III. Начало жизни

От духа Отца произошла жизнь всех людей.

После этого пришли ученики Иоанна спросить Иисуса, тот ли он, про которого говорил Иоанн? Открывает ли он царство Божие и обновляет ли он людей духом? (Мф. XI, 2, 3).

Иисус отвечает и говорит: посмотрите, послушайте и расскажите Иоанну, наступило ли царство Бога и обновляются ли люди духом. Расскажите ему, како я проповедую царство Бога (Мф. XI, 4). В пророчествах сказано, что когда наступит царство Бога, то все люди будут блаженны. Ну, и скажите ему, что мое царство Бога такое, что нищие блаженны (Мф. XI, 5), и что всякий, кто понимает меня, делается блаженным (Мф. XI, 6).

И, отпустив учеников Иоанна, Иисус начал говорить народу о том, какое царство Бога возвещал Иоанн. Он сказал: когда вы ходили креститься к Иоанну в пустыню, чего вы ходили смотреть? Законники правоверные ходили тоже, но не понимали того, что возвещал Иоанн. И они ни во что сочли его (Мф. XI, 7). Эта порода – правоверные законники – только и считают правдой то, что они сами выдумывают и слушают друг от друга, и тот закон, который они сами выдумали (Мф. XI, 16); а что Иоанн говорил, что я говорю, они не слушают и не понимают. Из того, что говорит Иоанн, они поняли только то, что он постится в пустыне, и говорят: «в нем бес» (Мф. XI, 18). Из того, что я говорю, они поняли только то, что я не пощусь, и говорят: «он ест и пьет с откупщиками и развратниками – друг им» (Мф. XI, 19). Они, как ребята на улице, друг с дружкой болтают и дивятся, что никто их не слушает (Мф. XI, 16, 17). И видна их мудрость по делам их (Мф. XI, 19). Если бы вы ходили смотреть на человека, разодетого в богатую одежду, так ведь эти во дворцах здесь живут (Мф. XI, 8). Так чего же вы не видели в пустыне? Вы думаете, что вы ходили затем, что Иоанн был такой же, как другие пророки? Не думайте этого, Иоанн был не такой пророк, как другие. Он был больше всех пророков. Те предсказывали то, что может быть. Он возвестил людям то, что есть: что царство Божие и было и есть на земле (Мф. XI, 9). Верно говорю вам: не рождался человек больше Иоанна. Он объявил царство Божие на земле и потому он выше всех (Мф. XI, 11). Закон и пророки – все это нужно было до Иоанна. А с Иоанна и по сие время возвещается, что царство Божие на земле и что кто делает усилие, тот и входит в него (Лк. XVI, 16).

И пришли к Иисусу правоверные и стали спрашивать его: как же и когда придет царство Божие? – И он отвечал им: царство Божие, какое я проповедую, не такое, какое проповедовали прежние пророки. Они говорили, что придет Бог с различными видимыми явлениями, а я говорю про такое царство Божие, которого пришествие нельзя видеть глазами (Лк. XVII, 20). И если скажут вам: вот оно пришло или придет, или вот оно здесь или там, вы им не верьте. Царство Божие не во времени или в месте каком?нибудь (Лк. XVII, 23). Оно как молния – и там, и здесь, и везде (Лк. XVII, 24). И нет ему ни времени, ни места, потому что царство Бога, то, какое я проповедую, – внутри вас (Лк. XVII, 21).

После этого один правоверный из начальников еврейских, Никодим, пришел к Иисусу ночью и говорит: ты не велишь соблюдать субботы, не велишь чистоту соблюдать, не велишь приносить жертвы, поститься, храм уничтожил, про Бога говоришь, что Он – дух, и про царство Божие говоришь, что оно внутри нас. Какое же это царство Божие? (Ин. III, 1, 2).

И Иисус отвечал ему: пойми ты, если человек зачат с неба, то в нем должно быть небесное (Ин. III, 3).

Никодим не понял этого и сказал: как же может человек, если он зачат от плоти отца и состарился, опять влезть в утробу матери и сначала зачаться? (Ин. III, 4).

