Дневник 1907 г.

ДНЕВНИКИ

1907—1908

[1907]

14 Янв. 1907. Я. П.

Все эти две недели б[ылъ] нездоровъ и сейчасъ еще не поправился. Все это время читалъ: Плутарха. Montaigne,[1] Валышевского, вчера о Павле и нынче окончилъ Memorabilia. Очень интересно сличить высоту нравственнаго пониманiя съ простотой жизни, съ малой степенью развитiя технической стороны. Теперь эта сторона такъ далеко ушла, а нравственная такъ отстала, что безнадежно возстановить правильное отношенiе. Кое что записывалъ за это время, но ничего не могъ работать. Начатый и детскiй и большой новый Кругъ чтенiя кажутся мне непосильной взятой на себя работой. Записать надо много и, кажется, порядочнаго.

1) Нынче думалъ о томъ, что невозможно спокойно жить съ высокимъ о себе мненiемъ, что первое условiе и спокойной и доброй жизни это — то, что говорилъ про себя Францискъ, когда его не пустятъ. И нынче все утро б[ылъ] занять этимъ уменьшенiемъ своего знаменателя. И, кажется, не безполезно: живо вспомнилъ въ себе все то, что теперь осуждаю въ сыновьяхъ: игрецкую страсть, охоту, тщеславiе, развратъ, скупость... Главное, понять что ты — самый ниже средня[го] уровня по нравственности, слабости, по уму, въ особенности по знанiямъ, ослабевающiй въ умствен[ныхъ] способностяхъ человекъ, и не забывай этого, и какъ легко будетъ жить. Дорожить оценкой Бога, а не людей. Признавать справедливость низкой оценки людей.

2) Есть только два пути жизни: жить для радостей тела, ставить выше всего эти радости, или жить для души, ставить выше всего радости духа. При следованiи первому пути радости есть, но они кратковременны, и чемъ дальше, темъ оне слабее и реже, и кончается ужасомъ смерти и самымъ[2] губительнымъ для радост[ей] тела концомъ: страданiями и смертью. При следованiи второму пути радость не прекращается, и чемъ дальше, темъ радости больше, и кончается высшей радостью — смертью.

3) Какъ страшно должно бы быть человеку чувствовать себя однимъ среди мiра, отделеннымъ отъ всего! Если бы — какъ онъ ни заблудился — человекъ не чувствовалъ бы свою духовную связь съ мiромъ, съ Богомъ, онъ не могъ бы жить. Если же онъ теряетъ сознанiе этой связи, онъ не можетъ жить и убиваетъ себя. Это объяснен[iе] почти всехъ самоубiйствъ.

4) То, что многiе люди, огромное большинство людей, называютъ поэзiей, это только неясное, неточное выраженiе глубокихъ мыслей (Walt Whitman и др.). Стихотворецъ скажетъ неясно и неопределенно то, что ясно и определенно выражено у Канта,[3] н[а]п[римеръ], что Бога мы познаемъ только по сознанi[ю] закона Его, — и[4] люди въ восхищенiи отъ произведенiя стихотворца, въ особенности п[отому], ч[то] оно не обязываетъ. (Не вышло).

5) Рабочiе, вообще бедные, не добрее, a скорее, злее богатыхъ — осуждаютъ, завидуютъ имъ. Этимъ-то они жалки больше, чемъ своей бедностью. Богатые же всегда безнравственнее бедныхъ, пользуются ихъ трудомъ, живутъ въ праздности и этимъ-то, главное, жалки.

6) Ошибаюсь или нетъ, но мне кажется, что только теперь — хороши ли, дурны ли? — но созрели[5] плоды на моемъ дереве.

7) Строй жизни общества основанъ на религiозномъ пониманiи жизни большинства этихъ людей. Строй жизни такъ наз[ываемыхъ] христiанскихъ народовъ основанъ на еврейскомъ и ветхозаветномъ и мнимо-христiанскомъ павловскомъ религiозномъ пониманiи жизни. Но этимъ ли[6] объясняется преуспеянiе Евреевъ во всехъ отрасляхъ нашей жизни?

8) Записано такъ: жизнь не движется, а трепещетъ, дрожитъ въ каждомъ существе.

То, что мне кажется, что жизнь движет[ся] во времени, есть иллюзiя. Жизнь только все больше и больше проявляется во времени. Солнце не движется, когда закрывавшiя его облака открываютъ его.

9) Радуйся, и паки реку: радуйся. Если хорошо живешь, то[7] радость неперестающая. На старости я вижу это. Старость радуетъ меня.[8] Бываютъ хорошiя минуты, когда радуетъ и приближенiе къ смерти. (Не точно).

10) Сознанiе ограничено пространствомъ и временемъ, но оно само въ себе независимо. Оно свободно, но можетъ выражаться, проявляться только въ пространстве и времени.

11) Не хотелось бы умереть, не выразивъ того, что нынче особенно ясно чувствовалъ и понималъ. Смешно писать такую всемъ известную истину въ конце жизни, а истина эта для меня, какъ я ее теперь понимаю,[9] скорее,[10] чувствую, представляется совершенно новой. Истина эта въ томъ, что надо всехъ любить и всю жизнь строить такъ, чтобы можно было всехъ любить. Хотелось бы написать такой законъ Божiй для детей.

12) Да, спасать надо не Россiю, а то, что в милiонъ милiоновъ разъ дороже[11] воображаемаго существа Россiи — свою душу.

13) Не надо думать, что жизнь религiозныхъ людей должна быть вся поглощена заботой о поддержанiи своей религiозности и должна быть жизнь скучная, посвященная отвлеченной деятельности. Напротивъ, жизнь людей, установившихъ религiозную основу ея, не можетъ не быть радостной и совершенно свободной отъ заботы о своей религiозности.

Думать такъ все равно, что думать, что люди съ государственно-научнымъ мiросозерцанiемъ будутъ только то и делать, что говорить о политике и науке.

14) Религiозное ученiе должно быть осново[й] воспитанiя. Воспитанiе безъ религiознаго ученiя (какъ это происходитъ у насъ) есть не воспитанiе, a непременно и развращенiе и притупленiе высшихъ способностей.

15) Для того, чтобы жить не мучительно, надо иметь надежду радости впереди себя. Какая же можетъ быть надежда радости, когда впереди старость и смерть? Есть только одинъ выходъ изъ этого положенiя: положить свою жизнь въ духовномъ совершенствованiи, въ все большемъ и большемъ[12] соединенiи съ Богомъ. Только тогда жизнь есть неперестающая радость и такая же радость смерть.

16) Евреи более дома въ нашемъ мiре, пот[ому] ч[то] живутъ въ[13] мiре талмудистско-павловскомъ, христiане же — въ непоследовательномъ, внутренно противуречивомъ мiровоззренiи Ветхозаветно-христiанско-павловскомъ. Ихъ мiровоззренiе цельно, наше противоречиво.

17) Гляделъ на портреты знакомыхъ писателей 1856 года, всехъ умершихъ, живо представилъ себе, что это все тотъ одинъ Онъ, к[оторый] во мне, к[оторый] проявлялся различно во всехъ ихъ, к[оторый] проявляется теперь во всехъ людяхъ, встречающихся мне, и въ Великанове, и въ Shaw. Ахъ, если бы всегда не только помнить, но чувствовать это!

18) Помере остаренiя все менее и менее чувствуешь реальность людей. Въ детстве все люди, к[оторыхъ] я зналъ, были, казалось, неизменны, такiе, какiе были, но по мере движенiя жизни они все более и более изменяющiяся духовны[я] проявленiя. И теперь для меня маленькая Таничка есть уже не определенное существо, a изменяющая[ся] форма проявленiя духа.

19) Все думалъ о томъ, что время есть, какъ говоритъ Амiель, вращенiе передо мной сферы. Но я-то где? И вдругъ мне ясно стало, что я вращаюсь вместе со сферой (безконечной) и вместе съ темъ стою надъ ней (или въ ней), созерцая ее. И мне вдругъ пришла удивительная мысль по своей простоте и п[отому], ч[то] она никогда не приходила мне, — именно, что если есть движенiе (а мы все сознаемъ движенiе жизни), то движенiе можетъ быть только относительно чего нибудь неподвижнаго. И это неподвижное духовное и есть то я, к[оторое] созерцаетъ движущуюся жизнь.

Какъ удивительно ясно и просто — не доказательство, а уясненiе той безсмертной духовности, к[отор]ая составляетъ сущность я человека, да и всякаго существа. Жизнь трепещетъ въ каждомъ существе именно отъ того, что каждое существо движется вместе со всеми и вместе съ темъ неподвижно, какъ сознанiе.

———————————————————————————————————

Чувствую себя умственно бодро. Но теперь вечеръ, и не стану работать.

16 Янв. 1907. Я. П.

Ночью думалъ о томъ, что такое время. Я представлялъ себе это вращенiемъ сферы (Амiель), но проще представить себе это усиленiемъ зренiя духовнаго. Я вижу себя все яснее и яснее, и если бы я былъ одинъ въ мiре и я бы не состоялъ изъ открывающихся мне существъ,[14] я бы не зналъ движенiя: былъ бы только я, какимъ я вижу себя[15] сейчасъ. Но вместе со мной открываются моему зренiю другiя существа: иныя скорее, иныя медленнее.[16] Эфемериду,[17] при мне рождающуюся[18] и при мне[19] умирающую,[20] я вижу всю въ то время, какъ я только вижу[21] маленькую открывающуюся часть себя,[22] — и дубъ,[23] только 1/10 частью[24] открывающiйся мне. (Все, кажется, даже наверное, чепуха).

Читалъ статейку, присланную Bolton Наll'омъ, о непротивленiи. Авторъ говоритъ, что нарушаетъ свойственное людямъ единство, единенiе отдельная воля каждаго, что надо отречься отъ своей воли (и въ этомъ онъ правъ) и нетольк[о] не противиться, но исполнять все то, что отъ тебя требуютъ, п[отому] ч[то] предъявляемыя къ тебе требованiя, это — требованiя жизни мiра. А жизнь знаетъ, что ей нужно. И въ этомъ онъ не правъ, п[отому] ч[то] жизнь мiра есть жизнь существъ, руководящихся свойственными каждому — органами. Въ числе органовъ человека высшiй есть разумъ, и человекъ не можетъ, не долженъ отказаться отъ него, такъ какъ жизнь мiра складывается изъ деятельности людей, руководимыхъ разумомъ. Единенiе людей совершится не отказомъ людей отъ разума, а признанiемъ всеми его законовъ.

2 Февр. 1907. Я. П.

Не писалъ больше полмесяца. Былъ нездоровъ — и теперь не поправился вполне. Вчера б[ыло] письмо отъ сына Льва, оч[ень] тяжелое. Я прочелъ только начало и броси[лъ].[25] Я написалъ б[ыло] ответъ серебряныхъ словъ, но, успокоившись, предпочелъ золотыя. Ездилъ верхомъ, и только тогда опомнился. Именно на эти-то случаи и нужна любовь къ Богу — добру, правде, и если не любовь, то не нелюбовь къ людямъ. Удивительное и жалостливое дело — онъ страдаетъ завистью ко мне, переходящей въ ненависть. Да и этому можно и должно радоваться, какъ духовному упражненiю. Но мне оно еще не подъ силу, и я вчера былъ очень плохъ — долго не могъ (да и теперь едва ли вполне) побороть недобраго чувства, осужденiя къ нему. Соблазнъ тутъ тотъ, что мне кажется главнымъ то, что онъ мешаетъ мне заниматься моими «важными делами». А я забываю, что важнее того, чтобы уметь[26] добромъ платить за зло, ничего нетъ. Заботиться о томъ, чтобы исправить его, даже помочь ему, нельзя и не нужно. Одно нужно: не чувствовать къ нему недобраго чувства, вызвать простое, независимое отъ его поступковъ доброжелательство. И это я, къ счастiю, сейчасъ но только сейчасъ (после 24 часовъ) испытываю.

За это время написалъ очень мног[о] писемъ: Bolton Hall’y, роднымъ Crosby, Daniel’амъ и Baba Baraty (к[оторому] не послалъ еще) и много небольшихъ русскихъ писемъ. Записать есть кое что, но селъ за дневникъ затемъ, что[бы] записать показавшееся мне очень важнымъ то, что я, гуляя утромъ, думалъ. Именно:

1) Былъ анархистъ-экспропрiаторъ и на деревне говорилъ съ мужиками о томъ, что не надо работать на господъ[27] и отобрать[28] то, что они (господа)[29] считаютъ своимъ. Хотелось бы спросить у него и его учителей: а на богатаго мужика, у к[отораго] 10 лошадей ходятъ въ извозъ или работается кирпичъ[30] и т. п., можно или нельзя работать? Если можн[о] еще,[31] то где надо остановиться? И если установимъ,[32] на какихъ нельзя работать, то какъ мы установимъ, утвердимъ это? Установимъ законы, приводимые въ действiе насилiемъ? Но ведь тогда опять будуть злоупотребленiя властью. —

И это[33] разсужденiе мне вдругъ съ совершенной ясностью (никогда прежде не испытанной мною) показало ужасное заблужденiе устройства человеческой жизни. Всякое устройство основывается на насилiи и поддерживается насилiемъ. Ведь совершенно ясно, что ни на какое устройство жизни все люди никогда не будутъ согласны, такъ что заставить ихъ исполнять установленное устройство можно тольк[о] насилiемъ, т. е. правомъ насилiя, даннымъ некоторымъ людямъ. Устройство общества, основанное на насилiи, имеетъ целью препятствовать насил[iю] людей другъ надъ другомъ.[34] А между темъ, какъ и разсужденiе, такъ и опытъ и вся исторiя показываютъ намъ, что право[35] насилiя, данное некоторымъ,[36] не могло помешать и не мешаетъ людямъ отступать отъ установленного устройства и совершать насилiя другъ надъ другомъ.[37] И выходитъ, что установленное насилiемъ устройство только увеличиваетъ[38] теми, кто пользуется насилiемъ, количество людей, насилующихъ другъ друга.

Казалось, должно бы быть ясно, что[39] если общенiе животныхъ руководимо одними телесными чувствами, — что мы называемъ инстинктомъ, то общенiе людей, имеющихъ, кроме телесныхъ чувствъ — инстинкта — еще свойства разума, не можетъ быть руководимо и инстинктомъ и разумомъ, а должно быть руководимо вполне или темъ или другимъ. Вотъ эти-то два начала, руководящiя жизнью людей, и производятъ то заблужденiе насильническаго устройства, отъ к[отораго] страдаютъ люди. Всякое устройство, основанное на насилiи, есть неправильное смешенiе двухъ несовместимыхъ началъ: чувственныхъ, инстинктивныхъ стремленiй и разума, между кот[орыми] всегда было и не можетъ не быть противоречiя. Въ первобытныхъ обществахъ, при низкой степени развитiя разума, когда люди руководятся однимъ инстинктомъ,[40] противоречiе это незаметно; но чемъ дольше живутъ общества, чемъ больше получаетъ значенiя разумъ,[41] темъ противоречiе это становится очевиднее и невыносимее. Въ настоящее время въ христ[iанскомъ] мiре оно дошло до последней степени.

——————————————————————————————————

За это время читалъ превосходную книгу Baba Baraty — Кришна.

Да, въ прибавленiе къ мысли о невозможности устройства общественнаго безъ насилiя сказалъ бы еще то, что какъ древнiя общества были немыслимы безъ рабовъ, оне также немыслимы были безъ еще несчастнейшихъ чемъ рабы, существъ, безъ властителей. Теперь освободили рабовъ, пора освободить и этихъ несчастныхъ.

Это вписалъ нынче, 10 Февр. 1907. Первый день чувствую желанiе писать.

Нынче 13 Февр. 1907. Я. П.

Я, кажется, не записалъ о томъ, что написалъ длинное письмо Baba Barati. Боюсь, что онъ славолюбивъ. За это время пробовалъ писать уроки для детей, и все неудачно. Вчера читалъ имъ два урока и обоими очень недоволенъ. Написалъ письмо Рейхелю. Перевелъ Д[ушанъ] П[етровичъ]. Не знаю, пошлю ли? Не отчаиваюсь въ зак[оне] Б[ожьемъ] для детей и радъ, что при этой работе не имею никакихъ внешнихъ целей. Только хочу, какъ умею, наилучше употребить данную мне въ этомъ мiре отсрочку. Записать надо многое:

1) Для того, чтобы ясно понять нереальность пространства (телесности) и времени (движенiя), что и то, и другое есть только ограниченность нашего мышленiя, надо подумать о томъ, что какъ мое тело въ пространстве, такъ и мое движенiе во времени одинаково безконечно малы въ сравненiи съ безконечно великимъ, (кот[ораго] я не могу не допустить), и безконечно велики [въ сравненiи] съ безконечно малымъ, к[отор]ое также необходимо мыслится.

2) Сейчасъ подумалъ о томъ, какъ умственно ограниченные люди, такъ называемые матерiалисты, впередъ отгораживаютъ себя отъ всякихъ серьезныхъ разсужденiй о свойствахъ человеч[еской] природы и разума (Канта, Платона, Христа) темъ, что все это неопределенная, неясная, взаимно противоречивая «философiя», въ области к[отор]ой они считаютъ всякiя разсужденiя безполезными. Они готовы говорить съ вами о политике, объ естеств[енныхъ] наукахъ, объ эконом[ическихъ] закон[ахъ], но только не о философiи и религiи.[42] Они сразу затыкаютъ въ себе то единственное отверстiе, черезъ к[отор]ое могутъ проникнуть въ человека[43] серьезныя и нужныя ему мысли и знанiя. Они поступаютъ такъ, какъ поступилъ бы человекъ, к[оторо]му необходимо вычислить кубическiя меры, но к[отор]ый впередъ говоритъ, что онъ готовъ слушать васъ, но тольк[о] не говорите ему о математике, п[отому] ч[то] онъ знаетъ, есть математика n’ыхъ измеренiй и есть математическiе парадоксы.

3) Какое удивительное явленiе, что браманизмъ, несмотря на свое гораздо более высокое, чемъ Еврейство,[44] религiозное пониманiе, подвергся такимъ же, если еще не худшимъ извращенiямъ или, скорее, наростамъ.

4) Какъ редко встречаешь и — еще реже — испытываешь[45] истинную любовь — любовь къ любви, любовь нетольк[о] ко всемъ людямъ, но ко всему, къ Богу. Боже, помоги мне жить въ этой любви, т. е. приди и вселись въ меня.

5) Революцiонерами руководятъ, главное, зависть и често-[46] и властолюбiе. И что хуже всего, это то, что эти гадкiя чувства прикрываются мнимой любовью и состраданiемъ къ народу и, что смешнее всего, мнимой любовью къ свободе: они закабаляютъ себя во власть, въ самую ужасную неволю, изъ любви къ свободе!

6) [47]Мы думаемъ и говоримъ: отчего Богъ не сказалъ намъ словами свою волю, но[48] мы забываемъ, что словами, всегда не точными, не ясными, всегда не полными,[49] говорятъ по своему несовершенству только люди; а что у Бога есть другой языкъ, другое средство передачи истины: наше сознанiе Его сущности.

7) Записано такъ: [50]

Сейчасъ ходилъ и думалъ: Основа жизни нашей — безпредельное[51] стремленiе къ благу. Но,[52] какъ отдельныя, ограниченныя [53] существа, мы никогда не получаемъ всего[54] того блага, к[отор]аго желаемъ. Полное[55] благо можемъ мы получить только какъ участники жизни нетолько всего человечества, но всего существующаго. И эту возможность участiя въ жизни Всего мы имеемъ, когда сознаемъ себя темъ духовнымъ началомъ, к[отор]ое даетъ намъ жизнь. Сознанiе это проявляется въ насъ любовью.

Ничто лучше этого сознанiя не подтверждаетъ той истины, что жизнь наша — въ любви не къ себе одному, но ко Всему, и не кончается или, скорее, не ограничивается мiрской, телесной жизнью отъ рожденiя до смерти. Такъ что мы живемъ здесь и своею отдельной[56] жизнью и жизнь[ю] другаго более обширнаго существа, включающаго наши отдельныя существованiя также, какъ наше тело включаетъ въ себя составляющiя его отдельныя клетки. И потому наша деятельность для блага Всего не пропадаетъ также, какъ не пропадаетъ деятельность отдельныхъ клетокъ для всего организма. Смерть поэтому, можетъ быть, есть только перенесете сознанiя изъ отдельной личности въ более обширное существо, включающее въ себя отдельныя личности. И это вероятно п[отому], ч[то] вся жизнь человеческая есть только все большее и большее расширенiе сознанiя.

8) Хорошо бы всегда помнить, что жизнь, плотская жизнь отдельнаго существа не есть состоянiе, а есть непрестанное движенiе. Жизнь есть состоянiе только для сознанiя духа того самаго, по отношенiю кот[ораго] жизнь телесная есть постоянное движенiе.

9) Жизнь мiрская (отъ рож[денiя] до смерти) есть вс[е] большее и большее сознанiе человекомъ своей духовност[и].[57] Для того, чтобы это б[ыло] возможно, должно совершаться все большее и большее раскрытiе духовнаго существа. Раскрытiе же это представляется намъ движенiемъ во времени тела въ пространстве.

10) Движенiе относится ко времени также, какъ тело къ пространству.

11) Астрономiя это наука, въ к[оторой] очевиднее всего иллюзорность пространства и времени. Надо быть совершеннымъ идiотомъ или ученымъ для того, чтобы не понимать, что если столько-то милiардовъ верстъ до Сирiуса, то должны, по этому разеужденiю, быть и такiя звезды, для определенiя разстоянiя которыхъ не достанетъ пространства отъ насъ до Сирiуса, чтобы выписать линейку, изображающую въ цифрахъ это разстоянiе. И то будетъ только крошечная дробь цифры разстоянiя еще дальнейшихъ мiровъ, и такъ безъ конца. А что если это такъ, то очевидно, что и мiровъ этихъ совсемъ нетъ, а это есть только указанiе на иллюзорность нашего представления въ формахъ времени и пространства.

12) Доброму богатому жалко беднаго и стыдно за свое богатство и часто искренно[58] хочется сделать добро бедному. Даже добрый бедный[59] почти всегда[60] завидуетъ[61] богатому, досадуетъ[62] за то, что онъ беденъ, и хочется скоре[е] сделать зло, чемъ добро, богатому.

Вотъ этимъ-то, главное, и жалки бедные.

13) Легко сказать: надо не ненавидеть дурныхъ людей, а напротивъ, жалеть и любить ихъ. Это такъ. Но для того, чтобы это можно б[ыло] искренно сделать, есть только одно средство: [63] видеть, чувствовать и любить въ нихъ того Бога, к[оторый] и въ тебе, и въ нихъ. Для того же, чтобы быть въ состоянии это сделать, надо въ себе сознавать этого Бога и любить Его. И потому все, все въ этомъ.

14) Суди о другихъ, какъ о себе же. Ведь это — ты же. И потому будь въ ихъ дурныхъ делахъ также снисходителенъ, какъ ты бывалъ и бываешь къ себе. И также, какъ [въ] своихъ грехахъ, надейся на ихъ раскаянiе и исправленiе.

15) Виделъ во сне, что мы приготавливаемся къ изданiю несуществующаго журнала нравственности. І-й отделъ. Религiозно-метафизическiя ученiя. Исторiи и обзоръ религiи. 2-й отделъ: а) правила жизни, относящiяся къ одному себе, б) къ людямъ. 3-й отделъ: Воспитанiе детей.

16) У всехъ веръ одне и те же основы. И не можетъ быть иначе — человекъ везде[64] одинъ.

17) Самоотреченiе нужно и въ религiозныхъ ученiяхъ, нужно отречься отъ своего дорогого, привычнаго, для того, чтобы можн[о] было сойтись съ другими ученiями.

18) Почему мы стремимся впередъ, все впередъ[?—] п[отому] ч[то] жизнь только въ раскрытiи.

19) Освобожденiе народа, конституция, всякiя свободы, величiе государствъ, патрiотизмъ, наилучшее общественное устройство — все это только покровы, подъ к[отор]ыми скрываются зависть, властолюбiе, честолюбiе, тщеславiе, праздность,[65] отчаянiе. Последствiя же всехъ этихъ добрыхъ намеренiй: борьба всехъ противъ всехъ, ненависть вместо любви и все большiй и большiй упадо[къ] нравственности.

20) Жизнь наша представляется намъ движенiемъ. Для того же, чтобы б[ыло] движенiе, нужно, чтобы была точка неподвижная, по отношенiю к[отор]ой совершается движенiе. Такая точка есть наше сознанiе своей духовности. То, что намъ представляется движенiемъ, есть снятiе покрововъ съ[66] того духа, который мы сознаемъ въ себе.

21) Наша жизнь представляется намъ движенiемъ съ началомъ — рожденiемъ, и концомъ — смертью. И мы по этой своей временной жизни хотимъ судить и о всей жизни, приписывав и ей движенiе, начало и конецъ. Говоримъ о сотворенiи мiра или зачатке его, и о конце мiра, и о движенiи жиз[ни] въ мiре, тогда какъ эти понятiя свойственны только нашей ограниченной част[и] жизни,[67] а никакъ не могутъ быть свойственны всей жизни мiра.

22) Одно изъ самыхъ пагубныхъ заблужденiй людей, желающихъ улучшать свою жизнь, состоить въ томъ, чтобы думать, что возможн[о] такое общественное расположенiе, распределенiе людей, при к[отор]омъ людямъ можетъ быть лучше, чемъ при какомъ-нибудь иномъ: [68] хроническая борьба партiй, сословiй, изъ к[отор]ыхъ устанавливается подобiе порядка, все это — только самообманы, вносящiе тольк[о] новое зло темъ, что отдаляютъ людей отъ единой нужной для лучшаго устройст[ва] общества деятельности — отъ работы людей надъ самими собой.

23) Пресса все более и более заменяетъ личное общенiе людей. И замена эта особенно невыгодна для любовнаго общенiя людей между собою. Какъ ни велики выгоды распространенiя печати, едва ли эта невыгода не перевешиваетъ ихъ все.

24) Четыре ступени религiозно-метафизическаго сознанiя:

1) Я знаю, что существую.

2) Знаю, что существуютъ другiе люди и существа.

3) Знаю, что начало,[69] основа существованiя всехъ людей, животныхъ и всего существующаго — та же, что и во мне.

4) Стремлюсь соединить основу своей жизни съ жизнью другихъ существъ — любовь[ю].

25) Я ничего непосредственно не могу знать о томъ, что было,[70] когда меня не был[о], не могу знать, какова была моя утробная жизнь и первое детство, не знаю непосредственно и все то, что происходило во время моего сна и забвенiя. Всего этого не было бы, если бы не было такихъ же людей, какъ я, отъ к[отор]ыхъ я узнаю то, что ими б[ыло] сознано о моей неизвестной мне жизни и о томъ, что предшествовало ей. Все это — только результатъ моего общенiя съ другими людьми, к[отор]ые своим[и] разсказами даютъ мне представленiе о томъ, что происходило и со мною и до меня. Сведенiя эти нужны тольк[о] для внешней связи явленiй, но, сами по себе, оне не составляютъ части моей жизни, не нужны мне и часто недостоверны, и достоверность и недостоверность ихъ не важны для меня. Важно для меня и составляетъ мою истинную жизнь все то, что непосредственно б[ыло] сознано мною и было открыто моему сознанiю черезъ мысли сознательныхъ существъ, общавшихся со мно[й] въ этой жизни или жившихъ тысячи летъ назадъ и выразившихъ словами то, что смутно таилось въ моемъ сознанiи и потому, получивъ форму выраженiя, составило часть его. Такъ что мысли Будды, Канта, Христа, Амiеля и др[угихъ] составляютъ часть моей жизни, между темъ какъ большая часть моей жизни въ молодости (совершенно забытая) и жизнь людей, живущихъ рядомъ со мной и каждый день общающихся со мной. (Это неясно, но постараюсь после лучше выразить.)[71]

14 Февр. 1907. Я. П.

Писать Я. П., должно быть, ненужно. Мало вероятiй, чтобы я уехалъ куда нибудь до смерти. Вчера б[ылъ] очень недоволенъ и запутанъ урокомъ съ детьми. Необходимо начать съ метафизики. Не дописалъ вчера въ последнее то, что Сократъ, Христосъ, Будда действительно существуютъ для меня, а я, 9/10 моей такъ называемой[72] жизни, жизнь всехъ милiоновъ людей, не оставивш[ихъ] ничего въ сознанiи другихъ людей, могущихъ передать результаты ихъ сознанiя — не существуютъ для меня.

17 Февр. 1907. Я. П.

Здоровье хуже. Хорошо приближаюсь къ переходу. Занятъ Лабрюеромъ. Вчера прочелъ о Шекспире — Le Nazar?en, le grand corrupteur de l’humanit?.[73] Сейчасъ Таня говорила про Ивана, что онъ ненавидитъ господъ, завидуетъ. И мне такъ мучительно стало больно, грустно. Какъ жить подъ такой ненавистью?!

19 Февр. 1907. Я. П.

Только, чтобы записать:

Для того, чтобы ответить о свободе воли — на вопросъ, свободенъ ли человекъ? — надо прежде сказать, что у человек[а] есть два сознанiя: телесное и духовное (т. е. человекъ сознаетъ себя то духовн[ымъ], то телеснымъ). Для телеснаго сознанiя не можетъ быть речи о свободе, такъ какъ жизнь телесная происходитъ въ условiяхъ простр[анства] и врем[ени] (и нетъ настоящаго). Для духовн[аго] же сознанiя точно также не мож[етъ] б[ыть] речи о свобод[е], такъ [какъ] для него не существуетъ ничего могущаго стеснить его, оно всемогуще. И это сознанiе проявляется только въ томъ, чего нетъ для телеснаго сознанiя, въ настоящемъ. И потому на вопросъ о свободе воли ответъ: несвободенъ въ телесномъ сознанiи и свободенъ въ духовномъ.

Если же спросятъ: свободенъ ли человекъ переходить изъ однаго сознанiя въ другое? ответъ: жизнь — только въ духовномъ созна[нiи].

22 Февр.

Только, чтобы записать:

1) Для чего я — отделенное проявленiе Бога? Для того, чтобы я имелъ благо сознанiя себя и общенiя со всемъ мiромъ (Разъяснить после.)

2) Детямъ нуженъ и не вреденъ догматизмъ.

17 Марта 1907. Я. П.

Очень давно не писалъ, но многое записано въ книжечкахъ. За это время б[ылъ] занятъ только детскими уроками. Что дальше иду, то вижу большую и большую трудность дела и вместе съ темъ б?льшую надежду успеха. Все, что до сихъ поръ сделано, едва ли годится. Вчера раздели[лъ] на два класса. Нынче съ меньшимъ классомъ обдумывалъ. За это время были разные посетители и хорошiя письма. Вчера б[ылъ] Кузминъ отъ Малеванцевъ. Очень радостно. Все яснее и яснее для меня безумiе и, главное, грехъ, гадость политич[еской] деятельности, лицемерiе этой деятельност[и].

Записать надо очень много:

1) Странная вещь, неслыханная мной, это — причина нелюбви сыновей къ отцамъ (разумеется, въ нехристiанскихъ семьяхъ): это — зависть и соперничанiе сыновей съ отцами.

2) Много разъ изменялъ искушенiя Христа. Записано такъ: (и не дурно) (Записано въ урокахъ).

2) Настоящее — тотъ вневременный моментъ, к[оторый] соединяетъ прошедшее съ будущимъ.[74] И въ этомъ настоящемъ я могу вызвать въ себе сознанiе и сделать этотъ моментъ реальнымъ. Прошедшее же и будущее — иллюзiя. Прошедшее..... Неясно.

3) Я только одинъ и есть и былъ и буду, и я — мгновенное проявленiе во времени.

4) Я духовное[75] не хочу быть въ теле; стало быть, я въ теле не по своей воле, и есть воля высшая.

5) Чувствую благо старости и болезней, освобождающихъ меня отъ заботы о мненiи людскомъ. Помогаетъ этому и то, что меня теперь больше бранятъ, чемъ хвалятъ.

6) Только въ области сознанiя человекъ свободенъ. Сознанiе же возможно только въ моменте настоящаго.

7) Я чувствую себя вечнымъ, однимъ истинно[76] существующимъ. И я же, когда сужу о себе,[77] вижу себя ничемъ, безконечно малой частицей чего-то безконечно великаго. Что же правда: первое или второе? Если второе, то сознанiе своего перваго, вечнаго «я» — обманъ. Но этого не можетъ быть, п[отому] ч[то] безъ этого обмана (перваго «я») нетъ жизни, нетъ ничего, нетъ, главное, и второго «я».

Если же правда — первое, то второе: вся телесная жизнь есть обманъ. Но этого тоже не можетъ быть, п[отому] ч[то] безъ телесной жизни я не могъ бы делать этихъ разсужде[нiй]. И потому есть и то, и другое: Я — духовное, непространственное, невременное существо въ телесныхъ, пространственныхъ и временныхъ[78] условiяхъ.

И потому, отвечая [на] вопросъ о свободе воли, надо изменить вопросъ такъ:

Откуда происходитъ представленiе о свободе воли?

8) Благотворительность подобна тому, что бы сделалъ человекъ, который, изсушивъ сочные луга водосточными канавами, потомъ поливалъ бы эти луга въ техъ местахъ, где они представлялись бы особенно сухими.[79] У народ[а][80] отберутъ то, что ему нужно, и темъ[81] лишатъ его возможности кормиться своимъ трудомъ, а потомъ стараются поддержать его слабыхъ, распределяя между ними часть того, что у него отобрано.

9) Я — не только не я, плотскiй Л. H., отъ рожденiя и до смерти, но я, даже съ телесной точки зренiя, есмь только плотское проявленiе всехъ моихъ предковъ безъ конца и передаточное звено между ними и моими потомками, тоже безъ конца: Я — мгновенная вспышка чего-то.

10) Преданiе рода есть грубое проявлен[iе] сознанiя своего единства.

11) Любовь дурно[82] выражаетъ сознанiе единства людей. (Такъ записано: не помню значенiя.) Должно быть, то, что любовь есть только последствiе этого сознанiя, а что сознанiе единства глубже.

12) Жизнь человека всегда есть переходъ изъ сознанiя животнаго въ сознанiе духовное. Но какой же можетъ быть переходъ, когда времени нетъ?

Перехода и нетъ, а я и телесное сознанiе и духовное доступно мне только черезъ время, иначе сказать: въ форме времени. Ты говоришь, что время только фор[ма], что времени нетъ. А что же значитъ то, что тебя не было прежде, а теперь ты еси и живешь въ мiре и умрешь?

Это значитъ то, что я не могу вместе понимать бытiе и небытiе въ этомъ мiре. Такъ что я и есмь и меня нетъ въ этомъ мiре.

13) Какъ должно бы быть мучительно темъ, у кого много денегъ. У нихъ много просятъ, и какъ имъ разобрать, кому дать? Одно средство — отдать все.

14) Себя забыть хорошо бы, да нельзя, и потому надо хоть ровнять: поступать съ другими, какъ хочешь, чтобъ поступал[и] съ тобой.

15) Если заметилъ, что въ споре человекъ защищаетъ свое внешнее положенi[е], поскорей прекрати разговоръ.

16) Трудно молодому пренебречь теломъ. И не надо стараться сразу. Сначала не делать дурнаго, потомъ делать хорошее, потомъ отдать себя.

17) То, что жизнь истинная вне времени, лучше всего доказываетъ то, что она только въ настоящемъ, кот[орое] всегда вне времени.

18) Хотелось написать обращенiе къ детямъ. Вступленiе въ уроки. Набросалъ такъ:

Если напишу, то вложу сюда, а теперь продолжаю дальше:

19) Вспомнилъ такъ живо милаго мальчи[ка] Николашу, что мне представилось, что я — онъ, что я улыбаюсь его улыбкой, блещу его глазами. Такъ это бываетъ, когда любишь. Разве это не явное доказательство того, что во всехъ насъ живетъ одинъ духъ, и что любовь уничтожаете разделенiе.

20) Время есть сниманiе покрововъ съ неподвижнаго, единаго сущаго духа Божiя.

21) Непроницаемость вещества въ пространстве скрываетъ сначала[83] отъ насъ единство сущаго духа. Движенiе во времени снимаетъ эти покровы.

22) Живутъ истинной жизнью только старики и дети, свободные отъ половой похоти. Остальные только заводъ для продолженiя животныхъ. Отъ того такъ отвратителенъ развратъ въ старикахъ и детяхъ. А люди думаютъ, что вся поэзiя — только въ половой жизни. Вся истинная[84] поэзiя всегда вне ея.

23) Самый ужасный и вредный человечеству обманъ это фарисейство, лицемерiе, выдающее деятельность эгоистическую, для своихъ целей за служенi[е] Богу. (Лицемерiе это съ давнихъ временъ обличается). Едва ли не более[85] вредное особенно развившееся въ наше время есть фарисейство политическое. Люди, отъ Царя до товарища рабочаго, уверяютъ себя и другихъ, что они заняты благомъ народа, а они заняты имъ, сколько курица построенiемъ храма, а движимы только грубымъ эгоизмомъ.

Есть еще фарисейство семейное. Человекъ скупъ, властолюбивъ и хочетъ уверить себя и другихъ, что то, что онъ делаетъ, онъ делаетъ для семьи.

24) Нынче думалъ о начале уроковъ для детей. 1) Зачемъ живешь? Чтобы быть счастливымъ. Какъ б[ыть] счастливымъ? Такъ жить, чтобы все, живя такъ, все были счастливы.

<25) Записано, что вместо системы Г[енри] Дж[орджа] должно быть свободное возна[г]ражденiе за землю, к[оторой] пользу[ешься].>

26) Какъ просто то, что делается: Все, кто внизу, хотятъ влезть наверхъ, на техъ, к[оторые] держатъ верхъ. Влезаютъ подъ разными предлогами, самый обычный — просвещенiе. Но кто же будетъ держать, когда все полезутъ? Хорошо, когда въ Англiи есть рабы въ Индiи, въ колонiяхъ.

27) Читая Паскаля, понялъ въ первый разъ, какъ надо понимать l’homme dans l’?tat de p?ch?[86] и la r?demption.[87] То, что есть естественный ходъ жизни: переходъ отъ непосредственности животнаг[о] къ требованiямъ духовной жизни, онъ (и все церковники) [называетъ] спасенiемъ, искупленiемъ, происшедшимъ отъ Христа.

28) Ek[k]lesia[88] — собранiе избранныхъ — первый грехъ, нарушенiе завета Христа — всемiрнаго братства.

29) Темъ вредны и праздны все революцiи, что деятели ихъ руководятся только эгоизмомъ. Изменить же установившiйся строй можетъ тольк[о] деятельность для Бога.

30) Читаю письмо съ самоуверенн[ымъ] решенiемъ вопроса непротивленiя.... Если убиваютъ, насилуютъ,... отказаться отъ воинск[ой] повин[ности], а пойдетъ семейный. И сначала досадно на самоуверенность, глупость, а подумавъ, вижу, что ему нельзя иначе. Если бы онъ не б[ылъ] такъ уверенъ, то онъ или понималъ бы, какъ я, или вовсе не жилъ бы, а ему хочется жить.

31) Я говорю: жизнь раскрывается. Но что же я при этомъ? Могу ли я или не могу содействовать этому раскрытiю? Можешь. Можешь не движенiемъ, a соблюденiемъ своей неподвижности, перенесенiемъ себя въ единое сущее, к[оторое] всегда неподвижн[о]. Можешь темъ, что[бы] не двигаться вместе съ покровами. (Неясно, но je m’entends).[89]

5 Апреля 1907. Я. П.

Не писалъ больше полмеся[ца]. Жилъ за это время порядочно. Былъ сильный насморкъ, и теперь чувствую себя очень слабымъ. Детскiе уроки и приготовленiе къ нимъ поглощаетъ меня всего. Замечаю ослабленiе силъ и физическихъ и умственныхъ, но обратно пропорцiональ[но] нравственнымъ. Хочется многое писать. Но многое уже навсегда оставилъ неоконченнымъ и даже не начатымъ. Записать: Едва ли успею нынче.

1) Разсказъ о заваленныхъ въ шахте двухъ врагахъ.

2) Просительная молитва, хотя и ложная по своей цели, все-таки[90] — польза для души, всетаки это — признанiе своей зависимости отъ Бога. Ошибка въ томъ, что безвременное настоящее переносится въ будущее, духовное — въ телесное.

3) Кролики размножаются и борются, а люди совершенствуются и потому не нуждаются въ борьбе.

4) Какъ вся вода вытечетъ изъ ведра, если въ немъ будетъ хоть одна дырочка, такъ и все радости жизни (любви) не удержатся въ душе человека, если въ немъ будетъ нелюбовь хоть къ одному человеку.

5) Написать жизнь человека, прожившаго все три искушенiя Христа въ пустыне.

6) Что такое часы? Я говорю, что моя жизнь есть постепенное раскрытiе моего духовнаго неподвижнаго существа. Что же такое часы? Написано такъ: «Я сделалъ себе тотъ же самый обманъ движенiя, подъ к[оторымъ] я нахожусь». Эт[о] не то. Не умею ответить.

7) Для того, чтобы не делать ближнему своему дурнаго — любить его, нужно прiучать себя не говорить ни ему, ни о немъ дурного; а для того, чтобы прiучить себя къ этому, надо прiучить себя не думать о немъ дурного. Это можно. И тогда только можно не делать дурнаго человеку — любить его.

8) Со мной бываетъ, что когда я люблю кого нибудь — такъ это б[ыло] недавно съ мальчикомъ Колей — я не то что вижу, а чувствую его улыбку и чувствую себя имъ. Это особенно часто бываетъ, когда жалеешь. Это подтверждаетъ то, что Богъ одинъ въ насъ во всехъ, и онъ есть любовь.

9) Память не есть ли сознанiе (прозренi[е] духа) прошедшаго, а разумъ — сознанiе (прозренiе духа) будущаго.

10) Вся разница между человекомъ и животнымъ та, что человекъ знаетъ, что онъ умретъ, а животное не знаетъ. Разница огромная.

11) Благотворительница довольна собой, что она сжалилась и дала бедной. A бедна[я] только о томъ думаетъ и темъ довольн[а] и хвалится, что она хорошо умеетъ выпрашивать. «Отъ меня не отвертится».

12) Есть память своя личная, что я самъ пережилъ; есть память рода — что пережили предки и что во мне выражается характеромъ; есть память всемiрная, божiя — нравственная память того, что я знаю отъ Нача[ла], отъ к[отораго] изшелъ.

Сейчасъ написалъ письма Попову, Черткову, Сапожнику — и все очистилъ, даже отографы.

13) Думаю о томъ, какъ распределить мысли для нравственнаго ученiя детс[каго], и вижу, что въ духовной области нетъ перваго, втораго, третьяго, нетъ более или менее важнаго. Все одинаково важно и все — первое. (Евангельскiе работники, наняты[е] въ разные часы дня).

14) Особенно живо чувствую (чувствовалъ) радость, спокойствiе, блаженство состоянiя любви ко всемъ. Только въ такомъ состоянiи все хорошо и въ жизни и въ смерти. Хоть редко, но испытываю это.

15) Насмешка, особенно умная, представляетъ насмехающагося выше того, надъ чемъ онъ смеется; а больше[й] частью (всегда даже) насмешка есть верный признакъ непониманiя человекомъ того предмета, надъ к[оторымъ] онъ смеется.

16) Мы думаемъ, говоримъ даже: отчего Богъ не сказалъ намъ словами, чего онъ отъ насъ хочетъ? Но мы забываемъ то, что только наша слабость говоритъ неточными, недостаточными, односторонними словами. А что у Бога есть другой языкъ, другое средство передачи своей воли. Средство это — вся жизнь внешняго мiра и то, что вложено въ нашу душу.

17) Жизнь раскрывается. Ну, а ты-то что же при этомъ? Можешь или не можешь содействовать этому раскрытiю?

Можешь темъ, чтобы соблюдать свою неподвижность — не двигаться вместе съ темъ, что закрываетъ тебя. Двигаясь, ты остаешься неподвиженъ. Удерживая свою неподвижность, ты двигаешься.

18) Для того, чтобы простить, надо забыть, желать забыть то, за что прощаешь, и начинать отношенiя сначала.

19) Только теперь начинаю жить настоящей жизнью. Только теперь начинаю бояться однаго судьи и руководиться Его судомъ.

