Дневник 1905 г.

[1905]

[1 января 1905. Я. П.]

Бездна народа, и я усталъ отъ нихъ. Но радъ тому, что какъ появленiе письма, такъ и это непрiятное скопленiе вызываетъ не неудовольствiе, a поощренiе къ внутрен[ней] работе: поступить наилучшимъ образомъ по отношенiю къ тому, что непрiятно. Думалъ какъ разъ объ этомъ:

1) Мы гадаемъ, ищемъ, желаемъ счастiя, т. е. такихъ условiй, при к[оторыхъ] намъ бы было хорошо, а между темъ намъ хорошо можетъ быть только отъ нашего усилiя побороть то, что намъ нехорошо. Такъ что выходитъ совершенно обратное того, что мы думали: то самое, что мы называемъ счастьемъ: здоровье, богатство, слава, красота, все это — Капуи, все это ослабляетъ нашу энергiю,[512] устраняетъ возможность или, по крайней мере, не вызываетъ потребность проявить усилiе, — то самое, что даетъ истинное благо. И[513] обратно: все, что считается несчастiемъ, вызываетъ эти усилiя. На этомъ зиждется и то ужасное заблужденiе, что внешнiя формы обществ[енной] жизни есть благо, и надо устраивать ихъ. — Хочется сказать парадоксъ, что чемъ лучше формы обществ[енной] жизни, темъ ниже и умы и характеры людей (Америка[514] до освобожд[енiя] негровъ). Искать того, что называется счастл[ивыми] условiями жизни: богатства, славы, здоровья, красоты, привлекательности, это все равно, что согреваться у печки, а не здоровымъ трудомъ на свежемъ воздухе.

2) Устройство внешнихъ формъ обществ[енной] жизни безъ внутрен[няго] совершенствованiя — это все равно, что перекладывать безъ известки, но на новый манеръ, разваливающееся зданiе изъ неотесанныхъ камней. Какъ ни клади, все не[515] будетъ[516] защищ[ено] отъ непогоды и будетъ разваливаться.

3) Постепенное уничтоженiе пределовъ вещества и движенiя, съ к[оторыми] связана была духовная сущность, когда все больше и больше сознаешь эту сущность, должно быть[517] радостно; и я испыты[ваю] это.

4) Жизнь есть переездъ на коне отъ какого-то однаго места,[518] о кот[оромъ] я не помню, до какого-то другого, кот[ораго] я не знаю, но кот[орое] будетъ то, подле кот[ораго] конь станетъ, и надо будетъ слезать. Или лучше: переездъ на корабле, на к[оторый] я селъ, не знаю, когда, но съ кот[ораго] придется слезть или когда велитъ капитанъ, или когда доедешь до последней пристани.

Помни, что ты въ пути, что всякую минуту можешь быть ссаженъ, и что во всякомъ случае долженъ будешь слезть на последней пристани (70, 80, 90, 100 летъ), и что во время пути надо, чтобы не было плохаго, исполнять требованiя капитана. Сначала весело, ново, и забываешь, что плывешь, потомъ[519] все больше и больше понимаешь свое положенiе, привыкаешь къ нему и, подъезжая къ пристани,[520] сжился съ товарищами, полюбилъ ихъ, и тебя полюбили, но веришь капитану, к[отор]ый[521] верно говоритъ тебе, что тебе тамъ, где онъ тебя ссадитъ, будетъ также хорошо, какъ и на корабле.[522]

2 Янв. 1905. Я. П.

Здоровье лучше. Гости свалили. На душе радостно. Нынче, гуляя, думалъ:

1) Жизнь представляется въ освобожденiи духовн[аго] начала отъ оболочки плоти, — вотъ такъ:

Дневник 1905 г.

Мож[етъ] быть и такъ:

Дневник 1905 г.

[523] Чемъ больше плоти, темъ меньше возможности общенiя, слiянiя съ другими.

Дневник 1905 г.

Процессъ жизни[524] отделенной[525] — въ освобожденiи отъ плоти; процессъ жизни общей — въ слiянiи, въ совокупномъ освобожденiи отъ плоти. Какъ въ личной, отдельной жизни освобожденiе отъ плоти, сама плоть и движенiе только кажутся, такъ и въ совокупной жизни это освобожденiе только кажется. Жизнь человека, моя жизнь уже вся есть освобожденная отъ плоти, какова она[526] въ конце жизни; также уже есть и вся освобожденная отъ вещества и времени жизнь совокупная всего человечества, всего мiра. Мне она только кажется вещественной и движущейся, т. е. въ пространстве и времени. Для существа же не отделеннаго, какъ я, для начала жизни, для Бога, она есть вне вещества и не движется. То, что Все состоитъ изъ отделенныхъ и потому вещественныхъ и движущихся существъ (для нихъ самихъ), делаетъ то, что для всехъ этихъ отделенныхъ существъ есть жизнь, есть участiе въ божественной жизни. — Не ясно, не хорошо выражено, но все такъ, какъ я думаю.

20 Янв. 1905. Я. П.

Долго не писалъ. Все это время. И странное дело, все время борюсь съ дурнымъ, унылымъ, бездеятельнымъ состоянiемъ духа. Только и делалъ, что написалъ заметку о моей телеграмме и событiяхъ. Все это мало интересуетъ меня. Здоровье хорошо. Записать надо:

1) Живемъ мы только для того, чтобы пользоваться благомъ жизни. Весь смыслъ жизни, доступный намъ, только въ томъ, чтобы мы имели возможность участвовать въ божеской жизни; и потому мы должны быть счастливы. Если мы несчастливы, то это значить только то, что мы делаемъ не то, что должно, или не делаемъ того, что должно. Такъ что нетолько благо есть последствiе[527] исполненiя долга, но нашъ долгъ въ томъ, чтобы мы испытывали благо.

2) Музыка есть стенографiя чувствъ. Вотъ что это значитъ: быстрая или медленная последовательность звуковъ,[528] высота,[529] сила ихъ, все это въ речи дополняетъ слова и смыслъ ихъ, указывая на те оттенки чувствъ, к[отор]ые связаны съ частями нашей речи. Музыка же безъ речи беретъ эти выраженiя чувствъ и оттенковъ[530] ихъ и соединяетъ ихъ, и мы получаемъ игру чувствъ безъ[531] того, что вызываетъ ихъ. Отъ этого такъ особенно сильно действуетъ музыка, и отъ этого соединенiе музыки съ словами есть ослабленiе музыки, есть[532] возвращенiе назадъ, выписыванiе буквами стенографическихъ значковъ.

3) Благодаря старости и тому, что меня будитъ несколько разъ ночью слабость пузыря, вижу сны, сны, интересные, важные, яркiе, и не переставая думаю о сне и сновиденiяхъ.

