, про что он говорит, он сказал (Мф. XVI, 12):

Пуще всего берегитесь учения книжников, самозванных правоверных (Лк. XX, 46). Берегитесь их потому, что заняли они место пророка, объявлявшего народу волю Бога. Они самовольно взяли на себя власть проповедовать пароду волю Бога. Они проповедуют слова, а ничего не делают (Мф. XXIII, 2). И вышло то, что они только говорят: делайте то?то и то?то, а делать нечего, потому что они ничего доброго не делают, а только говорят (Мф. XXIII, 3). И говорят?то они то, чего нельзя делать, и сами ничего не делают (Мф. XXIII, 4). А только стараются удержать за собою учительство и для этого стараются выказываться: наряжаться, величаться (Мф. XXIII, 5, 6, 7). И потому знайте, что никто не должен называть себя учителем?пастырем (Мф. XXIII, 8). А самозванные правоверные называются учителями и этим самым мешают вам войти в царство небесное и сами не входят в него (Мф. XXIII, 13). Эти правоверные думают, что можно привести к Богу внешними обрядами, клятвами (Мф. XXIII, 15), и, как слепые, не видят, что внешнее ничего не значит, что все в душе человека (Мф. XXIII, 16). Они самое легкое, наружное делают, а что нужно и трудно: любовь, милость, правду, – оставляют (Мф. XXIII, 23). Им бы только наружно быть в законе и других наружно привести к закону (Мф. XXIII, 28). И от этого они, как гробы крашенные, снаружи чисто кажутся, а внутри мерзость (Мф. XXIII, 27). Они наружно и святых мучеников чтут (Мф. ХХIII, 29, 30). А по самому делу они – те самые, которые мучают и убивают святых. Они и прежде и теперь враги всего доброго. От них все зло в мире, потому что они скрывают добро и, вместо добра выставляют зло. И надо больше всего бояться самозванных учителей (Мф. XXIII, 31). Потому что вы сами знаете, что всякую ошибку можно поправить (Мр. III, 28); но если люди ошибаются в том, что есть добро, то уже этой ошибки нельзя поправить. А это?то и делают самозванные пастыри (Мр. III, 29).

И Иисус сказал: я хотел здесь в Иерусалиме соединить всех людей в одно разумение истинного блага; но здешние люди только умеют казнить учителей добра (Мф. XXIII, 37).

И потому они останутся такими же безбожниками, какими были, и не узнают истинного Бога, пока не примут, любя, разумение Бога (Мф. XXIII, 38, 39).

И Иисус пошел прочь от храма.

Тогда ученики его сказали ему: а как же этот храм Божий со всеми украшениями, которые люди для Бога приносили в него? (Мф. XXIV, 1).

И Иисус сказал: верно говорю вам, что весь этот храм со всеми украшениями его разрушится, и ничего от него не останется (Мф. XXIV, 2). Есть один храм Божий: это – сердце людей, когда они любят друг друга.

И спросили они у него: когда будет такой храм? (Мф. XXIV, 3).

И Иисус сказал им: это будет не скоро. Долго еще людей будут обманывать моим учением, и будут за это войны и возмущения (Мф. XXIV, 4–7). И будет большое беззаконие, и будет мало любви (Мф. XXIV, 12). Но когда истинное учение распространится во всех людях, тогда будет конец зла и соблазнов (Мф. XXIV, 14).