20) Читалъ письмо Вериг[ина] и подума[лъ] объ ужасномъ вреде осужденiя. Да, лучш[е] 100 разъ ошибиться, считая дурнаго за хорошаго, чемъ одинъ разъ разлюбить одн[ого].

————

Очень слабымъ чувствую себя.

9 Апреля 1907. Я. П.

Вчера испыталъ, только что вставши, странное, радостное («радостное» мало), блаженное чувство спокойств[iя], уверенности — старости. Je m’entends.[91] Уверенности въ томъ, что жизнь моя въ духе, а не въ теле; и потому свободы, удовлетворенiя... И тутъ же очень дурно целый день чувствовалъ себя физически. Нынче непрiятное было отношенiе съ женой засыпаннаго Володькинаго. Я не выдержалъ. Къ Леве лучше чувствую. Съ Таней радостно. Съ мальчиками понемногу идетъ дело, но я недоволенъ и далеко не уверенъ. Запишу одно, что сейчасъ думалъ:

1) Моисей не увидалъ обетованной земл[и], въ к[оторую] велъ народъ. Я очень люблю эту аллегорiю. Мы часто жалеемъ, что не видимъ плодовъ своихъ трудовъ, но то, чтобы не видеть, делать безъ ожиданiя награды, есть необходимое, существеннейшее условiе всякаго истинно добраго дела.

11 Апреля. 1907. Я. П

.

Третiй день испытываю какое-то новое, радостное чувство живаго сознанiя своего духовнаго существа и вытекающее изъ него безстрашiе, спокойствiе, любовность и жизнерадостность.

16 Апр. 1907. Я. П.

Прошло 5 дней, и нынче въ совсемъ другомъ настроенiи. Не могу преодолеть недовольства окружающимъ. Тоскливо, хочется плакать. Все кажется тяжело. Сейчасъ после обеда и урока съ детьми, — пришли только двое, — сиделъ одинъ и думалъ, что только теперь совершенно, вполне предаюсь воле Бога. Будь, что будетъ. Нечего ни[92] желать сделать какое либо дело: написать Зак[онъ] Бож[iй] для детей, ни что бы то ни было, а совершенно отдаться Ему, соблюдая только въ себе любовь къ Нему въ себе и людяхъ... и вдругъ пришла С[оня], начался разговоръ о лесе, о томъ, что воруютъ, что дети продали вдвое дешевле, и я не могъ победить досады. Какъ будто мне не все равно. Господи, помоги мне. Помоги. Мне жалко и гадко себя.

22 Апреля 1907. Я. П.

Казалось, на дняхъ записалъ, а прошло 11 дней. Очень хорошее, радостное, спокойное настроенiе за все врем[я]. Хочется только благодарить и радоваться. Занимался Еванг[елiемъ], Д[етскимъ] К[ругомъ] Ч[тенiя] и уроками. Вчера странное состоянiе ночью въ постели. Точно кто-то на меня дунулъ. Почувствовалъ свежее дыханiе, и поднялось бодрое настроенiе вместе съ сознанiемъ близости смерти. Не могу сказать, чтобы было страшно, но не могу сказать, чтобъ былъ спокоенъ.

[93]Все больше и больше уясняется художественная работа Три века. Хорошо бы работа[ть] надъ этимъ. Записать надо:

1)

Нынче, 30 Апр. 1907. Я. П.

Весь промежуто[къ] этотъ жилъ очень хорошо. Занимался все темъ же. Худож[ественной] работы хочется, но едва ли я теперь способенъ къ ней. Впрочемъ, главное дело — не желать ничего для себя. Дет[скiй] К[ругъ] Ч[тенiя] есть достаточное служенiе. Нынче очень дурно, слабо чувствую себя. Записать:

1) Время — это одна изъ формъ проявленiя истинной жизни, та форма, въ к[отор]ой намъ, людямъ, доступна эта жизнь.

2) Живутъ истинной жизнью более всего дети, вступая въ жизнь и не зная еще времени. Они всегда хотятъ, чтобы ничто не переменял[ось]. Чемъ дальше они живутъ, темъ больше подчиняются иллюзiи времени. Къ старости иллюзiя эта все слабеетъ — время кажется быстре[е], и наконецъ старики все больше и больш[е] вступаютъ въ жизнь безвременную. Такъ что наиболее живутъ настоящей жизнью дети и старики. Люди же, живущiе половой жизнью, больше готовятъ матерьялъ жизни истинной, чемъ сами живутъ ею.

3) Осуждаютъ эгоизмъ. Но эгоизмъ — основной законъ жизни. Дело только въ томъ, что признать своимъ «ego»: [94] свое сознан[iе] или свое тело, или, вернее, свое духовное или телесное сознанiе.

4) Анархизмъ съ допущенiемъ насилiя[95] — смешное недоразуменiе. Анархизмъ есть только одинъ разумный — христiанство, игнорированiе какихъ бы то ни было внешнихъ политич[ескихъ] формъ жизни и жизнь каждаго для своего «я», но не телеснаг[о], а духовнаго.

5) Пространственное, матерьяльное «я» моего тела также, какъ и временное «я», связано со Всемъ, со всемъ безконечнымъ пространственнымъ мiромъ. Было ясно, когда я записалъ, а теперь не могу вспомнить. Временная связь это — то, что «я» — произведенi[е] моихъ безчисленныхъ, безконечныхъ предко[въ] и родоначальникъ такихъ же потомковъ. Но пространственно въ каждый моментъ не могу вспомнить, чемъ все связано.

6) Записано: любовь — это расширенiе жизн[и], и поставлено NB. Это-то и есть связь пространственная: любовью я сознаю собою все существующее. И какъ во времен[и] моя связь скрывается въ безконечност[и], такъ и здесь.

7) У каждаго человека есть высшее, то, до к[отораго] онъ дошелъ, мiросозерцанiе, во имя к[отораго] онъ живетъ. Изменяетъ же мiросозерцанiе онъ самъ. И всякiй человекъ способенъ воспринять только то, что согласно съ его мiросозерцанiемъ. Все же несогласное, какъ бы онъ ясно не понималъ сказанное, прочитанное, проходитъ черезъ него, не оставляя никакого следа. — Есть такое мiросозерц[анiе]: хороша жизнь высш[ихъ] светскихъ людей съ украшенiям[и][96] влюбленi[я], искусствъ, роскоши. Другое такое: хорошо участiе въ благоустроенности, какъ въ Европе. Еще другое: хорошо быть прiятнымъ, веселымъ. Еще: хорошо всехъ удивить. Все это не то. Всякое мiросозерц[анiе] надо ясно и подробно выразить.

8) Бедные испытываютъ больше счаст[ья], чемъ богатые, п[отому] ч[то] удовлетворенiе нужды, — одежда, когда ея не б[ыло], пища, когда голодалъ, домъ, когда не б[ыло] крова, — безъ сравненiя радостнее, чемъ удовлетворенiе прихотей богатыхъ.

9) Память о ближайшемъ все больше и больше пропадаетъ съ годами: человекъ все больше и больше сознаетъ свое неподвижное «я». Также пропадаетъ мысль о будущемъ. Человекъ становится не годнымъ для мiра.

10) Какъ стареясь человекъ приходить къ все большему и большему сознанiю своего духовнаго единства, такъ стареется и мiръ и приходитъ къ единенiю и успокоенiю.

11) Записалъ 6 темъ разсказовъ для детей:

1) О жестокомъ помещике, к[отораго] пожалела старух[а];

2) О неунывающемъ весельчаке въ бедствiяхъ;

3) Объ Аг[афьи] Мих[айловниной] жалости къ собакамъ, кошка[мъ], мышамъ, тараканамъ;

4) О заваленныхъ врагахъ въ шахте;

5) Перемирiе на войне;

6) Три искушенiя.

12) Записано: жизнь есть благо освобожденiя духа. Смыслъ тотъ, что благо людей въ достиженiи желаемаго. Есть только одно, достиженiю чего ничто помешать не можетъ. Это — становиться лучше.

13) Делать не для себя уже потому нужно, что никогда не можешь знать, воспользуешься ли самъ своимъ трудомъ. По той же причине неразумно делать для одного человека или для малаго числа людей. Вполне разумн[о] делать только то, что делаешь для всехъ.

14) Ясно стало, что нужно не спорить, не указывать на преимущество однихъ прiемовъ жизни передъ другими, вообще не говорить о томъ, что выйдетъ. Этого никто не знаетъ. А говорить о томъ, что должно делать каждому дл[я] своей души.

15) Человекъ освобождается отъ отделен[iя] пространственнаго — любовью, отъ отделенiя[97] временнаго — сознанiемъ своего неизменнаго духовнаго начал[а].

16) Самое грубое понятiе о Боге мало отличается отъ самаго возвышеннаго въ сравненiи съ[98] близостью истиннаго пониманiя о Боге.

17) Тотъ, кто молится идолу, невежествен[енъ], непросвещенъ, но тотъ, кто совсемъ не молится, и непросвещенъ, и глупъ.

18) Какое ужасное положенiе людей, не[99] сознающихъ свою духовную жизнь, когда они стареются. Я испытываю обратное.

19) Ошибиться, принявъ[100] не добрыхъ людей за[101] добрыхъ, въ 100 разъ лучше, чемъ обратная ошибка. Помоги, Господи.

20) Читалъ о Думе и прямо сожалелъ о томъ, что все эти люди умны и образованы. Гораздо бы б[ыло] меньше греха, если бы они были глупы и безграмотн[ы].

21) Думалъ о свободе воли. Та свобода, к[отор]ую мы имеемъ изменять теченiе нашей жизни, не можетъ изменить общаг[о] хода жизни. Какъ когда мы высыпаемъ рой пчелъ, каждая пчела можетъ изменить свое положенiе, но общее последствi[е] высыпанiя будетъ неизменно. Тоже и съ людьми, не подчиняющимися общему закону. Свобода въ томъ, что человекъ можетъ иметь радость сознательнаго подчиненiя высшему закону своей жизни.

22) Будущую жизнь въ Ц[арстве] Б[ожьемъ] я представляю себе такъ, что будутъ богатые и бедные. Бедные будуть довольствоваться своей бедность[ю], и богатымъ не нужно будетъ защищать свое имущество. Непросвещенные люд[и] будутъ богаты, будутъ бороться другъ съ другомъ, просвещенные люди будутъ бедны и ни съ кемъ не будутъ бороться.

23) Не солнце движется, а земля поворачивается къ нему; также не время идетъ, a мiръ, скрытый временемъ, открывается самъ себе. NB

24) Какъ все таинственно для старыхъ людей, и какъ все ясно детямъ!

25) Какая удивительная тайна пришествi[е] новаго человека въ мiръ.

26)[102]Избегай всего, что разъединяетъ людей, и делай все то, что соединяетъ ихъ.

27) Личный эгоизмъ — малое зло, эгоизмъ семейный — больше, эгоизмъ[103] партi[и] — еще больше, эгоизмъ государства — самый ужасный.

28) Пространство уничтожается временемъ, а время уничтожается пространствомъ.[104] При безконечномъ времени все перемены вернутся къ единству и опять вернутся.[105] При безконечномъ пространств[е] нетъ никакихъ переменъ — нетъ времен[и]. (Неясно).

29) Лошадь не слушается, а поддается тому мотиву, кот[орый], побуждаетъ ее. Ей все равно, итти на право или на лево, и малейшее давленiе съ лева по шее заставляетъ ее итти вправо. Также и человекъ безъ веры.

Нынче 22 Мая 1907. Я. П.

Почти месяцъ ничего не записывалъ. За этотъ месяцъ продолжалъ уроки съ детьми и приготовлен[iя] къ нимъ. Кроме того, почти только набросалъ о Павле, какъ изказителе христiанства. Изъ посетителей б[ылъ] Добролю[бовъ]. Вчера Лойценъ, «свободный христ[iанинъ]». Очень занятъ воздействiемъ. Милый Николаевъ и его мальчики. Тяжелое дело Ан[дрея]. Убiйство добраго Вяч[еслава]. Вчера вечеромъ прегадко спорилъ съ Колей, нынче, спасибо, попросилъ у него прощенiя. Написалъ вчера о Сковороде. Еще дело: составить жизнеописанiя Эпиктета, Сократа, Паскаля, Руссо, кроме Будды и Конфуц[iя]. Это — старческая разбросанность. Более 2-хъ недель нездоровъ, кашель, и не выхо[жу] дня три и слабъ. Записать надо много.

1) Я не говорю, что государств[енное] устройство хорошо или дурно, и что надо или[106] не надо заниматься политикой, а я говорю только то, что прежде, чемъ заниматься политикой, каждом[у] человеку надо заниматься своей жизнью, душой, и что самыя мудрыя политическi[я] меры въ государстве съ 100 мил[iонами] жителей[107] сделаютъ[108] гораздо меньше того, ч[то] сдела[етъ] нравственно-религiозное улучшенiе жизн[и] однаго человека изъ эти[х]ъ 100 милiоновъ.

2) Прекрасное выраженiе Канта: «люди делаются софистами своихъ юношескихъ заблужденiй»: Соловьевы, Аксаковы. И чемъ они умне[е], ученее, темъ вреднее.

3) Записано что-то не ладное такъ: детямъ нужны три основы: 1) не бояться смерти, 2) любить трудъ и 3) любить добро. Для всехъ трехъ прiемы обученiя. Такъ записано. Теперь не могу вспомнить, ч[то] я при этомъ думалъ.

4) Доброта — любовь — нетъ более радостна[го] состоянiя. Сейчасъ и награда. И какъ разъ обратное, ч[то] я вчера испыталъ: недоброта — наказанiе въ сознанiи самое тяжелое.

5) Воля — свобода только въ сознанiи своей духовности и потому всегда отрицательная. (Опять не помню и несогласенъ.)

6) Думать, что мы можемъ знать мiръ и себя, изучая матерiальныя условiя мiра, и не признавать источникомъ знанiя свою душу,[109] можно сравнить вотъ съ чемъ. Человекъ живетъ безвыходно въ темномъ углу. Сведенiя о томъ, что делается на свете, онъ получаетъ только отъ своего[110] друга. Другъ непереставая сообщаетъ ему о томъ, ч[то] делается. И сведенiя эти такъ интересны для него, ч[то] онъ какъ будто самъ непосредственно живетъ съ темъ, что разсказываетъ ему его другъ, и, живя съ этимъ, представляемымъ ему его другомъ мiромъ, забываетъ про то, что все эти сведенiя онъ получаетъ черезъ друга, что самое реальное для него не мiръ, съ к[оторымъ] онъ не имеетъ непосредственнаго общенiя, а истинно существуетъ для него только этотъ другъ. И что для того, чтобы ему иметь ясное и безошибочное понятiе о мiре, ему нужно, во-1-хъ, признать, ч[то] все,[111] что онъ знаетъ, онъ знаетъ черезъ друга, и во 2-хъ, изучить самаг[о] друга съ темъ, чтобы знать, въ чемъ можно и въ чемъ нельзя верить ему. Другъ этотъ есть то духовное начало, к[оторо]е живетъ въ насъ и черезъ к[отор]ое мы знаемъ то, что знаемъ. Думать, что его нетъ, все равно, [что] думать, что человекъ, сидя въ одномъ темномъ углу, можетъ безъ помощи друга знать все то, что делается въ мiр[е]. (Нехорошо).

7) Въ наше время между двумя сословiям[и], дворянскимъ и крестьянскимъ, переменились роли: Прежде на стороне помещиковъ б[ыли] жестокость и жадность, а самоотверженi[е] на стороне крестьянъ. Теперь стало наоборотъ. (Тоже нехорошо, неверно).

8) Грубое суеверiе — что я своими усилiями могу устроить домъ, семью. Еще более грубое — ч[то] я могу устроить народъ, еще более грубо[е] — ч[то] я могу устроить Ц[арство] Б[ожiе] для всего человечества. Все это, въ особенности устройство жизни всего человечества, совершается по законамъ, мне недоступнымъ и отъ меня не зависящимъ. Думать и поступать такъ все равно, что для клетки моего тела, если бы она для того, чтобы тело мое поступало такъ, какъ она этого хочетъ, нарушала бы закон[ы] своей жизни. Все, что мы можемъ делать, также, какъ и каждая отдельная клетка нашего тела, это то, чтобы наисовершеннейшимъ образомъ исполнять законъ своей жизни. Общее же теченiе жизни совершается по недоступнымъ намъ законамъ и ради недоступныхъ намъ целей.

9)[112] Истинная жизнь всегда только въ настоящемъ.

10) Христiанское понятiе равенства, понятое не со[113] смиренiемъ, а съ гордостью, производитъ не единенiе, a разъединенiе людей.

11) Смерть есть уничтоженiе сознанiя, то самое, что мы каждый день испытываемъ, засыпая. Возникаетъ ли новое сознанiе, какъ это бываетъ въ сновиденiяхъ, мы не знаемъ.

12) Христiанство, ученiе о доброй жизни,[114] даетъ, а не требуетъ; отъ непониманiя этого все ужасы революцiи.

(Все записанное плохо).[115]

28 Мая 1907. Я. П.[116]

Нездоровъ и потому просилъ Сашу записать за несколько дней.

[1)] Душевное состоянiе такое, что все непрiятно, все, что было, что будетъ, все нехорошо. Что это значить? — А то, что душа хочетъ освободиться отъ прошедшаго и будущаго и жить однимъ неумирающимъ, непроходящимъ и не начинающимся настоящимъ. Такое душевное состоянiе хорошо, и надо пользоваться имъ, живя однимъ вечнымъ, духовнымъ.

[2)] Агафья Михайловна спрашивала у Алексея Степановича, страшно ли умирать.

[3)] Для того, чтобы убедиться въ томъ, что въ насъ живетъ духовная сила, независимая и не происходящая отъ тела, достаточно вспомнить о способности каждаго человека судить о своемъ душевномъ состоянiи: разсматривать его, какъ нечто внешнее, сознавать себя, и невозможность сознать это сознанiе, разсматривать его, какъ нечто внешнее, сознавать сознанiе. Я могу, разсматривая себя, познать, что я сейчасъ раздраженъ или умиленъ, что мой поступокъ былъ дурной или хорошiй, но я не могу сознать этого сознанiя, разсматривать это сознанiе, какъ нечто внешнее. Я могу сказать: что я сознаю, что я сознаю (и даже, что сознаю, что сознаю, что сознаю), но это сознанiе не будетъ иметь никакого содержанiя, а будетъ только все то же сознанiе своей духовности.

[4)] Три предположенiя: 1) духъ = сознанiе = разумъ — произведенiе матерiи и въ зависимости отъ нея. 2) Матерiя — произведенiе сознанiя и въ зависимости отъ него. 3) Духъ и матерiя нераздельно соединены и ни одна не влiяетъ на другую.

Въ первомъ случае на вопросъ, откуда взялась матерiя, составляющая мое тело, я долженъ ответить: отъ прежде бывшей матерiи. А та? Отъ прежней. А та? И я долженъ признать совершенно непонятную мне матерiю, появившуюся сама собою.

При второмъ на вопросъ, откуда взялась душа? я отвечаю темъ, что не признаю вопроса. Душа, сознанiе, разумъ, ни откуда не появилось — оно есть, одно действительно есть, такъ есть, что безъ него ничего нетъ. И потому въ первомъ случае источникъ меня вне меня въ безконечн[омъ] и совершенно непостижимъ, во 2-мъ онъ во мне и вполне ясенъ.

Третье же предположенiе отпадаетъ само, такъ какъ не могутъ быть равны два начала жизни, изъ которыхъ одно вполне непонятно, а другое вполне понятно.

[5)] Сонъ — совершенное подобiе смерти: въ томъ, что прекращается сознанiе, но не прекращается жизнь. Можетъ быть, подобенъ сонъ и темъ, что въ немъ начинается новое сознанiе, все основанное на прежнемъ (бдящемъ), но не связанное съ нимъ.

Можетъ быть, подобiе и въ томъ, что вся наша жизнь относится къ истинной жизни, какъ сновиденiя къ нашей теперешней жизни. Точно также, какъ въ теперешней жизни после каждаго засыпанiя и пробужденiя жизнь все больше и больше открывается, такъ и истинная жизнь все больше и больше открывается съ каждымъ рожденiемъ после смерти.

[6)] Поступки по вере усиливаютъ веру. Вера производитъ поступки. Circulus viciosus.[117]

1) Сегодня, 13 Мая, проснувшись, испытываю странное новое душевное состоянiе: какъ будто все забылъ — не могу вспомнить, есть ли Ю[лiя] И[вановна] или нетъ, не могу вспомнить: какое число? что я пишу? — А между темъ не столько представленiя, сколько чувства нынешнихъ сновиденiй представляются особенно ярко.

2) Воспользоваться свободой революцiи для того, чтобы избавиться отъ суеверiя необходимости власти. «Но люди не готовы». Тутъ cercle vicieux.[118] Люди не будутъ готовы, пока будетъ развращающая ихъ власть.

3) Какъ опекунъ считаетъ всегда неготовымъ воспитанника, также и кандидаты въ опекуны. Анархисты видятъ зло власти, но верятъ въ нее — въ ея средства.

4) Можно любить всякаго человека. Только, чтобы любить такъ человека, надо любить его не за что нибудь, а ни за что. Только начни любить такъ и найдешь, за что.

5) Что прежде, что после? Прежде надо освободить людей отъ рабства, а потомъ уже облегчать машинами работу. А не такъ, какъ теперь — когда изобретенiе машинъ только усиливаетъ рабство.

6) То, что ученые историки все дальше и дальше проникаютъ въ древность, показываетъ, что и прошедшее открывается намъ также, какъ и будущее, но открывается другимъ процессомъ и также неполно.

7) Спрашивать: есть ли Богъ? все равно, что спрашивать: есть ли я? Я въ себе знаю Бога — не всего, но частицу, проявленiе. Все то, чего я есмь проявленiе, это есть Богъ, столь же неизбежно существующiй, какъ и я.

8) Вредъ медицины въ томъ, что люди больше заняты теломъ, чемъ духомъ. Жизнь сложилась такъ, что гибнутъ милiоны молодыхъ, сильныхъ, здоровыхъ, детей — гибнетъ жизнь, а старательно и искусно лечатъ старыхъ, ненужныхъ, вредныхъ. Главное, прiучаетъ людей — даже народъ — больше заботиться о теле, чемъ о душе.

Если бы не было ея совсемъ, не было бы этого соблазна заботы о теле, люди больше думали бы о душе, и въ общемъ положенiе людей было бы много лучше. Прекрасное выраженiе въ народе, когда боленъ: помираю. Болезнь заставляла бы думать о смерти, а не объ аптеке.

А живи люди более духовной жизнью, не было бы браунинговъ, войнъ, голодныхъ детей и матерей, уничтожающихъ плодъ.

9) Говорятъ: нетъ духовнаго начала, все отъ тела. Если люди живутъ для тела, заняты только теломъ, никогда не борятся съ нимъ, то какже имъ думать иначе. Ребенокъ живетъ для тела, но не объясняетъ, не оправдываетъ этого, но горе, когда взрослый продолжаетъ жить по-ребячески и искусными умствованiями оправдываетъ это. Только тотъ, кто борется съ теломъ, знаетъ, что такое тело, и знаетъ, что есть то, что борется съ нимъ и что сильнее его.

10) Свобода, равенство можетъ быть осуществимо только любовью, а не насилiемъ.

При осуществленiи насилiемъ это — величайшее зло.

11) Две науки точныя: математика и нравственное ученiе.

Одно — самое поверхностное, другое — самое глубокое. Точны и несомненны эти науки потому, что у всехъ людей одинъ и тотъ же разумъ, воспринимающiй математику, и одна и та же духовная природа, воспринимающая (ученiе о жизни) нравственное ученiе.

7 Іюня 1907. Я. П.

Давно не писалъ. Прежнее нездоровье прошло, но начина[ется] какъ будто новое. Нынче очень, очень грустно. Стыдно признаться, но не могу вызвать радости. На душе спокойно, серьезно, но не радостно. Грустно, главное, отъ того мрака, въ к[оторомъ] такъ упорно живутъ люди. Озлобленiе народа, безумная роскошь наша. Горбунова разсказала про ужасный детскiй развратъ. Вчера б[ыло] хорошее чувство о письме Андрея. Испыталъ радость уединенiя съ Богомъ. Нынче пересматривалъ Д[етскiй] К[ругъ] Ч[тенiя]. Дети не приходили. Письмо отъ Суткового, и я написалъ ему о Добролюбовцахъ. Грустно, грустно. Г[оспо]ди, помоги мне, сожги моего древняг[о], плотскаго [119] человека. Да, одно утешенье, одно спасен[ье]: жить въ вечности, а не во времени. Потерялъ записную книжку у кровати. Жалко. Записать:

1) Богъ, все изменяющiй и самъ не изменяющiйся.

2) Я сознаю тело, сознаю душу, но не сознаю того, что сознаетъ и то и другое. Это-то и есть Онъ, Богъ, Любовь.

3) Жизнь не[120] въ теле и не въ душе, а въ духе. Онъ одинъ сознаетъ и то и другое, а его ничто не сознаетъ.

4) Какая обворожительная черта лица — прелесть улыбки!

Не могу найти той книжки.

Былъ у Мар[ьи] Ал[ександровны]. Она взволнована Скуратовскими мужиками, а я не могу не видеть и въ нихъ: отсутствiя того главнаго — внутренней работы, к[отор]ая одна можетъ спасти людей. — Думалъ о томъ, какъ вредно писать статьи, составлять статьи, а не излагать мысл[и], чувства, какъ оне приходятъ.

9 Іюня 1907. Я. П.

Нынче пробудился. Хорошо на душе. Вспомнилъ о томъ, что Николаевъ въ своей книге высказываетъ мои мысли о томъ, что человекъ есть отделенное духовное существо,[121] сознающее свою отделенность пространствомъ и временемъ, и мне сделалось непрiятно. И опять точно также, какъ отъ письма А[ндрея], когда я прикинулъ этотъ вопросъ къ делу жиз[ни], къ отношенiю къ Богу, сейчасъ не тольк[о] прошло, но изъ тяжелаго, непрiятнаго чувств[а] перешло въ радостное, высокое.

Записать:

[122]1) Безумная жизнь людей. Вся безумная — и старая и новая,[123] которыя борятся между собой. Состаревшаяся безумная жизнь считается разумной, новая безумная жизнь считается прогрессомъ: Вера, политика, наука, искусство, педагогика, промышленность, торговля, финансы, земледелiе, печать, общенiе половъ, медицина, психiатрiя, табакъ, вино. Все одинаково безумно — и старое и новое.

2) Вера, исповедуемая христi[анскими] народами, — вера еврейская. Отъ того успехъ Евреевъ всравне[нiи] съ христiанами, хотя и смутно, но придерживающимися истиннаго христiанства. Если представить себе[124] народы исповедующими такую религiю, к[отор]ая требовала бы, главное, энергическихъ[125]порывовъ, легкомыслiя, веселости, то въ народахъ, исповедующихъ такую религiю, самый большой успехъ имели бы цыгане.[126]

3) Мiръ раскрывается мне въ известный моментъ своего развитiя, и раскрывается мне, какъ человеку (такъ и всемъ людямъ), известнымъ темпомъ, т. е. съ одной и той же быстротой, какъ ровно поворачивающееся колесо часовъ. Я могу себе представить[127] существа, изъ к[оторыхъ] стали люди, за сотни тысячъ летъ въ прошедшемъ, въ тотъ моментъ, когда они были звери, могу представить себе и[128] мiръ впередъ на сотни тысячъ летъ, когда волкъ будетъ лежать съ ягненкомъ (сделается травояднымъ или ручнымъ). Это относительно момента раскрытiя, но я могу представить себе и более медленный и более быстрый, чемъ нашъ, темпъ раскрытiя. И одно это измененiе темпа дастъ возможность[129] бытiя самыхъ разнообразныхъ, непонятныхъ намъ существъ.

4) Вся цель теперешней цивилизацiи — уменьшенiе труда и увеличенiе удовольствiй праздности. (Еврейская цивилизацiя: празднос[ть] — условiе рая). Тогда какъ[130] главное[131] благо человека — матерьяльное — должно быть въ увеличенiи прiятности труда. При теперешней цивилизацiи человекъ, его радости, [132] отдаются въ жертву выгоде. Паръ вместо лошади, сеялка вместо руки, велосипедъ, моторъ вместо ногъ и т. п.

5) Вредъ — и самый большой — медицины въ томъ, что мешаетъ спокойной торжественности процесса умиранiя.

6) Самое верное средство прогнать сомненiя и укрепить себя въ томъ, въ чемъ сомневаешься, это то, чтобы проповедывать, учить другихъ тому, въ чемъ сомневаешься. Ив. Мих. Трегубовъ.

7) Когда человекъ лишился способности зренiя, онъ не можетъ уже отличать светъ отъ тьмы. Также и человекъ, лишившiйся сознанiя своей божественности, теряетъ возможность различенiя добра и зла.

8) Одно чувство проникаетъ всю библiю и связываетъ между собой всю ту кашу самыхъ разныхъ и по смыслу и по достоинст[ву] мыслей, правилъ, разсказовъ, это — чувство исключительной, узкой любви къ своему народу.

9) Испыталъ большую радость[133] общенiя съ Богомъ, только съ

Богомъ, безъ людей. И испыталъ это, благодаря пись[му] А[ндрея], к[отор]ое при отсутствiи общенi[я] съ Бого[мъ] б[ыло] бы очень больно.

10) Нынче поймалъ себя, по случаю письм[а] П. Николаева, на томъ, какъ я еще дорожу славой людской. Тоже превратилъ въ радость.

10 Іюня 1907. Я. П.

Физически слабъ. На душе хорошо. Любовное отношенiе становится привычкой. Ахъ, коли бы съ детства прiобреталась эта привычка! Возможно ли это? Я думаю: да. Записать кое-что:

1) Все больше и больше почти физически страдаю отъ неравенства: богатства, излишествъ нашей жизни среди нищеты; и не могу уменьшить этого неравенства. Въ этомъ тайный трагизмъ моей жизни.

2) Какое великое слово: «ищите Ц[арства] Б[ожiя] и правды Его, и остальное приложится вамъ». Это значитъ: будете искать остальнаго во всехъ разныхъ видахъ, какъ все ищутъ, и наверное не найдете, и Ц[арства] Б[ожiя] нетолько не найдете, но удалитесь отъ него. И наоборотъ: ищите Ц[арства] Б[ожiя] — и найдете его и все остальное. Это — единственное средство полученiя остальнаго. Какъ хотелось бы убедить въ этомъ людей.

16 Іюня 1907. Я. П.

Чертковы прiезжаютъ. Очень меня радуетъ. Мало пишу, мал[о] думаю. Былъ въ очень дурномъ духе дня два тому назадъ. Более или мене[е] держался. Кажется, опять простудился. Записать надо кое-что изъ книжеч[ки]. Теперь записываю кое-что прямо:

1) Многiе понимаютъ, т. е. думаютъ, что понимаютъ, христ[iанское] ученiе, вообще религiозно-нравственное ученiе, «отчасти», и берутъ кое что, оставляютъ другое. Это все равно, что брать изъ молитвы, изреченiя, стихотворенiя одни слова, откидывая другiя. Les grandes pens?es viennent du coeur.[134] Это хорошо: les grandes pens?es viennent,[135] но «du coeur»[136] не нужно. Разве не тоже — христ[iанское] ученiе безъ непротивленiя?

2) То, что жизнь есть непрестающее раскрытiе того, что уже есть, подтверждается темъ, что мы не можемъ ничемъ остановить это раскрытiе, представляющееся намъ нашимъ движенiемъ. Я всегда могу заставить себя действовать (т. е. мне кажется, что я могу). Въ сущности же, я не могу не действовать, но ни какъ не могу заставить себя не действовать: [137] остановить обращенiе крови, дыханiе, заснуть.

3) Самоуверенны[е] и потому ничтожные люди всегда импонируютъ скромнымъ и потому достойнымъ, умнымъ, нравственнымъ людямъ именно п[отому], ч[то] скромный человекъ, судя по себе, никакъ не можетъ себе представить, чтобы плохой человекъ такъ уважалъ себя и съ такой самоуверенностью говорилъ о томъ, чего не знаетъ.

4) Въ человеке сердце и разумъ: т. е. желанiя и способность находить средства ихъ удовлетворенiя. Но это не весь человекъ. Человекъ вполне это еще способность сознавать себя (вне времени): свои желанiя и свой разумъ.

5) Движенiе, какъ вне меня, такъ и во мне есть открыванiе для меня того вечнаго, вневременнаго и внепространственнаго существа, к[отор]ое есть и к[отор]аго я не могу обнять, но къ познанiю к[отор]аго приближаюсь. Въ этомъ открыван[iи] меня и мiра я могу принимать участiе двоякое: пассивное, безсознательное,[138] отдаваясь теченiю, признавая реальнымъ переменчивый мiръ,[139] — и активное, сознательное, признавая себя духовнымъ существомъ, все более и более раскрывающимся, сливающимся со Всемъ. (Неясно выражено, но мне понятно, и надеюсь выразить когда-нибудь яснее).

27 Іюня 1907. Я. П.

Прiехали Ч[ертко]вы, прожил[и] у насъ 3 дня. Очень б[ыло] радостно. Живетъ Нестеровъ — прiятный. Былъ Сергеенк[о]. Вчера были 800 детей. Душевное состоянi[е] хорошо. Только, увы, началъ уже терять общенiе съ Богомъ, какъ понималъ или, скорее, чувствовалъ его неделю тому назадъ. Но кое что, и очень важное и нужное, осталось.

1) Такъ ясно почувствовалъ преимущество косца работника въ росистомъ лугу рано утромъ, пускай и въ жаръ полдня, и бедственность его хозяин[а] за раздражающей его газетой и кофеемъ, съ озлобленiемъ, тоской и гемороемъ.

2) Я недавно еще радовался тому, что живо, жизненно чувствовалъ необходимость, естественность и радость любовнаго общенiя со всеми людьми, а теперь понялъ, что чувство это производное, а основное чувство — это сознанiе любовнаго общенiя не съ людьми, а съ источникомъ всего, съ Богомъ. Это чувство включаетъ первое. Живо чувствовалъ это несколько дней: всякую минуту чувствовалъ Его близость и жилъ у Него на глазахъ, исполняя Его волю. Теперь притупилось, но стараюсь вызвать и надеюсь.

3) Не жить съ Богомъ — сиротливо, чувствуешь себя одинокимъ.

4) Любовь не есть какое-либо особое чувство (какъ ее понимаютъ обыкновенно). Любовь есть только последствiе более или менее яснаго сознанiя своей причастности Всему. Пальцы руки не любятъ другъ друга, а живутъ общей жизнью. Они не поняли бы, что такое любовь.

Я —[140] неполное сознанiе Всего.[141] Полное сознанiе Всего скрывается отъ меня пространствомъ и временемъ. Пространство и время лишаютъ меня возможност[и] сознать Все.

5) Есть Нечто непреходящее, неизменяющееся, короче: непространственное, невременное и не частичное, a цельное. Я знаю, что оно есть, сознаю себя въ немъ, но вижу себя ограниченнымъ теломъ въ пространстве и движенiемъ во времени. Мне представляется, что были за 1000 вековъ мои предк[и][142] люди и до нихъ ихъ предки животныя и предки животныхъ — все это было и будетъ въ безконечномъ времени. Представляется тоже, что я моимъ теломъ занима[ю] одно определенное место среди безконечнаго пространства и сознаю не только то, что все это было и будетъ, но что все это и въ безконечномъ пространстве и въ безконечномъ времени[143] вс[е] это я же.

Въ этомъ кажущееся сначала страннымъ, но въ сущности самое простое пониман[iе] человекомъ своей жизни: Я есмь проявленiе Всего въ пространстве[144] [и] во времени. Все, что есть, все это — я же, только ограниченное пространствомъ и временемъ. То, что мы называемъ любовью, есть только проявленiе этого сознанiя. Проявленiе это естественно более живо по отношенiю более близкихъ, по простран[ству] и времени, существъ.

6) Живо думалъ о томъ, чтобы правдиво написать всю свою мерзость, ничтожество,[145] не прошедшiя только, а теперешнiя.

7) Хотелось ожидаемымъ детямъ сказать вотъ что: Вы все знаете, что у Хр[иста] б[ылъ] любимый ученикъ Іоаннъ. Іоа[ннъ] этотъ долго жилъ и, когда очень состарился, насилу двигался и еле говорилъ, то всемъ, кого виделъ, говорилъ только все одни и теже короткiя 4 слова. Онъ говорилъ: дети, любит[е] другъ друга. Я тоже старъ, и если вы ждете отъ меня, чтобы я что-нибудь сказалъ вамъ, то я ничего не могу сказать отъ себя и повторю только то, что говорилъ І[оаннъ]: дети, любите другъ друга. Лучше этого ничего сказать нельзя, п[отому] ч[то] въ этихъ словахъ все, что нужно людямъ. Исполняй люди эти слова, только старайся люди отучаться отъ всего того, что противно любви: отъ ссоръ, зависти, бра[ни], осужденiя и всякихъ недобрыхъ чувствъ къ братьямъ — и всемъ[146] бы был[о][147] хорошо и радостно жить на свете. И все это не невозможно, и даже не трудно, а легко. Только сделай это люди — и всемъ будетъ хорошо. И рано ли, поздно люди придутъ къ этому. Такъ давайте же сейчасъ каждый понемногу прiучать себя къ этому. (Плохо очень.)

8) Одни люди поднимаются въ обществ[е] людей, другiе спускаются.

9) Человеку естественно исполнять волю Бога: жить въ любви, какъ естественно птиц[е] вить гнездо, петь, выводить птенцовъ. Только ложныя ученiя сбиваютъ человек[а] съ естественнаго пути.

10)[148] Все страсти только преувеличен[iе] естественныхъ влеченiй — законныхъ: 1) Тщеславiе — желанiе знать, чего хотятъ отъ насъ люди; 2) скупость — бережливость чужихъ трудовъ; 3) любострастiе — исполнен[iе] закона[149] продолженiя рода; 4) [гордость —] сознанiе своей божественности; 5)злоба, ненависть къ людямъ — ненависть къ злу.

11) Доказывать существованiе Бога! Можетъ ли бы[ть] что нибудь глупее мысли: доказывать существованiе Бога. Доказывать Бога все равно, что доказывать свое существованiе. Доказывать свое существован[iе]? Для кого? Кому? Чемъ? Кроме Бога, ничего не существуетъ.

12) Какъ легка и радостна становится жизнь, освобожденная отъ страстей, въ особенности отъ славы людской.

13)[150] Записано такъ: Жизнь становится сновиденiемъ. Сознаешь его нелепость и не можешь проснуться — умереть. Да, жизнь — сонъ: одни люди просыпаются рано, не доспавъ — ранняя смерть; другiе — выспавшись: смерть въ старости.

1 Іюля 1907. Я. П.

Все слабею. Ничего не могу работать. Кое что делалъ для К[руга] Ч[тенiя]. Съ детьми 2 дня не занимаюсь. Мног[ое] задумываю, но силъ нетъ. На душе очень хорошо. Понялъ, какъ при встрече съ каждымъ челов[екомъ] надо молитвенно, серьезно относиться (не шуточно), помня, что это — Богъ. Правда, что и все — Богъ. Но человекъ это — Б[огъ], наиболее понятный мне. Вписать есть кое что. После.

20 Іюля 1907. Я. П.

Сто летъ не писалъ, т. е. больше месяца. За это время много б[ыло] внешнихъ событiй: дети, убiиство Звегинц[евскихъ] людей, главное, Ч[ертков]ы. Радостное общенiе съ ними, и бездна посетителей. Детскiе уроки сошли «на нетъ». Прiездъ Тани съ мужемъ, прiездъ Андрюши: хорошiй.[151]

[152]Внутреннiя же событiя самыя были важныя: сначала такое живое сознанiе Бога въ себе и жизни божественной любви и потому свободы и радости, к[отор]ыхъ никогда прежде не испытывалъ. Продолжалось сильно съ неделю, потомъ стало ослабевать, и изчезла новизна, радость сознанiя этого чувства, но остался, наверное остался подъемъ на следующую, хоть небольшую ступеньку безсознательнаго, высшаго противъ прежняго безсознательнаго же состоянiя. Началось это съ того, что я старался помнить при встрече съ каждьтмъ человекомъ, что въ немъ Богъ. Потомъ это перешло въ сознанi[е] въ себе Бога. И это сознанiе въ первое врем[я] производило какое-то новое чувство тихаго[153] восторга. Теперь это прошло, и могу вызвать тольк[о] воспоминанiе, но не сознанiе. —

Что-то будетъ дальше?

За это время здоровье порядочно, «по грехамъ нашимъ» слишкомъ хорошо. Оставилъ Кр[угъ] Чт[енiя] и по случаю заключенiя въ тюрьму Фельтена писалъ брошюру «Не убiй никого». Вчера, хотя и не кончилъ, прочелъ ее Ч[ерткову] и другимъ. Теперь хочется написать письмо Стол[ыпину] и Руки вверхъ, пришедшее мне въ голову во время игры Гольденв[ейзера].[154] Очень уже что-то последнее время мной занимаются, и это очень вредитъ мне. Ищу въ газете своего имени. Очень, очень затемняешь, скрываешь жизнь. Надо бороться. Записать надо:

1) Какъ хорошо быть виноватымъ, униженнымъ и уметь не огорчаться. Это можно. И какъ это нужно. — И какъ дурно считать себя правымъ, возвышеннымъ передъ людьми и радоваться этому! Очень дурно, и я испытыв[аю] это. Это губительно для истинной жизни.

2) Если бы положенiе о томъ, что три угла треугольника равны двумъ прямымъ, бы[ло] бы противно интересамъ людей, они нашл[и] бы доказательства противнаго. (Гоббсъ)

3) Стараешься вызвать любовь къ человеку — и не можешь. Одно средство достигнуть этого: вызвать въ себе любовь къ Богу, сознанiе своего единства съ Богомъ, и достигнешь — если не любви деятельной, то уже наверное освободишься отъ нелюбви, отъ недобраго чувства къ человеку. Сейчасъ вспомнилъ о ветеринаре, о моихъ шуткахъ о немъ, и стало стыдно и совестно передъ собой. (Какъ полезно писать этотъ дневникъ: беседовать такъ съ своей душой, какъ говор[итъ] Маркъ Авр[елiй]).

4) Любовь нечего вызывать; только устрани то, что мешаетъ проявленiю ея, т. е. себя, истиннаго себя.

5) Старость уже темъ хороша, что уничтожаетъ заботу о будущемъ. Для старика будущаго нетъ, и потому вся забота, все усилiя переносятся въ настоящее, т. е. въ истинную жизнь.

6) Мы все оправдываемъ себя, а намъ, напроти[въ], для души нужно быть, чувствовать себя виноватымъ. Надо прiучать себя къ этому. А чтобы б[ыло] возможно прiучить, надо радоваться случаю, когда можешь признать себя виноватымъ. А только поищи, и случай этотъ всегда найдется.

7) Записано такъ: Любишь быть силенъ, ловокъ, уменъ, способенъ на всякое дело, и упражняешься для это[го] въ силе, ловкости, въ разныхъ делахъ. А есть одно дело, к[оторое] важнее всехъ другихъ и успехъ въ к[оторомъ] даетъ наибольшую радость, и потому разумн[о] упражняться более всего въ этомъ деле. Дело это въ томъ, чтобы приближаться къ Богу въ самомъ себе.

8) Какъ важно для исполненiя закона жизни и для блага ея понимать жизнь, какъ прохожденiе.

9) Тело человека отделяетъ его отъ Всего пространствомъ,[155] и тело же объединяетъ человека со Всемъ[156] временемъ.[157]

Въ пространстве человекъ отделенъ отъ всего мiра, во времени онъ соединенъ со всемъ.

10) Нравственность не можетъ быть ни на чемъ иномъ основана, кроме какъ на сознанiи себя духовнымъ существомъ, единымъ со всеми другими существами и со Всемъ. Если человекъ не духовное, a телесное существо, онъ неизбежно живетъ тольк[о] для себя, а жизнь для себя и нравственность несовместимы.

11) Нравственность только въ томъ, чтобы понимать себя проявленiемъ Бога: сыномъ, рабомъ Его, — и потому понимать смыслъ жизни въ исполненi[и] воли Его. Безнравственность это — то, чтобы понимать себя слугою или своей личности, или своей семьи, или своего отечества, или своей породы существъ — человечества.