Думалъ вотъ что: 1)[533] въ сновиденiяхъ я облекаю свои ощущенiя жизни (ведь все происходить въ полупросыпаньи) въ те образы воспоминанiя, к[отор]ые я собралъ въ бдящемъ состоянiи. Во что я облекаю мои ощущенiя въ жизни? Ведь ощущенiя — только ощущенiя[534] прикосновенiя волнъ эфира, воздуха или самаго тела. Если эти ощущенiя облекаются въ образы, чувства, какъ будто воспоминанiя, то[535] только п[отому], ч[то] я въ прежней жизни набралъ эти образы и воспоминанiя. Не въ этой жизни, а въ прежней[536] или въ какой-то вне этой жизни, п[отому] ч[то] съ первыхъ моментовъ сознанiя я одно люблю, понимаю, другое не люблю, не понимаю.

Неясно, но что-то есть.

2-е то, что сонъ похожъ на жизнь темъ, что какъ во сне бываютъ несколько степеней пробужденiя: думаешь, что проснулся, а только перешелъ изъ более полнаго забвенiя въ менее полное. И бываетъ еще то, что особенно похоже на жизнь, это — то, что становится во сне мучительно тяжело, и делаешь усилiе сознанiя, и просыпаешься къ большей реальности. Я несколько разъ такъ просыпался въ жизни. Думаю, что предстоитъ теперь только последнее, въ этой жизни, пробужденiе — смерть.

4) Человеку посредствомъ движенiя своего сознанiя дана возможность общенiя со всемъ проявляющимся въ другихъ существахъ — людяхъ, животныхъ, растенi[яхъ] — сознанiемъ. Для Бога нетъ движенiя, все уже есть и ничто не изменяется; для человека же это движенiе, возможность измененiя даетъ благо. (Совсемъ неясно. Такъ записано. Теперь не помню.)

5) Жизнь въ матерiи проявляется движенiемъ, разрушающимъ матерiю. (Чепуха.)

6) Намъ легко видеть теперь обманъ церкви, когда мы уже вне ея; но мы не видимъ точно такого же обмана того, что называется наукой, п[отому] ч[то] мы въ немъ.

7) Главное и самое нужное для религiозной жизни — сознанiе (это знали давно уже все люди) того, что мы не стоимъ, а нетолько движемся, но летимъ (какъ хотите, вверхъ или внизъ) съ страшной быстротой. Совсемъ другое отношенiе къ жизни, если знаешь или если не знаешь, не помнишь этого. Только забывая это, люди хватаются руками, стара[ясь] удержать то, мимо чего пролетаютъ. Нельзя хвататься, руки оторветъ.

8) Надо помнить, что мы не на месте, а плывемъ на большомъ параходе, и у капитана есть неизвестный намъ списокъ, где и когда кого высадить. Пока же насъ не высаживаютъ, что же мы можемъ делать другаго, какъ только то, чтобы, исполняя законъ, установленный на параходе, стараться въ мире, согласiи и любви съ сотоварищами провести определенное намъ время.

9) Общественный прогрессъ истинный — въ большемъ и большемъ единенiи людей. Для единенiя людей нужны три вещи: 1) сила, кот[орая][537] заставляла бы людей[538] соединяться, также, какъ для того, чтобы камни сложились въ зданiе, нужно, чтобы были люди каменщики, к[оторые] соединяли бы эти камни. Эта сила есть помимо воли людей: ихъ дело только не мешать проявленiю этой силы любви. 2) что нужно, это то, чтобы люди [для того, чтобы] могли соединиться, не[539] имели бы свойствъ, отталкивающихъ ихъ другъ отъ друга: пороковъ, страстей, себялюбiя, также, какъ для того, чтобы сложить зданiе изъ камней, надо обтесать ихъ, чтобы въ нихъ не было[540] неправильныхъ формъ. И третье, что нужно, это то, чтобы, соединившись, люди сознавали бы необходимость и благо этого соединенiя, и чтобы это сознанiе держало ихъ вместе также, какъ известь или цементъ держитъ вместе камни зданiя. Первое — стихiйная сила, второе — самосовершенствованiе, третье — религiя.

10) Я — только сознанiе, т. е. нечто духовное, но я могу сознавать и себя какъ тело и какъ движенiе. (Неясно, не помню, что.)

21 Янв. 1905 Я. П. Е[сли] б[уду] ж[ивъ].

Пропустилъ больше недели. Нынче 29 Ян. 1905. Я. П.

Пишу «Единое на потребу», и отъ того ли, что я соединилъ два разныя начала или просто не въ духе, пишу, но идетъ плохо. Былъ все время Поша. Очень люблю его. Саша уехала въ Пет[ербургъ]. С[оня] въ Москве. Сережа здесь, и мне тяжело съ нимъ. Хочу победить себя, но еще не могу. Радъ, что после однаго, перваго спора (не очень резкаго) не пошелъ дальше. Нынче получилъ 2-ое письмо отъ Гали — нехорошее. Есть задоръ и отсутствiе серьезной внутренней религiозной работы. Спорить, доказывать тоже нельзя и потому не надо.[541] Утромъ нынче было черезъ Ледерле письмо отъ двухъ отказавшихся отъ службы матросовъ: они въ Кронштате въ тюрьме. Хочу сейчасъ написать имъ и ихъ начальнику. Поискалъ въ календ[аре] имя начальника — не нашелъ. Раздумалъ писать. Утромъ б[ылъ] отъ Накашидзе милый человекъ Кипiани, к[отор]ый разсказалъ чудеса о томъ, что делается на Кавказе: въ Гурiи, Имеретiи, Менгрелiи, Кахетiи. Народъ решилъ быть свободн[ымъ] отъ правительства и устроиться самому. Душанъ записалъ. Надо будетъ изложить. Это — великое дело. Бываютъ разныя состоянiя: что совестно, грустно, досадно, умиленно, а нынче состоянiе: все не важно, не интересно, не ст?итъ.[542]

Записать надо всетаки многое:

1) Слушалъ политическiя разсужденiя, споры, осужденiе, и вышелъ въ другую комнату, где съ гитарой пели и смеялись.

И я ясно почувствовалъ святость веселья. Веселье, радость, это — одно изъ исполненiй воли Бога.

2) Въ последнее время я почувствовалъ, какъ я духовно спустился после той[543] духовной, нравственной высоты, на к[отор]ую меня подняло мое пребыванiе въ общенiи съ теми лучшими, мудрейшими людьми, к[отор]ыхъ я читалъ и въ мысли которыхъ вдумывался для своего Круга Чтенiя. Несомненно можно духовно поднимать и спускать себя темъ обществомъ[544] присутствующихъ или отсутствующихъ людей, съ к[оторымъ] общаешься.

3) Мы такъ привыкли къ болтовне объ общемъ благе, что уже не удивляемся на то, какъ человекъ[545] не делая никакого дела, прямаго труда для общаго блага, не высказывая никакой новой мысли, говоритъ о томъ, что, по его мненiю, нужно делать, чтобы всемъ б[ыло] хорошо. Въ сущности, ведь ни одинъ человекъ не мож[етъ] знать хорошенько, что ему самому нужно для его блага, а онъ съ уверенностью говорить о томъ, что нужно для всехъ. Это — особенная черта только нашего времени. Платонъ, Солонъ, Конфуцiй,[546] Сенъ Симонъ, Фурье, Овенъ высказываютъ[547] новые идеалы и новые законы; рядовые люди работаютъ для себя, своей семьи, своей общины, предлагая свои мненiя о ближайшихъ интересахъ; но что такое, какое значенiе всехъ этихъ разговоровъ и статей о всемъ известномъ и надоевшемъ?