И Иисус отвечал ему: пойми ты, что говорю: я говорю, что человек, кроме плоти, зачат еще от духа, и потому всякий человек зачат от плоти и духа, и потому в нем может быть царство небесное (Ин. III, 5). От плоти – плоть. От плоти не может родиться дух (Ин. III, 6). Дух, это то, что живет в тебе, и живет свободно и разумно; то, чему ты не знаешь ни начала, ни конца, и что чувствует в себе каждый человек (Ин. III, 8). И потому чему же ты удивляешься, что я сказал тебе, что мы должны быть зачаты с неба? (Ин. III, 7).

Никодим сказал: все таки не верю, чтобы это могло быть так (Ин. III, 9).

Тогда Иисус сказал ему: как же ты учитель, если не понимаешь этого! (Ин. III, 10). Пойми ты, что не мудрости какие?нибудь толкую я; я толкую то, что мы все знаем, уверяю в том, что мы все видим (Ин. III, 11). Как же ты будешь верить в то, что на небе, если ты не веришь в то, что на земле, что в тебе самом? (Ин. III, 12).

На небе ведь никто не был, а есть только на земле человек, сошедший с неба, и сам небесный (Ин. III, 13). Вот этого?то самого небесного сына в человеке и надо возвысить, чтобы всякий верил в него и не погибал, но имел бы жизнь небесную (Ин. III, 15). Ведь не для погибели людей, а для блага их дал Бог людям сына своего, такого же, как он. Он дал ведь его для того, чтобы всякий верил в него и не погибал, а имел бы жизнь бесконечную (Ин. III, 16). Ведь не затем же он произвел сына своего – жизнь – в мире людей, чтобы уничтожить мир людей, но он затем произвел сына своего – жизнь, чтобы мир людей был жив им (Ин. III, 17).

Кто в нем полагает жизнь, тот не умирает; а кто не полагает в нем жизни, тот сам себя уничтожает тем, что не положился на то, что есть жизнь (Ин. III, 18). Разделение (смерть) в том и состоит, что жизнь пришла в мир, но люди сами идут прочь от жизни.

Свет есть жизнь людей, свет пришел в мир, но люди предпочли тьму свету и не идут к свету (Ин. III, 19). И потому кто дурно делает, тот не идет к свету, так что не видны его дела, и тот лишат себя жизни (Ин. III, 20). А кто в истине живет, тот идет к свету, так что дела его видны, и тот имеет жизнь и соединяется с Богом.

Царство Бога надо понимать не так, как вы думаете, что для всех людей в какое?нибудь время и в каком?нибудь месте придет царство Бога, а так, что во всем мире всегда одни люди, те, которые полагаются на небесного сына человеческого, делаются сынами царства, а другие, которые не полагаются на него, уничтожаются. Отец от духа, который в человеке, есть Отец только тех, которые признают себя его сынами. И потому для него существуют только те, которые удержали в себе то, что он дал им (Ин. III, 21).

И после этого стал Иисус толковать народу про то, что есть царство Бога, и толковал он это притчами.

Он сказал: Отец, дух, свет в мире разумения, все равно, как хозяин сеет семена на своем пол (Мф. XIII, 3). Он сеет по всему полю, не разбирая, какое куда попадет. И вот попадают одни зерна на дорогу, и прилетят птицы и поклюют (Мф. XIII, 4). А другие – на камни, и на камнях хотя и прорастут, да повянут, потому что негде укорениться (Мф. XIII, 5). А еще иные попадают в полынь, и полынь задавит хлеб, и взойдет колос, да не нальется (Мф. XIII, 7). А иные попадают на хорошую землю, всходят и наверстывают за пропащие зерна и выколашиваются, и наливаются, и какой колос даст сам 100, какой сам 60, какой сам 30. Так?то и Бог рассеял дух в людях: в иных он пропадает, а в иных родит сторицею. Эти?то люди и составляю царство Бога (Мф. XIII, 8).

Так царство Бога не такое, как вы думаете, что придет Бог царить над вами. Бог только посеял дух, и царство Божие будет в тех, которые хранят его (Мр. IV, 26).

Бог не правит людьми, а, как хозяин, бросит семена в землю, и сам не думает о них (Мр. IV, 27). Семена сами бухнут, прорастают, выходят в зелень, в трубку, в колос и наливают зерно (Мр. IV, 28). И только когда поспело, хозяин посылает серпы, чтобы сжать ниву. Так и Бог дал сына своего – дух – миру, и дух сам растет в мире, и сыны духа составляют царство Бога (Мр. IV, 29).