12) Не успелъ оглянуться, какъ соблазнился, сталъ приписывать себе особенное значенiе: основателя философско-религiозн[ой] школы, сталъ приписывать этому важность, желалъ, чтобы это было, какъ будто это имеетъ какое нибудь значенi[е] для моей жизни. Все это имеетъ значенi[е] не для, а противъ моей жизни, заглушая, извращая ее.

13) Думалъ о томъ, чтобы, сходясь съ людьми, всегда помнить, что жизнь только въ настоящемъ. — Малого захотелъ! Жить всегда[158] въ настоящемъ значитъ жить всегда и съ Богомъ и Богомъ.

14) Надо, встречаясь съ каждымъ человекомъ, помнить, что передъ тобою Богъ. Вотъ когда и где настоящая молитва. А то у входа въ церковь стоятъ нищiе, а мы проходимъ мимо къ иконамъ, къ словамъ, къ службе.

15) Какая дурная привычка, сходясь съ человекомъ, начинать съ шутки. Въ человеке Богъ, а съ Богомъ нельзя шутить. Всегда, сходясь съ человекомъ, говори съ нимъ во всю.

16) Тело мое — не я, разумъ мой — тоже не я. Не я и мое сознанiе. Я, мое истинное я, это — то, чт? я сознаю. Сознаю же я свою духовную, божественную сущность. Я не понимаю эту сущность, но она-то одна и есть настоящiй я.

17) Ученiе о будущей жизни больше вредитъ, чемъ помогаетъ доброй жизни въ этомъ мiре. «Мы переходимъ отъ смерти въ жизнь, если любимъ братьевъ».

Верь въ будущую вечную,[159] загробную жизнь —[160] и не будешь здесь радостно, а напротивъ, будешь здесь[161] мучительно жить. Не верь въ будущую вечную жизнь, а признавай эту жизнь вечною — и будешь спокойно и радостно жить въ этой жизни.

18) Нельзя проповедовать ученiе блага, живя противно этому ученiю, какъ живу я. Единственное средство доказательства того, что ученiе это даетъ благо, это — то, чтобы жить по немъ, какъ живетъ Добролюбовъ.

19) Смерть уже темъ хороша, что избавляетъ отъ своего я техъ, кто понялъ всю узость, всю[162] несвободу этого связаннаго съ я отделенiя отъ Всего.

20) Какая удивительная иллюзiя матерьялистовъ! Не сознавать свою истинную жизнь или, сознавая ее, не верить этому сознанiю и переносить свою жизнь во внешнее.

21) Колокольчикъ, письма. По старой привычке я ожидаю чего-то извне: кто-то прiятный едетъ, какое нибудь хорошее известiе въ письме. Я ожидаю, а между темъ знаю очень хорошо, что извне мне ничего хорошаго притти не можетъ. Не могу придумать, что извне, какой человекъ и какое известiе могло бы дать мне истинную радость. Что же можетъ дать мне радость? Чего я могу желать? Только одного: того, что я самъ могу дать себе: все большаго и большаго приближенiя къ Богу, слiянiя съ Нимъ. Сейчасъ я въ дурномъ духе; какую же радость я сейчасъ могу доставить себе? Могу и теперь доставить себе — и большую — радость: победить это настроенiе, воспользоваться имъ для того, чтобы[163] научиться и при немъ не прекращать своего общенiя съ Богомъ.

6 Авг. 1907. Я. П.

Сто летъ не писалъ. Нынче отдалъ Ч[ерткову] Н[е] У[бiй] Никого и надеюсь, что кончилъ, и не дурно. Сейчасъ взялся за Д[етскiй] К[ругъ] Ч[тенiя] для Ив[ана] Ив[ановича]. Много что есть записать и о жизни и изъ книжечекъ, теперь же запишу только то, что нынче думалъ, а именно:

1) Думалъ о томъ, что крестьяне были гораздо лучше нравственно во врем[я] крепостн[ого] права, чемъ теперь. Отчего это? Думаю, отъ того, что подавленность, нужда, страданiя содейству[ютъ] нравственному совершенствованiю, а cвoбoдa, достатокъ,[164] внешнiя благ[а] вредны. Вредны п[отому], ч[то] трудны, требуютъ многаго. Человекъ лучше и легче можетъ устроиться въ маленькомъ домик[е], чемъ въ огромномъ дворце. Какъ это ни странно и кажется дико, я верю, что это такъ. И выводъ изъ этого для меня тотъ, что благо человека — только духовное, и нарушаетъ это благо более всего забота о телесномъ, матерьяльномъ благе. Изъ этого дальнейшiй выводъ тотъ, что нетъ ничего вреднее для человека, какъ заботиться о своемъ телесномъ благе. Какже быть, если не заботиться о своемъ телесномъ благе? А такъ быть, чтобы заботиться о благе другихъ съ уверенностью, что друг[iе] будутъ заботиться о тебе. Такъ что самоотверженiе есть самый основной законъ жизни человеческой.

Нынче 8 Авг. 1907. Я. П.

Чувствую значительн[ое] ослабленiе всего, особенно памяти, но на душе очень, очень хорошо. Кончилъ статью и теперь займусь, кроме писемъ и дневника, Д[етскимъ] К[ругом]ъ Ч[тенiя]. Общенiе съ Ч[ертковымъ] очень радостное. Нынче очень хорошо думалъ.

1) Сущность религiи въ томъ, чтобы видеть не себя однаго и прикасающихся къ тебе, а Все, безконечное Все, и свое отношенiе къ этому Всему — Богу. Въ этомъ религiя.

2) Сущность жизни, благо ея, то, къ чему свойственно стремиться человеку, это — увеличенiе любви и, вследствiе этого увеличенiя, увеличен[iе] блага жизни своей и всеобщей. Какъ это люди не понимаютъ, и я не понималъ этого. Ведь это самое сказано въ: «Придите ко мне все труждающiеся и обр[емененные]........»

3) Дело жизни, кроме внутренняго, есть только одно: увеличивать въ людяхъ любовь делами и словами, убежденiемъ.

4) Странникъ мне говорилъ: Жить нельзя стало. Помещики совсемъ сдавили народъ. Деваться некуда. И попы. Они какъ живутъ. Сироту, вдову обдираютъ — последнюю копейку. А кто за правду, за народъ идетъ, техъ хватаютъ. Сколько хорошаго народа перевешали.

Ходитъ онъ — и тысячи ему подобныхъ, чтобы кормиться, а это — самое сильное средство пропаганды.

5) Прежде были святые Франциски, а теперь — Дарвины.

6) Молодое поколенiе теперь нетолько не веритъ ни въ какую религiю, но веритъ, именно веритъ, что всякая религiя — вздоръ, чепуха.

7) Смиренiе есть основа всего — и добродетел[и], и разума. Нетъ ничего более полезнаг[о] для души, какъ памятованiе о томъ, что ты — ничтожная и по времени и по пространству козявка, сила к[отор]ой только въ пониманiи этого своего ничтожества.

8) Удивляешься на признаваемыя людьм[и] нелепости, неразумности. Пойми, что все это отъ того, что только этими нелепостями люди могутъ оправдать те свои пороки, про к[оторые] они знаютъ, что они могли бы не быть и даже должны не быть.

9) Умъ возникаетъ только изъ смиренiя. Глупость же — только изъ самомненiя. Какъ бы сильны ни были умств[енныя] способности, смиренный челов[екъ] всегда недоволенъ — ищетъ; самоуверенный думаетъ, что все знаетъ, и не углубляется.

10) Въ телесномъ своемъ состоянiи — хочется есть, спать, весело, скучно — человекъ одинъ; въ поступкахъ, общенiи съ людьми ты соединяешься съ[165] немногими существами; въ мысляхъ ты соединяешься со всеми людьми прошедшаго и будущаг[о].

11) Нетъ на свете более сильной душевной радости, какъ состоянiе нежной, умиленной любви.

12) (Кажется, записано.) Все есть. Нетъ ни пространства, ни тела, ни времени, ни движенiя. И вотъ въ этомъ внепространственномъ, безтелесномъ, вневременномъ, не движущемся Всемъ является человекъ и чувствуетъ себя[166] частицей,[167] отделенной отъ Всего, и отделенiе это представляется теломъ[168] въ пространстве. Но онъ чувствуетъ себя и частью Всего и это сознанiе своего причастiя Всему онъ сознаетъ движенiемъ во времени.

13) (Въ другой книжечке записано такъ.)

Только посредствомъ тела въ пространстве я делаюсь отдельной частью Всего.

Только посредствомъ движенiя во времени я, часть, соединяюсь со Всемъ.

[169]Тело отделяетъ — и образуетъ пространство. Движенiе соединяетъ — и образуетъ время.

14) Мужики жалуются, что на нихъ ездятъ, а сами ездятъ на сыновьяхъ, на женахъ.[170] Ездять только на техъ, кто самъ любитъ ездить. Самъ ездишь, такъ ужъ не жалуйся, что на тебе ездятъ.

15) Кантъ считается отвлеченнымъ философо[мъ], а онъ — великiй религiозный учитель.

16) Правдивость настоящая можетъ быть только у людей, живущихъ передъ Богомъ. Люди, живущiе передъ людьми, всегда виляютъ и будутъ вилять.

17)[171]Неверно думать, что назначенiе жизни есть служенiе Богу. Назначенiе жизн[и] есть благо. Но такъ какъ Богъ хотелъ дать благо людямъ, то люди, достигая своего блага, делаютъ то, [чего] хочетъ отъ нихъ Богъ, исдолняютъ Его волю.

18) Свободы выбора въ состоянiи тела почти нетъ: обжегся — отскочилъ,[172] не спалъ 2-е сутокъ — заснулъ. Свобода выбора поступко[въ] уже[173] больше: пойти — не пойти? Делать ту или иную работу. Свобода выбора[174] мысли уже еще больше — почти полная.

19) Дама съ ужасомъ говоритъ, содрогается отъ мысли объ убiйстве, а сама требуетъ поддержанiя той жизни, к[отор]ая невозможна безъ убiйства.

20) Читалъ про слепо-немую, к[отор]ая радуется своей жизнью, благодаритъ за нее Бога и пишетъ, что назначенiе человека — быть счастливымъ, довольнымъ и своей радостью жизнью помогать другимъ радоваться жизни.

21) Я не потому только обращаюсь къ Богу, какъ личности, что я такъ воспитанъ, но я воспитанъ такъ п[отому], ч[то] такое обращенiе къ Богу свойственно человеку. Я знаю или могу знать, что солнце есть какое-то огромное соединенiе раскаленныхъ газовъ, но я говорю, не могу не говорить и не думать, что солнце — это светлый, теплый красно-желтый кругъ, к[оторый] выходитъ изъ-за горизонта и заходитъ за него. Также и про Бога я знаю и могу знать, что Онъ есть все, не имеющее никакихъ пределовь и ограниченiй, но я говорю и думаю, не могу не говорить и не думать, что Богъ — это Отецъ, во власти к[отораго] я нахожусь, к[оторый] добръ и знаетъ меня и[175] можетъ помочь мне. И говорю: прости мне, Господи, помоги мне, благодарю Тебя.

22) Прекрасна мысль Лаодцы о смиренiи, какъ я понимаю ее. Онъ говорить такъ: Человекъ, ищущiй славы людской, все больше и больше возвеличивается и по мере того, какъ онъ возвеличивается въ глазахъ людей, онъ все более и более слабеетъ въ самомъ себе и доходитъ наконецъ до того, что самъ ничего не можетъ сделать. Человекъ же, ищущiй одобренiя Бога, все больше и больше унижается передъ людьми, но делается все более и более могущественнымъ и наконецъ доходитъ до того, что нетъ того дела, к[отор]аго бы онъ не могъ сделать.

22 Авг. 1907. Я. П.

Не скажу, чтобы быль въ слабомъ душевномъ состоянiи, скорее, напротивъ, но очень слабь нервами, слезливъ. Сейчасъ прiезжаетъ Таня. Вчера простился съ Малеваннымъ, и онъ и его спутник[и] — и Д[удченко] и Грауб[ергеръ] — не скажу, чтобы дурно[е] произве[ли] на меня впечатленiе, но не нужное. Нынче хорошо обдумалъ последовательность К[руга] Ч[тенiя]. Можетъ б[ыть], еще изменю, но и это хорошо. Все больше и больше освобождаюсь отъ заботы о мненiи людскомъ. Какая это свобода, радость, сила! Помоги Богъ совсемъ освободиться.

Сейчасъ читалъ газету, объ убiйствахъ и грабежахъ съ угрозой убiйствъ. Убiйства и жестокость все усиливаются и усиливаются. Какже быть? Какъ остановить? Запираютъ, ссылаютъ на каторгу, казнятъ. Злодейства не уменьшаются, напротивъ. Что же делать? Одно и одно: самому каждому все силы положить на то, чтобъ жить по-божьи и умолять ихъ, убiйцъ, грабителей, жить по-божьи. Они будутъ бить, грабить. А я, съ поднятыми по ихъ приказанiю кверху рука[ми], буду умолять ихъ перестать жить дурно. «Они не послушаютъ, будутъ делать все тоже». Что же делать? Мне-то больш[е] нечего делать. Да, надобно бы хорошеньк[о] сказать объ этомъ. Записать:

1)[176] Къ старости проходитъ интересъ къ будущему и прошедшему, уничтожается память и воображенiе, но остается, разрастается жизнь въ настоящемъ, сознанiе этой настоящей жизни.

2) Существуетъ среди насъ и всегда, а особенно теперь, эпидемическое безумiе, охватывающее детей, безумiе устраиванiя жизни не своей, а другихъ людей.

3) Читалъ Кропоткина о комунизме. Хорошо написано и хорошiя побужденiя, но поразительно по внутреннему противоречiю: для того, чтобы прекратить насилiе однихъ людей надъ другими, совершить насилiе. Дело въ томъ, какъ сделать людей не эгоистами и не насильниками? По ихъ программе, для достиженiя этой цели нужно совершать новыя насилiя.

4) Живо почувствовалъ разницу жизни для мiра, для людей, для одобренiя ихъ, и жизни для Бога, во всю. Какая свобода, радость, сила такой жизни!

5)[177] Вчера очень хорошiй разговоръ съ Николаев[ымъ]. Онъ началъ съ того, что сказалъ: «Я говорю страшную вещь: я признаю собственность, признаю священное право собственност[и] на то, что сделано трудомъ человека». Я возразилъ, что ни права, ни священност[и] его я не признаю. Правда, что человеку[178] свойственно желать безпрепятственно пользоваться темъ, что онъ сработалъ, и что свойственно уважать въ другомъ это[179] свойство. Но тутъ нетъ никакого «права». Комунисты говорятъ, что все принадлежитъ всемъ, а некомунисты говорятъ, что есть право собствен[ности], и оно священно. А я думаю, что для христiанина не можетъ быть ни комунизма, ни права собственности. Христiанство съ главной основой своей — полной свободой, исключающей возможность насил[i]я человека надъ человекомъ — упраздняетъ и комунизмъ и право собственности.

Если я сделалъ сапоги и хочу отдать ихъ своему сыну, то комунистъ требуетъ отъ меня эти сапоги на общую пользу. Если я не хочу отдать, онъ употребитъ противъ меня насилiе. Точно также и государственникъ противъ того человек[а], к[оторый] захочетъ отнять у меня сапоги, употребитъ насилiе. Христiанинъ же,[180] хотя и знаетъ и уважаетъ свойство людей желать распоряжаться каждому[181] самому своей работой, не считаетъ никого въ праве силою осуществлять это желанiе и также не считаетъ никого въ праве во имя комунизма силою отнимать у человека произведенiе его труда. Христiанств[о], не допуская насилiе, исключаетъ собственность также, какъ и комунизмъ. Собственность также, какъ и комунизмъ, произведенiе насилiя, находятся въ области насилiя, несуществующей дл[я] христiанина.

6) Когда что нибудь тревожитъ тебя, постарайся[182] разобраться въ томъ, что тревожитъ: божеское ли это дело или человеческое. Я не зналъ, какъ решить о духоб[орческихъ] деньгахъ, старался не выходить къ городовымъ. Какъ тольк[о] спросилъ себя, во имя чего я тревожусь, тотчасъ же все стало ясно.

7) Ничто такъ не больно, какъ дурное мненiе о тебе людей, а ничто такъ не полезно, ничто такъ не освобождаетъ отъ ложной жизни.

8) Думалъ о власти: о томъ, что славянофильская мысль о томъ, что пускай властвуютъ (если ужъ нужна власть) самые плохiе люди, пока они плохiе, — совершенно верна.

9)[183] Думалъ о двухъ людяхъ враждебныхъ мне, к[оторые] оскорбляли меня — о П. О. и Мет., и вспомнилъ, что въ мысляхъ надо не сердиться на нихъ, а любить ихъ мысленн[о]. И началъ стараться и такъ успелъ, что не могу уже возстановить прежняго недобраго чувства къ нимъ.

10) Прекрасная мысль, что Богъ это светъ солнца, а человекъ — предметъ, поглощающiй лучи света — Бога. Тело человека это те лучи Бога, к[оторые] не поглощены человекомъ. Жизнь есть все б?льшее и б?льшее[184] поглощенiе человекомъ божества.

11) 15 Авг. Хочется, страстно хочется одно: умолять людей, отъ Николая II до последняго вора разбойника, пожалеть себя: все забыть, все соображенiя о Боге, о будущей жизни, не говорю уже — о государстве, семье, своемъ теле, и все вниманiе, все силы свои обратить на одно: на[185] то, что одно точно, несомненно есть — на свою жизнь, и не губить ее[186] ни для отечества, ни для славы, ни для богатства, ни для Бога, а жить для себя, для своего блага: пользоваться темъ благомъ жизни, к[оторое] въ нашей власти. Это благо неотъемлемое, перевешивающее, уничтожающее все, что можетъ[187] быть тяжелаго въ нашей жизни, — это благо есть любовь, любовь ко всему живому и даже не живому, и между прочимъ и любовь къ себе, къ своей душе. Это то состоянi[е] духа, при к[оторомъ] все — благо. Меня мучаютъ, дразнятъ, пытаютъ, бьютъ, а я жалею и люблю техъ, кто это делаетъ, и мне темъ лучше, чемъ злее они ко мне. Выработай въ душе это чувство — а это возможно — и все будетъ благо, все то, что считается бедствiемъ, въ томъ числ[е] и смерть. Все претворится въ благо.

12) Да, да, любить враговъ, любить ненавидящихъ не есть преувеличенiе, какъ это кажется сначала, это — основная мысль любви. Также, какъ непротивленiе, подставленiе другой щеки не есть преувеличенiе и иносказанiе, а законъ, законъ непротивленiя, безъ к[отораго] нетъ христiанства. Также нетъ христiанства безъ любви къ ненавидящимъ, именно къ ненавидящимъ.

13) Я тягощусь болезнью. A ведь болезнь есть только матерьялъ той радостной работы, к[оторая] предстоитъ мне: работы победы духовнаго начала надъ телеснымъ и радости, вытекающей изъ этой победы. Не знаю, будетъ ли такая же радость, какъ при победе надъ недобротой — попытаюсь.

14) Ничто такъ не задерживаетъ осуществленi[я] Ц[арства] Б[ожiя], какъ то, что мы хотимъ установить его делами, противными ему: насилiемъ.

15) «Sammle nur die gr?sste Kraft auf den kleinsten Punkt».[188] Сосредоточь только все силы на малейшую точку, и ты совершишь великое. Сосредоточить все силы духа на ничтожнейшее существо — свое тело, и ты сделаешь, не думая о томъ, то, что въ мiре называется великимъ. (Нехорошо).

16) — Что такое Богъ?

— Это то, что въ тебе не твое тело.

— И только?

— Нетъ, это еще и то, что и въ другихъ людяхъ не одно ихъ тело; еще и то, что во всемъ, что мы знаемъ, не одно тело.

7 Сент. 1907. Я. П.

Просмотреле зап[исную] книж[ку] съ 22 Авг[уста]. Занимался только Кр[угомъ] Чт[енiя]. Мало сделалъ видимаго, но для души хорошо. Утвержда[ло] особенно въ борьбе съ сужденiемъ людей. Объ это[мъ] нынче думалъ очень важное. Запишу после. Получилъ тяжелое письмо отъ Новикова и отвечалъ ему. Все также радостно общенi[е] съ Ч[ертковымъ]. Боюсь, ч[то] я подкупленъ его пристрастiемъ ко мне. Вчера посмотрелъ Св[одъ] М[ыслей]. Хорошо бы было, если бы это б[ыло] такъ полезно людямъ, какъ это мне кажется въ минуты моего самомненiя. За это время скорее хорошее, чемъ дурное, душевное состоянiе. Сейчасъ почувствовалъ связ[ан]ность свою въ писанiи этого дневника темъ, что знаю, ч[то] его прочтутъ С[аша] и Ч[ертковъ]. Постараюсь забыть про нихъ. Последнiе два-три дня тяжелое душевное состоянiе, к[оторое] до нынешняг[о] дня не могъ побороть, отъ того, что[189] стреляли ночью воры капусты, и С[оня] жаловалась, и яви[л]ись власти и захватили 4-хъ крестьянъ, и ко мне ходятъ просить бабы и отцы. Они не могутъ допустить того, чтобы я — особенно живя здесь — не б[ылъ] бы хозяинъ, и потому все приписываютъ мне. Это тяжело, и очень, но хорошо, п[отому] ч[то], делая невозможнымъ доброе обо [мне] мненiе людей, загоняетъ меня въ ту область, где мненiе людей ничего не веситъ. Последнiе два дня я не могъ преодолеть дурного чувства.

[190]Известiе о Буланже. Надеюсь и верю, что онъ бежалъ. Сейчасъ б[ылъ] Губерн[аторъ],[191] tout le tremblement.[192] И отвратительно и жалко. Мне б[ыло] полезно темъ, что утвердило въ прямомъ состраданiи къ этимъ людямъ.[193] Да: составилъ подлежащее исправленiю объясненное подразделенiе Кр[уга] Чт[енiя]. Познакомился за это время съ Малеванымъ. Очень разумный, мудрый человекъ. Запи[с]ать:

1) Если ты понялъ, что ты — Богъ, проявившийся отдельно — въ теле, то какая же можетъ быть смерть для Бога? Если же ты понялъ это, то ты не можешь не стремиться къ освобожденiю себя отъ отделенности и къ соединенiю со Всемъ. Освобожденi[е] же себя отъ отделенности достигается тольк[о] однимъ: любовью ко Всему и всемъ. Любовь же даетъ лучшую радость въ жизни.

«И мы знаемъ, ч[то] мы перешли отъ смерти въ жизнь, если любимъ братьевъ». («Пос[ланiе] І[оанна]»). Очень радостно,[194] очень хорошо.

2) Человекъ, живущiй телесной жизнью, руководящiйся временными интересами, совершенно подобенъ птице, к[оторая], мучаясь, бегала бы слабыми ногами по земле, не зная употребленiя своихъ крыльевъ.

3) Мiръ не Богъ, но мiръ есть проявленiе Бога. Въ себе я сознаю Бога, могу сознавать Его и въ людяхъ и даже въ животныхъ; полусознаю, полуразумею[195] Бога въ растенiяхъ. Въ песке же, въ микроскопическихъ частицахъ матерiи и въ звездахъ не сознаю и не разумею Бога, но не могу не предполагать, что онъ проявляется и тамъ боле[е] чуткимъ и разумнымъ существамъ, чемъ я. (Нехорошо.)

4) Хочется такъ сказать людямъ; сказать имъ:

Милые братья, зачемъ вы мучаете себя и другихъ людей, зачемъ стараетесь переделать, улучшить жизнь людей, переделать, улучшить самихъ людей? Ведь ни вы, никто не можетъ этого сделать. Стараясь переделать и улучшить жизнь людей, вы тольк[о] мучите и себя, и другихъ людей, портите свою и чужую жизнь. Ни одинъ человекъ въ мiре не призванъ къ тому, чтобы исправлять други[хъ] людей, и никто не можетъ этого сделать. Всякiй человекъ призванъ только къ тому, чтобы исправлять, улучшать самого себя, и всякiй человекъ и долженъ и можетъ это делать. И мало того, что всякiй[196] человекъ можетъ и долженъ это делать: истинно[е] благо всякого человека только въ этомъ, только въ томъ, чтобы улучшать самого себя, возвышать въ себе, какъ сказано[197] въ Евангелiи, сына Божiя. Только испытай это человекъ: положи все свои силы на то, чтобы жить[198] не для своего тела, а для Бога, положи свои силы на то, чтобы увеличивать въ себе любовь, и онъ почувствуетъ, какъ радостна и легка станетъ жизнь его. «Придите ко мне все тружд[ающiеся]..............., возьмите иго мое на себя и научитеся отъ меня все, яко кротокъ и смиренъ сердцемъ, и найдете покой душамъ вашимъ, ибо иго мое благо и бремя мое легко».

5) Особенно живо понялъ сегодня, что все растетъ, уходитъ и проходитъ. Удивительно, какъ люди могутъ не понимать этого: переносятъ свои желанiя на будущее, не думая о томъ, что будущее не остановится и также пройдетъ, какъ все прошедшее.

6) Въ последнее время каждый день ощущен[iе] праздника и благодарности за дарованное благо.

7) Услыхалъ за акацiей разговоры ребятъ: курятъ и матершинничаютъ. Я подозвалъ малаго, сталъ усовещивать, онъ сталъ лгать и осуждать другихъ. Душевное состоянiе этихъ ребятъ хуже, чемъ всякiя телесныя бедствiя.

8) Мы переживаемъ ужасное время. Ужасны не грабежи, не убiйства, не казни. Что такое грабежи? Это переходы имуществъ отъ однихъ людей къ другимъ. Это всегда было и будетъ, и въ этомъ нетъ ничего страшнаго. Что такое казни, убiйства? Это — переходы людей отъ жизни къ смерти. Переходы эти всегда были, есть и будутъ, и въ нихъ нетъ ничего страшна[го]. Страшны не грабежи и убiйства, а страшны чувства техъ людей, к[оторые] грабятъ и убиваютъ. (Останавливаюсь, голова болитъ и тяжела).

Нынче 11 Сент. 1907. Я. П.

Все больше и больше усложняется жизнь и заявляетъ требованi[я]. За эти 4 дня было чего-то много. Тюр[емный] священ[никъ]. Врачъ изъ Краснояр[ска]. Бессарабецъ. Нынче странникъ и юноша и Соня невестка. Продолжаю записывать. Записать:

1)[199] Если бы я не зналъ, что я умру (какъ, я думаю, не знаетъ этого животное), ответъ на вопросъ: зачемъ жить?[200] — былъ бы очень легкiй: жить, удовлетворяя своимъ животнымъ потребностямъ. Но ведь во мне есть то свойство разума, по которому я знаю, что я умру, что моя жизнь здесь есть только прохожденiе, что заботы ни о моемъ здоровьи, ни о моемъ имуществе, ни о моемъ почете, ни о моей славе, ни[201] о томъ, что я сделаю для моей семьи или для моего народа, не могутъ[202] доставить мне блага — я умру, исчезну, и потому[203] совершенно все равно, былъ ли я здоровъ, богатъ, славенъ, были ли мои наследники, соотечественники, даже родъ человеческiй более или менее счастливы, потому что всего этого для меня не будетъ, да не будетъ и для самого себя. Что же мне делать во время этого перехода моего въ этой жизни изъ одного несуществованiя въ другое несуществованiе?[204] Ответить на это[205] я могу[206] съ двухъ сторонъ,[207] и оба ответа одинаковы. Съ одной стороны,[208] я не могу не признать того, что мое появленiе здесь и мое прохожденiе черезъ жизнь должно быть нужно той силе, которая послала меня сюда,[209] и нужно это[210] прохожденiе мое не какъ животнаго только, а какъ животнаго существа, одареннаго разумомъ, т. е., что я долженъ делать въ этой жизни что-то такое, для чего нуженъ разумъ. Съ этой стороны положенiе мое подобно тому, въ которомъ былъ бы работникъ, который былъ бы въ томъ одурманенiи, при которомъ онъ забылъ все то, что было съ нимъ передъ этимъ,[211] и который очнулся въ неизвестномъ ему месте съ лопатой въ[212] рукахъ и подле недокопанной, но начато[й], выходящей изъ недоступнаго отдаленiя канавы. Кто-то властвующiй надъ нимъ, очевидно,[213] хочетъ, чтобы онъ[214] продолжалъ той лопатой,[215] к[оторая] дана ему въ руки,[216] начатую работу. Тоже испытываетъ и человекъ, являющiйся въ этотъ мiръ и входящiй въ обладанiе своего разума: онъ не можетъ не сознавать, чт[о] кто-то хочетъ отъ него то, чтобы онъ своимъ разумо[мъ] продолжалъ начатую въ этомъ мiре разумную работу.

[12 Сентября 1907. Я. П.]

Таковъ одинъ, съ одной стороны, ответъ на вопросъ о томъ, что делать человеку во время прохожденiя его въ этомъ мiре отъ однаго несуществованiя къ другому?

Другой, съ другой стороны ответъ на тотъ же вопросъ, еще более ясный и, если можно такъ сказать, еще более несомненный, это то, что живу я въ этомъ мiре для блага, для блага и ни для чего иного, какъ только для блага. И говоритъ мне это уже не разумъ, не случайныя мои разсужденiя, наблюденiя, а не переставая все существо во все время моей жизни. —

Ответъ этотъ такъ простъ и ясенъ, такъ сознается[217] всегда и[218] всеми, что онъ долженъ бы былъ [быть] принятъ всеми и никемъ никогда не оспариваемъ. На деле же выходитъ то, что ответъ этотъ признается справедливымъ только детьми и самыми простодушными людьми; люди же[219] взрослые, думавшiе и наблюдавш[iе] жизнь, признаютъ этотъ ответъ несогласны[мъ] съ разумомъ и наблюденiемъ, — именно то, что люди,[220] полагающiе цель своей жизни въ[221] благе, не только не достигаютъ его, но большей частью[222] становятся несчастными. Что же это значитъ? Неужели[223] признать, что та сила, к[отор]ая ввела меня въ жизнь, к[отор]ая обусловливаетъ мою жизнь, вложила въ меня, во всехъ насъ неистребимую, всегдашнюю потребность блага только для того, чтобы обмануть, измучить насъ, заставить насъ стремиться къ тому, чего мы не можемъ достигнуть? Неужели основныя начала души: разумъ и желанiе блага противуположны другъ другу, исключаютъ одно другое? Этого не можетъ быть, — всегда отвечало и не можетъ иначе отвечать сердце человеческое. И действительн[о], этого никогда не было, не могло и не можетъ быть. Разумъ и желанiе блага нетолько не противуположны другъ другу, не исключаютъ одно другое, а напротивъ, немыслимы одно безъ друга[го], дополняютъ одно другое.

[224]Дело въ томъ, что они кажутся несогласимы только тогда, когда извращено[225] понятiе желанi[я] блага, приписываемаго личности; извращенъ и разумъ, когда онъ признаетъ[226] возможнымъ такое благо. Извращено понятiе желанiя блага, когда цель этого желанiя представляется въ благе[227] личности. Благо это немыслимо при[228] неизбежности нетолько смерти, разрушающей всякую[229] возможность блага личности, но при существованiи борьбы за существован[iе] во всехъ ея видахъ, при существованi[и] физическихъ страданiй, болезней… И эта невозможность была бы совершенно очевидн[а], если бы обманъ не поддерживался извращеннымъ разумомъ, к[отор]ый самым[и] разнообразными изворотами не старался бы или скрыть эту невозможность или оправдать ее. Такъ оправдываютъ эту невозможность все ученiя о будущей загробной жизни и вытекшiя изъ этихъ религiозныхъ ученiй (хотя и отрицающiя ихъ) философскiя[230] ученiя о нравственномъ[231] долге (Кантъ и его последователи). Также стараются скрыть эту невозможность ученiя эпикурейскiя, позитивистовъ и[232] техъ, к[оторые] отчаива[ются] въ жизни. Скрываютъ эту явную невозможность блага личности, кроме разсужденiй извращеннаго разума, еще и самыя грубыя и простыя средства разжиганiя страстей и притупленiя, даже искусстве[нными] средствами (одурманивающими веществами) разума.

[233]Такъ что кажется невозможнымъ благо и[234] противоречивы[мъ][235] это желанiе блага въ человеке съ его разумомъ только п[отому], ч[то] извращены и понятiе блага и разумъ человеческiй. Извращено желанiе блага темъ, что основное, главное, составляющее жизнь человек[а] и неистребимое въ немъ желанiе блага не есть желанiе блага для своей телесной[236] личности, — оно кажется только такимъ при неразвитомъ и извращенномъ разуме, — а есть желанiе блага себе, своему духовному существу, тому существу, к[отор]ое человекъ сознаетъ не въ одномъ себе, но во всемъ живомъ и особенно сильно и живо въ[237]такихъ же, какъ онъ, людяхъ. Желанi[е] же блага[238] своему духовному существу, сознаваемому человекомъ во всемъ живомъ, проявляется въ человеке любовью.[239] И потому истинное[240] благо человека есть то благо, к[отор]ое онъ находитъ въ любви, въ томъ чувстве любви, к[отор]ое онъ сознаетъ въ себе, к[отор]ое даетъ ему счастье и к[отор]ое онъ можетъ безконечно увеличивать и въ увеличенiи к[отор]аго и въ пользованiи к[отор]ымъ никт[о] и ничто не можетъ ему препятствовать, въ к[отор]омъ человекъ чувствуетъ себя всемогущи[мъ], въ к[отор]омъ сливается, соединяется съ темъ Началомъ, к[отор]ому онъ приписываетъ свое существованiе. Таково извращенiе понятiя блага. Извращенiе же разума состоитъ именно въ этомъ нетолько[241] непониманiи того, въ чемъ истинное благо, но въ признанi[и] кажущагося блага личности за настоящее благо, въ признан[iи][242] возможности блага где-то за гробомъ или здесь, въ этой жизни, для человеческ[ой] личности. —

Стоитъ возстановить понятiе истиннаго блага, состоящаго въ увеличенiи любви, и откинуть все те ложныя разсужденiя, к[отор]ым[и] разумъ старается скрыть безвыходное противоречiе желанiя блага и невозможности его, для того, чтобы желанiе блага истиннаго, нетолько[243] вложеннаго въ душу человека, но составляющаго эту душу, выражающаго[ся] любовью и не могущаго встретить препятствiй и не [быть] все более и более удовлетвореннымъ, чтобы это желанiе блага и не было бы самымъ яснымъ и точнымъ ответомъ на вопросъ о томъ, что делать человеку во время этого прохожденiя отъ одного существованiя къ другому, к[отор]ое мы называемъ жизнью. — Разумъ, съ одной стороны, отвечаетъ мне на этотъ вопросъ темъ, что я — работникъ, долженствующiй исполнить въ этой жизни то служенiе, котораго хочетъ отъ меня пославшiй и давшiй мне для этого служенiя нужное орудiе.[244] Ответъ въ томъ, что я — работникъ и долженъ делать нужное хозяину[245] дело. На вопросъ же о томъ, въ чемъ именно это дело, и зачемъ мне его делать? разумъ мой не отвечаетъ мне. И вотъ тутъ-то, съ другой стороны, я получаю самое твердое и ясное указанiе на то, въ чемъ это дело и зачемъ мне его делать? Делать для блага, потребность к[отор]аго составляетъ сущность моей души.

Кто-то, что-то хочетъ отъ меня, чтобы я делалъ какое-то дело, пользуясь даннымъ мне орудiемъ разума.

Я спрашиваю: что именно и зачемъ мне делать? И мне отвечаетъ неудержимое,[246] неперестающее стремленiе къ благу моего духовнаго существа, к[отор]ое выражается во мне любовью, такимъ свойствомъ, въ к[отор]омъ я сознаю себя нетольк[о] свободнымъ, но всемогущимъ.

Казалось бы, чего же еще для того, чтобы не было никакого сомненiя. Но и этого мало. Для того, кто бы всетаки усумнился въ этомъ, готово самое убедительное[247] доказательство: [248] Доказательство это — опытъ. Пусть только испытаетъ человекъ истинность этого положенiя, пусть хоть на время перенесетъ свою жизнь изъ ложнаго исканiя блага для своей телесной личности въ благо духовной — въ увеличенiе въ себе любви ко[249] всему живому, к[отор]ое окружаетъ его и съ к[отор]ымъ онъ входитъ въ сношенiе, и онъ тотчасъ всемъ существомъ своимъ почувствуетъ полное освобожденiе отъ всехъ стесненiй, страховъ, главное, тяжелыхъ, недобрыхъ чувствъ, тотчасъ почувствуетъ[250] то самое душевное состоянiе,[251] котораго всегда желало все существо его. Мало и этого, отдавшись этому чувству, человекъ почувствуетъ, что нетолько все[252] такъ называемые горести, страх[и],[253] болезни, испытываем[ые] личностью, но самая явная для разума неизбежная смерть, к[отор]ая уничтожа[етъ] все, самая смерть перестаетъ существовать для человека, положившаго свою жизнь въ духовномъ начале, живущемъ во всемъ и сознаваемомъ имъ любовью.

2) Если человекъ знаетъ или думаетъ, что знаетъ, что ему делать для того, чтобы ему и всемъ людямъ было хорош[о], лучше всего жить, то это, чт? онъ знаетъ, или думаетъ, что знаетъ, и есть вера.

3) Есть доля правды въ томъ, что жизнь моя, моя духовная жизнь остается въ техъ людяхъ, к[отор]ымъ она нужна была. Можетъ быть, я есмь то, что осталось въ другихъ существахъ отъ духовной жизни какого-нибудь существа. И то существо было тоже соединенiе духовныхъ началъ другихъ существъ, и те также. (Чепуха.)

4) То, что y NN[254] такая жена, нужно было именно для него. А то бы онъ возгордился своей святостью.

5) Сказать NN,[255] чтобы не увлекался мною. Во мне и теперь и гадости, и глупости, и хитрости безъ конца.

6) Сейчасъ въ первый разъ почувствовалъ полную свободу отъ мненiя о себе людей. И какая радость, спокойствiе и сила! Помоги Богъ удержать.

Все это отъ Саш[инаго] почерка писалъ сегодня, 12 Сент. 1907. Я. П.

Спалъ мало. Въ постел[и] думалъ, записывалъ. Очень духовно бодро себя чувствую. Давно не испытывалъ такого.

15 Сент.

Оба дня писалъ беседы съ молодежью. — Вышло ни то ни сё.[256] Былъ тяжелый разговоръ съ С[оней]. Истинно жалко ее. Записать надо:

1) Человекъ есть проявленiе божества, но ему кажется сначала, что онъ особенное существо: «я». Ему кажется, что онъ — «я» отдельный, что онъ человекъ; а онъ Богъ — проявленiе его. Не знаю, какъ животныя, но человекъ нетолько можетъ, но долженъ это познать. А познавъ это, человекъ не можетъ не полагать свою жизнь въ соединенiи со всемъ — т. е. въ любви. — Последствiемъ этого для человек[а] — благо.

2) Любить дурнаго человека кажется невозможнымъ. Оно и точно невозможно. Но любить надо и можно не человека, а задавленнаго, заглушеннаго Бога въ человеке, и любить этого Бога, и стараться помочь ему высвободиться. И это нетолько можно, но радостно.

3) Настоящая, серьезная жизнь только та, к[отор]ая идетъ по сознаваемому высшему закону; жизнь же, руководимая похотями, страстя[ми], разсужденiями, есть только преддверiе жизни, приготовленiе къ ней, есть сонъ.

4) Какъ въ стареющемся человеке, все более и более проявляется въ немъ согласiе съ силой божьей вечной, такъ точно все больше и больше проявляется это согласiе во всемъ мiре, по мере движенiя времени.

5) Никто не призываетъ тебя къ измененiю и улучшенiю существующихъ порядковъ, но вся сила жизни, вложенная въ тебя, призываетъ тебя къ измененiю и улучшенiю твоей внутренней, духовной жизни, къ все большем[у] и большем[у] проявленiю въ себе Бога.

6) Все больше и больше проявлять въ себе Бога — въ томъ жизнь, въ томъ и вера.

7) Женщины нашего круга, людей достаточныхъ, имеютъ передъ мущинами этого круга огромное преимущество, к[отор]аго не имеютъ деревенскiя, вообще[257] трудящiяся женщины: это то, что они, рожая и выкармливая детей, делаютъ несомненно нужное, определенное высшимъ закономъ, настоящее дело. Мущины же наши большей частью проживаютъ всю жизнь въ штабахъ, професорстве, судахъ, администрацiи, торговле, нетолько не делая никакого настоящаго дела, но делая скверныя, глупыя, вредныя дела. Зато и женщины бездетныя,[258] если только оне не святыя, не отдаются деламъ любви, а берутся за мужское безделье, бываютъ еще гаже, глупее и самодовольнее въ своей гадости самихъ извращенныхъ мущинъ[259] неработающихъ класовъ.

8) Человекъ запутался такъ, что чт? ни сделай, все дурно, какъ перекрестокъ дорогъ сказачнаго богатыря. Кажется, что выхода нетъ, и куда ни пойди — все будетъ худо. И вотъ, если только найдетъ на него внутреннее просветленiе, и онъ пойм[е]тъ, что ему[260] выбирать ничего не нужно, а нужно только сознать въ себе Бога и отдаться Ему, т. е. отдаться любви. И тогда не нужно ничего выбирать. Иди по какой хочешь дороге — на всехъ благо.

9) (Вписать въ беседу: ) Говорятъ: только попробуй одинъ жить по любви, когда все люди вокругъ будутъ жить по мiрскому, и тебя оберутъ,[261] замучаютъ самого и только посмеются надъ тобой. Такъ говорятъ люди, но это неправда. Не можетъ этого быть. Любовь и разумъ вложены не въ меня одного, а во всехъ людей. Не могъ Богъ вложить въ насъ любовь и разумъ — частицу Себя — только затемъ, чтобы намъ было дурно, если мы станемъ жить темъ, что вложено въ насъ и что влечетъ насъ къ себе. Не можетъ этого быть.[262]

10) Какое счастiе чувствовать, какъ я это иногда чувствую, что у меня другаго побужденiя въ жизни нетъ, какъ только то, чтобъ исполнять волю Пославшаго.

Я помру, такъ чтоже? Темъ лучше. Если не я самъ, Л. H., буду исполнять эту волю, будутъ исполнять ее те люди, к[отор]ые отъ меня, черезъ меня поймутъ, что жизнь только въ томъ, чтобы исполнять эту волю.

11) Какое счастiе жизнь! Иногда теперь, все дальше и дальше подвигаясь въ старости, я чувствую такое счастiе, что больше его, кажется, не можетъ быть. И пройдетъ время, и я чувствую еще большее, чемъ прежнее, счастье. Такъ чувствую я это теперь, записывая сейчасъ, 15 числа, этотъ дневникъ въ 12 часовъ дня.

12) Хорошо спрашивать себя, особенно когда колеблешься? сделать, не сделать? для себя ли делаешь или для Бога?

26 Сент. 1907. Я. П.

Немного стесненъ въ писанiи темъ, что Репинъ пишетъ мой портретъ — ненужный, скучный, но не хочется огорчить его. Живется хорошо. Долго было состоянiе сознанiя своего великаго блага. Дня 4 вследствiе болезнен[наго] состоянiя была тоска и борьба. Слава Богу, ни въ чемъ особенно не приходится каяться.

Все составлялъ нов[ый] К[ругъ] Чт[енiя] и окончи[лъ] очень начерно. Очень много посетител[ей]. Я въ моде теперь. И это тяжело. Поша б[ылъ]. Очень люблю его. Жалею объ Черткове. Былъ Репинъ общинникъ — горячiй и пото[му] опасный. Хорошо думается. Хочется написать о женщинахъ и о сумашествiи устройс[тва] мiра.[263] И интересныя письма ответ[ить]. Записать надо:

1) Отчего безграмотные люди разумне[е] ученыхъ? Отъ того, что въ ихъ сознан[iи] не нарушена естественная и разумная постепенность важности предметовъ, вопросо[въ]. Ложная же наука производитъ это нарушенi[е].

2) Требованiя семьи не могутъ оправдать противныя нравственности поступки, также какъ взятый на себя подрядъ не можетъ оправдать безчестныхъ разсчетовъ съ поставщик[ами].

3) Требованiя семьи, это мои требован[iя] для семьи.

4) Нужда для семьи нужнее, чемъ роскошь.

5) Мне, богатому человеку, надо дать воспитанiе детямъ: какъ одевать ихъ, кормить? какъ ихъ учить? Для человека въ нужде вопросы эти решены, и всегда лучше, чемъ для человека богатаго.