4) Записано: Я делаю то, что есть. Это значить то, что жизнь нетолько моя вся отъ рожденiя до смерти, т. е. я, какой я сталъ во всю жизнь, но и жизнь всего мiра, все это есть, но мне не видно по моей ограниченности; это открывается мне по мере моего движенiя въ жизни. Это есть, а я делаю это. Въ этомъ жизнь.

5) Жизнь моя открываетъ мне меня самаго. Въ этомъ открытiи себя и есть жизнь. Вся моя жизнь есть одинъ поступокъ.

И поступокъ этотъ совершенъ. Я только не знаю его. — Что же, стало быть, человекъ не свободенъ? — Отчего? Я делаю себя и жизнь. И то, что я делаю, этого самаго и хочетъ Богъ. Те отступленiя, к[оторыя] я делаю отъ прямого направленiя воли Бога,[548] для меня важны,[549] лiшая меня блага, но (для Бога) для общаго хода жизни такъ ничтожны, что различiе ихъ незаметно. Воля Бога — какъ бы цилиндръ, въ пределахъ к[отораго] направляется моя воля, давая мне благо или зло, но во всякомъ случае[550] не выходящая изъ воли Бога. Убiйство сейчасъ дурно, дурно для того, кто его совершаетъ, но последствiя его: раскаянiе, жалость, возмущенiе производятъ тоже благотворное действiе, какъ и добродетель самопожертвованiя, любви.

Дневник 1905 г.

Андрюша сейчас уезжаетъ въ П[етербургъ]. Какъ не могу любить однаго, такъ не могу не любить другаго.

30 Янв. 1905. Я. П. Е. б. ж.

Нынче 1 Февр. 1905. Я. П.

Все пишу свою Ед[иное] на пот[ребу]. Или плохо идетъ, или вовсе не идетъ, и продолжаю быть въ состоянiи «не ст?итъ».[551] Все яснее тщета и глупость политич[ескихъ] интересовъ. Съ Сережей б[ыло] непрiятно. Я б[ылъ] не добръ. И страдаю за это. Лева б[ылъ] у Царя, и я радъ этому. Странно сказать, что это совсемъ освободило меня отъ желанiя воздействовать на Царя. Удивительныя сведенiя изъ Гурiи, какъ они упразднили правительство и освободились,[552] одновременно стали вести лучшую жизнь и стали более свободны. Записать надо очень важное, не знаю, осилю ли. Два дня писалъ понемногу воспоминанiя. Записать надо вотъ что:

1)[553] Жизнь моя и всякая жизнь изъ себя есть сознанiе, признанiе собою[554] одной части[555] духовнаго и потому безконечнаго, безпредельнаго существа. То, что я есмь только часть его, я сознаю по темъ пределамъ, к[отор]ые отграничиваютъ меня отъ Всего; и пределы эти я не могу представлять себе иначе, какъ только веществомъ. Пределы эти — мое тело и все меня окружающее. То же, что я есмь часть духовнаго, следовательно, безконечнаго, безпредельнаго существа, я сознаю по тому измененiю, движенiю,[556] происходящему и въ моихъ пределахъ и вне ихъ, движенiю, которое соединяетъ меня со всемъ и составляетъ сущность жизни.

Какъ матерiя, вещество не существуетъ само по себе, а есть только то, что отделяетъ меня отъ Всего,[557] следоват[ельно] безконечнаго и безпредельнаго существа, такъ и измененiе, движенiе, происходящее въ моихъ пределахъ и вне ихъ, не существуетъ само по себе, а есть только то, что соединяетъ меня, отделеннаго отъ Всего, съ темъ, отъ чего я отделенъ. Какъ вещество[558] есть только п[отому], ч[то] я отделенъ,[559] такъ что, если бы не б[ыло] меня, не б[ыло] бы никакого вещества, такъ и движенiе есть только п[отому], ч[то][560] часть духовнаго существа, к[оторую] я сознаю собою, отделена отъ Всего и стремится соединиться со Всемъ; такъ что, если бы не было моего отделенiя отъ Всего, не б[ыло] бы и никакого движенiя. И потому я представляюсь себе веществомъ въ движенiи, отделеннымъ этимъ движенiемъ отъ[561] движущегося вещества Всего.

Все, что движется, мне представляется движущимся, въ сущности же[562] уже есть и всегда было и будетъ то, къ чему, по направленiю чего движется что либо. Вся моя жизнь отъ рожденiя и до смерти — не смотря на то, что я могу находиться въ начале или середине ея — уже есть; и то, что будетъ, также несомненно есть, какъ и то, что было. Также есть и все то, что будетъ съ человеческимъ обществомъ, съ планетой землей, съ солнечной системой; я только не могу видеть всего, п[отому] ч[то] я отделенъ отъ Всего. Я вижу только то, что[563] открывается мне по мере моихъ силъ. Я живу и, переходя отъ однаго состоянiя въ другое, вижу (такъ сказать) внутренность жизни. И, кроме того, главное, имею радость творчества жизни.

То, что все,[564] что составляетъ мою жизнь, уже есть, и вместе съ темъ я творю эту жизнь, не заключаетъ въ себе противоречiя. Все это есть для[565] высшаго разума, но для меня этого нетъ, и я имею великую радость творить жизнь въ техъ пределахъ, изъ к[отор]ыхъ[566] не могу вытти. Если допустить Бога (что необходимо для разсужденiй въ этой области), то Богъ творитъ жизнь нами, т. е. отделенными[567] частями своей сущности.

2) Движенiе есть борьба отделеннаго[568] духовнаго существа[569] съ смертью, съ темъ, что мы называемъ инерцiей. <Вещество[570] есть пределъ духовнаго существа. Если бы не б[ыло] отделеннаго духовнаго существа,[571] не было бы вещества и не было бы движенiя. Какъ только есть вещество и движенiе, то непременно должно быть отделенное духовное существо.>

Запутался, усталъ. Первое, до 2-го, кажется, верно и понятно.

Не писалъ сто летъ, т. е.[572] 18 дней. Нынче 18 Февр. 1905. Я. П.

Былъ слабъ умственно все это время.[573] Печень. Нынче посвежее. Все писалъ Ед[иное] на потр[ебу]. И все плохо. Все нетъ конца. Кругъ Чт[енiя] мне не понравился. Страховъ взялъ на себя работу. И я очень радъ. Записать надо, хотя и не многое, но, какъ кажется, важное. Теперь вечеръ, и боюсь, что не осилю.

1) Если будетъ жизнь — где бы и к[ак]ая бы она ни была, или иначе, если есть жизнь, то есть и я. Жизнь это — я. Безъ меня нетъ жизни. Это очень важно. Это ответъ на вопросъ: кончается ли жизнь со смертью? Если бы съ уничтоженiемъ я, т. е. сознанiя, уничтожалась жизнь, то я бы сказалъ и зналъ, что уничтожается и я. Но жизнь продолжается, поэтому должно продолжаться и я. Жизни нетъ безъ я.[574] Когда я вижу, что человекъ умираетъ, и[575] мне перестаютъ быть видимы проявленiя его сознанiя, то это не доказываетъ того, чтобы уничтожилось то, что сознаетъ.