Как баба пустит в дежу закваску и смешает с мукой, она уже и ворочает ее, а дает, чтобы она сама закисла и поднялась. Пока люди живут, Бог не вступает в их жизнь. Он дал в мире дух, и дух сам живет в людях, и живущие духом люди составляют царство Бога. Для духа нет ни смерти, ни зла. Смерть и зло есть для плоти, а не для духа (Мф. XIII, 33).

Царство Бога вот к чему применить: хозяин посеял хорошие семена на поле своем. Хозяин, это – дух, Отец; поле, это – мир; семена хорошие, это – сыны царства Бога (Мф. XIII, 24). Вот лег хозяин спать, и пришел враг и посеял на поле костер. Враг, это – соблазн; костер, это – сыны соблазна (Мф. XIII, 25). Вот пришли к хозяину работники и говорят: или ты плохие семена сеял? У тебя на поле много костерю вышло. Пошли нас, – мы выполем (Мф. XIII, 27, 28). А хозяин говорит: не надо, а то вы станете полоть костерь и потопчете пшеницу (Мф. XIII, 29). Пускай растут вместе. Придет жатва, тогда велю жнецам отобрать костерь и сожгу, а пшеницу уберу в сарай. – Жатва, это – конец жизни людей, а жнецы, это – сила небесная. И сожгут костерь, а пшеница очистится и соберется. Так и при конце жизни пропадает все, что было обман времени, и останется одна настоящая жизнь в дух. Для духа?Отца зла нет. Дух блюдет то, что нужно ему; а что не от него, того нет для него (Мф. XIII, 30).

Царство Божие, как невод. Невод протянут по морю – и захватит всякой рыбы (Мф. XIII, 47). А потом, когда вытащат, отберут дрянных и кинут в море. Так будет и при конце века: сила небесная отберет хорошее, а дурное бросится (Мф. XIII, 48).

И как он кончил говорить, стали у него ученики его спрашивать, как понимать эти притчи (Мф. XIII, 10). И сказал им: притчи эти надо понимать надвое Ведь все притчи эти я говорю к тому, что есть одни, как вы ученики мои, которые понимают, в чем царство Божие: понимают, что царство Божие внутри каждого человека, понимают, как войти в него, а другие не понимают этого. Другие глядят и не видят, слушают и не понимают (Мф. XIII, 11, 13, 14). Потому что ожирело сердце их. Вот я и говорю этими притчами надвое и тем другим. Тем я говорю о Боге, о том, что такое для Бога его царство, и они могут понимать это. Вам же я говорю о том, что такое для вас царство Бога, – то которое внутри вас (Мф. XIII, 15).

И вы смотрите, понимаете как следует притчу о сеятеле. Для вас притча вот что значит (Мф. XIII, 18). Всякий кто понял смысл царства Бога, но не принял его в сердце свое, к тому приходит зло и похищает посеянное; это – семя на дороге (Мф. XIII, 19). На камне посеянное, это – тот, который тотчас же с радостью принимает (Мф. XIII, 20), но нет в нем корня., а только временем принимает; а найдет теснота, гонение из?за смысла царства, – тотчас и отказывается (Мф. XIII, 21). В полыни посеянное, это – тот, кто понял смысл царства, но заботы мирские и жадность к богатству душат в нем смысл, и он не дает плода (Мф. XIII, 22). А на хорошей земле посеянное, это – тот, кто понял смысл царства и принял его в сердце свое; этот родит плод, который сам 100, который сам 60, который сам 30 (Мф. XIII, 23). Потому кто удержит, тому дается многое, а кто не удержит, у того последнее отнимется (Мф. XIII, 12).

И потому смотрите, как понимать притчи. Понимайте так, чтобы не поддаваться обманам, обидам и заботам, а чтобы привести плод сам 30, сам 60, сам 100 (Лк. VIII, 18).

Царство небесное в душе разрастается из ничего, но дает все. Оно, как семечко березовое, – самое маленькое из зерен; когда же вырастает, то больше всех деревьев, и птицы небесные вьют на них гнезда (Мф. XIII, 31, 32).