6) Смотрю на крошку внучку Таничку и думаю: будетъ большая, старая, какъ ея мать, бабка, и спрашиваю себя: какъ это произойдетъ? Отчего? И вотъ, самое это простое и важное явленiе все знаютъ, и никто матерьяльнымъ путемъ научны[мъ] нетолько не можетъ объяснить, а и не пытается объяснить. Неясно написалъ, но очень ясно въ душе, и постараюсь после яснее выразить.

7) NN[264] не любитъ хорошаго человека, вредитъ, бранитъ его. Но человекъ умираетъ, и неловк[о] бранить, особенно отъ того, ч[то] все жалеютъ. И вот NN[265] уверяетъ, что онъ всегда очень любилъ.

8) Наше воспитанiе людей похоже на выведенiе такихъ плодовъ (яблокъ и т. п.), въ к[оторыхъ] все почти была бы одна оболочка (вкусная) семени. Чтобы семени, если можно, совсемъ бы не было. Воспитывать людей такъ, чтобы души был[о] какъ можно меньше, а было бы одно тел[о].

9) Только благодаря времени, движенiю, возможно осужденiе себя, раскаянiе и вследствiи этого радость духовнаг[о] роста. —

Только [благодаря] пространству, отделенност[и], возможна любовь и радость ея.

Для не движущагося и не отделеннаго существа — для Бога — нетъ ни радости духовнаго роста, ни блага любви.

10) Внешнiе знаки поклоненiя Богу нужны, необходимы людямъ. Человекъ, к[оторый], будучи одинъ, перекрестится, скажетъ: Госп[оди], помилуй, этимъ показываетъ признанiе своего отношенiя къ Существующему Непостижимому. Жалки люди, не признающiе этого отношенi[я].

11) Богъ хочетъ блага всемъ. Если я хочу жить по воле Бога, то долженъ желать блага всемъ, т. е. любить.

12) Во мне живетъ то, что хочетъ блага. Я только по недоразуменiю думаю, что я хочу блага себе. Желанiе блага, живущее во мне, не можетъ желать блага себе одному. Желанiе блага есть голосъ Бога, желающаго блага всему.

13) Для разумнаго человека, живущаго духовной жизнью,[266] разумъ есть руководитель жизни. Для неразумнаго, живущаго телесной жизнью, разумъ есть только орудiе, к[оторое] можетъ быть съ пользой употреблено для блага личной жизни.

10 Октября 1907. Я. П.

Давно не писалъ, за это время былъ одинъ день въ тоскливомъ состоянiи изъ-за стражниковъ, к[оторые] тревожатъ крестьянъ. Тутъ тетя Таня и Мих[аилъ] Серг[еевичъ] и две Танички. Была непрiятна неожиданная и непрiятная брань за мое письмо о томъ, ч[то] у меня нетъ собственности. Было обидное чувство и, удивительное дело, это прямо было то самое, ч[то] мне б[ыло] нужно: освобожденiе отъ славы людской. Чувствую большой шагъ въ этомъ направленiи. Все чаще и чаще испытываю какой-то особенный восторгъ, радость существованiя. Да, только освободиться, какъ я освобождаюсь теперь, отъ соблазновъ: гнева, блуда, богатства, отчасти сластолюбiя и, главное, славы людской, и какъ вдругъ разжигается внутреннiй светъ. Особенно радостно. За это время работаю надъ Дет[скимъ] Кр[угомъ] Чт[енiя], вводя его въ подразделенiя большаго. Работа, требующая большаго напряженiя, но идетъ порядочно. — Записать:

1) Жизнь не шутка, а великое, торжественно[е] дело. Жить надо бы всегда также серьезн[о] и торжественно, какъ умираешь.

2) Когда люди говорятъ, то кажется, что всякое говоренье есть одно и тоже дело. А между темъ этихъ говоренiй есть два совершенно различныхъ и по причинамъ, вызывающимъ говоренье, и по последствiямъ. Большей частью люди говорятъ только для того, чтобы дать ходъ всемъ своимъ чувствамъ. Это говоренье праздное; и второе, говорятъ тогда, когда хотятъ передать свою мысль другому для его пользы. Это говоренье хорошее.

3) Есть времена, когда я не сознаю себя, но и въ эти времена я знаю, что я есмь. Что же такое то, про что я знаю, ч[то] оно есть, хотя и не сознаю его? Это божественное — Богъ во мне.

4) Сознавать Бога въ себе — это одно, и это достигается довольно легко въ уединенiи. Но сознавать нетолько въ себе, но и въ другихъ, когда сходишься съ ними, это гораздо труднее. И этому надо учиться. Учусь. Помоги, Господи.

5) Истинная и твердая вера въ Бога въ томъ, чтобы, несмотря на осужденiе людей, делать то, чего хочетъ Богъ, и быть спокойнымъ.

6) Какъ хорошо, облегчительно чувствовать и признавать себя виноватымъ. Все запутанное и трудное сразу объясняется и облегчается.

7) Задумался о томъ, правда ли, что благо человека — только въ увеличенiи въ себе любви. Отчего же этого нетъ теперь во всехъ людяхъ? А отъ того же, отъ чего этого не было во мне 30[267] летъ тому назадъ. Какъ человекъ растетъ, такъ и человечество.

8) Не разъ уже я рисовалъ это.

Дневник 1907 г.

 

9) Человекъ не знаетъ, что хорош[о], что дурно, а пишетъ изследованiе объ упавшемъ аэролите и о происхожденiи слова «куколь»!

12 Окт. Я. П. 1907.

Здоровье — хорошо, а на душе — рай — почти рай. Все больш[е] и больше входитъ въ жизнь то, чтобы, не думая о себе для себя (тела) и о себе въ мненiи другихъ, жить любя. И удивительно радостно. Должно быть, отъ возраста, освободившаго отъ страстности: въ гневе, похоти,[268] славе людской; но думаю, что возможно и всемъ. Много получаю писемъ, и очень хорошихъ. Письмо Иконникова таково, что, слушая его, расплакался, какъ старушка. И хорошо. Очень хорошо. Записать надо одно не изъ книжечки:

1) Говорятъ, говорю и я, ч[то] книгопечатанiе не содействовало благу людей. Этого мало. Ничто, увеличивающее возможность воздействiя людей другъ на друга: железн[ыя] дороги, телеграфы, — фоны, параходы, пушки, все военныя приспособленiя,[269] взрывчатыя вещества и все, что называется «культурой», ника[къ] не содействовало въ наше время благу людей, а напротивъ. Оно и не могло быть иначе среди людей, большинство к[отор]ыхъ живетъ безрелигiозной, безнравственной жизнью. Если большинство безнравственн[о], то средства воздействiя, очевидно, будутъ содействовать только распространенiю безнравственности. Средства воздействiя культуры[270] могутъ быть благодетельны только тогда, когда большинство, хотя и небольшое, религiозно-нравственно. Желательно отношенiе нравственности и культуры такое, чтобы культура развивалась только одновременно и немного позади нравственнаго движенiя. Когда же культура перегоняетъ, какъ это теперь, то это — великое бедствiе. Мож[етъ] б[ыть] и даже я думаю, что оно бедствiе временное, что вследствiе превышенiя культуры надъ нравственностью, хотя и должны быть временныя страданiя, отсталость нравственности вызоветъ страданiя, вследствiе к[отор]ыхъ задержит[ся] культура и ускорится движенiе нравственности и возстановится правильно[е] отношенiе.

Все занятъ, и очень усердно, Д[етскимъ] К[ругомъ] Ч[тенiя] и хотя медленно, но подвигаюсь. Нынче думалъ, что сделаю 3 Кр[уга] Ч[тенiя]. Одинъ — по отделамъ, детскiй; другой — такой же для взрослыхъ. Третiй — безъ отделовъ, но исправленный старый.

20 Окт. 1907. Я. П.

Запнулся въ своей работе. И два дня ничего не делалъ. Очень не нравится мне перечисленi[е] греховъ и соблазновъ. Нынче какъ будт[о] немного распутываюсь. За это время былъ нездоровъ и теперь еще не справился — желудкомъ. Были посетители: Заболотнюкъ, отказывается отъ военн[ой] службы, и нынче Новичковъ. Получаю телеграммы угрожающiя и страшно ругательныя письма. Къ стыду своему, долженъ признаться, что это огорчаетъ меня. Осужденiе всеобщее и озлобленiе, вызванное письмомъ, такъ и осталось для меня непонятно. Я сказалъ то, что есть, и просилъ напрасно не тревожиться и меня оставить въ покое. И вдругъ..... Удивительно и непонятно. Одно объясненiе — что имъ прiятно думать, что все, что я говорилъ и говорю о христiанстве, ложь и лицемерiе, такъ что можно на это не обращать вниманiя. Былъ Сутковой — едетъ въ Самару. Записать:

1) Вера въ Бога въ томъ, чтобы, несмотря на осужденiя людей, делать то, чего хочетъ Богъ, и быть спокойнымъ.

2) Хорошо избавиться от любострастiя, отъ гнева, отъ любостяжанiя, но лучше всего во много разъ — избавиться отъ заботы о славе людской. Ничто такъ не подрываетъ духовную деятельность.

3) Успехъ Евреевъ основанъ на ложной постановке жизни. Выдаются люди безъ веры (вера ихъ самая отжившая). Не темъ ли объясняются и успехи Японцевъ?

4) Сонъ отличается отъ бдящей деятельности темъ, что во сне невозможно главное дело жизни: нравственное уcилiе. Отъ этого во сне спокойно делаешь ужасныя по безнравственности дела.

26 Окт. 1907. Яс. Пол.

Долго — недели три, если не больше — былъ въ низкомъ состоянiи духа. Не было больше радости жизни и теснившихся радостныхъ и нужных и важныхъ (для меня) мыслей и чувстъ. За это время особенно дурнаго ничего не сделалъ. Все работалъ надъ Кр[угомъ] Чт[енiя]. Нынче решилъ изменить въ немъ многое. Дней 6, какъ возобновилъ уроки съ детьми. Не особенно хорошо. Хуже, чемъ я ожидалъ. Гусева арестовали. Были посетители: Новичковъ, Лиза, нынче Олсуфьевъ, Варя, Наташа. Нынче первый день я проснулся духовно, поднялся на прежнюю ступень, мож[етъ] б[ыть] даже немного выше. Нынче въ постел[и] — еще б[ыло] темно, проснулся и началъ думать. Такъ удивительно хорошо (для себя), что пришелъ въ восхищенье; но не записалъ. И когда потомъ сталъ вспоминать, уже далек[о] не то и не такъ вспомнилъ, какъ оно просiяло для меня въ первую минуту. Было это вотъ что:

1) (Записано такъ; очень неясно.) Жизнь кажется то темъ, то другимъ, то телеснымъ благомъ, то горемъ, то болезнью, то трудностью, то радостью, а вся жизнь есть только «воскресенiе», т. е. увеличенiе любви, возстанiе любви изъ гроба тела. И это неперестающая радость.

И дальше: Все больше и больше считаешь все любимое тобой— собою, а любишь все, и потому не на словахъ, а на деле становишься Богомъ.

Какъ это совсемъ особенно, съ какой-то охватившей, претворявшей все мое существо въ одну радость, [силой] я почувствовалъ это ночью. Теперь читаю, пишу, но не могу возстановить чувства радости, восторга, умиленiя.

Записать надо еще:

2) Какъ это люди не видятъ того, что отрицать существующее устройство общества можно только на основанiи совершенно новаго, иного порядка, основаннаго не на насилiи,[271] а такого совершенно новаго порядка мы даже не можемъ себе представить и не можемъ знать. Можно отрицать насилiе и не какъ орудiе, а какъ поступокъ дурной, но отрицать устройство какое бы то ни было, не отрицая насилiе — безумно.

3) Одно изъ самыхъ обычныхъ заблужденiй людей — то, чтобы приписывать себе те измененiя, к[оторыя] не переставая совершаются въ телесной и духовной жизни какъ отдельныхъ лицъ, такъ и собранiй людей, обществъ. «Я вылечилъ, я научилъ, я устроилъ», а это все сделало не перестающее движенiе всего во времени. Изменить, подвинуть можно только себя. (Не точно).

4) Со временемъ идетъ духовный ростъ, освобожденiе духовнаго начала,[272] какъ въ отдельномъ человеке, такъ и [во] всемъ человечестве. И двигаются впередъ люди если не боками, то мозгами, а то и темъ [и] другимъ вместе. Разумеется, и прiятнее и успешнее двигаться мозгами, чемъ боками. И потому усилiя людей, желающихъ ускорить движенiе, должны быть направлены на деятельность разумную, сознательную, а не на стихiйную, безсознательную.

5) Жизнь это неперестающiй ростъ духовный. Но въ детстве, юности, когда вместе съ духовнымъ ростомъ совершается ростъ телесный, люди легко принимаютъ ростъ телесный за[273] всю жизнь и отдаются ей, забывая жизнь духовную. Ошибка обозначается, когда тело начинаетъ разрушаться, но исправленiе ея бываетъ трудно отъ силы инерцiи, привычки.

6) Хорошо просыпаясь, вставая, сказать себе: Помоги мне, Богъ мой (во мне и вне меня), прожить этотъ день или хоть ту часть его, к[отор]ую мне придется прожить еще, по[274] моей, согласной съ твоей, божеской воле.

7)[275] (Очень важное). Непротивленiе злу насилiемъ — не предписанiе, а открытый, сознанный законъ жизни для каждаго отдельнаго человека и для всего человечества — даже для всего живаго.

Законъ этотъ непереставая исполняется. Волки[276] вырождаются, кролик[и] размножаются. Законъ этотъ, какъ всякiй законъ, есть идеалъ, къ которому само собой безсознательно[277] стремится все живое и долженъ стремиться каждый отдельный человекъ.

Законъ этотъ кажется невернымъ только тогда, когда онъ представляется требованiемъ полнаго осуществленiя его, а не (какъ онъ долженъ пониматься) какъ всегдашнее, неперестающе[е], безсознательное и сознательное стремленiе къ осуществленiю его. Иконниковъ, Кудринъ, Куртышъ исполняютъ сознательно законъ непротивленiя; Николай съ Столыпинымъ и революцiонеры, уничтожая самихъ себя, враговъ непротивленiя, безсознательно содействуютъ осуществленiю закона.

8) Странно, что мне приходится молчать съ живущими вокpугъ меня людьми и говорить только съ теми далеким[и] по времени и месту, к[отор]ые будутъ слышать меня.

Сегодня 27 Окт. 1907. Я. П.

Отрываюсь отъ работы, чтобы записать то, что съ утра испытываю невыразимую, умиленную радость сознанiя жизни[278] любви, любви ко всемъ и ко Всему. Какая радость! Какое счастiе! Какъ не благодарить То, Того, Кто даетъ мне это.

8 Ноября 1907. Я. П.

Казалось, что недавно записывалъ, а почти 2 недели. Дня три тому назадъ б[ылъ] въ Крапивне у Гусева. Очень тяжелое и значительное впечатленiе. Хочется писать объ этомъ и еще драму о Булыгине сыне. Очень радостное впечатленiе отъ ихъ жизни. Вчера были посетители: Соломко, бывшiй депутатъ — ничтожный, и Широковъ, раздраженный, но искреннiй человекъ. Записать:

1) Чемъ больше себялюбiе, темъ труднее понять другого, перенестись въ другого, а въ этомъ все. И на оборотъ.

2) Всякiй дурной поступокъ, а также и добрый оставляетъ главныя последствi[я] въ себе; последствiя: усиленiя дурной или доброй привычки.

3) Дело не въ томъ, чтобы у всехъ было ровно, а въ томъ, чтобы со всеми быть въ любви. Можно быть богатымъ и въ любви съ бедным[и], и быть равны[мъ] по имуществу и ненавидеть.

4)[279] Если мозгъ занять научным[и] знанiя[ми], то въ немъ не можетъ быть места для религiозно-нравственныхъ. Этимъ объясняется нерелигiозность нашихъ высшихъ класовъ. Телесный трудъ оставляетъ мозгъ свободнымъ, но не то съ умственнымъ трудомъ.

5) Трагизмъ положенiя въ томъ, что нетъ иного выбора, какъ только грубая языческая церковность или истинное христiанство. Но въ истинно[мъ] христiанстве человекъ одинъ; нетольк[о] одинъ, но большинство враждебно ему. И люди не берутъ ни того, ни другого и остаются безъ всякой, какой бы то ни было веры.

6) Вчера, записывая, не понялъ о воскресенiи. Воскресенiе значитъ то, что изъ гроба своей личности выходишь посредствомъ любви въ жизнь Всего, въ любовное сознанiе всего, съ чемъ входишь въ общенiе, въ соприкосновенiе, въ готовность любви ко всему.

А всего этого, скрытаго отъ меня во времени и пространстве, и нетъ вовсе. Есть только Богъ, то начало безпространственное и безвременное, к[отор]ое во мне.

7) Я знаю, что те простыя и ясныя истины о жизни, к[оторыя] я пишу теперь, наверное будутъ определяться учеными читателями будущаго мистицизмомъ или еще какимъ нибудь названiемъ, дающимъ имъ возможность, не понимая ихъ, оставаться въ своемъ невежестве спокойно-самодовольными.

8) Я сердитъ, но вотъ начинаетъ действовать желудокъ, и сердце проходитъ. Матерiалистъ скажетъ: вотъ вамъ и духовн[ое] «я»: все отъ тела. Но ведь его разсужден[iе] основано на томъ, что человекъ зналъ, что онъ сердитъ, и знаетъ, что при действi[и] желудка сердитость прошла. Стало быть основа всего — сознанiе. A сознанi[е] не отъ тела.

9) Христiанство Константина, принятое народами, тоже, что принятое выгодное на видъ условiе, главныя требованiя к[отор]аго скрыты. Назвался груздемъ, полезай въ кузовъ.

10) Самое трагикомическое въ нашемъ христiанстве то, ч[то] оно вводится и распространяется между бедным[и] и слабым[и] — сильными и богатыми, теми самыми, существованiе к[отор]ыхъ отрицается христiанствомъ.

11) Божественное я есть то я, к[отор]ое сознаетъ себя. Рука, нога, носъ, животъ, мозгъ не сознаютъ себя. Не сознаетъ себя[280] и соединенiе всего, какъ оно въ мертвомъ теле. Сознаетъ себя нечто неопределимое, свободное, всемогущее въ своей духовной области.

12) При чтенiи книгъ надо не забывать, что это — общенiе съ ближними, и что он[о] поэтому должно быть любовное: не сердиться на пишущихъ дурное, a жалеть.

13) Отчего неразумны такъ называемые — образованные? Отъ того, что головы ихъ набиваются ненужными пустяками, выдаваемы[ми] имъ за самое важное.

————

22 Ноября 1907. Я. П.

Очень хорошо, уми[ле]нн[о] радостно себя чувствую и — удивительная вещь — забылъ все — забылъ, кто Гусевъ, за что онъ сидитъ. Съ утра всталъ и умиленно думалъ и чувствовалъ объ Андрюше и написалъ ему письмо. Искалъ и не могъ найти записанный планъ своей статьи. Такъ казалось хорошо и важно, а теперь ничего не помню. Все думается о драме. Хорошо бы.

Все это время — напряженно занятъ Кр[угомъ] Чт[енiя]. Начерно кончилъ, но работы бездна. Если въ день составлять — т. е. исправлять 5, 6 изреченiй, то работы больше, чемъ на годъ, на 400 дней. А почти уверенъ, что этого не проживу. Чемъ ближе смерть, темъ сильнее чувствую обязанность сказать то, что знаю, ч[то] черезъ меня говоритъ Богъ. И темъ больше чувствую это необходимы[мъ], что тутъ уже нетъ личнаго, славы людской. Записать:

1) Христiанство Константина, принятое народами, подобно подписанiю неосторожн[ымъ] человекомъ условiя, въ к[отор]омъ требованiя другой стороны такъ скрыты фразами, а видн[о] только то, ч[то] выгодно. И вышло то, что назвался груздемъ, полезай въ кузовъ.

2) Для того, чтобы любить всехъ во всемъ, надо быть Богомъ, и это можно. Для того, чтобы быть имъ, надо помнить, что надо всехъ и все, во всемъ, всегда любить.

3) Если люди молятся ради спасенiя души въ будущемъ и ради этого будущаго живутъ хорошо, то они делаютъ то, что нужно, хотя и объясняютъ мотивы своей деятельности неверно, проэктируя во времени — въ будущемъ — то, что совершается въ настоящемъ.

4) Какъ похоже замерзанiе члена (ушей) на то, что совершается съ людьми при загрубенiи отъ пороковъ. Сначала больно, потомъ совсемъ безболезненно (уши гремятъ), за то придется оттаивать. И тогда мучительно.

5) Жалуешься на жизнь, а только вспом[ни], сколько людей любятъ тебя. —

6) Любить — благо, быть любимымъ — счастье.

7) Человекъ это сосудъ[281] съ двумя отверстiями, въ одно изъ к[оторыхъ] входитъ (отъ Бога) любовь и въ другое выходитъ (вроде чайника). Все дело человека — дл[я] блага держать въ чистоте оба отверстiя. Одно — большее, черезъ к[отор]ое входитъ любовь Божiя. Держать въ чистоте его темъ, чтобы освобождаться отъ себялюбивыхъ страстей. Чистота втораго отверстiя, черезъ к[отор]ое выходитъ жизнь, зависитъ отъ устраненiя, избавленiя себя отъ всего того, что мешаетъ любви къ людямъ: раздраженье, гордость, стяжательность.

8) Да, праздность — мать всехъ пороковъ, въ особенности умственныхъ: ложныхъ разсужденiй: политика, наука, богословiе.

9) Если богатый совестливъ, то онъ стыдится богатства и хочетъ избавиться отъ него; а избавиться отъ него почти также трудно, какъ бедному разбогатеть. Трудность главная — семья. Привычки можно преодол[еть], но — семья.

10) Упрекать въ гордости можно и должно[282] только себя. А то всякое несогласiе представляется гордостью.

11) Въ первый разъ живо почувствовалъ всю несоизмеримость своей духовной, божественн[ой], безвременной жизни и всехъ видимыхъ мн[е] интересовъ этой жизни. Написать, не говорю уже: драму, воззванiе, но ясно изложить ученiе истины. Все это такъ ничтожн[о] въ сравненiи съ внутренней, духовн[ой] жизнью съ ея неизбежнымъ выраженiемъ въ этой жизни, хотя и въ недоступной мне форме, что невольно всю энергiю жизни переносишь на освобожденiе духовной сущности и сознанiе и потому и невольное проявленiе ея. (Списалъ, какъ записано. Помню, что это б[ыло] очень живое сознанiе, но теперь плохо понимаю).

12) Виделъ во сне, что устраиваю чью-то спальню, и что для устройства ея мне нужно спросить кого-то на той же улице. Я иду, захожу въ домъ; меня не узнаютъ, но я дохожу до хозяина; онъ спрашиваетъ, что мне нужно? И я, къ досаде, чувствую, ч[то] забылъ. Делаю усилiя вспомнить. И эти усилiя будятъ меня. И я въ бдящемъ состоянiи стараюсь вспомнить, и не могу. И я понимаю, что то, зачемъ я шелъ во сне, я и не зналъ, но увидалъ во сне только то, что «я забылъ». Все, что я виделъ, какъ мне казалось передъ этимъ, все это б[ыло] безъ времени. Только просыпаясь, я все это расположилъ во времен[и]. Не то ли мы делаемъ въ нашей жизни? Все, что мы (какъ намъ кажется) переживаемъ, все это уже есть, а мы только располагаемъ это во времени. То, что все есть, и ничего въ нашей жизни не происходило, не двигалось, мы узнаемъ, когда будемъ умирать (просыпаться), какъ я узналъ, проснувшись, что я не забылъ, а тольк[о] виделъ во сне, что забылъ. (Въ записной книжке записано: «неясно». Но я не согласенъ.)

13) Свойственно ли молодости желать тог[о], чего я желаю (спасенiя души), приближенiя къ Богу? Мне ясно, что[283] больше желать нечего, п[отому] ч[то] я стою передъ смертью. Но имъ, беднымъ, кажется, что есть много достойна[го] желанiя, кроме этого, — того, что единое на потребу.

14) Хорошо молиться въ уединенiи, но,[284] кроме этой молитвы, едва ли не еще нужнее этой молитвы — молиться при вступленiи въ общенiи съ каждымъ человекомъ: царемъ или нищимъ. Молиться, т. е. напоминать себе[285] о томъ, что наступилъ важный моментъ, въ к[оторомъ] надо жить всеми силам[и] души.

15) Правительство русское[286] знаетъ и не можетъ не знать, что у насъ[287] все держится на религiи, и себя основываетъ на религiи, но та религiя, на к[оторой] оно основываетъ себя, была нетверда и прежде; теперь уже совсемъ не держитъ.

16) Думалъ, что надо готовиться хорошо умереть. И вспомнилъ, ч[то] вся жизнь съ детства — есть умиранiе, и потому надо всегда, не переставая готовиться.

17) Поместилъ отделъ: «Суеверiе личности». Это — верное выраженiе.

18) Читаю наизусть слова о любви изъ посланiя Іоанна и подумалъ, какъ много мы можемъ сделать привычкой. Большей частью я привыкалъ къ дурному, а можно прiучить себя къ хорошему такъ, чтобы механически делать доброе.

19) Не сердиться надо не отъ того, что это людямъ вредно и непрiятно, а отъ того, что это тебе вредно, хуже всего.

20) Дарвинъ и ученые думали, ч[то] они устранили Бога темъ, ч[то] открыли переживанiе более приспособленныхъ, и открытiемъ питекантропуса, но кто же сделалъ приспособленi[е] и питекантропуса? Опять Богъ, какъ и въ библейскомъ объя[с]нен[iи]. А не есть ли все это нечто подобное моему сновиденiю, когда я виделъ во сне, что забылъ что-то важное, а я виделъ во сне, что забылъ то, чего не было.

21)[288]Душу человека можно сравнить съ[289] закрытымъ сосудомъ съ однимъ выходомъ. Выходъ этотъ — выходъ любви. Жизнь есть выливанi[е] жидкости. И потому все дело жизни это — то, чтобы держать въ чистоте отверстiе, а не пытаться пробить стенки.

22) (Это другое).[290] Плохо, если вода въ сосуде вообразить себе, что она — сосудъ, и не будетъ сознавать свою способность течь, испаряться. Тоже и съ душой. (Не ладно.)

29 Ноября 1907. Я. П.

Только неделю не писалъ, а кажется, ужасно долго. Такъ полна жизнь. Записать нужно довольно много, но нынче не буду. Запишу только самое существенное, то, что испытываю сейчасъ уже благотворность той душевной деятельнос[ти], к[оторой] я отдался. Въ самомъ телесно дурномъ состоянiи и расположенiи духа — мне хорошо. Мало того, что хорошо — радостно. Какъ удивительно, de gait? de coeur,[291] губятъ свои жизни люди, попуская себя на раздраженiе. Все въ «табе», какъ говорилъ Сютаевъ. Смотри съ любовью на мiръ и людей, и онъ также будетъ смотреть на тебя. Все занятъ Кр[угомъ] Чт[енiя] и, кажется, подвигаюсь. Сережа, Маша, Андрюша — со всеми мне хорошо. Записать изъ книжки денной:

1) Сначала кажется страннымъ, почему человекъ, сделавши злое дело, становится еще злее. Казалось бы, ему надо успокоиться: онъ сделалъ то, что хотелъ. А это отъ того, ч[то] сознанiе, совесть упрекаетъ его, и ему надо оправдаться, если не передъ другими, то передъ самимъ собою, и для оправданiя онъ делаетъ зло новое with a vengeance.[292]

2) Пища только тогда законна, когда возможны и желательны[293] последствiя ея — трудъ. Точно также и половое общенiе — тольк[о] тогда, когда возможны и желательны последствiя его — дети.

3) Насколько животныя целомудренне[е] людей: только до оплодотворенiя.

4) Лиха беда начать. Целомудренный стыдъ — могучее средство предохраненiя. А наше искусство притупляетъ, уничтожаетъ его.

Сейчасъ примусь за первый отделъ Кр[уга] Чт[енiя].

————————————————————————————————————

Здесь Сережа и Маша.

Страшно давно не писалъ. Нынче, 16 Дек. 1907. Я. П.

29 Ноября упалъ съ лошади, зашибъ руку. Теперь проходитъ. За это время много было, все больше и больше, хорошихъ писемъ. Нисколько не увлекаюсь и не желаю распространенi[я], какъ бывало прежде, а просто радъ, что могъ и могу служить людямъ хоть чемъ нибудь. Какъ странно, что вместе съ добротой приходить смиренiе — скро[мность]. Мне теперь не нужно, какъ прежде, притворяться смиреннымъ. Какъ тольк[о] работа въ себе, такъ сейчасъ видишь, что не только гордиться, но радоваться не на что. Радуюсь только на то, что мне незаслуженно хорошо, и что ближе къ смерти, то все лучше и лучше.

Все занятъ Кр[угомъ] Чт[енiя]. Главное — порядокъ отделовъ. Кажется, теперь близко къ концу распределенiе, редакцiя же самыхъ мыслей — еще огромная работа. Переписаны только три. Былъ Анд[рей] съ новой..... Очень б[ыло] тяжело, хотя старался, какъ могъ, и ничемъ не провинился. Съ С[ережей], со всеми хорошо, даже со стражниками. «Радуйся, если тебя ругаютъ». Записать надо, кажется, очень мног[ое]. Гусева все не выпускаютъ, хотя давно, съ 22 обещали и въ Туле и въ Петерб[урге].

1) Грехи потому грехи, т. е. ошибки, что приводятъ къ обратнымъ последствiямъ того, для чего они совершаются. Наслажденiе едой, питьемъ,[294] половой похотью, богатствомъ, славой. Все ощущен[iя] радости ослабеваютъ отъ удовлетворенiя.

2) Отсутствiе религiи производитъ, вследствiе отсутствiя одной свойственн[ой] человеку работы надъ собой, потребность перенесенiя этой работы на другихъ, производитъ столь распространенно[е] въ наше время сумашествiе поученiя, осужденiя другихъ и заботу объ устройстве не своего внутренняго мiра, а веществена[го], внешняго мiра.

3) Революцiонеры не успеваютъ въ своей деятельности преимущественно п[отому], ч[то] они грубо определяютъ то, что должн[о] быть, и даже какъ то, что должно быть, должно совершиться. Это поспешность, нетерпеливость, ребячество. Перевороты успешные совершаются только религiознымъ путемъ, когда люди думаютъ тольк[о] о себе, о своей жизни, а не определяютъ переворотъ въ жизни общей.

4) Пора человеку узнать себе цену. И какъ удивительно сознанiе своей духовности даетъ человеку въ одно и тоже время и высшее сознанiе своего достоинств[а] и низшее смиренiе; сознанi[е] достоинства, не похожее на возвеличенiе себя, гордость, но заявляющее гораздо большiя, чемъ гордость, требованiя, — и смиренiе, не похожее на покорность человеку, но спускающееся еще гораздо ниже. (Все плохо.)

5) Какое безумiе — работать для устройств[а] жизни! Живи самъ для себя, для Бога, а жизнь уже устроится наилучшимъ образомъ. А то люди, живя дурно, жесток[о] — цари, министры, революцiонеры, живя дурно, этой самой своей дурной жизнью думаютъ устроить хорошую жизнь.

6) «Но какже не устраивать жизнь, не поддерживать существующее устройств[о], не заботиться объ этомъ устройстве, погибнетъ все». Да ведь и такъ уже давно все погибло и держится темъ, что тольк[о] губитъ еще больше. Какъ промотавшiйся, весь въ долгахъ человекъ не можетъ не увеличивать своихъ долговъ для того, чтобы продолжалась ведомая имъ жизнь. (Скверно.)

7) Поразительно извращенiе мысли у людей ученыхъ и сохраненiе ея целост[и] у людей неученыхъ. Причина этого — отрицанi[е] души у ученыхъ и признанiе ея у неученыхъ.

8)[295]Телесная праздность возможна только при излишке труд[а] работающихъ.

9) Определенiе мiра, какъ произведенiя движенiя матерiи, по Марксу, Энгельсу, Феербаху, Дицгену, гораздо, несравненно[296]сложнее, труднее и запутаннее и, главное, еще больше безосновно, чемъ определен[iе] Бога.

10) Богъ есть любовь. А любовь во всехъ верахъ. —

11) Безъ религiи, т. е. установленнаго отношен[iя] къ безконечному духовному, человекъ — безхвостая обезьяна, умеющая делать фонографы, баллоны, бомбы и т. п.

12) Люди нашего времени, особенно ученые, нетолько не знаютъ религiи никакой, но не знаютъ даже того, что такое религiя; хуже этого: думаютъ, что знаютъ, предполагая подъ религiей разговоры и произвольны[я][297] разсужденiя о неопределенныхъ предметахъ: душе, Боге и т. п. Люди эти похожи на того лакея знаменитаго математика, к[отор]ый, видя, что его хозяинъ пишетъ меломъ на доск[е] буквы и цифры, решилъ съ своим[и] прiятелями, что занимается професоръ темъ, чтобы рисовать линейки значковъ и циф[ръ] на черной доске.

13). Хорошо обращаться съ людьми такъ, какъ будто ты прощаешься съ ним[и] передъ смертью. И тутъ не будетъ ошибки. Разве не все равно, что тебя отделяетъ отъ смерти полчаса или полвека.

14) Хорошо помнить, что каждый день, часъ, это отсрочка отъ смерти. Тогда все внешнее, случающееся съ тобой, получаетъ неважное значенiе (что значитъ[298] рана, болезнь, бедность, потеря друга въ сравненiи съ смертью?), а за то употребленiе наилучшее остающагося времени получаетъ самое огромное значенiе. Да, memento mori.[299]

15) Записано въ спальной книжечке много для Кр[уга] Чт[енiя], не перепи[с]ываю, не стоитъ. —

16) Человекъ — и все и ничто. Въ этомъ причина греховъ.

17) Мы не знаемъ, что должно быть, и потому, когда поступаемъ съ определенной внешней целью, то всегда делаемъ то, что было.

18)[300] Свободенъ можетъ быть человекъ, терпящiй насилiя, но никакь не совершающiй ихъ.

19) Чемъ утешиться въ томъ, что только что начинаешь понимать, какъ надо жить, и начинаешь жить, — умираешь? A темъ, что живешь не ты, а все человечество, все духовн[ое] живетъ Богомъ. Соединись съ Нимъ — и не умрешь.

20) Любовь выводитъ изъ себя.

21) Грехи свои человекъ чувствуетъ, какъ зло,[301] и страдаетъ отъ нихъ, соблазны онъ уже не чувствуетъ, a суеверiями гордится.

22) Для общаго дела наверное лучше делать каждому, что ему велено, а не то, что ему кажется хорошимъ.

23) Какъ только человекъ забылъ или пропустилъ мимо ушей то, что ему велено, онъ непременно делаетъ то, что было делано имъ или людьм[и] вокругъ него, воображая себе, что онъ делаетъ то, что самъ выдумалъ.

24) Человеку велено увеличивать любовь (онъ веленiе это носитъ въ сердце), а онъ устраиваетъ удобства жизни. Все равно, какъ работнику велено сеять, сажать, а онъ забылъ это или пропустилъ мимо ушей, а помнитъ то, что онъ ровнялъ поле, пахалъ, боронилъ, укатывалъ, и онъ пашетъ, боронуетъ, укатываетъ поле съ всходящей уже зеленью. Ему кажется, что его дело только въ этомъ.

25) Дело жизни не въ томъ, чтобы быть великимъ, богатымъ, славнымъ, а въ томъ, чтобы соблюсти душу.

26) Религiя это — отношенiе съ Богомъ. У идолопоклонника это есть, у самаго ученаго человека этого нетъ. И идолопокл[онникъ] неизмеримо выше.

27) Перейти изъ[302] пережитой религiи къ новой — къ новому отношенiю къ Богу — не шутка, а трудное дело.

28) Матерiалисты определяютъ понятiя понятiями более неопределенными, чемъ то, что они определяютъ.

29) Ложь необходима для гордости, для богатст[ва], для власт[и].

30) Смиренi[е] и сознанiе своего человеческаго достоинства — одно и то же. Оно не совместимо ни съ гордостью, ни съ властолюбiемъ, ни съ богатствомъ.

30 Дек. 1907. Я. П.

Две недели не писалъ. Важнаго только то, что Гусева выпустили. Здесь Сережа съ женой. Все продолжаю получать радостныя письма. Нынче очень хорошее письмо Молочникова къ Столыпину. Написалъ объ этомъ Олсуфьеву. Все занятъ Кр[угомъ] Чт[енiя], и, слава Богу, все уясняется и уясняется. Второй разъ поверяю отделы. Всехъ 31. И, кажется, не нарочно вышло 4 греха, 4 соблазна, 4 обмана. Вчера очень горячо — дурно спорилъ съ Сер[ежей] о науке. Поразительна вера въ о науку и полная аналогiя ея съ церковью. Записать надо:

1) Нельзя себе представить другой жизни, кроме той, какая есть, т. е. нельзя представить себе[303] другого средства дарованiя безконечному количеству сущест[въ] сознанiя блага, радости жизни.[304] А мы говоримъ: эта жизнь нехороша. Кто говоритъ? Говорить это личность, а ея-то и нетъ. А есть только одно Все, и каждая безпространственная и безвременная частица Его можетъ сознавать себя и Все. И эта частица недовольна! (Все это или глубокое проникновенiе въ сущность жизни или чепуха. Думаю, что первое.)

2) Я не въ духе, и отъ того нетъ любви къ людямъ; a нетъ любви — и мне тяжело, и я еще больше не въ духе.

3)[305] Человеческому «я», поставленному въ пространственный и временныя условiя, кажется, что и пространство и время, съ которыми оно связано, безконечны. Это показываетъ только то, что это «я» духовно. (Хорошо.)

4) Деятельность жизни проявляется любовью. Увеличить въ себе любовь человекъ не можетъ, п[отому] ч[то] любовь есть сама сущность жизни. Человекъ можетъ только уничтожать препятствiя проявленiю любви. И въ этомъ жизнь человеческая, и на это должны быть направлены усилiя человека.

Примечания

14 января. Стр. 3—7.

1. 33. Все эти две недели б[ыл] нездоров. — Толстой болел инфлюэнцей и бронхитом, чувствовал стеснение в груди, перебои, головные и невралгические боли, дурно спал, один день (2 января) ничего не ел.

2. 34 читал: Плутарха. — Плутарх (ок. 50—120) — греческий писатель, особенно известный книгой: «??? ?????????» («Сравнительные жизнеописания»), в которой излагаются биографии знаменитых людей древнего мира. В Яснополянской библиотеке хранится издание: Plutarque, «Oeuvres morales». Traduit du grec par Ricard Didier et C-ie, Libraires-Editeurs, Paris 1844 (5 tomes). В первом томе имеются пометки Толстого.

3. 34. Montaigne. — Мишель Монтэнь (1533—1592) — французский философ. В Яснополянской библиотеке сохраняются следующие издания книги Монтэня «Опыты» с пометками Толстого: 1) Essais de Seigneur Michel Montaigne. A Paris, de l’imprimerie et de la fonderie st?r?otypes de Pierre Didot. MDCCCII. 3 tomes. 2) Montaigne, «Essais». G. Charpentier et C-ie ?diteurs. 4 tomes. Без обозначения года.

4. 35. Валишевского. — Казимир Валишевский (р. 1849 г.) — польский историк, автор книг о русских царях: «Le roman d’une imp?ratrice» [«Роман императрицы»] (1893), «Autour d’un tr?ne» [«Около трона»] (1894), «Pierre le Grand» [«Петр Великий»] (1897), «L’h?ritage de Pierre le Grand» [«Наследие Петра Великого»] (1900) и др. Толстой читал Валишевского и в 1905 г. (неизданные «Яснополянские записки» Д. П. Маковицкого, запись от 18 марта 1905 г.). По «Яснополянским запискам» Д. П. Маковицкого, Толстой 13 и 16 января 1907 г. читал книгу Валишевского «L’h?ritage de Pierre le Grand», которую находил «легкомысленной».

5. 35. о Павле. — Разумеется апостол Павел (по преданию, обезглавлен в Риме в 65 г.), главный распространитель христианства в древнем мире. Д. П. Маковицкий в своих «Яснополянских записках» 13 января 1907 г. пишет, что Толстой просил его найти в Яснополянской библиотеке книги Рейса о Павле (повидимому, имеющееся в Яснополянской библиотеке издание: «La bible». Traduction nouvelle avec une introduction et commentaires par Edouard Reuss, professeur ? l’universit? de Strasbourg. Paris. Tomes 14—15. «Nouveau Testament. Les Ep?tres Pauliniennes») и Ренана («Saint Paul»). Последней книги в библиотеке не оказалось, и Толстой просил сына Сергея Львовича достать ее в Москве. Под 7, 9 и 10 февраля 1907 г. у Маковицкого записано, что Толстой читал «Saint Paul» Ренана. О чтении этой книги упоминает и сам Толстой в «Карманном ежедневнике на 1907 г.» (см. стр. 182).

6. 35. Memorabilia — латинское название воспоминаний о греческом философе Сократе его ученика Ксенофонта (434—359 до н. э.), носящих в подлиннике заглавие: «??????????????? ????????». В Яснополянской библиотеке имеется издание: Ксенофонт, «Полное собрание сочинений» в 5 частях. Часть II. «Воспоминания о Сократе». Перевод с греческого Г. Янчевецкого, изд. 5, книжного магазина П. В. Луковникова, Спб. 1902. Книга эта испещрена пометками Толстого. По записи Д. П. Маковицкого от 13 января 1907 г., Толстой читал Ксенофонта параллельно по-гречески и в русском переводе. По его же записи от 16 января 1907 г., на чтение Ксенофонта и других писателей древности Толстого навел Монтэнь, изобилующий цитатами из этих писателей.

7. 311. Начатый и детский и большой новый Круг Чтения. — В 1906—1907 гг. в издании «Посредник» вышли два тома составленного Толстым труда: «Круг чтения. Избранные, собранные и расположенные на каждый день Львом Толстым мысли многих писателей об истине, жизни и поведении». В 1907 г. Толстой начинает перерабатывать это сочинение по новому плану, а также составлять особый «Круг чтения» для детей. В дальнейшем детский «Круг чтения» был введен в состав нового «Круга чтения» для взрослых. Новый же «Круг чтения» для взрослых, получивший в окончательной редакции название «На каждый день», отличался от «Круга чтения» первой редакции, кроме иного состава мыслей, еще и тем, что в новом «Круге чтения» содержание каждого месяца представляло стройное целое, излагая последовательно всё миросозерцание автора. Эта последовательность в одном и том же порядке повторялась в каждом месяце. «На каждый день» при жизни автора целиком не появилось. В 1909—1910 г. в анонимном издании т-ва И. Д. Сытина появились отдельными выпусками шесть месяцев «На каждый день»: «Январь», «Февраль», «Июнь», «Июль», «Август» и «Сентябрь». Кроме того, в газете «Новая Русь» январь — май 1910 г. появились в весьма неисправном виде «Март», Апрель», «Май» и «Декабрь». Остальные месяцы «Октябрь» и «Ноябрь» впервые появились в настоящем издании (т. 44).