2) Безъ отделенiя я отъ Всего нетъ ни вещества ни движенiя.

3) Вещество можетъ быть только при движенiи; движенiе — только при веществе.

4)[576] Жизнь представляется намъ нелепостью только тогда, когда мы принимаемъ иллюзiю я за нечто реальное.

5)[577] Понять иллюзiю своего я и реальность своего я — одно и тоже.

6) Сознанiе есть во всякомъ случае причина и вещества и движенiя.

7) Гаданiе (въ древности) есть ничто иное, какъ желанiе решенiя по воле Бога. Воля эта, разумеется, не открывается по внутренностямъ жертвеннаго животнаго, а по религiозному определенiю жизни и вытекающ[ему] изъ этого определенiя руководству поведенiя. Такъ что[578] мотивъ гадан[iя] законенъ; не законенъ способъ решенiя.

8) Вспомнилъ, какъ удивительно все событiя моей жизни отклоняли меня отъ честолюбивой, тщеславной карьеры. И Барятинскiй, и Левинъ, и Философовъ, и....

9) Ничто не движется. Намъ кажется только, что все движется, п[отому], ч[то] мы не можемъ видеть всего.

(Скверно все записалъ.)

24 Февр. 1905. Я. П.

Началъ писать Корн[ея] Вас[ильева]. Плохо. — Все слабъ. Занима[лся] Кругомъ Чтенiя. Хочется записать о жизни.

1) Я — это сознанiе въ пределахъ. Пределы эти представляются мне движущимся веществомъ. Пределъ вещест[ва] — мое тело, та часть движущагося вещества, к[оторую] я признаю собою. Пределъ движенiя — моя жизнь, — та часть[579] вещественнаго движенiя, к[отор]ую я признаю собою.

Если бы б[ыло] сознанiе Всего, то не б[ыло] [бы] ни вещест[ва], ни движенiя. И точно также, если бы вовсе не б[ыло] сознанiя, не б[ыло] [бы] ни вещества ни движенiя.

<Сознанiе въ пределахъ выражается, представляется движущимся веществомъ, часть к[отораго] человекъ[580] считаетъ собой.

Съ точки зренiя движенiя, это[581] — движенiе отъ рожд[енiя] до смерти, к[оторое] я считаю собой; съ точки зренiя вещества, это — вещество моего тела, к[оторое] я считаю собою.>

Нынче 28 Февр. 1905. Я. П.

Писалъ Алешу, совсемъ плохо. Бросилъ. Поправилъ Паскаля и Ламенэ. Дописалъ Корнея. Порядочно.

1) Человекъ можетъ жертвовать благами жизни мiрской только ради жизни вечной. Всякая жертва вне этой причины не есть жертва, а или подобiе ея, или ошибка, не разсчетъ.

2) Большинство людей живутъ такъ, какъ будто идутъ задомъ къ пропасти. Они знаютъ, что сзади пропасть, въ к[оторую] всякую минуту могутъ упасть, но не смотрятъ на нее, а развлекаются темъ, что видятъ.

6 Марта 1905. Я. П.

Живу очень счастливо. Поправилъ Паскаля и Ламенэ. Просмотрелъ: «Единое на Потребу» и, кажется, больше не буду править. Тутъ Маша и К[оля]. Написалъ кое какiя ничтожныя письма. Записать надо какъ будто важное:

1) Какъ смешны люди, изследуя и большую и малую безконечность своими телескопами и микроскопами. Это все равно, что человекъ, отъискивающiй своихъ знакомыхъ въ доме, въ к[отор]омъ, ему сказано, что никто никогда не жилъ и не можетъ жить. Безконечность[582] есть только указанiе на то, что тамъ, где предметъ его изученiя идетъ въ безконечность, какъ звезды и микробы,[583] должна быть ошибка постановки вопроса, и изученiе ни къ чему не можетъ привести.

2) Подумалъ о томъ, что преподается въ нашихъ школахъ, гимназiяхъ: главные предметы: 1) древнiе языки, граматика — ни на что не нужны; 2) русская литература, ограничивающаяся ближайши[ми], т. е. Белин[скiй], Добролюбовъ и мы, грешные. Вся же великая всемiрная литература закрыта. 3) Исторiя, подъ к[оторой] понимается описанiе скверныхъ жизней разныхъ негодяевъ Королей, Императоровъ, диктаторовъ, военачальниковъ, т. е. извращенiе истины, и 4) венецъ всего — безсмысленные, глупые преданiя и догматы, к[оторые] дерзко называютъ Закономъ Божiимъ.

[584] Это въ низшихъ школахъ. Въ низшихъ школахъ отрицанiе всего разумнаго и нужнаго. Въ высшихъ школахъ, кроме спецiальностей, какъ техника, медицина, сознательно уже преподается матерьялистическое, т. е. ограниченное, узкое ученiе, долженствующее объяснять все и исключать всякое разумное пониманiе жизни.

Ужасно!

————————————————————————————————————

3) Человекъ сознаетъ себя существомъ, не скажу: вечнымъ и вездесущимъ, но вневременнымъ и внепространственнымъ. Онъ не можетъ сказать, что онъ всегда былъ и будетъ, ни того, что онъ живетъ везде, во всемъ, но не можетъ себе представить времени, когда онъ не былъ, ни такого места, въ к[оторомъ] бы онъ не былъ — хотелъ я сказать, но это неверно; скорее можно сказать: ни того, чтобы онъ былъ въ одномъ месте своего тела. Такъ что человекъ сознаетъ себя[585] и вечнымъ и безконечнымъ существомъ,[586] и частью какого-то целаго,[587] отделеннымъ отъ всего остальнаго движущимся веществомъ. Вся жизнь человека есть ничто иное, какъ[588] переходъ отъ одного сознанiя: отъ сознанiя своей отделенности, къ сознанiю своей вечности и безконечности,[589] безтелесности и неподвижности, или вневременности и внепространственности.

Сначала, младенцемъ, человекъ сознаетъ только свое отделенное существо. Начинается же[590] расширенiе сознанiя признанiемъ жизни въ другихъ существахъ, любовью къ нимъ, продолжается все большимъ и большимъ расширенiемъ сознанiя,[591] все большимъ и большимъ сознанiемъ своего духовнаго вечн[аго], безконечн[аго] существа и кончается полнымъ слiянiемъ сознанiя отдельнаго существа съ сознанiемъ вечнымъ, безконечнымъ, — сознанiемъ духовнаго существа. Слiянiе это есть смерть.

Для телеснаго[592] сознанiя отделен[наго] существа — смерть страшна, для духовнаго, божественнаго — смерть радостна.

4) Истинное религiозное ученiе должно состоять въ томъ, чтобы указать людямъ преимущества сознанiя вечнаго, духовнаго передъ временнымъ и телеснымъ, научить людей[593] пользоваться временнымъ и телеснымъ для достиженiя целей духовныхъ. Ахъ, кабы уметь[594] и успеть хоть кое какъ сделать это!