8. 316—17. то, что говорил про себя Франциск, когда его не пустят. — Франциск Ассизский (1182—1226) — высоко чтимый католической церковью святой, основатель ордена францисканцев. Толстой вспомнил следующий разговор Франциска с «братом Львом», который открывает собою книгу Толстого «Мысли мудрых людей»: «Однажды зимой Франциск шел о братом Львом из Перузы к Порционкюлю; было так холодно, что они дрожали от стужи. Франциск позвал брата Льва, который шел впереди, и сказал ему: «О, брат Лев, дай Бог, чтобы наши братья подавали по всей земле пример святой жизни; запиши, однако, что не в этом радость совершенная». — Пройдя немного далее, Франциск опять позвал брата Льва. — «И запиши еще, брат Лев, что если наши братья будут исцелять больных, изгонять бесов, будут делать слепых зрячими или будут воскрешать четырехдневно умерших, — запиши, что и в этом не будет радости совершенной». — И пройдя еще далее, Франциск сказал Льву: «Запиши еще, брат Лев, что если бы наши братья знали все языки, все науки и все писания, если бы они пророчествовали не только про будущее, но знали бы все тайны совести и души, — запиши, что и в этом нет радости совершенной». — Пройдя еще далее, Франциск опять позвал Льва и сказал: «И еще запиши, брат Лев, овечка Божия, что если бы мы научились говорить на языках ангельских, если бы узнали течение звезд, и если бы нам открылись все клады земли и мы познали бы все тайны жизней птиц, рыб, всех животных, людей, деревьев, камней и вод, — запиши, что и это не было бы радостью совершенною». — И, пройдя еще немного, Франциск опять позвал брата Льва и сказал ему: «Запиши еще, что если бы мы были такими проповедниками, что обратили бы всех язычников в веру Христа, — запиши, что и в этом не было бы радости совершенной». — Тогда брат Лев сказал Франциску: «В чем же, брат Франциск, радость совершенная?» — И Франциск отвечал: «А вот в чем. В том, что если когда мы придем в Порционкюль грязные, мокрые, окоченелые от холода и голодные и попросимся пустить нас, а привратник скажет нам: «Что вы, бродяги, шатаетесь по свету, соблазняете народ, крадете милостыню бедных людей, убирайтесь отсюда», — и не отворит нам. И если мы тогда не обидимся и со смирением и любовью подумаем, что привратник прав, что сам Бог внушил ему так поступить с нами, — и мокрые, холодные и голодные пробудем в снегу и в воде до утра без ропота на привратника, — тогда, брат Лев, только тогда будет радость совершенная». Толстой заимствовал этот разговор из книги: П. Сабатье, «Жизнь Франциска Ассизского». Перевод с французского, изд. «Посредник», М. 1895, стр. 144—146. Толстой несколько сократил и изменил приводимый Сабатье подлинный текст, взятый из книги: «Цветочки Франциска Ассизского» («Fioretti»). Автором этой книги обыкновенно считают брата Уголино из монастыря св. Георгия в Анконской Марке. Составление «Цветочков» относится к первой половине XIV в. См. «Цветочки святого Франциска Ассизского», перевод А. П. Печковского, изд. «Мусагет», М. 1913, гл. VIII: «Как святой Франциск объяснял брату Льву, что такое совершенная радость» (стр. 27—30). В последние годы жизни Толстой видел свой идеал в том, чтобы получаемые оскорбления переносить с тем настроением, какому учил Франциск. Это наставление Толстой много раз вспоминал в трудных случаях своей жизни, о чем сохранились записи в его Дневниках 1906—1910 гг. См. томы 55. 57 и 58.

9. 318. уменьшением своего знаменателя. — Толстой сравнивал человека с дробью. «Числитель, это — сравнительно с другими достоинства человека; знаменатель, это — оценка человеком самого себя. Увеличить своего числителя — свои достоинства — не во власти человека, но всякий может уменьшить своего знаменателя — свое мнение о самом себе, и этим уменьшением приблизиться к совершенству» («Мысли мудрых людей на каждый день», мысль вторая на 28 июня).

10. 417. Walt Whitman. — Уот Уитмэн (1819—1892), американский поэт. Д. П. Маковицкий записал в своих «Яснополянских записках» 7 января 1907 г., что Толстой просил его найти в Яснополянской библиотеке «Leaves of Grass» Уитмэна, а также статью о нем в «Энциклопедическом словаре» Брокгауза-Ефрона. Английский биограф и переводчик Толстого Э. Моод (A. Maude) в своей книге «Tolstoy and his Problems» (Funk and Wagnalls Company, New York 1904, p. 192) приводит следующее мнение Толстого об Уитмэне: «The chief defect of Walt Whitman is, that with all his enthusiasm, he yet lacks a clear philosophy of life. On some vital issues he speaks as if with authority, yet stands at the parting of two ways and does not show us which way to go» (Перевод: «Главный недостаток Уота Уитмэна — в том, что, несмотря на весь его энтузиазм, у него нет ясной философии жизни. Относительно некоторых вопросов жизни он говорит как будто убедительно, однако, он стоит на распутьи и не указывает нам, по какому пути должно итти»). В Яснополянской библиотеке хранится экземпляр книги Уитмэна: «Leaves of Grass». The Poems. Walter Scott, London 1887, с пометками Толстого. В «Яснополянских записках» Д. П. Маковицкого под 12 декабря 1907 г. записано, что Толстой читал вслух выдержки из «The Leaves of Grass», переводя их по русски, и сказал, что Уитмэн — очень интересный поэт, поэт-философ. «Он очень мало известен в России, а он значительнее всех». Толстой впервые читал Уитмэна в 1889 году (см. том 50, запись в дневнике от 27 октября 1889 г.).

11. 419. у Канта. — Иммануил Кант (1724—1804) — немецкий философ, очень высоко ценившийся Толстым. Мысль Канта, упоминаемая Толстым, приведена в первом издании «Круга чтения» в следующем переводе: «Познание Бога может быть или умозрительным, и такое познание ненадежно и подвержено опасным ошибкам, или нравственным, вытекающим из веры, и такое познание не мыслит никаких других качеств Бога, кроме тех, которые обусловливают нравственность. Такая вера естественна и сверхъестественна». («Круг чтения», изд. «Посредник» № СXXXII, том первый, М. 1906, стр. 51.)

12. 433—51. мнимо-христианском павловском религиозном понимании жизни. — Толстой считал апостола Павла главным виновником извращения христианства. В «Яснополянских записках» Д. П. Маковицкого под 12 января 1907 г. записаны следующие слова Толстого о Павле: «Павел замазал, запечатал христианство. Может быть или христианство или государство, а он соединил их, и все этому обрадовались». См. также статью Толстого «Почему христианские народы и в особенности русский находятся теперь в бедственном положении» (т. 37).

13. 53. Записано — в записной книжке. См. стр. 221.

14. 59. Радуйся, и паки реку: радуйся. — Выражение взято из девятой песни пасхального канона («Ангел вопияше благодатней»...)

15. 613. в мире талмудистско-павловском. — «Талмуд» — главный памятник еврейской раввинской письменности. Состоит из двух частей, составленных: первая во II—III вв., вторая — в IV—V вв.

16. 613—16. в..... мировозрении Ветхозаветно-христианско-павловском. — «Ветхий завет» — первая часть Библии, состоящая из священных книг иудейской церкви, признанных и христианской церковью за божественное откровение.

17. 617. портреты знакомых писателей 1856 года. — В кабинете Толстого висит снятый по инициативе Толстого 15 февраля 1856 г. фотографический снимок группы писателей из кружка «Современника» в следующем составе: Толстой, Григорович, Гончаров, Тургенев, Дружинин, Островский. На снимке собственноручные подписи: Островского 27 марта 1856 г., Дружинина — 29 марта, Гончарова и Тургенева — 30 марта.

18. 621. в Великанове. — Павел Васильевич Великанов (р. 1860 г.) — народный учитель, близкий по взглядам к Толстому. См. т. 52, примечание к записи Дневника от 31 июля 1891 г. В 1905—1907 гг. П. В. Великанов, живя сначала в Новгороде, а затем в Москве, писал Толстому резкие обличительные, нередко грубые письма, не соглашаясь особенно с отношением Толстого к революции и революционерам. В записи Дневника от 24 октября 1906 г. Толстой называет одно из писем Великанова «здоровым ругательным». См. примечание к этой записи, т. 55. См. также записи в «Карманном ежедневнике на 1907 год» от 2, 3, 4, 5 и 6 января 1907 г., стр. 177—178. Впоследствии, уже при советской власти, П. В. Великанов основал в селе Рассказово Тамбовской губ. религиозную общину «Братство четвертого интернационала», по основам учения весьма близкую к взглядам Толстого. Самого Толстого П. В. Великанов стал называть не иначе, как «Яснополянский благовестник». Об общине, основанной П. В. Великановым, см. в статьях: Ан. Терский, «Хутор толстовцев» — «Безбожник» 1930, 61; Ф. Путинцев, «Толстой, толстовство и сектантство» — «Революция и культура» 1928, 17.

19. 621. в Shaw. — Бернард Шоу (Show, р. 1856 г.) — современный английский писатель. Толстой читал в то время присланную ему автором драму «Man and Superman» [«Человек и сверхчеловек»], в издании Archibald Constable and Co. Ltd. London 1906. Об этой драме Толстой, по словам Д. П. Маковицкого, давал отрицательные отзывы: «Искусственно, пошло» (запись 11 января 1907 г.). «Ужасно остроумно, и дурного вкуса... Он говорит про серьезные вопросы, а одной какой-нибудь шуткой свернет в сторону — и теряешь всякое уважение» (12 января). В той же книге Толстой читал статью Б. Шоу «The Revolutionist’s Handbook and Pocket Companion by John Tanner, M. I. R. C. (Member of the Idle Rich Class)» [«Руководство революционера и Записная книжка Джона Тэннера, члена праздного богатого класса»]. См. запись в «Карманном ежедневнике на 1907 год» от 12 января 1907 г., стр. 179. 17 августа 1908 г. Толстой написал Б. Шоу письмо, в котором высказал свое мнение об его драме «Man and Superman». Второе письмо к Б. Шоу было написано Толстым 15 апреля 1910 г., в ответ на письмо Б. Шоу от 14 февраля того же года. Оба письма Толстого вместе с письмом к нему Б. Шоу напечатаны в «Новом сборнике писем Л. Н. Толстого», собранных П. А. Сергеенко, под редакцией А. Е. Грузинского, изд. «Окто», М. 1912, стр. 284—285 и 352—355.

20. 627. Таничка — внучка Толстого, Татьяна Михайловна Сухотина, впоследствии по мужу Альбертини (р. 6 ноября 1905 г.).

21. 629. как говорит Амиель. — Анри Фредерик Амиель (Amiel, 1821—1881) — профессор философии и эстетики Женевского университета, автор высоко ценившейся Толстым книги «Journal intime» [«Дневник»], к переводу которой, сделанному его дочерью Марией Львовной, он написал предисловие (1893 г.). См. т. 30. Упоминаемая Толстым мысль Амиеля в полном переводе следующая: «Время есть величайшая иллюзия. Она есть только внутренняя призма, через которую мы разлагаем бытие и жизнь, образ, под которым мы постепенно видим то, что вневременно в идее. Глаз не может обнять известную всю сферу зараз, хотя сфера эта и существует. Нужно одно из двух: либо чтобы сфера вертелась перед глазом, который смотрит на нее, либо чтобы глаз обошел вокруг наблюдаемой им сферы. В первом случае это мир, развертывающийся во времени; во втором случае это наша мысль, анализирующая и постепенно восстанавливающая. Для высшего разума нет времени; что будет, то есть. Время и пространство — это раздробление бесконечного для пользования им существами конечными. Наша жизнь ничто, это правда, но наша жизнь божественна. Дуновение природы уничтожает нас, но мы превосходим природу, проникая далее ее удивительной фантасмагории до неизменного и вечного. Посредством внутреннего экстаза уйти от водоворота времени, увидать самого себя sub specie aeternitatis [с точки зрения вечности] — это лозунг великих религий высших пород; и эта психологическая возможность есть основа всех великих надежд. Душа может быть бессмертна, потому что она способна подниматься до того, что не рождается и не умирает, до того, что существует субстанционально, необходимо, неизменно, т. е. до бога». («Из дневника Амиеля». Перевод с французского М. Л. Толстой, под редакцией и с предисловием Л. Н. Толстого, изд. «Посредник», второе, М. 1905, стр. 57.)

16 января. Стр. 7—8.

22. 720. Эфемериду. — Эфемериды (или поденки) — вид насекомых, появляющихся в августе тучами около воды. Живут часто не более суток.

23. 725. статейку, присланную Bolton Hall’ом, о непротивлении. — Болтон Холл (Bolton Hall, p. 1854 г.) — американский писатель, родственный Толстому по направлению, председатель американской Лиги единого налога. Болтон Холлу принадлежит изложение сочинения Толстого «О жизни»; русский перевод этого изложения был напечатан под заглавием: Л. Н. Толстой, «О жизни», изд. Этико-художественная библиотека, М. 1903. В предисловии издатель Л. Н[икифоров] сообщал: «Это извлечение из неизданного сочинения Толстого сделано англичанином Больтон Голлом и для русского издания просмотрено Львом Николаевичем». О Толстом Болтон Холл писал в книге: «Even as You and I. Parables true Life». Small, Maynard and Company. Boston 1900. p. 144—145 («Tolstoy’s Ideal of true Life») [«Толстовский идеал истинной жизни»].

В письме от 9 декабря 1906 г. Болтон Холл прислал Толстому листок о непротивлении злу насилием, составленный Jacob Beilhard, членом американской общины «The Spirit-Fruit Community» («Община духовных плодов»). См. также «Карманный ежедневник на 1907 г.», запись от 16 января, стр. 179.

2 февраля. Стр. 8—11.

24. 816—17. письмо от сына Льва, оч[енъ] тяжелое. — Лев Львович Толстой (р. 20 мая 1869 г.) — третий сын Толстого. См. т. 49, примечание к записи Дневника от 7 марта 1884 г. В последние годы жизни Толстого его сын Лев Львович доставлял ему много тяжелых минут. См. записи в Дневниках 1903, 1906 и 1910 гг., тт. 54, 55 и 58, а также другие записи о Л. Л. Толстом в настоящем томе. Упоминаемое в Дневнике письмо Л. Л. Толстого в архиве Льва Николаевича не сохранилось.

25. 817—19Я написал б[ыло] ответ серебрянных слов, но, успокоившись, предпочел золотые. — Намек на любимую Толстым народную поговорку: «слово — серебро, молчание — золото».

26. 91. написал Bolton Hall’y. — В своем письме Толстой высказался отрицательно о присланном Болтон Холлом листке (см. прим. 23).

27. 92. родным Crosby. — Эрнест Кросби (Crosby, 1856—1906) — американский писатель, единомышленник Толстого. Был в Ясной поляне в 1894 г., состоял в деятельной переписке с Толстым и написал несколько книг о Толстом и его учении, из которых на русский язык переведены: «Толстой, как школьный учитель» (изд. «Библиотека свободного воспитания» под редакцией И. И. Горбунова-Посадова, М. 1906) и «Толстой и его жизнепонимание» (изд. «Посредник» № 721, М. 1911). Толстой перевел на русский язык стихотворение в прозе Кросби «Fiat lux» [«Да будет свет»] (см. т. 39) и написал заметку: «Первое знакомство с Эрнестом Кросби» (см. стр. 252—253). Подробнее о Кросби см. в статье И. И. Горбунова-Посадова: «Эрнест Кросби, поэт нового мира» — в книге: Эрнест Кросби, «Толстой и его жизнепонимание», изд. «Посредник», М. 1911, стр. V—XXXIII, и т. 52, прим. к записи Дневника от 15 мая 1894 г.

О смерти Кросби Толстой написал 30 января 1907 г. три письма: его сестре Miss Grace Ashton Crosby, M-r Benedict Prieth (издававшему вместе с Кросби журнал «Whim») и M-r Whidden Graham.

28. 92. Daniel'ам. — C. W. Daniel (Дэниэль), издатель лондонского журнальчика «The Crank. An Unconventional Magazine», близкого Толстому по направлению, прислал Льву Николаевичу письмо от 10 января (нового стиля) 1907 г. в ответ на письмо к нему Толстого от 22 декабря 1906 г., в котором Толстой высказывал свое мнение о его журнале. Дэниэль в своем письме сообщал подробности об издаваемом им журнале. Толстой получил письмо также от жены Дэниеля, Флоренс Дэниэль, которое в архиве Толстого не сохранилось. Толстой отвечал мужу и жене Дэниэлям 2 февраля 1907 г., обращая письмо к жене. Ответ Толстого касался редактируемого Дэниэлями журнала и их статей в нем.

29. 92. Baba Baraty: — 3 февраля 1907 г. Толстой написал письмо индусу Baba Premanand Bharati (ум. 1914 г.), редактору журнала «The Light of India» [«Свет Индии»], издававшегося в Лос-Анжелесе. В письме своем Толстой писал о книге Баба Премананд Бхарати «Shree Krishna» [«Кришна»] и о религии браманизма, указывая в этой религии, с одной стороны, вечные, по его мнению, элементы, а с другой — то, что уже отжило и должно быть отвергнуто. Письмо Толстого явилось ответом на письмо Баба Премананд Бхарати от 7 января (нового стиля) 1907 г.

30. 97. Был анархистэкспроприатор. — О посещении «анархиста экспроприатора» в «Яснополянских записках» Д. П. Маковицкого под 30 января 1907 г. записаны следующие слова Толстого: «Нынче я узнал про настоящее направление. Был молодой человек двадцати двух лет, маленького роста, анархист-революционер, просил материальной помощи для экспроприации. Он присужден к восьми годам каторги... Он совершенно загипнотизирован. У него никаких своих мыслей нет. Он ссылается на Кропоткина... Лицо у него страдающее, морщина между бровями. Я подумал: такие же были крестоносцы».

13 февраля. Стр. 11—17.

31. 119. пробовал писать уроки для детей. — Во второй половине декабря 1906 г. Толстой по вечерам начал заниматься о яснополянскими крестьянскими мальчиками, разъясняя им «закон божий» в своем понимании. Толстой дал шесть уроков; затем занятия были прерваны вследствие его болезни и возобновились только 12 февраля 1907 г. 14 февраля 1907 г. Толстой, по запискам Д. П. Маковицкого, так говорил М. А. Стаховичу про свои занятия с детьми: «Это — мой университет. Просто излагаю им, как я понимаю закон Божий. Это —такая трудность! Начал было в декабре, потом перервал из-за болезни и рад этому, что перервал: это время болезни лучше думал и теперь серьезнее взялся». Толстой записывал для себя то, что хотел сказать детям. Эти «уроки для детей», или, как они ниже называются Толстым, «Закон Божий для детей», или «Детский Закон Божий», были оставлены в черновом виде и не получили окончательной обработки. Из них вырос «Детский Круг чтения», который, в свою очередь, вошел в состав большой работы Толстого «На каждый день». См. томы 43 и 44.

32. 1110—11. Написал письмо Рейхелю. — Немецкий писатель Евгений Рейхель (Eugen Reichel), прочитав появившуюся в ноябре 1906 г. статью Толстого «О Шекспире и о драме», прислал ему три письма — последнее от 4 февраля (нового стиля) 1907 г., в которых писал, что его отношение к Шекспиру сходно с отношением к нему Толстого. «Надо воспользоваться, — писал он, — созданною вашими трудами возможностью, чтобы низвести творения Шекспира, так долго царившего и одурманивавшего мир; иначе пришлось бы ждать этой возможности еще двадцать или сто лет». Вместе с письмами Рейхель прислал и свою книгу о Шекспире. В «Яснополянских записках» Д. П. Маковицкого под 28 января 1907 г. записаны следующие слова Толстого: «Нынче читал немецкую книгу Евгения Рейхеля о Шекспире. Мне это не интересно, но прочел, чтобы ему ответить... Если отвечу, я ему хочу написать, что у него не хватило смелости осудить всего Шекспира». Далее в записи 6 февраля: «Лев Николаевич сказал, что... в книге Рейхеля, изданной в 1887 г., находит о «Лире» то же, что он написал». — Заглавие книги Рейхеля: «Shakespeare-Litteratur». Verlegt von A. Bonz u. C°, Stuttgart 1887. Экземпляр этой книги хранится в Яснополянской библиотеке; пометок Толстого на нем нет. — В письме своем Рейхелю Толстой писал: «Не только большинство драм, приписываемых Шекспиру, но и все они, не исключая из них «Гамлета» и др., не только не заслуживают того восхваления, с которым привыкли судить о них, но в художественном отношении unter aller Kritik [ниже всякой критики]. Так что только в признании достоинств тех некоторых драм, которыя вы выделяете из всех остальных, я несогласен с вами. Ваша критика хваленых драм «Лира», «Макбета» и др. так основательна и верна, что надо бы удивляться тому, как могут люди, прочитавшие вашу книгу, продолжать восторгаться мнимыми красотами Шекспира, если не иметь в виду того свойства толпы, по которому она всегда следует в своих мнениях мнению большинства, совершенно независимо от собственного суждения... Я написал — и давно уже — свою статью о Шекспире с уверенностью, что никого не убежу, но мне только хотелось заявить, что я не подчиняюсь общему гипнозу». Далее Толстой писал об общем и все увеличивающемся в наше время упадке искусства, науки, политики, философии, свидетельствующем об упадке всей цивилизации.

33. 1111. Перевел Д[ушан] П[етрович]. — Душан Петрович Маковицкий (р. 27 ноября 1866 г., ум. 12 марта 1921 г.) — преданнейший друг и единомышленник Толстого, с 18 декабря 1904 г. и по самый день ухода Толстого живший в Яснополянском доме в качестве врача. Автор пространных «Яснополянских записок», в которых подробно, день за днем, описал всё виденное и слышанное им от самого Толстого и вокруг него. Из этих записок издана только небольшая часть, относящаяся к 1904—1905 гг. (Д. П. Маковицкий, «Яснополянские записки». Выпуск первый. Редактировал H. Н. Гусев, изд. «Задруга», М. 1922; то же, выпуск второй, изд. «Задруга», М. 1923; «1905—1906 год в Ясной поляне» — «Голос минувшего» 1923, 3, стр. 3—28). Остальная, несравненно б?льшая часть «Записок» Д. П. Маковицкого не опубликована и находится у H. Н. Гусева. О Д. П. Маковицком см. т. 52, примечание к записи Дневника от 22 августа 1894 г. — Толстой написал ответ Рейхелю по-русски, Д. П. Маковицкий перевел его на немецкий язык.

34. 1111—12. Не знаю, пошлю ли? — Повидимому, Толстой долгое время колебался, посылать ли ему письмо Рейхелю или нет, и окончательно решил послать лишь 2 марта, когда ответ и был им подписан. По-русски письмо Рейхелю появилось впервые, с комментариями С. М. Брейтбурга, в журнале «Русский современник» 1924, 1, стр. 157—160.

35. 1113. рад, что при этой работе не имею никаких внешних целей. ? Своих уроков с детьми по «закону божьему» Толстой не думал печатать, а писал их только как руководство для своих занятий.

36. 1127. Платона. — Платон (427—347 до н. э.) — греческий философ, ученик Сократа, в ряде диалогов записавший его учение.

37. 1213. приди и вселись в меня — перефразировка слов церковной молитвы «Царю небесный»: «прииди и вселися в ны».

38. 151. Видел во сне. — В «Яснополянских записках» Д. П. Маковицкого под 29 января 1907 г. об этом сне Толстого находим следующую запись: «Утром Лев Николаевич сказал мне, что он видел сон, но не сказал, какой, а вечером подробно рассказал, что ему снилось: «Если бы я был молод, основать журнал. Первый отдел — метафизическое и нравственное учение разных религий: буддийской, конфуцианской... Второй отдел — забыл. Третий отдел — воспитание детское и свое, т. е. совершенствование. Издавать в Ясной поляне по-русски и по-французски... Когда я проснулся, я подумал: четвертый отдел — правила жизни по отношению самого себя и по отношению других людей: отношение к другим людям, к труду, и насилию; но это сейчас поведет к политике... Газет и журналов бесконечное количество, но такого — ни одного». — Об этом же сне Толстой упоминает и в записи от 29 января в «Карманном ежедневнике на 1907 год» (см. стр. 181).

39. 175—6. мысли Будды. — Будда (род ок. 550 г. до н. э., ум. ок. 480 г.) — священное имя Сиддарты Гаутамы (сына индийского царя Судгоданы), считающегося основателем буддийской религии.

14 февраля. Стр. 17.

40. 1715. Сократ — (469—399 до н. э.) — греческий философ.

17 февраля. Стр. 17.

41. 1721—22. Занят Лабрюером. — Жан де-Лабрюйер (1645—1696) — французский мыслитель, автор книги: «Les caract?res ou les moeurs de ce si?cle» [«Характеры или нравы этого века»], появившейся в 1688 г. Друг Толстого, Гаврила Андреевич Русанов (о нем см. прим. 521), по его совету, перевел избранные мысли из этой книги Лабрюйера, для отдельного издания их книгоиздательством «Посредник». Г. А. Русанов умер до появления в свет этой книги (18 января 1907 г.), и редактор-издатель «Посредника» И. И. Горбунов-Посадов переслал корректуры его перевода Толстому с просьбой просмотреть их. Толстой впервые читал корректуры этой книги 5 февраля 1907 г. (см. запись от этого числа в «Карманном ежедневнике на 1907 год», стр. 182). Прочитав корректуру перевода Русанова, внеся в него исправления и значительно сократив его, Толстой решил дополнить присланный ему перевод некоторыми изречениями Лабрюйера, пропущенными Русановым. Он сам и перевел эти изречения, которые появились в книге: «Избранные мысли Лабрюйера, с прибавлением избранных афоризмов и максим Ларошфуко, Вовенарга и Монтескье». Перевод с французского Г. А. Русанова и Л. Н. Толстого. С предисловием Л. Н. Толстого, изд. «Посредник» № 686, М. 1908, стр. 187—200.

42. 1722—23. — Le Nazar?en, le grand corrupteur de l’humanit?. — Приводимая Толстым (не вполне точно) цитата заимствована из следующего мнения французского писателя Louis Thomas: «Les jugements de Tolsto?, qu’il trucide Shakespeare ou d?ifie le Nazar?en, se rapportent ? Tolsto?, qui est Russe, et non ? Shakespeare, po?te, ou au Nazar?en, corrupteur de l’humanit?» [«Суждения Толстого, которыми он ловко побивает Шекспира или обоготворяет Назарянина, относятся к Толстому, русскому, но не к поэту Шекспиру и не к Назарянину, развратителю человечества»]. Мнение это напечатано в числе ряда отзывов других французских писателей по поводу статьи Толстого о Шекспире, озаглавленных: «Tolsto? et Shakespeare», в парижском журнале: «Les Lettres». Revue mensuelle. 1907—1908. Premier semestre, p. 63.

48. 1723. Таня — старшая дочь Толстого, Татьяна Львовна Сухотина (р. 4 октября 1864 г.). См. т. 48, прим. к записи Дневника от 22 мая 1878 г.

44. 1723. Ивана. — Иван Осипович Шураев (р. 1887 г.) — яснополянский крестьянин, служивший лакеем в яснополянском доме, ныне работает монтером на Тульском оружейном заводе.

17 марта. Стр. 18—23.

45. 1827—28. б[ыл] Кузьмин. — Николай Максимович Кузьмин (р. 1884 г.) — бывший воспитанник Петровско-Разумовской сельско-хозяйственной академии; в настоящее время агроном. О Н. М. Кузьмине см.: Христо Досев, «Вблизи Ясной поляны (1907—1909 гг.)», изд. «Посредник», М., без обозначения года, стр. 19, 53; С. Горлов, «В лучах Л. Н. Толстого» — «Жизнь для всех» 1912, 6, столб. 967—969; В. Молочников, «Свет и тени (Воспоминания о моем приближении к Толстому)» — «Толстой и о Толстом», вып. 3, изд. Толстовского музея, М. 1927, стр. 68.

46. 1826. от Малеванцев. — Малеванцы — последователи распространенного на юге религиозно-общественного движения, начатого Кондратом Алексеевичем Малеванным (1845—1913), мещанином гор. Таращи, Киевской губ., по ремеслу — колесником, неграмотным. Учение свое Малеванный начал распространять среди местного населения в 1891 г. Вскоре Малеванный был арестован, затем освобожден и выслан на родину под надзор полиции; но так как он не прекращал свою проповедь, то в апреле 1893 г. был посажен в Киевский дом умалишенных, а 14 сентября 1893 г. переведен в Казанскую психиатрическую лечебницу, где пробыл до лета 1905 г. О Малеванном и малеванцах см. также: В. И. Ясевич-Бородаевская, «Сектантство в Киевской губернии. Баптисты и малеванцы». Спб. 1902; В. Д. Бонч-Бруевич, «Русское правительство и Кондрат Малеванный» — «Рассвет. Социал-демократический листок для сектантов», Женева 1904, 1; А. П. Раевский, «Свидание с Кондратом Малеванным» — там же; Е. В. Молоствова, «Свидание с сектантом Малеванным в Казанской психиатрической больнице» — «Свободное слово» 1905, 17—18, стлб. 12—14; П. Бирюков, «Малеванцы», изд. «Посредник» № 668. М. 1907; И. Трегубов, «Малеванный и малеванцы» — «Календарь для каждого» 1914. Составил А. С. Зонов под редакцией И. Горбунова-Посадова. М. 1914, стлб. 181—186.

47. 1828. Очень радостно. — Н. М. Кузьмин рассказывал Толстому о религиозном подъеме у малеванцев. (Он побывал в Киеве и в Фастове Киевской губ.). Свои впечатления от пребывания у малеванцев Н. М. Кузьмин изложил в своих записках, которые он оставил Толстому. Были напечатаны под названием: «Среди малеванцев» в журнале «Познание России» 1909, кн. I, стр. 1—35; кн. II, стр. 1—14; кн. III, стр. 1—23. Статья была подписана псевдонимом: Николай Жихарев. Д. П. Маковицкий 17 марта 1907 г. записал отзыв Толстого о записках Н. М. Кузьмина: «Очень хороши Кузьмина эти записки. Жалко только, что в них есть восторженность, напыщенность. Для религиозного чувства нужно спокойствие... Очень высокое настроение этих малеванцев». О впечатлении, произведенном на Толстого рассказами Н. М. Кузьмина о малеванцах и его записками о них, см. также запись от 18 марта в «Карманном ежедневнике на 1907 год», стр. 187.

48. 1832—34. Странная вещь, неслыханная мной...... с отцами. Запись вызвана отношением к Толстому его сына Льва. См. запись от 2 февраля 1907 г., стр. 8.

49. 191. изменял искушения Христа. — Толстой занят был тогда самым кратким и доступным детям изложением учения Христа, которое он прочитывал с ними на уроках. Из этого изложения образовалась книжка «Учение Христа, изложенное для детей», впервые напечатанная «Посредником» в 1908 г. (№ 717).

50. 192. Записано в уроках — в тех черновых набросках уроков для детей, которые Толстой делал для себя, готовясь к урокам с детьми.

51. 2114. мальчи[ка] Николашу. — В «Яснополянских записках» Д. П. Маковицкого упоминается среди тогдашних учеников Толстого, как один из тех, кем он был особенно доволен, яснополянский мальчик Коля Ромашкин Николай Константинович Ромашкин (он же Орехов, р. 1895 г.) ныне работает хозяйственником в «Печать Тула».

52. 229. системы Г[енри] Дж[орджа]. — Генри Джордж (1839—1897) — американский экономист, пропагандист освобождения земли от частной собственности, которое он предлагал осуществить путем введения «единого налога» с ценности земли (обложения земельной ренты), при отмене всех прочих податей и налогов. Толстой считал проект «единого налога» Генри Джорджа наиболее справедливым и практическим способом уничтожения частной земельной собственности, о чем писал в ряде статей: «Великий грех» (1905), «Письмо крестьянину о земле» (1905), «Единственно возможное решение земельного вопроса» (1906) и др.

53. 2217. Читая Паскаля. — Блэз Паскаль (1623—1662) — французский ученый и религиозный мыслитель, автор книги «Pens?es» [«Мысли»]. Толстой впервые прочел Паскаля в 1876 г., и с тех пор Паскаль сделался его любимейшим писателем.

54. 2228—29. письмо с самоуверенн[ым] решением вопроса непротивления, — написанное А. А. Пуцято из Петербурга, следующее: «Лев Николаевич! Что мне делать, если ко мне придут разбойники и будут убивать мою семью? Должен ли я в этом случае противиться злу? Что если они захотят насиловать сестер? Должен ли я убивать их, несмотря на то, что никакое убийство не может быть оправдано? Я был бы очень счастлив получить от вас на это ответ. Могу ли я — холостяк, отказаться от воинской повинности, зная, что вместо меня должен будет итти семьянин, оставив детей и жену?»

5 апреля. Стр. 23—25.

55. 2314. Рассказ о заваленных в шахте двух врагах. — Замысел этот Толстым не был осуществлен. Упоминание о нем есть также в записи 18 марта в «Карманном ежедневнике на 1907 год», см. стр. 187. Содержание замысла неизвестно, но можно предположить, что Толстого привлекала мысль художественно изобразить душевное состояние двух личных врагов перед лицом близкой и неминуемой смерти.

56. 2325—26. жизнь человека, прожившего все три искушения Христа в пустыне. — Сюжет этот не был разработан Толстым.

57. 245. с мальчиком Колей — яснополянским мальчиком Колей Ромашкиным (Ореховым). См. прим. 51.

58. 2422. написал..... Попову. — Евгений Иванович Попов (р. 16 марта 1864 г.) — педагог, переводчик и писатель, в то время единомышленник Толстого. См. т. 50, прим. к записи Дневника от 23 ноября 1888 г. Толстой писал Е. И. Попову по поводу его статьи о воспитании, присланной им вместе с письмом от 15 марта (нов. ст.) 1907 г., которое Толстой получил 15 марта (см. запись этого дня в «Карманном ежедневнике на 1907 год», стр. 187). Ответ Толстого напечатан в сборнике: «Письма Л. Н. Толстого. Том второй. Собранные и редактированные П. А. Сергеенко», изд. «Книга», М. 1911, стр. 232—233.

59. 2422. Черткову. — Владимир Григорьевич Чертков (р. 22 октября 1854г., ум. 9 ноября 1936 г.) — старейший друг и единомышленник Толстого. См. т. 85. Толстой писал В. Г. Черткову по поводу его планов печатать через издательство И. Д. Сытина и К° полное собрание сочинений Толстого.

60. 2422. Сапожнику. — Сапожник, живший в Благовещенске на Амуре, обратился к Толстому 4 марта 1907 г. с крайне безграмотным, но искренно написанным письмом, начинающимся словами: «Письмо Графу Льву Николавичу Тастову, Отъ Крестьянина танбовскай Губерни Спаскаго уезда село хамутовка отъ Пётаръ Сергевича, отъ Васякина мастиравой сапожникъ. Милостливый государь Левъ николайвичъ Талстой Я щитаю васъ поучению вашиму вы втарой тварецъ мира. я надеюсь что вы не оставитя Левъ николайвичъ мою прозбу безъ посьлетсвия». Далее Васякин просил Толстого ответить на вопрос, «что такой есть исусъ христосъ это говорятъ что исусъ родился отъ марiе духамъ бземужа и хто гаваритъ христосъ учения пазнания жизнь это жизня отначалъ отъ начала эту жизню и расьпинаютъ такъ и я признаю я людемъ неверю я верю толька чтосовисть говоритъ совисть говоритъ такъ что себе нежелайтъ неделай другому я щитаю мы все братя и китайце и епонцы и все пртчия инастранны мы далжны все жить какъ братя безвойны управлетца». В своем ответе П. С. Васякину, написанном 5 апреля 1907 г., Толстой писал: «Получил ваше письмо и с большим удовольствием прочел его. Приятно знать людей, которые заняты больше своей душой, чем мирскими делами». Далее Толстой отвечал на вопрос П. С. Васякина об Иисусе Христе.

61. 243. отографы. — «Отографами» или «автографами» Толстой называл получавшиеся им в большом количестве письма с приложением его фотографической карточки и с просьбой сделать на ней свою подпись. На такого рода письма Толстой редко отвечал сейчас же по их получении, а обычно откладывал их в отдельную стопку, пока не набиралось их порядочное количество, и тогда отвечал на все в один присест. Это и значит выражение Дневника: «очистил..... отографы».

62. 247—28. Евангельские работники, наняты[e] в разные часы дня. — Притча о работниках, нанятых в разные часы дня, изложена в Евангелии от Матфея, гл. 20, ст. 1—16.

63. 2516. письмо Вериг[ина]. — Петр Васильевич Веригин (1862—1924) — руководитель так называемой большой партии кавказских сектантов духоборов, которая, по его предложению, в 1895 г. отказалась от оружия и от всякого участия в правительственном насилии. В 1898—1899 гг. эта часть духоборов переселилась в Канаду. П. В. Веригин находился в ссылке в течение пятнадцати лет, с 1887 по 1902 г., сначала в Архангельской губ., затем в Обдорске (при устье реки Оби у Ледовитого океана). Был освобожден в 1902 г. и проездом в Канаду был у Толстого. См. «Письма духоборческого руководителя Петра Васильевича Веригина». Под редакцией, со вступительной статьей, примечаниями Владимира Бонч-Бруевича, изд. «Свободное слово» № 47, Christchurch 1901, а также т. 53, прим. к записи Дневника от 10 октября 1896 г. П. В. Веригин писал Толстому из Канады 9 марта 1907 г. о своих впечатлениях от поездки в Россию в 1906 г. и о предложении канадского правительства духоборам принять английское подданство. «Меня очень удовлетворяет, — писал П. В. Веригин, — духоборцы приняли это предложение с покойным хладнокровием, вероятно потому, что вопрос о подданстве большинством духоборцев решен заранее последних трех-четырех лет отрицательно». В конце письма П. В. Веригин, вспоминая свое свидание с Толстым в 1906 г., писал: «Ваш образ живой дал мне душевную поддержку. Я всё более и более убеждаюсь, что спасение человечества или смысл моей жизни заключается в том, чтобы сохранять свое сердце от зла, это наша высшая задача усыновление богу отцу». Письмо Веригина вызвало у Толстого мысли «о вреде осуждения» вследствие того, что некоторые друзья Толстого относились к Веригину с недоверием, не оправданным (по мнению Толстого) письмом Веригина.

9 апреля. Стр. 25.

64. 2526—27. женой засыпанного Володькиного. — 10 мая 1905 г. под Ясной поляной засыпало в песочной яме яснополянского крестьянина Семена Владимировича Фоканова, ученика школы Толстого 1858—1863 гг. Спустившись в круглую узкую яму глубиною в 81/2 аршин, он насыпал из нее песок себе на телегу; в это время стена обвалилась сначала о одной стороны, и его засыпало по пояс, потом отстала со всех сторон и обвалилась, и его засыпало с головой. «Володькин» — деревенское прозвище вместо Владимирович. Жена засыпанного приходила к Толстому, вероятно, за материальной помощью.

65. 2527. К Леве — к сыну Л. Л. Толстому.

66. 2527. С Таней — с дочерью Т. Л. Сухотиной.

67. 2530—31. Моисей..... вел народ. — Моисей (около 1500 г. до н. э.) — по библейским сказаниям, основатель иудейской религии. Церковь приписывает ему составление пяти первых книг Ветхого завета («Пятикнижие», состоящее из книг «Бытия», «Исхода», «Левит», «Числ» и «Второзакония»), которые на самом деле принадлежат нескольким авторам и составлены в более поздние времена. В данной записи Толстой имел в виду следующее повествование из ветхозаветной канонической книги «Второзаконие»: «И говорил господь Моисею в тот же день и сказал: «Взойди на сию гору Аварим, на гору Нево, которая в земле Моавитской, против Иерихона, и посмотри на землю Ханаанскую, которую я даю во владение сынам израилевым, и умри на горе, на которую ты взойдешь, и приложись к народу твоему... За то, что вы согрешили против меня среди сынов израилевых при водах Меривы в Кадесе, в пустыне Син, за то, что не явили святости моей среди сынов израилевых, пред собой ты увидишь землю, а не войдешь туда, в землю, которую я даю сынам израилевым...» И взошел Моисей с равнин Моавитских на гору Нево, на вершину Фасги, что против Иерихона, и показал ему господь всю землю... И сказал ему господь: «Вот земля, о которой я клялся Аврааму, Исааку и Иакову, говоря: «семени твоему дам ее». Я дал тебе увидеть ее глазами твоими, но в нее ты не войдешь». И умер там Моисей, раб господень, в земле Моавитской, по слову господню» («Второзаконие», гл. 32, ст. 48—52; гл. 34, ст. 1, 4—5).

16 апреля. Стр. 26.

68 2615. С[оня] — жена Толстого Софья Андреевна, рожд. Берс (р. 22 августа 1844 г., ум. 4 ноября 1919 г.). См. т. 47, прим. к записи Дневника от 26 мая 1856 г.

22 апреля 1907. Стр. 27.

69. 2630. Три века. — Замысел этот Толстым не был выполнен, и содержание его неизвестно.

30 апреля. Стр. 27—30.

70. 281. Записано — см. запись в Записной книжке 1907 г., стр. 238.

71. 2829. 6 тем. — Из этих шести сюжетов ни один не был разработан Толстым. Содержание их нам неизвестно за исключением №№ 3 и 5. «Перемирие на войне» — это, очевидно, картины «братания» русских с французами, которые Толстой лично наблюдал в севастопольскую кампанию. Картины эти отчасти были им изображены в рассказе «Севастополь в мае месяце», гл. 16. (См. т. 4, стр. 56—59.) В «Новый круг чтения» (впоследствии названный «На каждый день)», который тогда составлял Толстой, он поместил следующую мысль, связанную с его севастопольскими воспоминаниями: «Не раз видал я под Севастополем, когда во время перемирия сходились солдаты русские и французские, как они, не понимая слов друг друга, всё-таки дружески, братски улыбались, делая знаки и похлопывая друг друга по плечу или брюху. Насколько люди эти были выше тех людей, которые устраивали войны и внушали людям, что они не братья, не одинаковые люди, а враги, потому что члены разных народов». (См. т. 43, стр. 141.)

72. 2832—33. Об Аг[афьи] Мих[айловниной]..... тараканам. — Агафья Михайловна (1812—1896) — бывшая горничная бабки Толстого гр. Пелагеи Николаевны Толстой. Последний период своей жизни жила на усадьбе в Ясной поляне, получая месячное содержание от С. А. Толстой. Была большой любительницей не только животных — кошек, собак, мышей, но и насекомых. На животных и насекомых тратила всё остававшееся у нее продовольствие. Готовила для тараканов кашу с молоком, ставила тарелку с кашей на стол, и большие, толстые тараканы отовсюду сползались к тарелке. Толстой любил беседовать с Агафьей Михайловной, о чем неоднократно писал жене в Москву, оставаясь один в Ясной поляне; вспоминал о ней также в разговоре с H. Н. Гусевым 28 сентября 1907 г. (см. H. Н. Гусев, «Два года с Л. Н. Толстым», изд. Толстовского музея, М. 1928, стр. 25—26). Об Агафье Михайловне писали: Илья Толстой, «Мои воспоминания», М. 1914, стр. 12—24; T. Л. Сухотина-Толстая, «Друзья и гости Ясной поляны», изд. «Колос», М. 1923, стр. 109—121; А. К. Черткова, «Мои первые воспоминания о Л. Н. Толстом» — «Лев Николаевич Толстой. Юбилейный сборник». Собрал и редактировал H. Н. Гусев, Гиз, 1929, стр. 173—174.

73. 2928. Читал о Думе. — Вторая Государственная дума была открыта 20 февраля 1907 г. и распущена 3 июня того же года.

22 мая. Стр. 31—33.

74. 314—5. набросал о Павле, как исказителе христианства. — Статья была озаглавлена: «Почему христианские народы вообще, и в особенности русский, находятся теперь в бедственном положении». Была напечатана лишь после смерти Толстого в журнале «Голос Толстого и Единение» 1917, 5, стр. 1—5, с датой: 17 мая 1907 г.

75. 315. б[ыл] Добролю[бов]. — Александр Михайлович Добролюбов (р. 1876г.) — один из первых русских поэтов-символистов. Родился в Варшаве; отец был комиссаром по крестьянским делам. Автор сборников стихов: «Natura naturans — Natura naturata» (1895); «Собрание стихов» с предисловиями И. Коневского и В. Брюсова (1900). Учился в Петербургском университете, но с третьего курса вышел и поступил послушником в Соловецкий монастырь. Через год, выйдя из монастыря, Добролюбов «принял подвиг странника, исчезнув в русском мужицком море» (С. Дурылин, «У Толстого и о Толстом», рукопись). Он начинает добывать себе пропитание самым простым и грубым физическим трудом, проповедует религиозное отношение к жизни и к природе, крайнее опрощение, отрицание насилия; последователи его учения отказываются от военной службы. Свое религиозное настроение выразил в сборнике: «Из книги невидимой», М. 1905. Об А. М. Добролюбове см. «Русская литература XX века», под редакцией проф. С. А. Венгерова, т. I, М. 1917, стр. 265—287, статьи редактора и В. Гиппиус; Ник. Поярков, «Поэты наших дней», М. 1907, стр. 8—14; Д. С. Мережковский, «Не мир, но меч»; А. С. Пругавин, «Неприемлющие мира. Очерки религиозных исканий», изд. «Задруга», М. 1918, стр. 145—180, статья «А. М. Добролюбов и его последователи»; В. Брюсов, «Дневник», изд. М. и С. Сабашниковых, М. 1927; «Литературная энциклопедия», том третий, 1930, стлб. 321—322; Андрей Белый, «Начало века», Гихл, 1933. Добролюбов был впервые у Толстого 5—6 сентября 1903 г.; посещение 8 мая 1907 г. было последним. См. т. 54.