9 Марта 1905 Я. П.

Писалъ «Кто я». Ни хорошо, ни дурно. Живется очень хорошо. Все больше помню и прiучаюсь жить для Бога. Это не трудно. Дело привычки. Думаю, что возможно и для молодыхъ. Записать хочется сейчасъ:

1) Жизнь (въ этомъ мiре) есть движенiе неперестающее, неизбежное (лошадь на колесе). Лошадь — это моя[595] духовная сущность, колесо — это моя отделенность, производящая и матерiю — колесо — и движенiе. Движенiе, деятельность неизбежны. Мое дело только покоряться этому движенiю, не делать ложныхъ усилiй, а выбирать на колесе наилучшее направленiе, положенiе. Усилiе нужно только отрицательное: не отдаваться своимъ страстямъ. —

Главное, мне хочется сказать, что я живо почувствовалъ, что не нужно делать усилiя для произведенiя какого нибудь дела: нужно только[596] усилiе въ выборе того, что въ воле Бога. И тогда всегда легко и хорошо. (Было ясно въ душе, а вышло не то. Но je m’entends.)[597]

2) Жить этой временной, отдельной жизнью по закону вечнoй, всеобщей.

3) Какъ[598] опасна жизнь для славы людской! Для себя, для своего эгоизма можно сделать много дурнаго, но для славы людской делается ужасное, такое,[599] к[оторое] въ сто, тысячу разъ хуже всего того, что можетъ сделать человекъ изъ эгоизма.

————————————————————————————————————

Нынче 18 Марта 1905. Я. П.

Дней 5 живу не бодро, сплю и борюсь съ мрачностью. Это хорошо. Надо внутренное усилiе. Вчера вспомнилъ съ осужденiемъ о нелюбимомъ человеке и поймалъ себя на разжиганiи недоброжелательства. Да, или вовсе не думать о нелюбимыхъ (естественно) людяхъ, или, если думать, то только о томъ, что въ нихъ доброе, и меряя ихъ дурное съ такимъ же своимъ дурнымъ. Свое всегда будетъ больше, хотя и въ другомъ роде. —

Поправлялъ вчера «Единое на потребу» и запнулся передъ концомъ. Надо сделать лучше, что не трудно, п[отому] ч[то] очень плохо.

Какъ трудно, когда въ слабомъ духов[но] состоянiи, не думать о мненiи людей. Вчера я испыталъ это. Спустишься съ той высоты, где дело только съ Богомъ, и тотчасъ же попадаешь въ людскую сутолку и занять ею. Еще ниже — область своихъ плотскихъ страстей.

[600] Грустно, что не пишется, не хочется. А меяеду темъ, чего же еще желать? Ведь если боленъ и умеръ, не буду писать и не буду огорчаться этимъ. Тоже и теперь. Только, если делаешь, то делай Божье. Вотъ и все.

Записать надо одно:

1) Тургеневъ написалъ хорошую вещь: Гамлетъ и Донъ Кихотъ и въ конце присоединилъ Горацiо. А я думаю, что два главные характера это — Донъ Кихотъ и Горацiо, и Санхо Пан[са], и Душечка. Первые большею частью мущины; вторые большей частью женщины. Сыновья мои все Донъ Ки[хоты], но безъ самоотверженiя, дочери все — Горацiи съ готовностью къ самоотверженiю.

20 Марта 1905. Я. П.

Все нездоровится. Три дня ничего не писалъ, кроме писемъ. Нынче не выходилъ. Борюсь съ славой людской. Письма укорительныя, и не могъ преодолеть непрiятнаго чувства. — Записать:

1) Въ детстве — какъ взброшенное кверху тело, к[оторое][601] остановилось передъ паденiемъ внизъ. Сначала не видишь паденiя, потомъ радуешься ему (молодость), потомъ быстрее — удивляешься, потомъ еще быстрее — отчаиваешься, и потомъ признаешь и понимаешь, что только и есть это промельканiе или безконечно малое, или безконеч[но] большое.

2) Не помню, надо спать.

22 Марта 1905. Я. П.

Нынче проснулся. Очень хорошо работалъ: Единое на Потребу. И кажется, даже наверное, кончилъ. Хочется много работать. Записать надо одно:

Понялъ и решилъ, что для хорошей жизни нужны две вещи: 1) руководиться въ жизни только (помимо требованiй тела) волей Бога, независимо отъ мненiя людей. Даже практиковать юродство (незаметное). И 2) не думая о любви къ тебе людей, любить всехъ людей и, главное, любить нетолько на деле, въ сношенiяхъ, но въ мысляхъ, въ представленiи о людяхъ: всегда думать о людяхъ съ уваженiемъ и любовью, не позволять себе думать недобро. Я сказалъ: «нетолько, но», а напротивъ: главное дело — прiучить себя думать всегда съ любовью о людяхъ, тогда только будешь и обращаться съ ними съ любовью.

Все эти дни колебался; думалъ, можно ли, не заботясь о славе людск[ой], о ихъ любви къ себе, любить ихъ, и нынче понялъ, что это нетолько можно, но должно.

Испытываю[602] чувство любви ко всемъ, ко Всему, и мне особенно хорошо. Боюсь, что много въ этомъ физическаго, но всетаки это —[603] великое благо. Г[оспо]ди, не отнимай у меня этого. Приди и вселися....

30 Марта 1905. Я. П.

Последнiе дни болею сердцемъ, и отъ этого ничего не работается, а очень хочется: и Хельчицк[аго], и Илюш[инъ] разсказъ. И Фильку, и Несчастную девушку. И ученiе веры. — Думалъ о смерти хорошо. Жизнь передъ Богомъ все еще держится. Написалъ письмо о перекувыркн[утой] телеге. Исправилъ корректуры Круга. Записать:

1) Нужнее всего мне две вещи: победить заботу о мненiи людей и недоброе чувство къ нимъ.

Для перваго — пользоваться всякимъ случаемъ осужденiя, непониманiя тебя, не огорчаясь и не справляя.

Для втораго очень важное: не позволять себе думать недобро о людяхъ. Нынче б[ылъ] опытъ съ Л[евой], и нынче опытъ перваго: письмо о сочиненiяхъ.

2) Ничто такъ не мешаетъ улучшенiю людей, какъ забота объ устройстве общей жизни, объ исправленiи, улучшенiи другихъ.

3) Какъ правы славянофилы, говоря, что русск[iй] народъ избегаетъ власти, удаляется отъ нея. Онъ готовъ предоставлять ее, скорее, дурнымъ людямъ, чемъ самому замараться ею. Я думаю, что если это такъ, то онъ правъ. Все лучше, чемъ[604] быть вынужденнымъ употребить насилiе. Положенiе человека подъ властью тирана гораздо более содействуетъ нравствен[ной] жизни, чемъ положенiе избирателя, участника власти.

Это сознанiе свойственно нетолько славянамъ, но всемъ людямъ. Я думаю, что возможность деспотизма основана на этомъ. Думаю тоже, что своему участiю въ правительстве надо приписать безнравственность, индиферентность европейцевъ и Американцевъ въ конституцiонныхъ государствахъ.

4) Я — отделенное отъ Всего существо. Отделенiе свое я сознаю[605] веществомъ и движенiемъ. Пределы свои я сознаю движущимся веществомъ. Одинъ пределъ[606] есть та часть вещества, к[оторую] я сознаю собой, другой — та часть движенiя, к[оторую] я сознаю собой: ощущенiе и воспоминанiе.

3 Апреля 1905. Я. П.

Былъ нездоровъ сердцемъ. Все проще и проще, естественнее и естественнее смерть. Несмотря на нездоровье кое-что сделалъ, именно: Предисловiе къ Сети Веры (и не дурно) и выборки изъ Сет[и] В[еры] (8) и Предисловiе къ Уч[енiю] XII Ап[остоловъ]. Хуже, но годится. И письмо о перекувыркнутой теле[ге].

1) Все время думаю о томъ, какъ бы прiучиться жить совершенно независимо отъ мненiя людскаго (исключая изученiе того, что имъ (людямъ) нужно, чтобы можно б[ыло] служить имъ), независимо даже отъ желанiя ихъ любви къ себе, а только для Бога, для исполненiя закона своей жизни. Я думаю и чувствую даже, что можно прiучить себя къ этому. При такой одинокой, съ однимъ Богомъ жизни, теряется энергическая побудительная сила славы, одобренiя людскаго, но прiобретается великое спокойствiе, постоянство и твердое сознанiе верности пути. Надо, надо прiучать себя къ этому. Я думаю, что можно прiучить и детей.

2) Луки XVII, 7—10. Удивительная притча. Я только на дняхъ понялъ все великое значенiе ея. — Мы все хотимъ совершать подвиги, чтобы люди хвалили насъ; если и не похвалы, то хотимъ награды,[607] ценимъ свою заслугу. Это все — ужасное, зловреднейшее заблужденiе. Человекъ не можетъ ничего сделать лучшаго, какъ только исполнить то, что долженъ. Исполнивъ же все, что долженъ, онъ только не сделалъ дурнаго, только не виноватъ. Онъ можетъ быть не виноватъ, но заслуги никакой не можетъ быть.[608] Заблужденiе о томъ, что въ делахъ нашихъ есть заслуга, происходить отъ того же, что мы живемъ для славы людской, а не для Бога. Только живи для Бога — и[609] поймешь, что не можетъ б[ыть] заслуги. Это только отъ злого сравненiя себя съ другими. Помогай другимъ, если можешь, но не сравнивай себя съ ними. Сравнивай себя съ темъ, что ты долженъ и могъ бы быть. Ты можешь пройти по мосту, можешь не свалиться съ него, но больше того, чтобы пройти по мосту (к[оторый] приготовленъ для тебя), ты ничего сделать не можешь. Ты можешь не потонуть, но лететь надъ водой не можешь. И если ты прошелъ и не свалился, то тебе нечемъ гордиться. Будь доволенъ, что есть мостъ, и ты идешь по немъ. Старайся итти получше. Вотъ и все. Какъ важно понять это! Все нравственное ученiе въ этомъ.

3) Еще ясно мне стало то, что для Бога, для той истинной жизни, начало к[оторой] я сознаю въ себе, не можетъ быть движенiя и потому не можетъ быть цели, не можетъ быть близкаго и далекаго, большаго и малаго; не можетъ быть хорошего и дурнаго; но для жизни нашей, для отделеннаго существа неизбежно существуетъ движенiе и цель, и близкое и далекое, и худое и доброе, и человекъ долженъ жить въ этой иллюзiи, какъ въ иллюзiи движенiя солнца; но знать онъ долженъ, что жизнь его не движется, и вся иллюзiя движенiя — только для его блага.

(Совсемъ скверно — не то.)[610]

4) Чемъ больше живу, темъ мне яснее становится, что то, что я называю мiромъ и собою (матерьяльнымъ мiромъ и матерьяльнымъ собою), есть только одна изъ безконечно огромнаго числа возможностей мiровъ и существъ. Для каждаго отдельнаго существа есть cвой, совсемъ особенный отъ моего мiръ. Не мiръ матерьяльный, объективный, a условiя жизни.

5) Назначенiе человека — благо. И[611] благо, хотя и различное, свойственно[612] ребенку, юноше, мужу, старцу.

6) Благо всегда присуще человеку. Какъ только и насколько нарушается матерьяльн[ое], настолько увеличивается духовн[ое]. (Совсемъ сплю и пишу неладно.)

7) Умственная мужская деятельность за деньги, въ особенности газетная, есть совершенная проституцiя. И не сравне[нie], а тождество.

6 Апреля 1906. Я. П.

Два дня (считая и нынешнiй) ничего не пишу. Вчера попробовалъ Зел[еную] Пал[очку]. Не пошло. Все не то. Не могу соединить: всю истину, какъ я ее понимаю, съ простотой изложения. Были Фельтенъ и Сергеенко сынъ. Кажется, я велъ себя хорошо. Записать надо:

[613] 1) Признавать Бога, верить въ Него значитъ признавать нечто не познаваемое чувствами (но самое реальное). И, удивительное дело, те, кто не хочетъ признавать Его, Его духовную реальность, необходимо должны признать неподлежащую чувствамъ (которой они приписываютъ матерьяльность) реальность безсмысленной безконечности матерiи во времени и пространстве.

2) Мы смело отдаемся въ руки врачей, хлороформирующихъ насъ для совершенiя операцiи. Какже робеть, когда при смерти совершаетъ надъ нами эту операцiю подъ хлороформомъ совершаетъ Богъ, или природа?

3) Какъ нужно, нужно отвыкнуть отъ мысли о награде; похвале, одобренiи. За все хорошее, что мы можемъ сделать, намъ не можетъ быть никакой отплаты. Плата впередъ получена нами такая, что съ самымъ большимъ усердiемъ не отработаешь ея.

4) У человека два сознанiя: своего ограниченнаго, заключеннаго въ пределы «я» и своего[614] неограниченнаго «я». — Для неогранич[еннаго] «я» не можетъ быть страданiй (стесненiй), не можетъ не быть постоянное благо (не то страстное благо, к[оторое] даетъ временное удовлетворенiе желанi[я], а благо ровное, спокойное, благо сознанiя себя, сознанiя блага). И человекъ можетъ переносить и переноситъ более или менее, чаще или реже свое сознанiе изъ однаго «я» въ другое. Человекъ, живущiй однимъ духовнымъ «я» (святой), не знаетъ несчастiй; человекъ, живущiй однимъ огранич[еннымъ] «я», не можетъ не страдать. Все мы живемъ въ середине между двумя, все более и более освобождаясь отъ ограниченнаго и приближаясь къ неограннч[енному], духовному.

16 Апреля 1905. Я. П.

Все это время боле[ю] сердцемъ. Прежде не замечалъ, а теперь чувствую: стесненi[е], перебои. И хорошо, серьезно. Отъ этого и не могъ работать. А очень хочется и изложенiе веры и о Генр[и] Джорже, к[отораго] прочелъ по Николаеву и вновь восхищенъ.