76. З15—6. Лойцен. — Иван Александрович Лойцнер (а не Лойцен) (ум.) жил учителем у сектантов малеванцев в Фастове Киевской губ. Он описан, под именем Ивана Александровича, в очерках Н. Жихарева «Среди малеванцев» (см. прим. 47). Из статьи Жихарева видно, что И. А. Лойцнер боролся с суеверным обожанием К. А. Малеванного, которое проявляли некоторые из его последователей.

77. 316. «свободный христ[ианин]». — Подчеркиванием Толстой часто выделял чужие слова, заменяя им кавычки. В данном случае для выделения чужих слов (принадлежавших, очевидно, самому И. А. Лойцнеру) он употребил и подчеркивание и кавычки.

78. 317. Николаев. — Сергей Дмитриевич Николаев (р. 17 сентября 1861 г., ум. 17 июля 1920 г.) — друг и единомышленник Толстого, переводчик и популяризатор учения американского экономиста Генри Джорджа. См. т. 55. На лето 1907 г. С. Д. Николаев с семьей поселился в деревне Ясная поляна, чтобы быть в более близком общении с Толстым.

79. 317. его мальчики — дети С. Д. Николаева: Роман Сергеевич (р. 17 октября 1897 г.) и Валентин Сергеевич (р. 7 октября 1899 г.).

80. 317. Тяжелое дело Ан[дрея]. — Речь идет о семейных делах сына Толстого Андрея Львовича (1877—1916), разводившегося с первой женой Ольгой Константиновной (рожд. Дитерихс, род. 27 сентября 1872 г.) и женившегося на Екатерине Васильевне Арцимович (рожд. Горяинова, род. 14 января 1876 г.), жене тульского губернатора М. В. Арцимовича, имевшей пятерых детей. Сам он от первой жены имел двоих детей.

81. 318. Убийство доброго Вяч[еслава]. — Вячеслав Андреевич Берс (р. 3 мая 1861 г.) — брат С. А. Толстой, инженер путей сообщения, был убит 19 мая 1907 г. «Русские ведомости» сообщали следующие подробности об убийстве В. А. Берса: «Сегодня в двенадцать часов дня в Галерной гавани убиты главный инженер комиссии по организации общественных работ В. А. Берс и заведующий земляными работами гавани инженер Д. К. Нюберг. Накануне общим присутствием управы был назначен осмотр всех общественных работ в гавани с целью выяснить, какие работы должны быть произведены в первую очередь... Группа гласных, во главе с названными инженерами, в одиннадцать часов утра начала осматривать работы. Их сопровождали депутаты от безработных и десятники. Впереди шли инженеры. На одной из улиц гавани между инженером Нюбергом и депутатами от безработных произошло крупное объяснение. Оказалось, что в одном месте работы не производятся. Рабочие были сняты. Депутаты объяснили это недовольством рабочих низкой расценкой. Нюберг объяснил, что он повысить утвержденную уже расценку не может, и пригрозил, что если рабочие не станут на работу, то будут наняты другие рабочие, не из числа безработных. Этим инцидент был исчерпан, и комиссия направилась дальше. Было уже двенадцать часов дня, и члены комиссии хотели уйти домой. Тут один из десятников предложил им осмотреть еще место около пожарного резерва. Комиссия приняла это предложение. Между тем толпа безработных, сопровождавших членов комиссии, всё увеличивалась. Некоторые тут же часто останавливали членов комиссии и жаловались на голод... Отвлекаясь разговором с безработными, члены комиссии отстали от инженеров Берса и Нюберга шагов на десять — пятнадцать. При пересечении Котошихинской улицы и Шкиперского протока неожиданно показались из-за угла двое неизвестных. Они были в пальто и в котелках. Вдруг один из них выстрелил в Берса и уложил его на месте; раздались еще пять-шесть выстрелов, и второй жертвой пал инженер Нюберг. После этого неизвестные бросились бежать. Среди толпы (провожавших было свыше пятидесяти человек) произошло замешательство, и никто на первых порах не погнался за убийцами. Наконец, когда один из членов комиссии предложил рабочим преследовать убийц, то они отказались. Чрез несколько минут была вызвана полиция; начались поиски убийц, но нигде их не нашли» («Русские ведомости» 1907 г. № 114 от 20 мая). В следующих №№ та же газета сообщала: «Убийство двух инженеров на общественных работах произвело очень тягостное впечатление на всех лиц, причастных к этим работам. Совет безработных поспешил заявить о непричастности рабочих к убийству. В знак траура совет безработных прекращает на два дня работу и отправляет особую депутацию на похороны с венками. У инженера Берса оказались две огнестрельные раны, причем одна пуля попала ему в затылок, а другая пробила легкое и сердце. Третья пуля, направленная в Берса, пробила ему котелок... Недовольство среди рабочих в последнее время было очень заметно. Сам В. А. Берс испытывал на себе не раз раздражение, доходившее до ругани и угроз. Теперь его сослуживцы вспоминают, что накануне смерти он горячо отстаивал на заседании Думы интересы безработных, но недоверие к безработным очень сильно укоренилось среди членов управы, и работать при таких условиях становилось очень трудно» («Русские ведомости» 1907 г., № 115 от 22 мая). «О причинах убийства рассказывают между прочим следующее: За несколько дней до убийства рабочие Галерной гавани обратились будто бы к Берсу с просьбой разрешить им собраться на митинг для выяснения своих исключительно экономических нужд. Берс категорически отказал. Объяснение с рабочими происходило, как передают, всего за три или четыре дня до убийства» («Русские ведомости» 1907 г., №116 от 23 мая). «По поводу убийства городских инженеров исполнительный комитет о безработных получил уведомление от местной организации максималистов, что убийство Берса совершено по приговору организации. Что же касается Нюберга, то он убит случайно, в виду обнаруженного им намерения задержать стрелявшего в Берса» («Русские ведомости» 1907 г., № 120 от 27 мая).

82. З18—9. спорил с Колей. — «Коля» — Николай Леонидович Оболенский (1872—1934), внук сестры Толстого Марии Николаевны, с 2 июня 1897 г. муж его дочери Марии Львовны (1871—1906). См. т. 53, прим. к записи Дневника от 5 ноября 1895 г. По «Яснополянским запискам» Д. П. Маковицкого, упоминаемый в Дневнике спор Толстого с Н. Л. Оболенским касался земельной ренты.

83. З19—10. Написал вчера о Сковороде. — Григорий Саввич Сковорода (1722—1794), — украинский философ, богослов и поэт. Толстой писал о Сковороде для «Детского круга чтения». Материалом для статьи Толстому служила книжка Н. Н. Гусева: «Украинский народный мудрец Г. С. Сковорода», изд. «Посредник» № 567, М. 1906. Статья о Сковороде осталась неоконченной; впервые появляется в настоящем издании (т. 39). Ряд мыслей Сковороды, собранных Гусевым в его книжке, был помещен Толстым в «Новый круг чтения» («На каждый день»).

84. 3110—11. Эпиктета. — Эпиктет (конец I в. — начало II в.) — греческий философ стоик.

85. 3111. Руссо. — Жан-Жак Руссо (1712—1778) — французский писатель, имевший большое влияние на Толстого в пору его юности.

86. 3111. Конфуц[ия]. — Конфуций (собственно, Кун-Фу-Цзы, 551—479 до н. э.) — китайский мудрец, основатель государственной религии Китая. Толстой дважды — в 1884 и в 1900 гг. — занимался изучением Конфуция и изложением его учения. См. тт. 25 («Китайская мудрость») и 54 (Дневник 1900 г.).

87. 3112. Этостарческая разбросанность. — Ни одно из этих «жизнеописаний» не было написано Толстым.

88. 3123—24. «люди делаются софистами своих юношеских заблуждений». — Упоминаемая в Дневнике мысль Канта включена в «Круг чтения» на 5 мая в следующем переводе: «О чем мы узнаем слишком много и преждевременно в детском возрасте, из того мы наверно не будем знать ничего nосле и в старости, и человек, любящий основательность, под конец становится софистом своих юношеских заблуждений».

89. 3124. Соловьевы.— Владимир Сергеевич Соловьев (1853—1900) — философ, богослов, поэт и литературный критик. См. т. 49, прим. к записи Дневника от 5 октября 1881 г. Соловьев пытался философски обосновать церковную религию, что всегда вызывало в Толстом недоумение. Множественное число («Соловьевы») употреблено Толстым в том смысле, что он имеет в виду Соловьева не лично, а как представителя определенного (софистического) типа мышления.

90. 3124. Аксаковы. — Два брата Аксаковы: Константин Сергеевич (1817—1860) и Иван Сергеевич (1823—1886), принадлежавшие к числу основателей славянофильства. Полагаем, что Толстой в данной записи имел в виду преимущественно Ивана Сергеевича Аксакова, беря его так же, как и Соловьева, как представителя определенного — софистического — типа мышления, чем и объясняется множественное число. О своем отношении к богословским статьям Соловьева и Аксакова Толстой высказался в письме 1882 г. к М. А. Энгельгардту, написавшему два письма к Аксакову с критикой его взглядов. Толстой писал М. А. Энгельгардту: «Письма ваши к Аксакову мне понравились, особенно последнее. Доводы ваши неотразимы, но для него не существуют. Всё, что он говорит, давно мне знакомо. Всё это повторяется в жизни, в литературе, в беседах: всё одно и одно. И именно вот что: вы говорите: я вижу, что это истина, а это ложь, вот потому-то и потому-то, и что это добро, а это зло, потому-то и потому. Аксаков и ему подобные видят, что это правда, даже прежде, чем вы сказали им, они знают правду. Но они живут во лжи, и им для того, чтобы человек, как и всякий другой, с сердцем, любящим добро и ненавидящим зло, и разумом, имеющим одну цель — отличать ложь от истины, для того, чтобы человек мог жить во лжи и зле и служить им, он должен был уже прежде закрыть глаза на истину и продолжать делать любимое им зло. А ширмы эти одни и те же у всех: историческое воззрение, объективный взгляд, забота о других и устранение вопроса о своем отношении к добру и истине. Это делает Аксаков, это делает Соловьев, это делают все богословы, это делают все государственные люди, политико-экономы, это делают все, кто живет противно истине и добру, и которым нужно оправдаться перед самим собой» (т. 63, стр. 112—113).

28 мая. Стр. 33?36.

91. 3316. просил Сашу. — «Саша» — младшая дочь Толстого Александра Львовна Толстая (род. 18 июня 1884 г.). См. т. 52, прим. к записи Дневника от 9 августа 1892 г.

92. 3324. Агафья Михайловна. — Об Агафье Михайловне см. прим. 71.

93. 3324. спрашивала у Алексея Степановича. — Алексей Степанович Орехов (ум. в апреле 1882 г.) — бывший крепостной Толстых, был со Львом Николаевичем на Кавказе и в Севастополе. В последние годы жизни был приказчиком в Ясной поляне. Случай, упоминаемый Толстым в Дневнике, следующим образом рассказывается в воспоминаниях Ильи Льв. Толстого: «Когда Алексей Степанович умирал, он лежал больной совсем один в своей комнате, и Агафья Михайловна подолгу сиживала у него, ухаживала за ним и занимала его разговорами. Он болел долго, кажется, раком желудка...

«Вот, в один из длинных зимних вечеров, когда Алексей Степанович лежал, а Агафья Михайловна сидела у него и поила его чаем, они разговорились о смерти и условились, что тот из них, который будет умирать раньше, расскажет другому, хорошо ли умирать.

«Когда Алексей Степанович ослабел совсем, и когда стало ясно, что смерть близка, Агафья Михайловна не забыла об этом разговоре и спросила его, хорошо ли ему?

— «Очень хорошо, Агафья Михайловна», ответил он, и это были чуть ли не последние его слова» (Илья Толстой, «Мои воспоминания», М. 1914, стр. 22—23).

94. 355. Ю[лия] И[вановна]. — Юлия Ивановна Игумнова (р. 1871 г.) — художница, жившая в то время в Ясной поляне и помогавшая Толстому в его корреспонденции и переписке его работ. См. т. 53.

7 июня. Стр. 36—37.

95. 3631—32. Горбунова рассказала про ужасный детский разврат. — Елена Евгеньевна Горбунова (рожд. Короткова, р. 1878 г.) — жена И. И. Горбунова-Посадова, деятельная сотрудница книгоиздательства «Посредник», серии «Библиотека И. И. Горбунова-Посадова для детей и юношества» и журнала «Свободное воспитание», редактор детского журнала «Маяк», автор книги: «Друг Толстого Мария Александровна Шмидт», изд. Толстовского музея, М. 1929. См. т. 54. На наш запрос Е. Е. Горбунова не могла припомнить, о каком «ужасном детском разврате» рассказывала она Толстому.

96. 3632—33. о письме Андрея. — Упоминаемое в Дневнике письмо Андрея Львовича Толстого не сохранилось: оно было уничтожено Львом Николаевичем, как писал он Андрею Львовичу 10—11 июля.

97. 3634—35. Письмо от Суткового. — Николай Григорьевич Сутковой (1872—1930?) — в то время единомышленник Толстого, кандидат юридического факультета Петербургского университета. В 1906—1907 гг. принимал ближайшее участие в книгоиздательстве «Обновление», выпускавшем самые сильные ранее запрещенные антицерковные и антигосударственные статьи Толстого. См. т. 55, прим. к записи Дневника от 14 мая 1905 г.

10 апреля 1907 г. Толстой получил от канадских духоборов пять тысяч долларов при следующем письме: «Мар. 28—1907. Многоуважаемый Лев Николаевич, С согласия всей нашей Общины при сем письме присылаем Вам «Драф» на пять тысяч (5000) долларов, и убедительно просим Вас определить эти деньги для голодающих людей в местностях, которые Вы найдете более необходимыми. Пожалуйста известите нас о получении. Шлем Вам братский душевный привет и желаем от бога всего хорошего в Вашей жизни. Члены Общины. Николай Зибаров, Василий Потапов и Семен Рыбин».

Толстой просил Н. Г. Суткового взять на себя распределение этих денег среди крестьян Самарской губернии, где, по газетам, голод был особенно силен. 25 апреля 1907 г. Н. Г. Сутковой выехал в Самарскую губернию. С места он послал Толстому несколько писем с описанием положения дел, а 1—3 июня написал обширное письмо о жизни и религиозных воззрениях «добролюбовцев» (последователей А. М. Добролюбова, см. прим. 75), среди которых он поселился.

98. 3635. написал ему о Добролюбовцах. — Толстой отвечал Н. Г. Сутковому, на его письмо о «добролюбовцах» от 1—3 июня 1907 г., 7 июня 1907 г. Соглашаясь с основным религиозным учением «добролюбовцев», Толстой оговаривался: «То же, что вы пишете об их собраниях и храме молчания и бодрствования, есть то же, что было и есть у квакеров и боюсь, что может выродиться в обряд». Далее Толстой высказывается и против распространенного у «добролюбовцев» «нежелания знать книги», указывая на значение преемственности духовного опыта человечества и на ошибочность «выделения себя от людей в кучку праведников». «В этом мне кажется ошибка Добролюбова и его друзей», пишет Толстой в заключение письма.

99. 372—3. Потерял записную книжку у кровати. — У Толстого было несколько записных книжек. Одна всегда лежала на ночном столике; просыпаясь ночью, он записывал в нее приходившие ему мысли. В Дневнике речь идет именно о такой книжке.

100. 3712. Был у Мар[ьи] Ал[ександровны]. — Мария Александровна Шмидт (1844—1911) — близкий друг и убежденный единомышленник Толстого, бывшая классная дама в Николаевском женском училище в Москве, жила физическим трудом в усадьбе Овсянниково, в пяти верстах от Ясной поляны. Биографии М. А. Шмидт посвящена книга: Е. Е. Горбунова-Посадова, «Друг Толстого Мария Александровна Шмидт», изд. Толстовского музея, М. 1929. См. т. 49, прим. к записи Дневника от 20 апреля 1884 г.

101. 3712—13. Она взволнована Скуратовскими мужиками. — Скуратово — деревня близ Овсянникова, где жила М. А. Шмидт. Акцизное управление решило перевести казенную винную лавку в эту деревню и дало скуратовскому крестьянину двести рублей задатка для постройки помещения. Он выстроил дом. Между тем скуратовские крестьяне не хотели, чтобы у них была «казенка». Управление требовало, чтобы, если крестьяне не хотят, чтобы у них была винная лавка, они вернули обратно задаток. М. А. Шмидт очень близко к сердцу принимала это дело.

102. 3713—15. я не могу не видеть..... спасти людей. — В своих «Яснополянских записках» Д. П. Маковицкий записывает под 7 июня 1907 г.: «Лев Николаевич говорил, что овсянниковскиф и скуратовские мужики начинают с того, что если будет кабак, то они сопьются. Борются со злом внешними средствами; а самое драгоценное — внутреннее, — внутреннее освобождение». Дело с открытием в Скуратове винной лавки кончилось лишь после того, как единомышленник Толстого, помещик Черниговской губ. С. И. Листовский, внес двести рублей, выданные акцизным управлением в задаток скуратовскому крестьянину для постройки помещения для винной лавки.

9 июня. Стр. 36—37.

103. 3720. Николаев в своей книге. — Имеется в виду книга: П. П. Николаев, «Понятие о боге, как о совершенной основе сознания. (Мысли о сущности нашего сознания, на ряду с изложением метафизического учения Христа о боге и смысле жизни.) Ч. 1. «Можем ли мы верить в бога». Женева 1907.

104. 397—8. Ив[ан] Мих[айлович] Трегубов — (1858—1931) — единомышленник Толстого по основным вопросам, бывший воспитатель в Полтавском духовном училище; в 1897 г. за помощь гонимым сектантам духоборам был выслан в гор. Бауск. Был большим другом русских сектантов; придавал большое значение пропаганде христианских взглядов. См. т. 52, прим. к записи Дневника от 23 декабря 1891 г. Упоминание в Дневнике об И. М. Трегубове вызвано его письмом к Толстому от 30 мая 1907 г., в котором он прислал свое обращение в Государственную думу по поводу преследований отказывающихся от военной службы. В «Яснополянских записках» Д. П. Маковицкого 6 июня 1907 г. записан следующий отзыв Толстого об И. М. Трегубове, соответствующий тому, что записано о нем в Дневнике: «Он вечно сомневался. В Москве, когда приходил, у него был записан ряд вопросов, и только ответишь ему на один, уже спрашивает другой. Теперь стал пропагандировать, и пропаганда уничтожила его сомнения. Когда человек одно и то же постоянно говорит, он перестает сомневаться в истинности того, что говорит. Это — средство уничтожить сомнения: пропаганда», — сказал Лев Николаевич, как бы сам удивляясь этой новой для него мысли». В таком же смысле переданы слова Толстого об И. М. Трегубове и в дневнике А. Б. Гольденвейзера «Вблизи Толстого», I, стр. 193—194.

105. 3921. по случаю писъм[а] П. Николаева. — Петр Петрович Николаев (1873—1928) — автор книги «Понятие о боге, как о совершенной основе сознания» (см. прим. 103). Сын казачьего генерала, родился в Петербурге, учился в Киевском кадетском, затем в Пажеском корпусе, где получил отвращение к военщине. Служил два года в Тифлисе чиновником особых поручений при наместнике; затем, получив к гражданской службе такое же отвращение, как и к военной, уехал в родовое имение около Таганрога, где прожил около восьми лет. С Толстым познакомился в Москве в 1899 или 1900 г. С 1905 г. жил зa границей. В своей книге «Понятие о боге как о совершенной основе сознания» пытался философски обосновать религиозно-метафизичеекие взгляды Толстого. Второе издание этой книги вышло в Женеве в двух томах в 1915—1916 гг. Из этой книги издано отдельно введение под названием: «Духовно-монистическое понимание мира», изд. «Зеленая палочка», М. 1914. Кроме того, П. П. Николаеву принадлежат сочинения: «Современные бедствия, Бессилие церкви, науки и политики. Разумное религиозное понятие о жизни», София 1924 (краткое изложение всей философской работы автора) и «Исследование нашего сознания. (Духовно-монистическое мировоззрение)», Белград 1929 (один из основных отделов всего сочинения автора «Понятие о боге как о совершенной основе жизни» в его переработанном виде).

В письме от 2 июня 1907 г. П. П. Николаев писал Толстому о только что вышедшей первой части своей книги, которую при этом посылал ему. Толстой отвечал П. П. Николаеву 7 июля, сочувственно отзываясь о его книге и в то же время указывая на необходимость дальнейшей обработки.

10 июня. Стр. 39—40.

106. 3933—34 «ищите..... остальное приложится вам». — Цитата взята не вполне точно из Евангелия от Матфея, гл. 6, ст. 33. Точный текст: «Ищите же прежде царства божия и правды его, и это всё приложится вам». То же в Евангелии от Луки, гл. 12, ст. 31.

16 июня. Стр. 40—41.

107. 408. Чертковы приезжают. — После 1905 года В. Г. Чертков, в 1897 г. высланный за границу за помощь преследуемым сектантам духоборам» получил возможность вернуться в Россию. Прежде окончательного переезда он решил приехать о семьей провести лето вблизи Льва Николаевича и заарендовал два дома в усадьбе помещиков Кулешова и Гужона, близ деревни Ясенки, в пяти верстах от Ясной поляны.

108. 4018. les grandes pens?es viennent du coeur — изречение принадлежит французскому мыслителю Вовенаргу (1715—1747). Входит в состав его «R?flexions et Maximes» под № 127.

27 июня. Стр. 41—44.

109. 4118. Приехали Ч[ертко]вы. — В. Г. Чертков с женой Анной Константиновной и сыном Владимиром Владимировичем приехали 19 июня 1907 г. и до устройства своего помещения были приглашены С. А. Толстой остановиться в яснополянском доме.

110. 4119. Живет Нестеров. — Михаил Васильевич Нестеров (р. 1862 г.) — художник, автор картины «Святая Русь», ряда картин из жизни Сергия Радонежского и др., портретов И. П. Павлова, В. Г. Черткова и др. Главные работы — во Владимирском соборе в Киеве, в соборе Воскресения на месте убийства Александра II и в Третьяковской галлерее. М. В. Нестеров приехал в Ясную поляну 23 июня 1907 г. и в течение нескольких дней написал большой портрет Толстого и сделал ряд небольших зарисовок (находятся в Толстовском музее в Москве).

111. 4119—20. Был Сергеенк[o]. — Петр Алексеевич Сергеенко (р. 1854 г., ум. 7 июля 1930 г.) — литератор, часто бывавший у Толстого. Автор книг: «Как живет и работает гр. Л. Н. Толстой» (1898, 2 изд. 1908), «О Толстом. Международный Толстовский альманах» (ред., 1909), «Толстой и его современники» (1911) и ряда статей в журналах и газетах; «Нива», «Русское слово», «Русские ведомости» и др. В 1910—1912 гг. выпустил три тома писем Толстого к разным лицам. См. т. 52.

112. 4120. Вчера были 800 детей. — 26 июня 1907 г. Ясную поляну посетили около восьмисот пятидесяти мальчиков и девочек, учащихся тульских школ, с руководителями учителями. Они приехали на станцию Козловка-Засека, откуда пришли пешком в Ясную поляну. Посещение этих детей так описывалось в прессе: «Как только дети вошли в усадьбу, Лев Николаевич с семьей и гостями вышли навстречу, поздоровались с детьми и руководителями и, выразив удовольствие их благополучному прибытию, просили детей быть у них как у себя дома... Пришедшие по жаре дети стали проситься, чтобы их повели купаться. По совету Льва Николаевича направились на реку Воронку через великолепный лес. Сначала отправились на купанье мальчики. Вскоре пришел и сам Лев Николаевич и пробыл около реки в обществе детей всё время купанья, постоянно заботясь, чтобы о детьми что-либо не случилось. Когда дети стали одеваться, он сам завязывал им бантики, показывал им разные гимнастические упражнения, проделав их с детьми сам, и всё время дружелюбно и с любовью разговаривал с детьми и руководителями». После мальчиков купались девочки под надзором С. А. Толстой. После купанья детям был предложен чай. «Напившись чая, дети гуляли по усадьбе, а также были устроены игры при огромном количестве участников. Игры наблюдало всё семейство графа с ним самим во главе. Наигравшись и нагулявшись вволю, дети окружили балкон и криками «спасибо» и «ура»! — благодарили хозяев за сердечный прием» («Биржевые ведомости» 1907, 2 издание, № 155 от 1 июля). См. также: П. Сергеенко, «Толстой и его современники», изд. В. М. Саблина, М. 1911, стр. 265—281, статья «Толстой и дети».

113. 432. Хотелось ожидаемым детям сказать вот что. — См. предыдущее примечание. Никакой речи Толстой собравшимся детям не произнес.

114. 4310—11. И[оанн]..... любите друг друга. — Апостол Иоанн Богослов, по евангельскому рассказу, один из первых двенадцати учеников Иисуса Христа, наиболее им любимый. Предание, упоминаемое Толстым, рассказывается церковным писателем Иеронимом (330—419): «Когда блаженный Иоанн евангелист, живший в Эфесе, стал уже так стар, что ученики с трудом носили его даже в церковь, и ему невозможно было, как прежде, поучать в собраниях, то он обыкновенно в различных собраниях ограничивал свои беседы словами: «Детки, любите друг друга». Ученики и братья, наскучив слышать от него всё одно и то же, наконец сказали ему: «Учитель! зачем ты нам повторяешь это постоянно?» Иоанн же отвечал им следующими истинно достойными его словами: «Это заповедь господня, и если соблюдаете ее, то и довольно» (Hieronymus, «In Galatas», VI, 10.)

20 июля. Стр. 44—48.

115. 4422. дети — см. примечание 112.

116. 4422—23. убийство Звегин[цевских] людей. — Анна Евгеньевна Звегинцева (рожд. Вонлярлярская) — жена действительного статского советника, очень консервативного духа, владелица в 1906 г. 274 десятин земли близ деревни Кривцово, около Ясной поляны. В ее усадьбе помещалась становая квартира. Была причастна к аресту в октябре 1907 г. секретаря Толстого H. Н. Гусева. Изредка бывала в Ясной поляне.

Д. П. Маковицкий в записи от 20 июня 1907 г. следующим образом рассказывает про убийство служащих А. Б. Звегинцевой: «В десять часов раздался звук набата. Оказалось, что тульские «забастовщики» убили Арсения, охотника Звегинцевой, и ее кучера хохла. Дело было так. В лесу Звегинцевой бабы повстречались с чужими людьми, испугались их и побежали домой. Звегинцева [у которой незадолго до этого увели четырех лошадей] послала своих служащих спросить этих людей, кто они такие и что им нужно. Служащие догнали их на шоссе и стали спрашивать у них паспорта и двоих из них обыскивать. У тех оказались револьверы, они выстрелили и двух служащих убили». На следующий день, 21 июня, Д. П. Маковицкий записывает, что Толстой вместе с В. Г. Чертковым ездил в Кочаки (погост вблизи Ясной поляны), где они смотрели трупы убитых. Толстой выражал сожаление о семье убитого Арсения Ивановича Филина (четверо сирот), и сказал, что — убийцы «мальчики 18—19 лет». В тот же день на место происшествия приехал тульский вице-губернатор В. А. Лопухин, который побывал и в Ясной поляне. Розыски убийц остались тщетны: они скрылись в Засеке (в лесу).

117. 4424—25. Приезд Тани с мужем. — Муж Татьяны Львовны Толстой — Михаил Сергеевич Сухотин (1850—1914), крупный землевладелец Новосильского у. Тульской губ. См. т. 53. Сухотины приехали в Ясную поляну 10 июля и уехали 13 июля.

118. 459—10. по случаю заключения в тюрьму Фельтена. — Николай Евгеньевич Фельтен (род. 1884 г.), в то время ответственный редактор книгоиздательства «Обновление», выпускавшего в 1906 г. самые резкие антиправительственные и антицерковные статьи Толстого, был арестован зa напечатание статьи Толстого «Не убий» (написана в 1900 г.). Через несколько дней H. Е. Фельтен был выпущен под залог в тысячу рублей. О H. Е. Фельтене см. тт. 54 и 55.

119. 4510. писал брошюру «Не убий никого». — Статья Толстого «Не убий никого» появилась с цензурными сокращениями в петербургской газете «Слово» № 245 от 6 сентября 1907 г. и эатем 8 сентября в «Русских ведомостях», «Голосе Москвы», «Столичном утре», «Речи» и «Товарище». Полностью появилась в 1917 г. в издании «Посредник» № 1157, затем в 1918 г. в Самаре в изд. «Благая весть».

120. 4512. письмо Стол[ыпину]. — Петр Аркадьевич Столыпин (1862—1911) — с июня 1906 г. — председатель совета министров, проводил крайне реакционную политику, применял систему карательных экспедиций с военно-полевыми судами, расстрелами и виселицами, укреплял кулаческое землевладение путем отрубной системы за счет общинных земель и беднейшего крестьянства. Толстой начал писать письмо Столыпину 17 июля 1907 г. и закончил 26 июля; в этом письме он убеждал Столыпина отказаться от политики репрессий и провести освобождение земли от частной собственности по системе Генри Джорджа. Письмо Толстого к Столыпину было напечатано с пропусками еще при жизни Столыпина в книге: «Письма Л. Н. Толстого 1848—1910», собранные П. А. Сергеенко, изд. «Книга», М. 1910, стр. 314—319. Полностью в статье H. Н. Гусева: «Переписка Л. Н. Толстого с П. А. Столыпиным» — «Лев Николаевич Толстой». Юбилейный сборник, Гиз, 1929, стр. 84—88. Там же ответ Столыпина Толстому (стр. 91—93).

121. 4512. Руки вверх. — Этот замысел (очевидно художественного произведения) остался невыполненным. В следующем, 1908 г., Толстой начинает писать художественные произведения, в которых действующими лицами являлись революционеры («Нет в мире виноватых» и «Кто убийцы?»), но произведения эти остались незаконченными.

122. 4513. во время игры Гольденв[ейзера]. — Александр Борисович Гольденвейзер (р. 1875 г.) — пианист, профессор Московской консерватории, друг Толстого, автор книги: «Вблизи Толстого» (два тома, М. 1922—1923). См. т. 53, прим. к записи Дневника от 22 ноября 1896 г. А. Б. Гольденвейзер в последние годы жизни Толстого по летам живал в усадьбе Александры Львовны Толстой близ деревни Телятинки, в трех верстах от Ясной поляны, и часто бывал у Толстого.

123. 4522—24. Если бы..... (Гоббс). — Томас Гоббс (1588—1679) — английский философ и социолог. Гоббс утверждал, что люди в природном состоянии враждебны друг другу (homo homini lupus est — человек человеку волк). Война всех против всех (bellum omnium contra omnes) есть естественное состояние человеческих обществ. Для обуздания этих свойств человека необходима государственная власть. Гоббс неоднократно указывал на влияние материальных интересов на суждения людей. «Гоббс утверждает, что если бы такие истины, как то, что сумма углов треугольника равна двум прямым, нарушали интересы имущих, то последние сожгли бы, поскольку это было бы в их власти, все книги по геометрии» (А. Варьяш, «История новой философии», том первый, часть II, Гиз, 1926, стр. 69). В предисловии к своему трактату «Человеческая природа» Гоббс говорит: «Основные элементы природы, разум и страсть, вызвали к жизни два рода познания: математическое и догматическое. Первое свободно от споров и разногласий, ибо оно сводится к сравнению фигур и движений; в этих вопросах истина не сталкивается с интересами людей. В области же познания второго рода всё вызывает споры, ибо этот род познания занимается сравнением людей, так же, как их правами и выгодами, а в этих вопросах человек будет восставать против разума всякий раз, когда разум выскажется против него» (Гоббс, «Избранные сочинения», Гиз, 1926, стр. 1).

124. 4530. вспомнил о ветеринаре. — Ветеринар, упоминаемый в записи Дневника от 20 июля 1907 г., нам неизвестен. Повидимому, это — то лицо, которое было у Толстого 18 июля 1907 г., как это записано под этим числом в «Карманном ежедневнике на 1907 год» (см. стр. 204).

125. 4532—33. как говор[ит] Марк Aвp[елий]. — Марк Аврелий Антонин (собственно, Анний Вер, (121—180) — римский император, философ-стоик, автор книги «??? ??????» [«Наедине с собой»]. Толстой имеет в виду название книги.

126. 4723—24. «Мы переходим от смерти в жизнь если любим братьев». — Цитата взята в несколько измененном виде из «Первого соборного послания» Иоанна Богослова (гл. 3, ст. 14): «Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев».

127. 4733. как живет Добролюбов. — Об Александре Михайловиче Добролюбове см. прим. 75.

6 августа. Стр. 48—49.

128. 4820—21. отдал Ч[ерткову] Н[е] У[бий] Никого. — Статья Толстого «Не убий никого» была передана им, как это делалось в то время со всеми его новыми статьями, В. Г. Черткову для одновременного издания как в России, так и за границей в переводах.

129. 4821—22. взялся за Д[eтcкий] К[руг] Ч[тения] для Ив[ана] Ив[ановича]. — И. И. Горбунов-Посадов приступил тогда к изданию журнала «Свободное воспитание» и просил Толстого написать ему для первого номера о своем «Круге чтения» для детей. Толстой написал небольшую статью, которая, под названием: «Беседы с детьми по нравственным вопросам», появилась в первом № журнала «Свободное воспитание» за 1907—1908 г., стлб. 13—22.

8 августа. Стр. 49—52.

130. 4911. Кончил статью — «Не убий никого».

131. 4922—23. Придите ко мне все труждающиеся и обр[емененные]. — Цитата взята из одиннадцатой главы Евангелия от Матфея (ст. 28—30).

132. 4932. Франциски. — О Франциске Ассизском см. прим. 8.

133. 5127—30. Читал про слепо-немую..... радоваться жизни. — Речь идет о Елене Келлер (р. 14 июня 1880 г.), американской слепо-глухонемой писательнице. Родившись здоровым ребенком, Келлер вследствие болезни потеряла в младенчестве зрение и слух. Оказавшись очень способной, в школе под руководством учителей выучилась не только писать, но и говорить. Кончила Кембридж-Бостонский университет. Свой взгляд на жизнь изложила в книге «Оптимизм», где писала: «Я счастлива при всех моих немощах; несмотря на них, сознание счастья коренится во мне так глубоко, что стало моим символом веры» (Елена Келлер, «Оптимизм». Перевод с английского Н. П. Марковой, Спб. 1910, стр. 12). «Я верую в бога, верую в человека, верую в силу духа. Я признаю своим священным долгом поддерживать бодрость в себе и в других, удерживать язык свой от ропота против божьего мира, ибо никто не в праве порицать мироздание, которое бог создал благим и в котором тысячи людей трудились во имя добра. Я считаю, что мы должны поступать так, чтобы всё более приближаться к тому времени, когда никто не захочет жить в довольстве, пока рядом страдает его ближний» (стр. 50).

134. 5213. мысль Лаодцы. — Лao-Tсe (VI в. до н. э.) — китайский философ, основатель религии таосизма, один из любимейших мыслителей Толстого. С учением Лao-Тсе Толстой познакомился впервые в 1884 г. В 1909 г. Толстой проредактировал изречения Лао-Тсе, переведенные им в 1893 г. совместно с Е. И. Поповым с европейских переводов и написал статью: «Учение Лао-Тсе» (см. т. 39). Мысль Лао-Тсе, о которой говорит Толстой, включена в «Круг чтения» на 10 февраля под № 8: «Тот, кто ищет учености, растет с каждым днем в глазах мира. Тот, кто ищет разума, с каждым днем умаляется. Он умаляется всё больше и больше до тех пор, пока не достигнет полного смирения. Когда же он достиг полного смирения, нет вещи, которой он бы не мог совершить».

22 августа. Стр. 52—56.

135. 5225. Таня — Т. Л. Сухотина.

136. 5225. простился с Малеванным. — О Кондратии Алексеевиче Малеванном и его учении см. прим. 46. О влиянии, оказанном на К. А. Малеванного его посещением Толстого, писал Толстому в мае 1908 г. H. М. Кузьмин: «Малеванный стал вегетарианцем, за ним пошли и его братья. Они заметно становятся свободнее. Они очень часто вспоминают вас, читают ваши книги. Всему этому способствует сам Малеванный, он сам своим посетителям раздает ваши книги. Про вас он говорит, что вы бомба, которая, разорвавшись в России, запалит всю землю, что вы такой писатель, каких не было еще в мире».

137. 5226. Д[удченко]. — Митрофан Семенович Дудченко (род. 1867 г.), единомышленник Толстого. С Толстым вступил в переписку в 1891 г.; лично посетил впервые в 1907 г. Живет земледельческим трудом на хуторе близ Полтавы. См. т. 52, прим. к записи Дневника от 27 мая 1891 г.

138. 5226. Грауб[ергер]. — Федор Христофорович Граубергер (1857—1919), близкий к Толстому по взглядам. Происходил из немецких колонистов Саратовской губ.; был сначала народным учителем, затем садоводом; жил в слободе Дубовке Саратовской губ. Был у Толстого впервые в 1895 г. Горячий пропагандист своих взглядов, неоднократно подвергался преследованиям со стороны властей. В 1915—1916 гг. привлекался за протест против империалистической войны. См. М. Агеев, «Дубовские толстовцы» — «Жизнь для всех» 1913, 5, стлб. 703—708; В. Булгаков, «Опомнитесь, люди-братья», изд. «Задруга», М. 1922.

139. 5317. Читал Кропоткина о комунизме. — В Яснополянской библиотеке имеются две брошюры П. А. Кропоткина, касающиеся коммунизма, которые мог читать Толстой: 1) «Безначальный коммунизм и экспроприация», изд. «Свобода», М. 1906; 2) «Коммунизм и анархия», изд. «Свободный договор», Спб. 1906. В первой из этих брошюр загнут нижний уголок одной из страниц, — характерный прием Толстого при чтении книг.

140. 5326. Разговор с Николаев[ым] — с Сергеем Дмитриевичем Николаевым, о котором см. прим. 78.

141. 5423—24. не знал, как решить о духоб[орческих] деньгах. — Речь идет о пяти тысячах долларов, пожертвованных канадскими духоборами для помощи голодающим русским крестьянам (см. прим. 97). От этих денег у Толстого осталось две тысячи рублей. Н. Г. Сутковой предлагал распределить их среди самарских «добролюбовцев». 10 августа 1907 г. Толстой запросил вождя канадских духоборов П. В. Веригина, куда жертвователи желали бы употребить эти деньги. П. В. Веригин ответил письмом от 15 сентября, в котором писал, что говорил об этих деньгах с некоторыми братьями, и они сказали: «пусть там поступают [т. е. Толстой] как лучше».

142. 5424. старался не выходить к городовым. — Пристав и четверо городовых были присланы в Ясную поляну тульским губернатором 9 августа 1907 г., по заявлению С. А. Толстой о появлении в окрестностях Ясной поляны подозрительных лиц. См. стр. 207, запись от 9 августа в «Карманном ежедневнике на 1907 год».

143. 551 о П. О. — Под инициалами «П. О.» разумеется Петр Осипович Зябрев (р. 16 августа 1863 г., ум. 15 июня 1908 г.), яснополянский крестьянин, сын Осипа Наумовича и Авдотьи Никитишны, кормилицы Толстого. Был хорошо грамотен и любил читать. По словам М. JI. Оболенской, Толстой считал его «пустым» (примечание М. Л. Оболенской в рукописной копии дневника Толстого 1897 г., хранящейся в архиве В. Г. Черткова). В Дневнике своем от 21 апреля 1905 г. Толстой записал: «Вчера с Бутурлиным был у Петра Осипова, и он жестоко упрекал меня за то, что я говорю, а скупаю землю. Было и больно и хорошо. Почувствовал, как полезно, укрепляюще осуждение, в особенности незаслуженное, и как пагубно, расслабляюще похвалы, и особенно незаслуженные (а они все незаслуженные)». Поводом к упрекам Толстого Зябревым в том, что он «говорит, а скупает землю», была покупка дочерью Льва Николаевича Александрой Львовной имения Телятинки у соседней помещицы А. Е. Звегинцевой, в 3 верстах от Ясной поляны. В «Яснополянских записках» Д. П. Маковицкого под 27 апреля 1905 г. записана следующая передача этого разговора Толстым дочери Александре Львовне: «Он меня распекал за тебя, Саша, и это мне было очень полезно. Говорил мне: «Ты говоришь так, — говорил мне «ты», — а купил Телятинки, кругом окружил нас». В одной из своих отрывочных заметок о Толстом Д. П. Маковицкий записал: «Льву Николаевичу было тяжело, когда его дочери (Татьяна Львовна около 1895 г. и Александра Львовна в 1904 г.) покупали имения. Обе они были близки ему, и ему было жалко, что они поступали против требований совести и брали на себя обузу. Он жалел, что не мужикам достаются эти земли, и что этими поступками возбуждаются в мужиках негодование, злоба, зависть» («Л. Н. Толстой. Юбилейный сборник». Собрал и приготовил к печати Н. Н. Гусев, изд. Гиз, М. 1929, стр. 254). А. Л. Толстая купила тогда всего 127 десятин по 200 рублей за десятину.

144. 551. Meт. — Лицо, обозначенное Толстым сокращенно: «Мет.» — бельгийский поэт-символист Морис Метерлинк (р. 1862 г.). В своем трактате «Что такое искусство?» Толстой очень резко отзывался о поэзии Метерлинка Прочитав статью Толстого о Шекспире, Метерлинк написал заметку, которую Толстой прочел в русском переводе в №18 «Русских ведомостей» от 24 января 1907 г. В заметке этой, озаглавленной: «Шекспир, Толстой и Метерлинк», было сказано: «Статья Толстого о Шекспире вызвала интересную полемику во французской прессе. Одни признают Шекспира неподражаемым гением, другие присоединяются к мнению Вольтера, что Шекспир был лишь un sauvage frott? de g?nie [дикарь с налетом гениальности]. В спор вмешался и Метерлинк. Полное незнакомство с Шекспиром даже среди лучших литераторов он считает одной из органических слабостей латинского духа, проникнутого еще классическим воспитанием. С большим возмущением относится Метерлинк к нападкам Толстого. «Я не хотел бы, — пишет он, — нарушить долг почтения, каким мы связаны перед автором «Войны и мира», «Анны Карениной» и нескольких других книг, которые на ряду с книгами Бальзака являются в литературной области главной славой прошлого века. Тем не менее я должен сказать, что великий старец из Ясной поляны являет тяжелое для его приверженцев зрелище. Все мы, столь любившие его, дрожим каждый раз, как он нарушает свое молчание, чтобы в качестве святого гласа, произносящего среди мировых событий сверхчеловеческие речи, выпустить в свет послание болезненной покорности, стоящее не выше того, что мог выдумать монах X века или больной причетник. Из всего спасительного и хорошего, что принесло нам христианство, он выбирает и с настойчивостью рекомендует лишь два или три пагубнейших совета, противоречащих жизни, которую человечество начинает, наконец, понимать во всей ее полноте и правде. Разве около него нет никого, кто не заботился бы об его славе? Разве его родственники и друзья, сохранив ему иллюзию, что он говорит еще со всем миром, в то же время не могли принять меры, чтобы его голос, не являющийся более голосом его гения, не терзал тех, кто желал бы сохранить в неприкосновенности уважение и восторг перед его творением?»

145. 569. «Sammle nur die gr?sste Kraft auf den kleinsten Punkt». — Толстой вспомнил стихотворение Шиллера «Breite und Tiefe» [«Ширина и глубина»], написанное в 1797 г., в котором есть такие строки:

«Wer etwas Treffliches leisten will,
H?tt’ gern was Grosses geboren,
Der sammle still und unerschlafft
Im kleinsten Punkte die h?chste Kraft».

[«Кто хочет сделать что-нибудь прекрасное, произвести что-нибудь великое, тот пусть тихо и неослабно направляет величайшую силу на самую малую точку».] Это стихотворение Шиллера Толстой впервые прочитал, находясь еще в Дунайской армии, 20 июля 1854 г., о чем свидетельствует запись в его Дневнике 21 июля 1854 г.: «Вчера забыл записать удовольствие, которое мне доставил Шиллер своим «Рудольфом Габсбургским» и некоторыми мелкими философскими стихотворениями. Прелестна простота, картинность и правдоподобная тихая поэзия в первом. Во втором же поразила меня, записалась в душе, как говорит Бартоломей, мысль, что чтобы сделать что-нибудь великое, нужно все силы души устремить на одну точку» (т. 47, стр. 15).