Бываетъ это последнее время такое — минутами — ясное пониманiе жизни, какого никогда прежде не было. Точно сложное уравненiе приведено къ самому простому выраженiю и решенiю.

Записать надо многое.

1) О награде. Жить не для людей, а для Бога кажется трудно, п[отому] ч[то] не видишь награды за добрую жизнь. Такъ кажется. А это неправда. Богъ, к[оторый] въ тебе, награждаетъ да еще какъ (совесть).

2) Главное зло науки: отвлекать отъ существен[ныхъ] вопросовъ, обещая какое-то решенiе чего-то.

Нынче 21 (вечерь) Апр. 1905. Я. П.

За это время лучше сердце. Началъ писать: Народ[ные] Заступни[ки]. Недурно. И Ген[ри] Джоржа. Вчера съ Бутурл[инымъ] б[ылъ] у Петр[а] Осипова, и онъ жестко упрекалъ меня за то, что я говорю, а скупаю землю. Было и больно и хорошо. Почувствовалъ, какъ полезно, укрепляюще осужденiе, въ особенности незаслуженное, и какъ пагубно, разслабляюще похвалы, и особенно незаслуженныя (а они все незаслуженныя). Записать надо:

1) Наука — совершенно, какъ церковь — неуловима. Ты говоришь: вотъ,[615] — указывая на дарвинизмъ, или преступные типы, или тому подобное, — вотъ чепуха или ложь. Тебе отвечаютъ: да это не наука, а я говорю про настоящую науку, — подразумевая подъ этимъ нечто другое, также отрицаемое людьми, признающими другiя, а не эту часть науки.

2) Въ первый разъ понялъ все значенiе[616] заповеди: люби Бога всемъ с[ердцемъ] и в[сею] д[ушою] т[воею]. Это значитъ то самое, чего я теперь хочу достигнуть, къ чему я съ такимъ трудомъ теперь прiучаю себя; а именно, то, чтобы жить для Бога, служить только Ему, т. е. делать всякое дело только въ виду Бога и для того, чтобы делать то, чего Онъ хочетъ, независимо отъ того, чего хочешь самъ и чего хотятъ отъ тебя люди. И это можно, можно.

3) Сначала, въ первое время жизни человекъ живетъ только для себя, потомъ для себя и славы людской (людей такихъ же, какъ самъ, живущихъ для себя). Потомъ начинаетъ жить для себя и для толпы и еще для избранныхъ, наиболее уважаемыхъ людей, и потомъ начинаетъ жить нетолько для себя и для славы людской, но и для Бога. А надо жить только для Бога. Тогда будетъ хорошо и тебе, будетъ и слава людская. Надо прiучать себя къ этому.

————————————————————————————————————

4) Чемъ хуже становится человеку телесно, темъ лучше ему становится духовно. И потому человеку не мож[етъ] б[ыть] дурно. Я долго искалъ сравненiя, выражающаго это. Сравненiе самое простое: коромысло весовъ. Чемъ больше тяжесть на конце телесномъ, чемъ хуже телесно и въ смысле славы людск[ой] (тоже телесное), темъ выше поднимается конецъ духовный, темъ лучше душе.

5) Все чаще и чаще думаю о памяти, о воспоминанiи, и все важнее и важнее, основнее и основнее представляется мне это свойство. Я получаю впечатленiе. Его нетъ въ настоящемъ. Оно есть только въ воспоминанiи, когда я начинаю, вспоминая, обсуждать его, соединять съ другими впечатленiями и мыслями. Я получилъ[617] радость или оскорбленiе. Въ[618] настоящемъ[619] нетъ ни[620] радости ни оскорбленiя, оно начинаетъ действовать только въ воспоминанiи. Изъ безчисленнаго количества впечатленiй, к[оторыя] я получа[лъ], я очень многiя забылъ, но они оставили следы въ моемъ духовномъ существе. Мое духовное существо образовано изъ нихъ.

6) Если кто нибудь сомневается въ томъ, что жизнь есть нечто духовное, a тело — только необходимое условiе, то пусть онъ подумаетъ о томъ, что такое его «я». Ведь никакъ не тело и не сознанiе тела въ настоящемъ, a сознанiе всего того, что соединено въ одно моимъ воспоминанiемъ. Даны все эти воспоминанiя чувствами тела, но существо, к[оторое] я называю собой, никакъ не тело. Напротивъ, тело есть нечто,[621] хотя и дающее воспоминанiя, вмес[те] съ темъ и нарушающее духовное сознанiе. (Дурно выражено, а очень важно и нужно.)

7) Удивительны мудрыя и верныя мысли, выражаемыя спиритами.[622] Я записалъ п[отому], ч[то] имелъ объясненiе этого, а теперь забылъ.[623]

8) Вещество — это пределъ, въ к[оторый] заключено нераздельное духовное начало; движенiе есть то, что выражаетъ (проявляетъ) единство, нераздельность духовнаго существа.

Не будь вещества, не могло бы быть отдельности духовнаго существа. Или иначе: Отдельность духовнаго существа представляется веществомъ. Не будь движенiя, отделенное существо не было бы единымъ со Всемъ. Или иначе: единство отделеннаго существа со Всемъ представляется движенiемъ.

Не будь нераздельнаго духовнаго существа, заключеннаго въ пределы, не было бы жизни. Жизнь есть единство въ разделенности, или разделенность въ единстве.

9) Только признанiе духовности мiра и иллюзорности матерiи и движенiя разрешаетъ загадку безконечности. Вещество и движенiе, пространство и время — иллюзiи.

10) Отделенность нельзя сознавать безъ движенiя вещества.

11) Пределъ вещества — то вещество, к[оторое] я сознаю собою; пределъ движенiя — то движенiе, к[оторое] я сознаю собою.

12) Я — не мое тело, a движенiе моего тела. Я — это воспоминанiе моей жизни, нечто вполне духовное.

13) Мы переходимъ отъ животнаго (обманчиваго) сознанiя къ сознанiю духовному, истинному, и когда мы переходимъ въ духовное сознанiе, намъ кажется, что мы сами это сделали, что мы свободны. Но это намъ кажется только п[отому], ч[то] мы бы могли оставаться въ животномъ сознанiи.

Je m’entends.[624]

14) Движенiе само по себе всегда иллюзiя. Мы познаемъ только известную степень движенiя, а ни самое быстрое, ни самое медленное недоступно намъ.

И что же, движусь ли я въ вагоне, подвигаясь назадъ, съ той же быстротой, съ к[оторой] еду?

Движенiя нетъ. Движенiе есть только отношенiе отдельныхъ существъ.

15) Вещество отделяетъ и соединяетъ. Тоже делаетъ и движенiе.[625] Безъ вещества не можетъ быть отделенности,[626] не можетъ быть и безъ движенiя.[627] Вещество познается только движенiемъ; движенiе познается только веществомъ.

Нынче 4 Мая 1905. Я. П.