7 сентября. Стр. 56—59.

146. 5624. тяжелое письмо от Новикова. — Михаил Петрович Новиков (р. 1871 г.) — крестьянин Тульской губ. и уезда, села Боровкова, близкий Толстому по взглядам. Познакомился с Толстым в Москве в 1896 г., служа военным писарем в одном из полков, стоявших в Москве. После знакомства с Толстым много страдал от гражданских и духовных властей за стремление осуществлять в жизни свои антицерковные и антигосударственные взгляды. Толстой считал его талантливым писателем и особенно ценил его рассказ «На войну!», напечатанный в 1905 г. в издании «Свободного слова» в Англии. О знакомстве своем с Толстым и о перенесенных им гонениях М. П. Новиков рассказал в статье «Письма крестьянина», помещенной в «Международном толстовском альманахе», составленном П. А. Сергеенко, изд. «Книга», М. 1909, стр. 201—235.

В 1910 г., решив уйти из Ясной поляны, Толстой 24 октября 1910 г. обратился к М. П. Новикову с вопросом, не может ли он устроить его на короткое время у себя в избе. См. также том 53, прим. к записи Дневника от 2 мая 1896 г.

В письме от 29 августа 1907 г. М. П. Новиков писал Толстому о своей нужде, попутно в раздраженном тоне высказываясь против богатых, особенно помещиков. Кроме того, М. П. Новиков в этом письме высказывал общие соображения о жизни духовной и о современном устройстве общества; он писал: «Христианство, гордо отказавшееся от хлеба земного, сделало только половину дела, оно освободило мой дух от нелепой зависимости старым суевериям, авторитетам прошлого и от всего вообще духовного багажа, который я исправно тащил на себе чуть ли не с младенчества, но оно оставило в прежнем рабстве мое тело и у помещика и у всякого богатого человека и этим поселило страшный разлад и антагонизм между мною видимым и невидимым. Жизнь мне показала, что одной духовной свободой довольствоваться нельзя, как то пытались делать первые христиане, так как и против рабства физического не руки и ноги поднимают протест, а тот же дух, насиловать который ни я и никто не в праве. И я решительно не понимаю: как они могли быть покойны в духовной свободе, оставаясь в рабстве экономическом и даже физическом; какой придумывали они компромисс, чтобы заставить молчать против этого рабства протесты духа? Не могу же я думать, что те люди были иные и на меня не похожие... Хочется думать, что своею гордой и красивой фразой: «Не хлебом единым будет сыт человек», христианство только прикрыло свою слабость в разрешении экономического вопроса о хлебе, так как оно знало, оно не могло не знать тех заветных мечтаний лучшего еврейства и всего человечества о своем (непременно своем) фиговом дереве, под которым каждый бы мог есть свой хлеб, не устрашаясь ни «барина», ни баринова приказчика и старосты, рыскающих теперь и всегда по полям и с ножом к горлу пристающих ко всем людям, не могущим обойтись без «его» палестин, на которых растет не одно, а тысячи фиговых дерев — этого заветного идеала человечества».

Отзыв Толстого о письме М. П. Новикова см. также в книге: Христо Досев, «Вблизи Ясной поляны», изд. «Посредник», М., без обозначения года, стр. 13—14.

147. 5624—25. отвечал ему. — Толстой отвечал М. П. Новикову длинным письмом от 2 сентября 1907 г., где писал: «Чувствую теперь искреннее, любовное сострадание к вам и в этом настроении и пишу теперь. Сострадание, испытываемое мною, вызывается никак не тем состоянием вашего желудка, наполненного, как вы говорите, непитательной пищей в то время, как мимо вас проезжают сытые бары, на сытых лошадях, а собака их прикащик брешет на народ, а на те ужасные, мучительнейшие чувства, которые вы при этом испытываете. Сострадаю и тем бесполезно мучительным чувствам и, главное, тому душевному состоянию и умственному извращению, при котором возможны и даже неизбежны эти ужасные чувства, ничего кроме бесполезного страдания не доставляющие: чувства ненависти к людям-братьям и зависти к тем материальным преимуществам, которыми они случайно пользуются. Чувства эти особенно мучительны еще и потому, что людям, испытывающим их, свойственно всё больше и больше разжигать в себе мучительное чувство злобы, преувеличивая невыгоды своего положения (что вы особенно заметно делаете) и выгоды тех, кто вызывает эти чувства. Душевное же, приводящее вас к этому состоянию чувство, которое и вызывает во мне сострадание к вам, это то полное неверие в духовную, т. е. истинную жизнь, которое вы много раз, как нечто очень вам дорогое, высказываете в вашем письме. Вы несколько раз, как бы довольные своим открытием, как бы подсмеиваясь, как о деле решенном говорите о неверности, глупости мысли о том, что «не хлебом одним сыт человек». А между тем, именно от того, что вы не верите в это, не верите в жизнь духовную, не верите в обязательность требований духовной жизни, не верите в Бога, — от этого и ваше страдание и ваше несчастие. Вы между прочим пишете, что вы испытываете некоторые неудобства от того, что вы «нововер». Я думаю, что вы не нововер, а вы невер. То, чтобы хоронить детей без услуг духовенства, не поститься, не ходить в церковь, не есть вера; у вас есть отрицание предрассудков старой веры, а нет веры. И в этом, в том, что вы не верите в духовное начало жизни и в его требования, — в этом ваше несчастие, а нисколько не в недостатке земли и в неправильности экономического устройства. Если вы бы верили в это духовное начало жизни и в обязательность его требований, вы бы не считали, как это вы теперь считаете, первым и неизменным условием вашей жизни то, чтобы устроить и поддерживать свое отдельное хозяйство на земле». Письмо Толстого было напечатано в «Письмах Л. Н. Толстого 1848—1910 гг.», собранных и редактированных П. А. Сергеенко, к-во «Книга», М. 1910, стр. 319—322.

148. 5627. Св[од] М[ыслей] — энциклопедия мыслей Толстого по всем вопросам, начатая под руководством В. Г. и А. К. Чертковых еще в 1890 гг. С 1907 по 1923 г. деятельное участие в составлении и расположении «Свода мыслей Л. Н. Толстого» принимал Федор Алексеевич Страхов. Многотомный труд этот до сих пор не опубликован.

149. 5632. С[аша] — младшая дочь Толстого Александра Львовна.

150. 571. C[оня] жаловалась. — С. А. Толстая 3 сентября 1907 г. писала губернатору о выстрелах на огороде, прося защиты; о том же на другой день лично докладывал ему и просил Андрей Львович Толстой. 5 сентября в Ясную поляну приехал становой с урядником и стражниками, которыми и были арестованы не четверо, как пишет Толстой, а трое яснополянских крестьян: Дмитрий Онисимович Жидков (1854—1931) и двое молодых парней: Алексей Васильевич Егоров (род. в 1890 г., убит на войне в 1915 г.) и Михаил Адрианович Власов (р. 1888 г.). Арестованные были отправлены в Крапивну, где просидели в полицейском участке от полутора до двух месяцев.

151. 578. не мог преодолеть дурного чувства — к жене за обращение к властям с жалобой на крестьян.

152. 579. Известие о Буланже. — Павел Александрович Буланже (р. 1 июня 1864 г., ум. 25 февраля 1925 г.) — бухгалтер, служивший в то время в Управлении Московско-Курской железной дороги, близкий к Толстому по взглядам. Состоял в переписке с Толстым и часто бывал в Ясной поляне, принимал близкое участие в книгоиздательстве «Посредник». См. т. 50, прим. к записи Дневника от 9 сентября 1889 г. Человек страстный и увлекающийся, П. А. Буланже был способен на высокие подъемы и на глубокие падения. Проиграв в карты летом 1907 г. 10000 рублей казенных денег, Буланже скрылся из дому, оставив письмо, что он уезжает, чтобы покончить с собой.

153. 579. Надеюсь и верю, что он бежал. — Надежда Толстого подтвердилась: П. А. Буланже действительно не покончил с собой, а уехал на Кавказ, где работал на промыслах в качестве простого рабочего. Дневник своей работы с 5 сентября по 10 ноября 1907 г. П. А. Буланже напечатал в журнале «Познание России» 1909 г. (кн. I, стр. 55—96; кн. II, стр. 77—94; кн. III, стр. 38—72) под заглавием: «На промыслах. Из дневника рабочего», за подписью: П. Хлебников. С Кавказа П. А. Буланже перебрался в Женеву, откуда и написал Толстому письмо 6 марта 1908 г. В письме этом он писал, что «счастлив уж тем, что не привел в исполнение своей безумной мысли, и что сейчас нет того кошмара, в котором жил всё время в Москве». После всех этих происшествий в жизни П. А. Буланже Толстой значительно охладел к нему. В 1909 г. Буланже вернулся в Россию и поселился вблизи Толстого в усадьбе Овсянниково.

154. 5710. б[ыл] Губерн[атор]. — Вновь назначенный на место М. В. Арцимовича, вышедшего в отставку вследствие оставления его женою, тульский губернатор Дмитрий Дмитриевич Кобеко (1867—1916?), сын директора Публичной библиотеки и члена Государственного совета Дмитрия Фомича Кобеко, окончил императорский Александровский лицей, был вице-губернатором в Казани, где был ранен, с 1907 до 1913 г. губернатором тульским, затем смоленским, откуда в 1914 или 1915 г. был уволен Главным начальником санитарной части принцем А. П. Ольденбургским за нераспорядительность в отношении к больным и пленным туркам.

12 октября 1907 г. Кобеко отправил в департамент полиции следующее секретное донесение: «Вследствие отношения от 21-го сентября сего года за № 74554, уведомляю департамент полиции, что 2-го и 3-го сентября с. г. ночью несколько крестьян с. Ясной поляны вошли в усадьбу графини С. А. Толстой и покушались срывать на огороде капусту; когда сторожа стали отгонять похитителей, то последние произвели несколько выстрелов, не причинивших никому вреда. Ночью 4-го сентября в фруктовый сад графини С. А. Толстой крестьянами того же села были пущены для пастьбы лошади. При появлении сторожей один из крестьян, Дмитрий Жидков, подстрекал прочих к сопротивлению сторожам, которое однако места не имело. За сим 5-го сентября крестьянин Алексей Егоров тайно проник в конюшню усадьбы и самовольно увел своих лошадей, загнанных с овсяного поля экономии. При обыске у крестьянина Михаила Власова найдено ружье, из которого, повидимому, и были произведены упомянутые выше выстрелы.

По произведенному местным исправником дознанию, зачинщики указанных беспорядков крестьяне Жидков, Егоров и Власов подвергнуты мной, на основании изданного для Тульской губернии обязательного постановления, за вторжение в усадьбу аресту на два месяца каждый. Никто из них мной не освобожден от этого взыскания, несмотря на ходатайство графа Л. Н. Толстого. В усадьбу графини С. А. Толстой командированы два стражника. В настоящее время в Ясной поляне спокойно» (С. Дубовский и Б. Граве, «1905. Материалы и документы», т. I, Гиз, 1925, стр. 156—157).

Д. П. Маковицкий в своем дневнике 12 сентября 1907 г. записал, что в этот день А. Л. Толстая ездила в Тулу просить губернатора об освобождении арестованных крестьян. Губернатор ,,был с нею резок, сказал: «Как быть? для чего отпускать? Ведь графиня хотела попугать мужиков, потому и приняты эти меры»“.

155. 5712—14. составил..... объясненное подразделение Кр[уга] Чт[ения]. — Речь идет о кратком изложении содержания всех отделов нового «Круга чтения» («На каждый день»). Это изложение должно было служить предисловием к «На каждый день». Толстой стремился изложить в нем систематически всё свое миросозерцание, и потому много раз возвращался к нему в течение 1907—1910 гг., изменяя, упрощая и усиливая изложение. Так как «На каждый день» при жизни автора полностью не появилось, то не появилось и предисловие к нему. Когда в 1910 г. Толстой начал составлять новый сборник мыслей, под названием «Путь жизни», это же изложение послужило предисловием к «Пути жизни». Было напечатано в последней редакции уже после смерти автора в книге: Л. Н. Толстой, «Путь жизни», изд. «Посредник» № 991, М. 1911, стр. 13—17. Изложение работы Толстого над предисловием к «На каждый день» и «Пути жизни» и варианты из первоначальных редакций см. в т. 45. Последнюю редакцию предисловия, относящуюся к «На каждый день», см. в томе 44. По записи в «Карманном ежедневнике на 1907 год», Толстой писал предисловие к новому «Кругу чтения» 6 сентября 1907 г.

156. 5714. Познакомился за это время с Малеваным. — Андрей Кондратьевич Малеванный, старший сын К. А. Малеванного, разделявший его религиозные воззрения, по ремеслу сапожник. А. К. Малеванный был приглашен

В. Г. Чертковым к нему на дачу, где и виделся с ним Толстой (6 сентября 1907 г.). На другой день А. К. Малеванный побывал и в Ясной поляне.

157. 5723—24. «И мы знаем..... если любим братьев». «Пос[лание] И[оанна]». — Цитата с незначительными изменениями взята из «Первого соборного послания Иоанна Богослова», гл. III, ст. 14. Точный текст таков: «Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев».

158. 5822—23. Придите ко мне все тружд[ающиеся]......... — Многоточие заменяет не выписанные Толстым слова текста из 28 ст. одиннадцатой главы Евангелия от Матфея: «и обремененные, и я успокою вас». Дальнейший текст взят из 29 и 30 стихов той же главы.

11 сентября. Стр. 59—61.

159. 59.14—15. Тюр[емный] священ[ник]. — Священник тульской тюремной церкви Дмитрий Егорович Троицкий посещал Толстого с 1897 г. по «благословению» архиерея с целью «увещания» к возвращению в лоно церкви. Свою переписку с Толстым, знакомство и посещения Д. Е. Троицкий рассказал в статье: Протоиерей Димитрий Троицкий, «Православно-пастырское увещание графа Л. Н. Толстого» — «Христианин» 1913, 8. Первое посещение состоялось 26 сентября 1897 г. После этого Д. Е. Троицкий, как рассказывает он сам, «ездил в Ясную поляну в погоду и непогоду, в теплое и холодное время, расходуя свои малые средства, встречая нередко презрение и принимая даже оскорбления от некоторых яснополянских лиц (только не от графа)» (стр. 17). Редактор официозного органа «Миссионерское обозрение» В. М. Скворцов в своей статье «Новая исповедь графа Л. Н. Толстого» («Миссионерское обозрение» 1901, июнь, стр. 802) напечатал, что тюремный священник приезжал к Толстому «по приказу архиерея». В 1907 г. Троицкий приезжал к Толстому 9 сентября. Следующее посещение Троицкого, во время которого Толстой говорил с ним довольно резко, происходило 4 января 1908 г.; оно описано в книге Н. Н. Гусева: «Два года с Л. Н. Толстым», изд. Толстовского музея, М. 1928, стр. 55—57. Вечером того же дня Толстой говорил про Троицкого: «Он меня пытается убеждать в том, чем я двадцать лет живу, а сам играет религиозными вопросами!.... Я пытался вызвать в нем религиозное чувство, но ничего не мог» (там же, стр. 57). В последний раз Троицкий посетил Толстого 17 июня 1908 г. Последние письма Троицкого к Толстому были от 9 и 22 октября 1910 г., на которые Толстой отвечал 11 и 23 октября (см. в той же статье Троицкого, стр. 39—45). См. также т. 54.

160. 5915. Врач из Краснояр[ска]. — По «Карманному ежедневнику на 1907 год» (см. стр. 212) врач из Красноярска (фамилия которого редакции неизвестна) посетил Толстого в тот же день, как и Д. Е. Троицкий, т. е. 9 сентября 1907 г. То же подтверждает и Д. Е. Троицкий в своей статье (стр. 37), где кратко пересказывает разговор Толстого с врачом о религии, о работе над собой и о переустройстве общественного строя.

161. 5915—16. Бессарабец..... странник. — Личности упоминаемых в Дневнике посетителей Толстого: «бессарабца» и «странника» редакции неизвестны.

162. 5916. юноша — воспитанник петербургской духовной семинарии Александр Царевский. Он выражал готовность выйти из семинарии и жить своим трудом. Толстой дал ему письмо к своему единомышленнику Ивану Аркадьевичу Беневскому, занятому тогда устройством земледельческой общины из близких по духу людей.

163. 5916. Соня невестка — София Николаевна Толстая (рожд. Философова, 1867—1934 г.), первая жена Ильи Львовича Толстого. См. т. 50.

[12 сентября]. Стр. 61—66.

164. 6524. То, что у NN такая жена. — Под NN Толстой в данном случае разумел себя. См. листы записной книжки 1907—1908 гг., стр. 288

165. 6526. Сказать NN. — Под NN разумеется В. Г. Чертков. См. листы записной книжки 1907—1908 гг., стр. 288.

15 сентября. Стр. 6668.

166. 666. беседы с молодежью. — Эти беседы предназначались Толстым для тех крестьянских парней из ближних деревень, которые летом 1907 г. собирались в доме В. Г. Черткова. В. Г. Чертков и его сотрудники вели беседы с этой молодежью в духе жизнепонимания Толстого. Изредка на этих беседах присутствовал и Лев Николаевич. Одна из бесед Толстого записана в книге H. Н. Гусева: «Два года с Л. Н. Толстым», изд. Толстовского музея. М. 1928, стр. 16—23. Об этих беседах писал также Христо Досев: «Вблизи Ясной поляны», изд. «Посредник», М. (без обозначения года), стр. 23—34. Беседа, о которой записал Толстой в дневнике, начинается словами: «Мне хотелось бы на прощанье (в мои годы всякое свидание с людьми есть прощание) вкратце сказать вам, как, по моему понятию, надо жить людям для того, чтобы жизнь наша не была злом и горем, какою она теперь кажется большинству людей»... Была напечатана впервые с цензурными пропусками в 1909 г. в издании «Посредник» № 730, под названием: «Любите друг друга. (Обращение к кружку молодежи)».

167. 667. тяжелый разговор с С[оней]. — По записи Д. П. Маковицкого в его дневнике от 16 сентября 1907 г., разговор этот был вызван тем, что восемь крестьян (четверо из Ясной поляны и четверо из Грумонта) были посажены в тюрьму за кражу дубов из леса С. А. Толстой. Лев Николаевич говорил жене, «что надо прощать мужиков, и когда она возражала, что тогда ни одного дуба не оставят, Лев Николаевич отвечал, что лучше пусть так будет, чем не прощать».

168. 6715. перекресток дорог сказочного богатыря — весьма часто встречающееся в народных сказках изображение безвыходного положения богатыря, перед которым развертываются три дороги, и на какую бы из них он ни вступил, на всех его ожидает беда.

169. 6722. в беседу — в статью «Любите друг друга».

26 сентября. Стр. 68—70.

170. 6816—17. Репин пишет мой портрет. — Илья Ефимович Репин (р. 24 июля 1844 г., ум. 29 сентября 1930 г.) — художник, близкий знакомый Толстого, очень его любивший. Написал несколько портретов и эскизов Толстого, находящихся в Третьяковской галерее, Толстовском музее в Москве и Институте русской литературы в Ленинграде. См. т. 50, прим. к записи Дневника от 15 апреля 1889 г. — И. Е. Репин писал тогда портрет Толстого вместе с его женой, сидящими за столом. Портрет находится в настоящее время в Институте русской литературы в Ленинграде. Об этом портрете Толстой писал В. Г. Черткову 26 сентября 1907 г.: «Здесь Репин пишет портреты Софьи Андреевны и мой вместе. Пустое это дело, но подчиняюсь, чтоб не обидеть». Более откровенно свое суждение о своем новом портрете работы И. Е. Репина Толстой высказал в письме к Т. А. Кузминской от 24 ноября 1907 г.: «Соня вся поглощена копией моего и ее портрета, написанного Репиным. Портрет преуморительный: представлен нализавшийся и глупо улыбающийся старикашка, это я, перед ним бутылочка или стаканчик (это что-то похожее было на письменном столе), и рядом сидит жена или, скорее, дочь (это Соня) и грустно и неодобрительно смотрит на куликнувшего старикашку. Она, не отрываясь, смотрит и пишет, пишет, и выходит что-то похожее и столь же забавное».

171. 6824. Поша — Павел Иванович Бирюков (1860—1931), друг, единомышленник и биограф Толстого. См. т. 50, прим. к записи Дневника от 14 декабря 1888 г.

172. 6824—25. Жалею об Черткове. — В. Г. Чертков уехал в Москву и затем обратно в Англию 15 сентября 1907 г.

178. 6825. Репин общинник — Василий Акимович Репин (ум. вскоре после 1910 г.), единомышленник Толстого, бывший артиллерийский офицер, устроитель толстовской земледельческой колонии в 60 верстах от Ташкента. Колония основалась в 1907 г. Община просуществовала недолго: в 1909 г. В. А. Репин заболел душевным расстройством. Вторично был в Ясной поляне, уже больным, в последних числах июня 1910 г.; на него пало подозрение (хотя и без достаточных оснований) в поджоге дома М. А. Шмидт в Овсянникове, сгоревшего 3 июля 1910 г. В «Календаре для каждого» на 1909 год, составленном А. С. Зоновым под редакцией И. Горбунова-Посадова, была помещена (на столбцах 67—68), очевидно, со слов самого В. А. Репина, заметка об основанной им колонии, где было сказано: «Верстах в 60 от Ташкента, по старому почтовому тракту на Чимкент, среди безлюдной степи, близ речки Келес, одиноко стоит выстроенный летом 1907 года небольшой дом. Вокруг — никаких хозяйственных построек, ни кустика, ни деревца... В этом доме, затерявшемся в глуши туркестанских степей, нашла себе приют семья почитателей Л. Н. Толстого (15 человек), или, как они сами себя называют, «чистых христиан». Основана она В. А. Р—мъ, бывшим артиллерийским офицером. Он вел раньше разгульную жизнь, но затем круто изменился и стал искать путей к новой, лучшей жизни. Попались ему под руку нравственно-философские сочинения Л. Н. Толстого и увлекли его. Женитьба на молодой женщине, умной, сердечной, укрепила в нем стремление к нравственному возрождению. К Р—мъ примкнуло больше десятка людей, жаждавших успокоиться на мысли, что они ведут «праведную» жизнь. Образовалась община, арендовавшая 500 десятин казенной земли. Закуплены земледельческие орудия, скот, телеги, лошади. Принимаются в общину все желающие присоединиться с единственным условием — разделять труды».

174. 6826—27. Хочется написать о женщинах и о сумашествии ycтpoй[cтвa] мира. — Статью «о женщинах» Толстой не написал. Мысль «о сумасшествии устройства мира» проводится им в статьях «Номер газеты» (1909 г.) и «О безумии» (1910 г.).

175. 697. внучку Таничку — Татьяну Михайловну Сухотину (р. 6 ноября 1905 г.)

10 октября. Стр. 7071.

176. 7010—11. был один день в тоскливом состоянии из-за стражников. — Стражники (двое) были поселены губернатором в усадьбе по желанию С. А. Толстой после стрельбы в огороде. Один из них жил в самом яснополянском доме, другой — на дворне.

177. 7012. тетя Таня — свояченица Толстого Татьяна Андреевна Кузминская (1846—1925). См. т. 47, прим. к записи Дневника от 26 мая 1856 г. Т. А. Кузминская приехала в Ясную поляну 28 сентября 1907 г. и пробыла до 15 октября. Об этом своем пребывании у Толстых Т. А. Кузминская рассказала в статье: «В Ясной поляне осенью 1907 года», Спб. 1908

178. 7012. Мих[аил] Серг[еевич] — М. С. Сухотин. См. прим. 117.

179. 7012. две Танички — дочь Татьяна Львовна и ее дочь Танечка.

180. 7012—13. Была неприятна..... нет собственности. — Письмо, упоминаемое в записи 10 октября 1907 г., было послано Толстым в «Русские ведомости» и «Новое время», как две наиболее распространенные газеты противоположных направлений, где и было напечатано: в «Русских ведомостях» в № 214 от 20 сентября и в «Новом времени» в № 11323 от того же числа, после чего было перепечатано и другими газетами. В письме этом Толстой писал:

«Более 20-ти лет тому назад я, по некоторым личным соображениям, отказался от владения собственностью. Недвижимое имущество, принадлежавшее мне, я передал своим наследникам так, как будто я умер. Отказался я также от права собственности на мои сочинения, и написанные с 1881 года стали общественным достоянием.

«Единственные суммы, которыми я еще распоряжаюсь, это те деньги, которые я иногда получаю, преимущественно из-за границы, для голодающих в определенных местностях, и те небольшие суммы, которые мне предоставляют некоторые лица для того, чтобы я распределял их по своему усмотрению. Распределяю же я их в ближайшей округе для вдов, сирот, погорелых и т. п.»

Поэтому Толстой просит лиц, имеющих нужду в материальной поддержке, не обращаться к нему за этой поддержкой и заканчивает письмо словами:

«Я меньше, чем кто-либо из людей могу удовлетворить подобным просьбам, так как если я действительно поступил, как заявляю, т. е. перестал владеть собственностью, то не могу помогать деньгами обращающимся ко мне лицам; если же я обманываю людей, говоря, что отказался от собственности, а продолжаю владеть ею, то еще менее возможно ожидать помощи от такого человека».

По поводу этого письма Толстой получил из разных мест от незнакомых ему лиц восемь писем разного тона — от недоумевающего до грубо ругательного. Из Москвы была получена открытка следующего содержания: «Граф. Вы в «Русских ведомостях» пишете, что вы умерли, и что у вас, как у мертвого, ничего нет. Но когда вы печатаете новые произведения, то получаете гонорар? Раз вы мертвый, то не должны бы, да и графине как-то неловко драть с мертвого (она достаточно ободрала вас заживо), а на бедных эти деньги, — как бы по духовному завещанию, очень бы шли. Голос очень и очень многих».

Из Винницы Подольской губ. писали: «Жалкий литературный хам! Вся подлая твоя хитринка разоблачена... Иуда, не прикрывайсь именем Христа, а иди и удавись. Народ раскусил тебя и презирает тебя всей душой». Подпись: «Народ».

Из Ялты было получено письмо: «Ваше Сиятельство Лев Николаевич, Письмом Вашим во всех газетах Вы своеручно подписали себе приговор подлеца. Места не хватит для подписей».

Было несколько неодобрительных отзывов и в газетах (в «Утре России» № 5 от 21 сентября 1907 г.: «К письму гр. Л. Н. Толстого; в той же газете № 8 «Открытое письмо гр. Л. Н. Толстому» за подписью В. Гуссаковской и Сергея Фомина; в «Речи» № 225 от 23 сентября анонимная статья «Заметки»; в «Харьковских губернских ведомостях» № 235 от 23 октября статья свящ. Иоанна Ефимова: «Наивность или лицемерие?» и др.) В № 10 «Утра России» от 27 сентября появилась и каррикатура с подписью: «Почтенный Тит Титыч, прочитав последнее письмо Л. Н. Толстого, немедленно объявил себя толстовцем». На рисунке изображен жирный мужчина с лицом, похожим на Толстого; он сидит за столом и крепко обхватил вазу с фруктами, бутылку с надписью «птичье молоко» и другие яства. На вазе, на стуле, на котором он сидит, на столе и на всем, что на нем стоит, подпись: «собственность жены». Кругом толпятся скелеты голодающих. Эту каррикатуру кто-то прислал Толстому, так же как и. одну из газетных статей.

12 октября. Стр. 71—72.

181. 725. Письмо Иконникова. — Антон Иванович Иконников (р. 1883 г.), рабочий железнодорожных мастерских в Полтаве, бывший социал-демократ, отказался от воинской повинности 9 ноября 1904 г. в гор. Скопине Рязанской губ. Несмотря на отказ, был назначен в 38 пехотный Тобольский полк, стоявший в Скерневицах. После отказа в полку от исполнения воинских обязанностей был отправлен в ссылку в Якутскую область, но, по прибытии в Иркутск, вследствие отмены распоряжения о ссылке отказывающихся от военной службы в Сибирь, был вновь возвращен в полк и в ноябре 1905 г. полковым судом приговорен к двум годам дисциплинарного батальона. Отбывал наказание в Варшавской и Новогеоргиевской крепостях, в дисциплинарных командах Острова и Скерневиц. По отбытии срока от Иконникова потребовали только солдатской присяги, чтобы можно было его освободить, но он этой присяги не дал и был присужден 12 февраля 1908 г. Варшавским военно-окружным судом к четырем годам исправительных арестантских отделений. Отбывал наказание в Варшаве и Кромах. Был освобожден досрочно 12 февраля 1911 г. и выслан под надзор полиции в гор. Скопин.

А. И. Иконников вступил в переписку с Толстым в 1906 г. Некоторые письма А. И. Иконникова к Толстому, к И. Ф. Наживину и к Т. С. Дудченко напечатаны в переводе в болгарском толстовском журнале «Възраждане» (Бургас) 1911, кн. 2—6, под названием «Въ дисциплинарната рота». Упоминаемое в Дневнике письмо А. И. Иконникова было написано им 24 сентября 1907 г. из Скерневицкой тюрьмы и заключало описание его душевного состояния в заключении. Это письмо, по просьбе Толстого, H. H. Гусев прочел вслух вечером 10 октября среди родственников и гостей Толстого. По словам Д. П. Маковицкого в его «Записках», прослушав письмо, Толстой «громко зарыдал и ушел к себе».

182. 7231—34. сделаю 3 Кр[уга] Ч[тения]..... исправленный старый. — В дальнейшей своей работе над «Кругом чтения» Толстой детский «Круг чтения» включил в состав нового «Круга чтения» для взрослых, получившего название «На каждый день». Исправление старого «Круга чтения» (без перераспределения его по отделам), начатое в августе 1907 г., было докончено Толстым в 1908 г.

20 октября. Стр. 73.

183. 733. перечислени[е] грехов и соблазнов. — Это перечисление входило в план «Нового круга чтения» («На каждый день»). В течение своей дальнейшей работы над этим произведением (вплоть до 1910 г.) Толстой неоднократно перерабатывал план, перестанавливая отделы, исключая одни и вводя другие.

184. 736. Заболотнюк — Сергей Александрович Заболотнюк (р. 1882 г.?), столяр, бывший революционер. Прочитав в 1906—1907 гг. некоторые произведения Толстого, воспринял его взгляды, после чего перестал делать иконостасы для церквей, а стал работать только работу, нужную бедным людям. Приезжал к Толстому 16 октября 1907 г. посоветоваться о предстоящем призыве на военную службу, на котором был намерен отказаться. Беседу с ним Толстого по этому поводу см. в дневнике H. Н. Гусева: «Два года с Л. Н. Толстым», изд. Толстовского музея, М. 1928, стр. 36—37. Отказался от военной службы в Каменец-Подольске около 16 ноября 1907 г.; отказ кончился для него благополучно. В 1918 г. в Самаре основал издательство «Благая весть», выпустившее несколько дешевых изданий статей Толстого для распространения в народе.

185. 737. Новичков. — Гавриил Александрович Новичков (р. 1849 или 1850 г.), железнодорожник чернорабочий, служивший на станции Ртищево Рязанско-Уральской железной дороги, единомышленник Толстого, бывший фельдфебель, участник русско-турецкой войны. Впервые посетил Толстого 20 июля 1902 г.; в переписку с Толстым вступил в 1903 г. В 1907 г. Г. А. Новичков был у Толстого 19 октября.

186. 737. телеграммы угрожающие. — 5 октября 1907 г. на имя Толстого была получена из Подольска телеграмма: «Ждите гостя. Гончаров». 14 октября пришла вторичная телеграмма оттуда же: «Ждите. Гончаров». Семейные Толстого были взволнованы этими телеграммами, считая их предупреждением о готовящемся покушении на его жизнь; да и сам Лев Николаевич не считал это невозможным, но относился к этой возможности совершенно спокойно и даже говорил, что он «рад был бы этому концу. Чем хрипеть и мучиться... Это смерть хорошая» (H. Н. Гусев, «Два года с Л. Н. Толстым», М. 1928, стр. 35). В «Яснополянских записках» Д. П. Маковицкого под 15 октября 1907 г. записано, что в этот день у Льва Николаевича был посетитель, которого С. А. Толстая почему-то приняла за таинственного «Гончарова». Он хотел прийти на другой день, и Софья Андреевна велела стражнику быть настороже. Льву Николаевичу это было тяжело. — «Я поговорю с ним, — сказал он, — и он успокоится. А то мы сделаем из него врага». Однако, никакой «Гончаров» в Ясную поляну не приехал.

187. 738. страшно ругательные письма — Толстой продолжал получать по поводу своего письма в газеты о том, чтобы к нему не обращались за денежной помощью. См. прим. 180.

188. 7315—16. Сутковой — едет в Самару. — Н. Г. Сутковой поехал в Самарскую губернию с целью раздать нуждающимся крестьянам 2700 рублей, оставшихся от пожертвованных духоборами для этой цели 10000 рублей. См. прим. 97.

26 октября. Стр. 73—76.

189. 741. Гусева арестовали. — Николай Николаевич Гусев (р. 9 марта 1882 г.) — писатель, сын ремесленника (живописца) гор. Рязани, бывшего крепостного помещика Селиванова, последователь Толстого и исследователь его жизни и творчества. Кончил курс в Рязанской гимназии в 1901 г. В 1905 г. работал в книгоиздательстве «Посредник», в котором им были изданы книжки для народа: «Рассказы об инквизиции» (№ 545, 1905 г.), «Борец зa правду Иероним Саванаролла» (№ 555, 1906 г.), «Народный украинский мудрец Григорий Саввич Сковорода» (№ 567, 1906 г.). В «Русской мысли» 1907 г. (№№ 7 и 8) поместил статью «Павловцы (Из истории религиозно-общественных движений русского крестьянства)». Толстого изучает с 1901 г. С 26 сентября 1907 г. секретарь Толстого до 4 августа 1909 г., когда был арестован в Ясной поляне и выслан административно на два года в Пермскую губернию за распространение запрещенных статей Толстого. По возвращении из ссылки, в 1911—1913 гг., принимал ближайшее участие в подготовке к печати «Посмертных художественных произведений Льва Николаевича Толстого» (вышли в трех томах в издании А. Л. Толстой в Москве в 1911—1912 гг. под редакцией В. Г. Черткова) и Дневников Толстого. В 1913—1923 гг. занимался педагогической деятельностью и подготовкой к печати произведений Толстого, составлением его биографии и редактированием обширных «Яснополянских записок» Д. П. Маковицкого, поручившего ему еще при жизни это дело. С 1923 г. работает в Толстовском музее в Москве, с 1925 г. по 1930 г. директор этого музея. Член Редакторского комитета настоящего издания. Автор ряда книг и статей о Толстом, из которых более значительны следующие: «Из Ясной поляны в Чердынь», изд. т-ва И. Д. Сытина, М. 1911; «Два года с Л. Н. Толстым», изд. «Посредник», М. 1912 (2 издание первой части, значительно дополненное и исправленное — Толстовского музея, М. 1928); «Лев Толстой против государства и церкви», изд. «Свободное слово», Берлин 1913; «Что читать Толстого и о Толстом», изд. «Общества истинной свободы в память Л. Н. Толстого», М. 1919; «Жизнь и учение Льва Толстого», изд. «Общества истинной свободы в память Л. Н. Толстого» и «Единение», М. 1920; редакция, предисловие и примечания к книге: Д. П. Маковицкий, «Яснополянские записки», два выпуска, изд. «Задруга», М. 1922—1923; редакция сборников: «Толстой и о Толстом. Новые материалы», изд. Толстовского музея, М. (сборник первый — 1924 г.; сборник второй — 1926 г.; сборник третий — 1927 г.; сборник четвертый — 1928 г.); «Какие были последние слова Толстого?» — «Толстой и о Толстом», сборник первый, стр. 77—80; «Письма Л. Н. Толстого к Н. Н. Страхову» — «Толстой и о Толстом», сборник второй, стр. 25—66; «Переписка Л. Н. Толстого с Леонидом Андреевым», «с В. Г. Короленко» — там же, стр. 67—77; «Неизданные письма Л. Н. Толстого к А. А. Фету» — «Печать и революция» 1927, 6, стр. 53—65; «Как работал Л. Н. Толстой» — «Научное слово» 1928, 1, стр. 156—161; «Неизданные письма Л. Н. Толстого к дочери М. Л. Оболенской» — «Печать и революция» 1928, 6, стр. 97—124; «Эпизоды из жизни Л. Н. Толстого» — «Красная нива» 1928, 37; редакция книги: «Лев Николаевич Толстой. Юбилейный сборник», Гиз, 1929 (в нем статьи: «Из переписки Л. Н. Толстого 1850—1870 гг. Письмо декабристу П. Н. Свистунову» (стр. 61—63), «Письма к Андрею Львовичу Толстому» (стр. 64—81), «Переписка Л. Н. Толстого с П. А. Столыпиным» (стр. 82—96), «День Льва Толстого» (стр. 256—260), «Происхождение сюжета «Живого трупа». (Дело Гимеров)» (стр. 287—391); «Неизданное письмо Л. Н. Толстого о Гете» — «Литературное наследство» 1932, 4—6, стр. 958—960; «1 марта и Лев Толстой» — сборник «1 марта 1881 г.», изд. Политкаторжан, М. 1933, стр. 130—146, Л. Н. Толстой, «Что я?», подготовка текста и комментарии — «Звенья» 1933, 3—4, стр. 757—762; «Лев Толстой. Неизданные тексты», редакция и комментарии (совместно с Н. К. Гудзием), изд. Academia — Гихл, М.—Л. 1933; «Неизданное письмо Толстого к Лескову» — «Литературная газета» 1935 № 64 от 20 ноября; «Толстой о художественном творчестве» «Октябрь» 1935, 11; «Летопись жизни и творчества Л. Н. Толстого», изд. Academia, М.—Л. 1936; «Толстой о Пушкине» — «Октябрь» 1937, 1; «Бюллетень Государственного Литературного Музея. № 2. Л. Н. Толстой» (редакция), изд. Гос. Литературного Музея, М. 1937; ряд статей и публикаций текстов Толстого в «Сборнике Государственного Толстовского Музея», Гослитиздат, М. 1937. Н. Н. Гусевым составляется новая обширная биография Толстого, из которой напечатаны два первые тома: «Толстой в молодости», изд. Толстовского музея, М. 1927 (охватывает период жизни Толстого до 1862 г.) и «Толстой в расцвете художественного гения», изд. то же, М. 1928 (жизнь Толстого с 1862 по 1877 г.).

Н. Н. Гусев, по инициативе В. Г. Черткова и с согласия А. Л. Толстой, поселился 26 сентября 1907 г. в доме А. Л. Толстой в ее усадьбе Телятинках, с тем, чтобы, во-первых, помогать Толстому в его работах, особенно в переписке, и во-вторых, поддерживать идейную связь с местной крестьянской молодежью, установленную В. Г. Чертковым во время его пребывания в Ясенках летом 1907 г. С этой молодежью Гусев вел беседы в толстовском духе. Об этом был сделан донос, и 22 октября 1907 г. Гусев был арестован и препровожден на становую квартиру, а оттуда — в Крапивенскую тюрьму.

190. 742. Новичков. — О Гаврииле Александровиче Новичкове см. прим. 185.

191. 742. Лиза — Елизавета Валерьяновна Оболенская (1852—1935), племянница Толстого, дочь его сестры Марии Николаевны Толстой. См. т. 50.

192. 742. Олсуфьев — Гр. Дмитрий Адамович Олсуфьев (р. 1862 г.), сын старых знакомых Толстого, Адама Васильевича и Анны Михайловны Олсуфьевых. Земский деятель Саратовской и Московской губерний, член Государственного совета. Толстой изредка обращался к Д. А. Олсуфьеву с просьбой содействовать облегчению положения тех или других лиц, преследуемых правительством (см. ниже, прим. 215). В настоящее время белый эмигрант.

193. 742. Варя — Варвара Валерьяновна Нагорнова (р. 8 января 1850 г., ум. 12 августа 1921 г.), племянница Толстого, дочь его сестры Марии Николаевны Толстой. См. т. 49, прим. к записи Дневника от 7 марта 1884 г.

194. 742—3. Наташа — Наталья Леонидовна Абрикосова (р. 10 августа 1881 г.), дочь Е. В. Оболенской (см. прим. 191), с 16 февраля 1905 г. жена единомышленника Толстого Хрисанфа Николаевича Абрикосова.

195. 762. Кудрин — Андрей Иванович Кудрин (1884—1916), крестьянин села Патровки Бузулукского у. Самарской губ. Происходил из молоканской семьи. Под влиянием А. М. Добролюбова отказался от военной службы на призыве 1905 г. 28 ноября 1906 г. был приговорен Киевским военно-окружным судом к пяти годам исправительных арестантских отделений. Был освобожден досрочно в сентябре 1910 г. Рассказ А. И. Кудрина о своем отказе от воинской повинности, записанный В. Ф. Булгаковым, напечатан в журнале «Истинная свобода» 1920, 3, стр. 9—17. Там же (стр. 17—19) «Воспоминания о Кудрине ротного командира» Л. Кобранова. Переписка Толстого с А. И. Кудриным началась в 1906 г.

196. 762. Куртыш. — Иван Маркович Куртыш (ум. 20 марта 1911 г.), крестьянин Бендерского у. Бессарабской губ., молдаванин. До 15 лет крестьянствовал с отцом, потом поступил в монастырь. Под влиянием А. И. Иконникова (см. прим. 181) отказался от военной службы в 1906 г., уже будучи солдатом. Толстой узнал об его отказе в сентябре 1906 г. из письма к нему И. Ф. Наживина. Куртыш был присужден сначала к отдаче в дисциплинарный батальон, затем Варшавским военным судом к четырем годам заключения в исправительных арестантских отделениях. Отбывал свой срок в Варшаве, и здесь вследствие работы в ткацких мастерских в пыльной атмосфере у него сделалась чахотка. Будучи освобожден в феврале 1911 г., поехал из Варшавы на родину, но дорогой захворал, лег в городскую больницу в Кишиневе, где и умер. Толстой переписывался с И. М. Куртышом с 1907 г. Эти письма Толстого напечатаны, с комментариями К. С. Шохор-Троцкого, в «Толстовском ежегоднике 1913 года», изд. Общества Толстовского музея в С. Петербурге и Толстовского общества в Москве, отдел «Письма Л. Н. Толстого», стр. 141—144.

8 ноября. Стр. 76—78.

197. 7616. б[ыл] в Крапивне. — Крапивна — в то время уездный город Тульской губернии, в уезде которого находилась Ясная поляна на расстоянии около тридцати верст.

198. 7616. у Гусева. — Просидев четыре дня на становой квартире, H. Н. Гусев 25 октября 1907 г. был переведен в крапивенскую тюрьму, где его и посетил Толстой 4 ноября. Привез ему теплую фуфайку, несколько пар теплых чулок, яблок, письма, деньги. Льву Николаевичу пришлось долго ожидать смотрителя перед воротами тюрьмы, затем дожидаться еще полчаса, пока привели Гусева в комнату для свидания. Дожидаясь Гусева, Толстой не упустил случая поговорить со старшим тюремным надзирателем о безнравственности его службы. См. Н. Н. Гусев, «Два года с Л. Н. Толстым», изд. Толстовского музея, М. 1928, стр. 41.

199. 7617. Хочется писать об этом. — Замысел не был осуществлен Толстым. 8 ноября 1907 г. Толстой писал Д. А. Олсуфьеву: «Я третьего дня был у него и видел этого милого, кроткого, доброго, чуткого молодого человека в ужасном Крапивенском мертвом доме, среди воров и убийц — и за мою вину, мне было ужасно тяжело. Событие это и посещение Гусева вызвало во мне целый ряд очень волнующих меня и кажущихся мне очень важными мыслей, которые, если Бог велит, собираюсь высказать».

200. 7618. драму о Булыгине сыне. — Отправившись навестить H. Н. Гусева, Толстой заехал к своему единомышленнику Михаилу Васильевичу Булыгину (р. 16 августа 1863 г., воспитанник Пажеского корпуса, бывший офицер гвардии, оставивший службу под влиянием взглядов Толстого, с которым познакомился в 1886 г.). Имение М. В. Булыгина Хатунка (в 1909 г. — 95 десятин) находилось в пятнадцати верстах от Ясной поляны. До Хатунки Толстой доехал верхом, а оттуда вместе с М. В. Булыгиным поехал в Крапивну на санях. На обратном пути Толстой переночевал у Булыгиных и видел их жизнь. Сын М. В. Булыгина, Сергей Михайлович (р. 1889 г.), выйдя, не кончив курса, из сельско-хозяйственного училища, работал земледельческую работу в имении отца. Ему предстоял отказ от военной службы, в чем родители ему сочувствовали. Впоследствии С. М. Булыгин пошел дальше своего отца: ему уже было тяжело работать на земле, принадлежавшей отцу, и он вел скитальческий образ жизни, занимаясь физическим трудом. В 1910 г. отказался от военной службы; в 1916 г. за распространение воззваний против войны был присужден к лишению всех прав состояния и ссылке в Сибирь на поселение без срока.

Полагаем, что в драме «о Булыгине сыне» Толстой имел в виду художественно изобразить тип С. М. Булыгина. Замысел этот остался не осуществленным.

201. 7619. Соломко. — Илларион Григорьевич Соломка (р. 1873 г.), депутат Первой государственной думы от Курской губ., крестьянин, принадлежал к партии трудовиков. Неоднократно подвергался правительственным репрессиям.

202. 7620. Широков. — Сведений о Широкове не имеется. Повидимому, к нему относятся следующие строки из «Яснополянских записок» Д. П. Маковицкого от 7 ноября 1907 г.: «Утром был господин из Петербурга, умный, много читавший; приезжал поговорить со Львом Николаевичем о житейских делах. В разговоре со Львом Николаевичем был резкий, неприятный; Лев Николаевич ему тоже резко отвечал. Он уехал было, но днем вернулся из Тулы, чтобы еще раз поговорить со Львом Николаевичем, и обоим было радостно».

203. 7710. Вчера, записывая. — Слово «вчера» в данной записи не означает дня, предшествующего записыванию Дневника, т. е. 7 ноября 1907 г., так как запись эта переписана из записной книжки, где имеется эта фраза. См. стр. 264.

204. 7729. Христианство Константина. — Константин I Великий (274—337) — император римский, объявивший христианство государственной религией.

22 ноября. Стр. 78—81.

205. 7813—14. умиленно думал и чувствовал об Андрюше и написал ему письмо. — 17 ноября 1907 г. в Ясной поляне была получена телеграмма от Андрея Львовича Толстого о том, что он женился (на второй жене) и счастлив. 22 ноября Толстой написал сыну письмо, в котором говорил, что не позволяет себе осуждать его и его вторую жену (за оставление ими обоими своих прежних семей) и думает, что им обоим тяжело, и ему хочется помочь им. Поэтому он советует им приехать, чтобы «разорвать лед». «Я чувствую необходимость видеть вас и установить добрые отношения, — писал Лев Николаевич. — Та холодность, которая образовалась между нами, сначала была мне безразлична, странна, потом становилась всё более и более неприятна, тяжела и дошла до того, что стала мучительна». Письмо напечатано в «Юбилейном сборнике» «Лев Николаевич Толстой», под редакцией H. Н. Гусева, Гиз, 1929, стр. 80.

206. 7815. план своей статьи. — О плане какой именно статьи говорит Толстой, остается неизвестным. Не исключена возможность, что это была статья, вызванная посещением Гусева в Крапивенской тюрьме (см. прим. 199).

207. 816. отдел: «Суеверие личности» — Толстой поместил в «Новый круг чтения» («На каждый день»), который он тогда составлял. При дальнейшей переработке произведения отдел этот был назван «Самоотречение».

208. 818. слова о любви — из «Первого соборного послания» Иоанна Богослова (гл. 4, ст. 16, 12, 20, 7—8) были включены Толстым в составленную им для себя «молитву», которую он ежедневно повторял по утрам. См. его письмо к В. К. Заволокину от 3 января 1901 г., т. 73.

209. 825. Сютаев. — Василий Кириллович Сютаев (ум. летом 1892 г. в возрасте около 73 лет) — крестьянин Тверской губ., Новоторжского у., деревни Шевелино, христианский социалист. В октябре 1881 г. Толстой посетил его в его деревне; позднее Сютаев посещал Толстого в Москве. Толстой всегда отзывался о Сютаеве с глубоким уважением и признавал его влияние на себя. Отзывы Толстого о Сютаеве см. в его Дневнике 1881 г. (т. 49), в письме к В. И. Алексееву в ноябре того же года, в письме к М. А. Энгельгардту в декабре 1882 г. (т. 63), в статье «Так что же нам делать?» гл. XIV (т. 25), в книге H. Н. Гусева: «Два года с Л. Н. Толстым», изд. Толстовского музея, М. 1912, стр. 229 (запись от 12 декабря 1908 г.) и стр. 300 (запись от 13 июля 1909 г.). О самом Сютаеве см.: А. С. Пругавин, «Сютаевцы», изд. В. И. Яковенко, Спб. 1910; В. В. Рахманов, «Крестьянин коммунист» — «Минувшие годы» 1908, 8, стр. 250—260; Петр Гастев, «Воспоминания о В. К. Сютаеве» — «Вегетарианское обозрение» 1912, 1, стр. 24—28; 2, стр. 66—72; Константин Шохор-Троцкий, «Сютаев и Бондарев» — «Толстовский ежегодник 1913 года», изд. Общества Толстовского музея в С. Петербурге и Толстовского общества в Москве, отдел «Статьи и материалы», стр. 3—52; С. Шестериков, «Заметка Лескова о Сютаеве» — «Лев Николаевич Толстой. Юбилейный сборник». Собрал и приготовил к печати H. Н. Гусев, Гиз, 1929, стр. 329—331. См. также т. 49, прим. к записи Дневника от 22 июля 1881 г.

210. 8225. Сережа — старший сын Толстого Сергей Львович (р. 28 июня 1863 г.). См. т. 48, прим. к записи Дневника от 16 ноября 1864 г.

211. 8226. Маша — вторая жена (с 30 июня 1906 г.) Сергея Львовича Толстого, Мария Николаевна, рожд. гр. Зубова (р. 5 августа 1867 г.), дочь гр. Николая Николаевича Зубова и гр. Александры Васильевны Олсуфьевой.

16 декабря. Стр. 82—86.

212. 8227. 29 ноября упал с лошади, зашиб руку. — Падение с лошади произошло не 29 ноября, как записал Толстой, а 30-го. В то время, как он совершал свою обычную предобеденную прогулку, лошадь, на которой он ехал, провалилась передней ногой до колена в замерзшую колею и повалилась на левый бок. Лев Николаевич упал через голову лошади. Удар был настолько силен, что в первый момент ему показалось, что он не встанет. Проезжали мимо знакомые яснополянские крестьяне, Толстой закричал им, и они довезли его домой. Левая рука оказалась вывихнутой в плечевом суставе.

213. 835—6. Переписаны только три, — Подразумевается: отдела (нового «Круга чтения»).

214. 838—9. «Радуйся, если тебя ругают». — Слова: «радуйся, если тебя ругают» входили в состав той «молитвы», которую Толстой ежедневно читал по утрам. См. его письмо к В. К. Заволокину от 3-го января 1901 г., т. 73.

215. 8310. Гусева все не выпускают. — Толстой очень тяжело переносил арест H. H. Гусева и употреблял все меры к его освобождению. 1 ноября 1907 г. он ездил к тульскому губернатору по его делу; 8 ноября написал письмо Д. А. Олсуфьеву, прося его обратиться к министру внутренних дел Столыпину с просьбой освободить Гусева. 2 ноября 1907 г. Толстой писал В. Г. Черткову: «Прежде, чем отвечать, скажу о том, что теперь для меня важнее всего: заключение в тюрьму милого, дорогого друга Гусева. Случилось это около двух недель тому назад: становой арестовал его и сделал обыск. Поместили его при становой квартире у Звегинцевой. Я два раза был у него и расспрашивал станового, по какому поводу. Он сказал мне, что он ругал царя. Я сказал, что это невозможно. Тогда он пошел куда-то и принес мне брошюру «Обновления» — «Единое на потребу» и на 2-й и 3-й странице корректурные выноски и неприятные слова об Александре III и Николае II. [У Гусева при обыске была отобрана статья Толстого «Единое на потребу», выпущенная петербургским книгоиздательством «Обновление», с пропуском резких мест об Александре III и Николае II. Гусев вписал на полях брошюры эти выпущенные места, списав их из полного издания той же статьи, выпущенного издательством В. Г. Черткова «Свободное слово».] Я совсем забыл про то, что это мои слова, и пошел к Гусеву: «Зачем вы написали это?» — Да это ваши слова. — И я понял, и стало стыдно и больно. Я просил тщетно станового освободить Н[иколая] Николаевича]. Но он не согласился, вероятно не мог, и на другой день я уж не застал его. Его увезли в Крапивну, в тюрьму. Вчера я ездил в Тулу к губернатору. Губернатора нет, а правит должность Лопухин. Умный, сметливый, комильфотный человек, делающий карьеру. Я много говорил ему. Ужасно дурно то, что с их точки зрения Гусев — опасный революционер, за деньги (он несколько раз упомянул это за деньги) распространяет среди народа самое опасное учение. Я постарался разъяснить ему несправедливость, недобросовестность такого понимания, — то, что Христа распяли за то, что он не велел платить подати. Никто не говорил о том, что Христос учил любви к Богу и ближнему и только на вопросы о том, можно ли платить подати и т. п., отвечал отрицанием. Точно то же делают и теперь с учениками Христа. И эта недобросовестность mе met hors de moi [выводит меня из себя]. Я разъяснил ему, что мог, то, что Гусев оставлен Чертковым, главное, для помощи мне и общения с молодыми людьми, отставшими от революции, и что он делает это для себя, а не за деньги... А деньги ему дает Ч[ертков], которому дорог я и мое время и сделанные им друзья. Оказалось, что дело это находится у жандарма, и Лопухин желает высвободить его (дело) от жандармов и помочь Гусеву. О том, что слова из «Единого на потребу», которые в особенности вменяют в вину Гусеву, ни Лопухин, ни жандармы не знали, что они принадлежат не Гусеву, и что он только включил их по полному изданию. Я вчера же послал Лопухину обе брошюры: Лондонскую и Петербургскую с отмеченными красным карандашом местами. Не знаю, что будет. Если не скоро освободят — напишу Столыпину. Нынче получил от Николая Николаевича письмецо, которое прилагаю. Очень болею за него и за свою вину. Век живи, век учись. Я это больно испытываю. Писал я давно уже (дней 5) письмо Николаю Николаевичу, но, судя по его письму, ему не дали моего. Думаю на-днях съездить к нему. Знаю, как и вам больно будет это известие, но постараемся воспользоваться поучением».

Затем 17 ноября ему же:

«Я был у Гусева — кажется, писал вам об этом — и очень мне страшно за него. Я пишу ему, но от него получил только одно письмецо. Он такой хороший, но такой еще не сильный (мне думается). Не сверх ли сил испытание? Впрочем Бог знает, хотел сказать: что делает, но лучше сказать: что сделал».

24 ноября: «От Гусева нынче получил первое прекрасное такое письмо, что, не дочтя до половины, расплакался от радостного умиления. Нынче же к нему поехал Душан [Д. П. Маковицкий.] Когда он вернется, попрошу его написать вам... Посылаю вам письмо Гусева».

216. 8310—11. давно, с 22, обещали и в Туле и в Петербурге — выпустить Н. Н. Гусева. 25 ноября Гусева посетил Д. П. Маковицкий, и начальник тюрьмы почему-то сказал ему, что Гусева должны выпустить 27 ноября. Еще ранее этого Толстой получил письмо от Д. А. Олсуфьева от 19 ноября, в котором Олсуфьев писал: «Только вчера мог хорошо повидать П. А. Столыпина, т. е. я обедал у него, и после обеда имел более или менее продолжительный t?te ? t?te [разговор один-на-один], передал ему вашу книжечку с надписью, говорил и читал ваше письмо о Гусеве, передал прошение на имя государя от Лисицына (то, что я получил от Кузминского). [Толстой написал прошение крестьянскому парню Лисицыну, который был присужден к 1 году крепости за то, что в пьяном виде обругал царя словами: «Николка пьяница, рыжий дурак, синие штаны». Это прошение Толстой 15 октября 1907 г. через Т. А. Кузминскую послал ее мужу сенатору А. М. Кузминскому с тем, чтобы он передал его через Д. А. Олсуфьева Столыпину.] Видимо, ему было очень приятно получить ваши строки, в особенности в те дни, когда Столыпин находится под угнетающим впечатлением оскорбления Родичева (в Думе). Он обещал сделать, что возможно, для обоих. Так и поручил мне вам написать. В моей оценке тона его речи и слов это значит, что оба обвиняемые будут освобождены. Думаю, что я не ошибаюсь. О Гусеве Столыпин уже ранее был уведомлен тульским губернатором. Узнав из донесения губернатора, что дело Гусева связано в известном отношении с вашим именем, Столыпин тогда же написал губернатору, чтобы дело это «затушить», так что Столыпин думает, что Гусев в настоящее время уже освобожден».

9 декабря Толстой писал В. Г. Черткову: «Всегда мне милого, но теперь особенно дорогого мне Гусева всё не выпускают. Последнее письмо от него получил от 1-го декабря. Пишет много и прекрасно о твердом и радостном, потому что духовном, состоянии. Попрошу послать вам это удивительное его письмо, но вы возвратите. Но о своем деле ничего не пишет. Когда Душан был у него, ему было объявлено, что его отпустят 24-го, а он всё сидит».

11 декабря Толстой разговаривал по телефону с тульским вице-губернатором Лопухиным об освобождении Гусева. Лопухин сказал, что он на другой день едет в Петербург и переговорит со Столыпиным.

12 декабря С. А. Толстая писала мужу из Москвы (куда уехала 11 декабря): «Когда я села в Засеке в вагон, в маленьком купэ оказался жандармский офицер, в руках которого дело Гусева. Оно перешло к нему по болезни другого офицера, и повидимому эта болезнь задержала выпуск Гусева. Началось мое знакомство с жандармом с того, что я спросила его, едет ли он только до Тулы. И когда получила утвердительный ответ, то села в маленький купэ и разговорилась с ним; очень я убедительно его просила скорее выпустить Гусева; и он сказал с какой-то улыбочкой: «Дня через три, четыре — выпустим».

217. 8330. Пора человеку узнать себе цену. — Выражение кажется навеянным выдержкой из Эмерсона, помещенной в «Круге чтения» (25 октября, 5) и начинающейся словами: «Пора бы, наконец, человеку узнать себе цену».

218. 8419. Дицгену. — Иосиф Дицген (1828—1888) — немецкий философ материалист и социалист, рабочий кожевник, автор книг: «Сущность головной работы человека» (1869), «Экскурсии социалиста в область теории познания» (1886); «Аквизит философии» (1887), «Против идеализма и поповщины» и др. Маркс, прочитав присланную ему в рукописи книгу Дицгена, писал Кугельману, что «несмотря на некоторую путаницу и слишком частые повторения, она содержит в себе много превосходных и — как продукт самостоятельного мышления рабочего — достойных изумления мыслей». Энгельс отзывался о Дицгене, как о «пролетарском философе». Ленин посвятил Дицгену статью: «К 25-летию смерти Иосифа Дицгена» («Собрание сочинений», т. 12, ч. 2, М. 1924), в которой придавал большое значение тому, что Дицген «особенно напирал на исторические изменения материализма, на диалектический характер материализма, т. е. на необходимость стоять на точке зрения развития, понимать относительность каждого человеческого познания, понимать всестороннюю связь и взаимозависимость всех явлений мира, доводить материализм естественно-исторический до материалистического взгляда на историю».

Упоминание в Дневнике Толстого имен Маркса, Энгельса, Фейербаха и Дицгена вызвано тем, что 9 декабря он прочел в журнале «Современный мир» (1907, 11) статью Ник. Андреева «Диалектический материализм и философия Иосифа Дицгена».

30 декабря. Стр. 86—87.

219. 8622—23. Гусева выпустили.—H. Н. Гусев был освобожден 20 декабря 1907 г., и «дело» его было прекращено, после чего он поселился уже не в усадьбе A. Л. Толстой в Телятинках, а в яснополянском доме.

220. 8624—25. письмо Молочникова к Столыпину. — Владимир Айфалович Молочников (р. 2 декабря 1871 г., ум. в октябре 1936 г.) — единомышленник Толстого, еврей, слесарь, проживавший в Новгороде. Состоял в переписке с Толстым с 1906 г., впервые посетил Ясную поляну 31 декабря 1907 г. Убежденный пропагандист толстовских взглядов, за что неоднократно терпел преследования. 7 мая 1908 г. был присужден Петербургской судебной палатой к одному году заключения в крепости за хранение и распространение запрещенных статей Толстого, после чего Лев Николаевич написал статью [«По поводу приговора по делу Молочникова»] (см. т. 37). В 1910 г. был арестован за возбуждение молодых солдат С. И. Смирнова и А. Н. Соловьева к отказу от военной службы и за то, что хранил, с целью распространения, запрещенные статьи Толстого. По этому делу особым присутствием Петербургской судебной палаты, заседавшим в Новгороде 9 сентября 1910 г., был оправдан. В 1913 г. просидел один месяц за статью «Три года» (со смерти Толстого), помещенную в местной газете «Волховский листок». В 1916 г. просидел три месяца за перехваченное письмо к солдату В. Лосикову — против войны и военной службы. Толстой очень любил В. А. Молочникова, что и отразилось в его многочисленных (более сорока) письмах к Молочникову за 1906—1910 гг. Воспоминания В. А. Молочникова об его свиданиях с Толстым напечатаны в книге «Толстой и о Толстом», сборник третий, редакция H. Н. Гусева и B. Г. Черткова, изд. Толстовского музея, М. 1927, стр. 55—128, под заглавием: «Свет и тени (Воспоминания о моем приближении к Толстому)», в журнале «Жизнь для всех» 1911, 5, столб. 581—599, под заглавием «С Л. Н. Толстым в Крекшине», и в том же журнале под заглавием «Сутки с Л. Н. Толстым» 1910, 8—9, столб. 161—167. В первой из этих статей опубликованы и письма Толстого к Молочникову зa 1906—1909 гг. Несколько писем Толстого к Молочникову за 1910 год были напечатаны в журнале «Жизнь для всех» 1910, 7, стр. 131—136. В. А. Молочников устроил в своем доме в Новгороде «Толстовский уголок», где была открыта большая библиотека книг Толстого и о Толстом и собраны художественные произведения, изображающие Толстого.

В. А. Молочников в декабре 1907 г. отправил премьер-министру П. А. Столыпину письмо, в котором между прочим писал: «Стремиться вам нужно не к победе над революционерами, а к победе сердца народного. Чему быть, того не миновать. Что должно совершиться, — совершится. При злой, неразумной воле вы, с риском для себя, можете на очень короткое время задержать процесс событий; но при добром желании пойти навстречу народным нуждам существующее правительство могло бы сделать много хорошего.

«Петр Аркадьевич! Сделайте над собой усилие и проснитесь. Загляните поглубже в свою душу, и вы найдете скоро ответ на вопрос — что вам делать. Свое положение вы всё-таки могли бы использовать — к добру.

«Я понимаю, как смешны могут показаться вам мои непрошенные советы вам, видевшему виды, пережившему три перемены народного представительства. Но обратиться к вам с добрым советом я всё-таки позволю себе, так как в настоящем случае мною руководит не вражда к вам и не тщеславие, а самое искреннее желание добра во имя Высшей Воли, от которой мы всегда зависим.

«Раньше всего вам нужно остановиться на некоторое время и одуматься. Потом вам нужно съездить к Толстому, пока он жив, и посоветоваться, с чего начать и что делать. Узнав — что делать, вам нужно употребить всё свое влияние на царя и внушить ему неизбежность, необходимость и радостность нового великого дела, которое выпало ему на долю.

«При всем этом вам необходимо забыть то, что вас могут удалить от дела; в том виде, в котором требуют его исполнения, оно — только зло. И главное, не думать о том впечатлении, какое ваша деятельность произведет на людей. Повинуясь голосу чистой совести, вам нужно делать то дело, которое она от вас требует, и первым делом перестать участвовать в убийствах.

«Я слышал, что Л. Н. Толстой писал вам о необходимости проведения земельной реформы по теории Генри Джорджа. Я лично глубоко уверен, что эта реформа произойдет в первую голову теперешней революции. Но при добром желании правительства дело это может быть сделано законодательным путем, следовательно, без лишних трений, страданий. Реформа эта будет тем хороша, что она устроит весь хозяйственный механизм страны без всякой ломки сложившихся форм крестьянского хозяйства. Устроит не на короткое время, а навсегда, ибо она — эта реформа — устранит существующее теперь во всех странах нарушение естественных прав человека на кормилицу-землю.

«Реформой этой (проведенной на первых порах хотя бы частично) правительство развяжет себе руки, так как народ очень скоро почувствует удовлетворение. Удовлетворение нравственное почувствуют, несомненно, и лица, составляющие правительство. И сознание исполненного долга перед совестью наполнит ваше сердце прочной радостью и послужит вам искуплением за большие грехи.

«Нужно ли будет оставаться при власти правительству, или не в далеком будущем придется ему ликвидировать свои дела — этот вопрос вам можно обходить пока: это дело истории народа и не от отдельных людей зависит. Вам же можно и должно прийти на помощь тому большому делу, которое стоит на очереди».

221. 8625. Написал об этом Олсуфьеву. — 31 декабря 1907 г. Толстой писал Д. А. Олсуфьеву: «Нынче получил от одного знакомого мне только по письмам, но с самой лучшей стороны, из Новгорода, некоего Молочникова копию с его письма к П. А. Столыпину. Письмо очень хорошее и очень тронуло меня. Мне всей душой стало жалко Столыпина за ту наверно мучительную для него деятельность, в которую он, как это всегда бывает, незаметно был втянут. Помоги ему Бог для себя, для своей души освободиться от нее».

222. 8627. поверяю отделы. — «Отделами» Толстой называл предисловие к новому «Кругу чтения» («На каждый день»), в котором он излагал всё свое мировоззрение, разбив это изложение на отделы. См. прим. 155.

223. 8629. спорил с Cep[eжей] о науке. — Спор Толстого о науке с сыном Сергеем Львовичем, происходивший 27 декабря 1907 г., в дневнике H. Н. Гусева «Два года с Л. Н. Толстым», изд. Толстовского музея, М. 1928, стр. 47, записан следующим образом:

«Вечером Сергей Львович приводил из исследования К. Качоровского «Русская община» (2-е изд. 1906 г.) данные о том, где, как и когда возникла в России община, где она укоренилась и где исчезла, и какие причины способствовали ее развитию или ослаблению. Лев Николаевич слушал с видимым раздражением и нетерпением и, не дослушав до конца, воскликнул:

— Это отвратительно! Как может взрослый человек серьезно интересоваться этим? Важно то, почему люди соединялись в общины! Двигатель был духовный: у меня земли много, а у него мало, нужно сравнять. Причем тут восток, запад? Это всё равно, что сказать, что Толстой оставил писать романы потому, что родился на северо-востоке. Вот уж правду сказал Лао-Тзе, что умные не бывают учены, ученые не бывают умны. Как прежде губила церковь, так теперь губит наука. Горшок за ним выносят, его кормят, всё у него есть, вот он и пишет исследования о пустяках. Думает, что если он знает, какие на солнце пятна, то он всё знает, а он не знает самого главного: чем движется жизнь.

«Чем дальше, тем больше волновался Лев Николаевич, говоря это. Последние слова он говорил уже с плачем в голосе, быстро ушел к себе и затворил дверь».

2 февраля 1907.

1203. 822—23. он страдает завистью ко мне, переходящей в ненависть. —13 марта 1903 г. Толстой записал в своем Дневнике: «Второй раз встречаю в жизни незаслуженную, ничем не вызванную ненависть от людей только за то, что им хочется иметь такую же репутацию, как моя. Они начинают любить, потом хотят быть тем, что любят, но то, что они любят, не они, и мешает им быть таким же, и они начинают ненавидеть: М., Л.» (т. 54, стр. 162), Буквой «М.» в этой записи обозначен Д. С. Мережковский, буквой «Л.» — Лева (Л. Л. Толстой). В Записной книжке 1907 г. (см. стр. 239) Толстой характеризует мировоззрение Льва Львовича словами: «личное сочинителя гениального» (т. е. считающего себя таковым). 3 декабря 1901 г. О. К. Толстая писала из Гаспры, где в то время находился тяжело больной Лев Николаевич, в Англию своей сестре А. К. Чертковой: «Он (Л. Л. Толстой) говорил как-то, что его слава превзойдет славу отца. Умора!» (Архив В. Г. Черткова).

30 апреля 1907.

1204. 2811—15. Есть такое миросозерцание..... всех удивить. — Кратко характеризованные в этих словах различные миросозерцания принадлежали семейным Толстого. См. запись в Записной книжке 1907 г., стр. 239.

1205. 2817—31 Бедные испытывают..... прихотей богатых. — В дневнике Н. Н. Гусева «Два года с Л. Н. Толстым» (изд. Толстовского музея, М. 1928, стр. 30) под 7 октября 1907 г. записаны следующие слова Толстого: «Почему богатым хуже, чем бедным? Потому что бедные удовлетворяют своим потребностям, a богатые — удовольствиям. Первое радостнее, чем второе.

20 июля 1907.

1206. 4424. бездна посетителей. О бывших у Толстого с 1 по 20 мюля 1907 г. посетителях см. его записи в Записной книжке, стр. 201—204. Кроме указанных в них лиц, по «Ежедневнику» С. А. Толстой в Ясной поляне за это время бывали: C. Д. и Л. Д. Николаевы, семья М. Л. Толстого, М. И. Разумникова, М. С. Сухотин, В, В. Оболенская, тульская знакомая Толстых Н. П. Иванова.

26 сентября 1907.

1207. 6825—26. горячий и пото[му] опасный. — «Опасный» в данном случае Толстой употребил в смысле — неустойчивый, ненадежный.

10 октября 1907.

1208. 7119—21. пишет исследование..... о происхождении слова «куколь». — Слово «куколь» с ударением на «у» является названием сорной травы, встречающейся во ржи; в народе эта трава называется также — чернуха, головня. То же слово с ударением на «о» имеет значение: накидка, колпак, пришитый к вороту одежды, башлык, наголовник. (По «Толковому словарю живого великорусского языка» В. Даля.)

Сноски

1. Зачеркнуто: вчера

2. Переделано из: самой; далее зачеркнуто: смер[тью]

3. Зачеркнуто: Шопенг[ауэра]

4. Зачеркнуто: тоже скажетъ

5. Зачеркнуто: нужные

6. Написано: на этомъ ли; далее зачеркнуто: осно[вано]

7. Зачеркнуто: вели[кая]

8. Зачеркнуто: Часто

9. Зачеркнуто: и

10. Слово скорее вписано над строкой.

11. Зачеркнуто: фи[ктивнаго?]

12. Зачеркнуто: отреченiи отъ себя и перенес[енiи]

13. Зачеркнуто: своемъ

14. Слова: и я бы... существъ вписаны над строкой.

15. Зачеркнуто: въ последнюю

16. Зачеркнуто: И эти

17. Написано: эфемерида

18. Написано: рождающаяся

19. Зачеркнуто: въ одинъ день

20. Написано: умирающая

21. Зачеркнуто: себ[я]

22. Слова: я вижу... себя вписаны над строкой.

23. Зачеркнуто: во всю

24. Написано: части

25. Это предложение вписано над строкой.

26. Слово уметь вписано над строкой.

27. Над словом господъ надписано: бо[гатыхъ]

28. Зачеркнуто: ихъ и[мущество]

29. Слово господа вписано над строкой

30. Слова: или работается кирпичъ вписаны над строкой.

31. Слово еще вписано над строкой

32. Зачеркнуто: где надо оста[новиться]

33. Переделано из: эта; далее зачеркнуто: мысль

34. Предложение: Устройство... над другомъ вписано над строкой.

35. Слово право вписано над строкой.

36. Слова: данное некоторыми вписаны над строкой.

37. Слова: и совершать... надъ другомъ вписаны над строкой.

38. Зачеркнуто: число насилующихъ

39. Зачеркнуто: высшее свойство людей, руководящее ихъ жизнью, есть ихъ разумъ и что поэтому единенiе, общенiе ихъ между собою должно быть объусловлено разумомъ, общенiе же ихъ

40. Слова: когда люди руководятся однимъ инстинктомъ вписаны над строкой рукою А. Л. Толстой. Это исправление так же, как и следующее, было сделано Толстым в машинописной копии Дневника, откуда А. Л. Толстой было перенесено в подлинник.

41. Слова: чемъ больше получаетъ значенiя разумъ, вставлены над строкой рукою А. Л. Толстой взамен зачеркнутых ею же: руководясь этими двумя взаимно исключающими другъ друга началами

42. Предложение: Они готовы... и религiи вписано над строкой.

43. Зачеркнуто: разу[мныя]

44. Слова: чемъ Еврейство вписаны над строкой.

45. Зачеркнуто: самое высоко[е]

46. Зачеркнуто: лю[бiе]

47. Цифры: 6, 7, 8, 10, 11, 14, 15, 19, 20, 21, 22, 23 и 24 в рукописи подчеркнуты.

48. Зачеркнуто: во 1-хъ

49. Слова: всегда не точными... не полными вписаны над строкой.

50. Слова: Записано такъ вписаны над строкой.

51. Слово безпредельное вписано над строкой.

52. Зачеркнуто: жизнь наша ограничена и потому мы

53. Слово ограниченныя вписано над строкой.

54. Слово всего вписано над строкой.

55. Зачеркнуто: нео[граниченное]

56. Переправлено из: своимъ отдельнымъ; далее зачеркнуто: существомъ

57. Далее вымарано: Для того чтобы это б[ыло] возможно нужно движенiе во времени и тело въ пр[остранстве]

58. Слова: часто искренно вписаны над строкой.

59. Переправлено из: доброму бедному

60. Слова: почти всегда вписаны над строкой.

61. Переправлено из: завидно

62. Написано: досадно по согласованию с бывшим ранее и затем исправленным: доброму бедному

63. Зачеркнуто: лю[бить]

64. Зачеркнуто: и всегда

65. Зачеркнуто: злоб[а]

66. Зачеркнуто: сознанiя

67. Зачеркнуто: нашему теперешнему сознанiю ея

68. Зачеркнуто: равновесiе

69. Слово начало вписано над строкой.

70. Зачеркнуто: до <моего> пробужденiя моего сознанiя, что было когд[а]

71. Заключенное в скобки в подлиннике отчеркнуто.

72. Слова: такъ называемой вписаны над строкой.

73. [Назарянин, великий развратитель человечества.]

74. Зачеркнуто: есть единственно истинно существующее. Прошедшее и будущее — иллюзiя. Прошедшее

75. Зачеркнуто: иногда

76. Слово истинно вписано над строкой.

77. Зачеркнуто: сознаю,

78. Переделано из: телесномъ пространственномъ и временномъ; далее зачеркнуто: существе

79. Написано: сухо. Зачеркнуто: (дурно) 9)

80. Переправлено из: Народъ

81. Слова: отберутъ то, что ему нужно, и темъ вписаны над строкой.

82. Зачеркнуто: гру[бо]

83. Слово сначала вписано над строкой.

84. Слово истинная вписано над строкой.

85. В подлиннике описка: менее

86. [человек в состоянии греха]

87. [искупление.]

88. [собрание верующих, по церковному пониманию — церковь]

89. [Я понимаю, что хочу сказать.]

90. Зачеркнуто: сбли[жаетъ].

91. [Я понимаю то, что хочу сказать.]

92. Зачеркнуто: искать

93. Абзац редактора.

94. [я]

95. Зачеркнуто: ест[ь]

96. Зачеркнуто: романовъ

97. Зачеркнуто: выте[кающаго]

98. Зачеркнуто: съ темъ о чемъ составл[яется]

99. Зачеркнуто: понимающ[ихъ]

100. Зачеркнуто: несовершенныхъ

101. Зачеркнуто: совершенныхъ

102. Зачеркнуто: Надо

103. Зачеркнуто: государств[а]

104. Слова: а время уничтожается пространствомъ вписаны над строкой.

105. Далее в подлиннике следует предложение: А время уничтожается пространствомъ, вписанное позднее автором выше в текст.

106. Слова: государственное устройство... надо или вписаны над строкой

107. Слова: въ государстве съ 100 мил. жителей вписаны над строкой Зачеркнуто: не

108. Зачеркнуто: 1/100 того что сделаетъ улучшенiе

109. Слова: и не признавать... душу вписаны над строкой.

110. Зачеркнуто: ближайшаго

111. Переделано из: все; далее зачеркнуто: эти пон[ятiя]

112. В подлиннике эта мысль ошибочно помечена цыфрою 8, почему и все дальнейшие мысли перенумерованы на единицу меньше, чем следовало.

113. Переделано из: съ; далее зачеркнуто: полнымъ

114. Слова: ученiе о доброй жизни вписаны над строкой.

115. Поставленное в скобки в подлиннике обведено чертой.

116. Вся запись от 28 мая 1907 г., до записи от 7 июня 1907 г., печатается по вложенной в Дневник сделанной А. Л. Толстой машинописной копии, без исправлений автора. Исправляем по подлиннику (Записная книжка 1907 г. № 3) неточности переписки.

117. [порочный круг.]

118. [порочный круг.]

119. Слово плотскаго вписано над строкой.

120. Слова: Жизнь не написаны химическим карандашом; дальнейшее написано опять чернилами.

121. Зачеркнуто: чувс[твующее]

122. Абзац редактора.

123. Зачеркнуто: к[оторая] борется съ старой, съ тою только разницей, что одними людьми

124. Зачеркнуто: цивилизацiю

125. Слово энергическихъ вписано над строкой.

126. В подлиннике: христiане. Исправлено на основании первоначальной записи той же мысли в записной книжке, см. стр. 244.

127. Зачеркнуто: людей.

128. Зачеркнуто: люд[ей]

129. Зачеркнуто: существованiя

130. Зачеркнуто: ис[тинная]

131. Переделано из: главная; далее зачеркнуто: радость

132. Слова: его радости вписаны над строкой.

133. Зачеркнуто: исключ[ительнаго]

134. [Великие мысли исходят из сердца.]

135. [великие мысли исходят]

136. [из сердца]

137. Далее в подлиннике написано слово заснуть, повторенное в конце предложения.

138. Слово безсознательное вписано над строкой.

139. Слова: признавая... мiръ вписаны над строкой.

140. Зачеркнуто: <частица> частное

141. Зачеркнуто: Неполнота эта

142. Слова: мои предки вписаны над строкой.

143. Написано: пространстве

144. Написано: и въ пространстве

145. Слово ничтожество вписано над строкой.

146. Переделано из: все

147. Зачеркнуто: счастливы

148. Эта мысль в подлиннике ошибочно помечена цифрою 9; также и все дальнейшие мысли ошибочно помечены на единицу меньше, чем следовало.

149. Переделано из: законнаго

150. Зачеркнуто: Жиз[нь]

151. Слова: Прiездъ Тани... хорошiй вписаны над строкой.

152. Абзац редактора.

153. Слово тихаго вписано над строкой.

154. Зачеркнуто: Записать надо:

155. Слово пространствомъ вписано над строкой.

156. Зачеркнуто: пространствомъ и

157. Зачеркнуто: Пространство есть способность представлять себя однимъ и темъ же въ разное время. Время есть способность представлять себя однимъ и темъ же въ разномъ пространстве.

158. Слово всегда вписано над строкой.

159. Слово вечную вписано над строкой.

160. Зачеркнуто: не будешь верить въ <эт[у]> вечную земную жизнь

161. Слово здесь вписано над строкой.

162. Переделано из: все; далее зачеркнуто: рабство

163. Зачеркнуто: приб[лизиться]

164. Зачеркнуто: благод[енствiе]

165. Зачеркнуто: другими

166. Слова: и чувствуетъ себя вписаны над строкой.

167. Переделано из: частица; далее зачеркнуто: Всего и частица эта делается частицей п[отому] ч[то] ограничена пространствомъ и потому

168. Зачеркнуто: и ограничена временемъ и потому представляется движенiемъ. (Путано).

169. Зачеркнуто: 14)

170. Зачеркнуто: на работ[никахъ]

171. Мысль 17 ошибочно помечена цыфрою 16; также и все дальнейшие мысли помечены на единицу менее, чем следовало.

172. Зачеркнуто: проголодался

173. Зачеркнуто: гор[аздо]

174. Зачеркнуто: слова

175. Слова: знаетъ меня и вписаны над строкой.

176. Эта мысль, как и последующие, кончая 8-й, в подлиннике помечена цыфрою на одну единицу меньше, чем следовало.

177. Эта мысль, как и последующие, кончая 8-й, в подлиннике помечена цыфрою на одну единицу меньше, чем следовало.

178. Зачеркнуто: же[лательно]

179. Зачеркнуто: пра[во]

180. Зачеркнуто: не признаетъ ни

181. Слово каждому вписано над строкой.

182. Зачеркнуто: вспомнить

183. Мысль 9 в подлиннике ошибочно помечена цыфрою 7, почему и все дальнейшие мысли до конца записи этого числа помечены на две единицы меньшей цыфрой, чем следовало.

184. Ударение на дважды повторенном слове б?льшее поставлено автором.

185. Зачеркнуто: свою душу и не губить ее, и ни для Бога

186. Зачеркнуто: ни для Бога

187. Зачеркнуто: ка[заться]

188. [Сосредоточь только все силы на малейшую точку.]

189. Зачеркнуто: на ри[ге]

190. Абзац редактора.

191. Далее густо вымарано, повидимому, одно слово или начало слова.

192. [со всем блеском]

193. Зачеркнуто: Записать. 1)

194. Слова: Очень радостно написаны над словами: очень хорошо

195. Полусознаю, полу написано над строкой.

196. Слово всякiй вписано над строкой.

197. Переделано из: сказалъ; далее зачеркнуто: Хрис[тосъ]

198. Зачеркнуто: не для людей и

199. Дальнейшее до следующего абзаца, вписано в рукопись рукою А. Л. Толстой и исправлено автором.

200. Слова: на вопрос: зачемъ жить? вписаны над строкой рукой Толстого.

201. Зачеркнуто: даже

202. Зачеркнуто: быть успешны и заменено написанными рукою Толстого словами: доставить мне блага

203. Слово: потому вписано рукою Толстого.

204. Слово несуществованiе вписано рукою Толстого. Далее зачеркнуто: Для того чтобы

205. Зачеркнуто: мне надо неизбежно перенестись въ ту силу, которая послала меня въ этотъ переходъ. И тутъ, переносясь въ эту силу,

206. Слово могу вписано рукою Толстого.

207. Зачеркнуто: получаю одинъ и тотъ же ответъ. Далее слова: и оба ответа одинаковы вписаны рукою Толстого.

208. Зачеркнуто: со стороны силы, пославшей меня,

209. Слова: которая… сюда вписаны рукою Толстого.

210. Слово это вписано рукою Толстого.

211. Зачеркнуто: очутился бы. Далее слова: и который… месте вписаны рукою Толстого.

212. Зачеркнуто: неизвестномъ ему месте. Далее слова: рукахъ… канавы вписаны рукою Толстого.

213. Слово очевидно вписано рукою Толстого.

214. Зачеркнуто: что-то работалъ. Далее слова: продолжалъ той вписаны рукою Толстого.

215. Зачеркнуто: Также кто-то властвующiй хочетъ, чтобы я что-то работалъ разумомъ. Такъ что уже и съ этой стороны есть ответъ. Далее слова: которая… разумную работу вписаны рукою Толстого.

216. Далее в подлиннике написано слово: продолжать, не вяжущееся с построением фразы и потому выпускаемое редакцией.

217. Переделано из: признается.

218. Слова: всегда и вписаны над строкой.

219. Зачеркнуто: разум[ные]

220. Зачеркнуто: счита[ющiе]

221. Зачеркнуто: дости[женiи]

222. Зачеркнуто: получ[аютъ]

223. Зачеркнуто: опять

224. Абзац редактора.

225. Переделано из: извращенъ; далее зачеркнуто: и разумъ и <жела[нiе]> главное

226. Зачеркнуто: законнымъ желанiе блага личности.

227. Зачеркнуто: одной

228. Зачеркнуто: сущ[ествованiи]

229. Слово всякую вписано над строкой.

230. Слово философскiя вписано над строкой.

231. Слово нравственномъ вписано над строкой.

232. Зачеркнуто: мн. др.

233. Абзац редактора.

234. Слова: невозможнымъ благо и вписаны над строкой.

235. Зачеркнуто: и несовместимы

236. Слово телесной вписано над строкой.

237. Зачеркнуто: своихъ ближнихъ

238. Зачеркнуто: себе

239. Подчеркнуто трижды.

240. Слово истинное вписано над строкой.

241. Слово нетолько вписано над строкой.

242. Слова: кажущагося… въ признанiи вписаны между строк.

243. Слово нетолько вписано над строкой.

244. Зачеркнуто: съ другой стороны мое желанiе блага, проникающее все мое существо, говоритъ мне, что

245. Слова: Ответъ… хозяину вписаны между строк.

246. Зачеркнуто: вечное

247. Зачеркнуто: нетолько

248. Зачеркнуто: но привлеченiе къ себе

249. Переделано из: къ; далее зачеркнуто: лю[дямъ].

250. Зачеркнуто: лучшее

251. Зачеркнуто: спокойствiя, свободы, веселости, радости, не могущее ничемъ быть нарушеннымъ, к[отор]ое дастъ ему такое благо, <какого онъ> к[отор]ое исключаетъ всяк[ое] <желанiе лично> другiя желанiя.

252. Зачеркнуто: горес[ти]

253. Слово: страхи вписано над строкой.

254. Так в подлиннике.

255. Так в подлиннике.

256. Зачеркнуто: Записать на[до]

257. Слово вообще вписано над строкой.

258. Слово бездетныя вписано над строкой.

259. Зачеркнуто: богаты[хъ]

260. Зачеркнуто: делать

261. Зачеркнуто: задушатъ

262. Зачеркнуто: Только начни одинъ человекъ жить такъ и все люди пойдутъ за нимъ.

263. Зачеркнуто: За[писать]

264. Так в подлиннике.

265. Так в подлиннике.

266. Слова: живущаго духовной жизнью вписаны над строкой.

267. Переделано из: 50, затем 40.

268. Зачеркнуто: тще[славiи]

269. Зачеркнуто: химiя съ сво

270. Зачеркнуто: бу[дутъ]

271. Слова: основаннаго не на насилiи вписаны над строкой.

272. Слова: освобожденiе духовнаго начала вписаны над строкой.

273. Зачеркнуто: свою

274. Зачеркнуто: Твоей

275. Эта мысль помечена в подлиннике цыфрою 6, почему и следующая мысль помечена на единицу менее, чем следовало.

276. Зачеркнуто: и большi[е] звери

277. Слово безсознателъно вписано над строкой.

278. Зачеркнуто: слившей

279. Эта мысль в подлиннике ошибочно помечена цыфрою 3, почему и все другие мысли этого числа помечены на одну единицу меньше, чем следовало.

280. Эти три слова в подлиннике повторены два разаочевидно описка.

281. Зачеркнуто: черезъ

282. Слова: и должно вписаны над строкой.

283. Слова: ясно, что вписаны над строкой.

284. Зачеркнуто: лучше всего

285. Слова: т. е. напоминать себе вписаны над строкой.

286. Слово русское вписано над строкой.

287. Слова: у нас вписаны над строкой.

288. Эта мысль в подлиннике ошибочно помечена цыфрою 13, а следующая цыфрою 14.

289. Зачеркнуто: <чайник[омъ]> <зак[рытым]> кувшиномъ

290. Взятые в скобки слова написаны над строкой.

291. [с легким сердцем,]

292. [дьявольски]

293. Слова: возможны и желательны вписаны над строкой.

294. Зачеркнуто: <раз[вратомъ]> сладоcт[растiемъ]

295. Зачеркнуто: Физич[еская]

296. Слово несравненно вписано над строкой.

297. Слово произвольныя вписано над строкой.

298. Зачеркнуто: лиш[енiе]

299. [помни о смерти.]

300. Эта мысль в подлиннике помечена цыфрою 17, почему и все дальнейшие мысли этого числа помечены цыфрами на одну единицу меньшими, чем следовало.

301. Слова: какъ зло написаны над строкой.

302. Зачеркнуто: внеш[ней]

303. В подлиннике: нельзя себе представить себе

304. Зачеркнуто: 2)

305. Зачеркнуто: Духовному