Казалось, что недавно не писалъ, а вотъ прошло почти три недели. Нетъ, только 2 недели. Не писалъ ни дневника ни писемъ. Чувствовалъ себя очень хорошо, а нынче дурно: слабо, уныло, тупо. За это время окончилъ Великiй Грехъ. Написалъ разсказъ на молитву. Казалось хорошо и умилялся во время писанiя, а теперь почти не нравится. Записать:

1) Кто-то, математикъ, сказалъ Наполеону о Боге: Je n’ai jamais eu besoin de cette hypot?se.[628] A я бы сказалъ: Je n’ai jamais pu faire quoique ce soit de bon sans cette hypot?se.[629]

2) Кажется, ужъ это записано, а не могу не повторить: Жизнь вся моя есть, была и будетъ,[630] отъ рожденiя до смерти. Я только не вижу ее еще всю. Изменить ее я не могу: телесное иллюзорное идетъ по телеснымъ[631] законамъ, духовное — по духовнымъ. Я только перехожу изъ одной области въ другую, и эти переходы изъ телесной, т. е. иллюзорной, въ духовную, реальную, мне кажутся свобод[ой]. У меня нетъ свободы, но лучше, чемъ свобода, то, для чего нужна свобода, — у меня благо, всегдашнее благо. Въ этомъ и несомненный смыслъ жизни. Мне дано благо, ненарушимое благо.

3) Движенiе — это отделенiе себя отъ себя; вещество — это отделенiе себя отъ Всего. (Это или очень глубоко мудро или очень глубоко глупо.)[632] Для отделенiя себя отъ себя нужно движенiе, и отъ движенiя — время. Для отделенiя себя отъ Всего нужно вещество, и отъ вещества — пространство.

4) Я, какъ отдельное существо, есмь вещество, включающее въ себя другiя существа, и есмь движенiе, включающее въ себе другiя двпженiя. И вместе съ темъ самъ включенъ и въ другое вещество и другое движенiе. (Плохо. — Только отъ того пишу, что записано.)

5) Для животнаго существа въ человеке нужно счастье извне, для разумнаго, духовнаго существа нужно только усилiе (усилiе сознанiя) изнутри.

6) Я вижу во сне, что со мной разговариваетъ человекъ о томъ, что было между нами прежде, и я вспоминаю, что это точно было. Точно также, какъ я вспоминаю на яву то, что было. И воспоминанiе мое на яву не более реально, чемъ воспоминанiе во сне. Я верю, что это было. Доказательство только то, что я помню. Если и другiе говорятъ, что это было, то ведь только ихъ воспоминанiя. Они столько же ценны, какъ и воспоминанiя техъ, съ к[оторыми] я говорю во сне. — Такъ что нельзя отрицать того, что вся эта жизнь есть сонъ, пробужденiе отъ к[отораго] наступить при смерти. И часто къ старости, какъ къ концу времени сна, нелепость этой жизни сна становится все яснее и яснее.

7) Саша отъ боли вспрыснула морфiй. Няня не одобрила: пострадать надо, когда Богъ посылаетъ. А Мечниковъ хочеть уничтожить нетолько страданiя, но и смерть.

Разве онъ не жалкiй, испорченный ребенокъ въ сравненiи съ народной мудростью старушки?

8) Судковой говорилъ, что онъ представляетъ себе нравственный прогрессъ человечества такимъ, что люди будутъ чувствовать жизнь другихъ нетолько близкихъ, но всехъ людей и будутъ испытывать это счастье за всехъ. А я подумалъ, что это уже есть, и я уже въ сознанiи могу жить этимъ и живу. (Неясно, а б[ыло] ясно.)

19 Мая 1905. Я. П.

Не писалъ больше двухъ недель. Здоровье все также плохо: постоянная изжога, боль въ желудке и печени. Но живу не очень дурно. Мысль о необходимости сознанiя жизни передъ Богомъ перестала действовать сильно, какъ новое, но, надеюсь, что проложила колею и часть ея (мысли) перешла въ безсознательную деятельность. Поправлялъ все это время Вел[икiй] Гр[ехъ] и все еще не кончилъ. С[оня] больна. Нынче у ней б[ылъ] сильный припадокъ болей. Записать надо:

1) Записано: сознанiе останавливаетъ время, т. е. иллюзiю.[633]

Вчера получилось известiе о разгроме русскаго флота. Известiе это почему-то особенно сильно поразило меня. Мне стало ясно, что это не могло и не можетъ быть иначе: хоть и плохiе мы христiане, но скрыть невозможно несовместимость христiанс[каго] исповеданiя съ войной. Последнее время (разумея летъ 30 назадъ) это противоречiе стало все более и более[634] сознаваться. И потому въ войне съ народомъ нехристiанскимъ, для кот[ораго] высшiй идеалъ — отечество и геройство войны, христiанскiе народы должны[635] быть побеждены. Если до сихъ поръ христ[iанскiе] народы побеждали некультурн[ые] народы, то это происходило только отъ преимущества технич[ескихъ] военныхъ усовершенствован[iй] христ[iанскихъ] народовъ: (Китай, Индiя, Африк[анскiе] народы, Хивинцы и средне-азiатскiе); но при равной технике христ[iанскiе] народы неизбеж[но] должны быть побеждены нехристiанскими, какъ это произошло въ войне Россiи съ Японiей. Японiя въ несколько десятковъ летъ нетолько сравнялась съ Евр[опейскими] и Америк[анскими] народами, но превзошла ихъ въ технич[ескихъ] усовершенствованiяхъ. Этотъ успехъ Японцевъ въ технике нетолько войны, но и всехъ матерьяльныхъ усовершен[ствованiй] ясно показалъ, какъ дешевы эти технич[ескiя] усоверш[енствованiя], то, что называется культурой. Перенять ихъ и даже дальше придумать ничего не стоитъ. Дорого, важно и трудно добрая жизнь, чистота, братство, любовь, то самое, чему учитъ христiанство и чемъ мы пренебрегли. Это намъ урокъ.

Я не говорю этого для того, чтобы утешить себя въ томъ, что Японцы побили насъ. Стыдъ и позоръ остаются теже. Но только они не въ томъ, что мы побиты Японцами, а въ томъ, что мы взялись делать дело, к[оторое] не умеемъ делать хорошо и к[оторое] само по себе дурно.

3) Не дописалъ 19-го и пишу нынче утромъ, 24 Мая 1905. Я. П.

Нынче прiезжаетъ Чер[тковъ]. Все это время исправлялъ, дополнялъ В[еликiй] Г[рехъ]. Кажется, кончилъ. Но последнiй разгромъ флота вызываетъ рядъ мыслей, к[оторыя] надо высказать.

За последнее время все яснее и яснее представляется мне смыслъ, т. е. мое (и всехъ людей) положенiе въ жизни. Иногда такъ ясно, что жутко.

Здоровье недурно, но правильно слабею и освобождаюсь. Записать надо многое.

1) Сестра Машенька (монахиня) и Пел[агея] Ильин[ишна] тетушка (полумонахиня) въ моемъ представленiи сливаются въ одно существо. И это такъ и есть. Духовное существо во всехъ одно, но здесь, при маломъ различiи формы, это единство яснее представляется.

2) Разница несправедливости земельной собственности и орудiй труда въ томъ, что владенiе землею включаетъ неизбежно власть надъ людьми, живущими на ней, владенiе же орудiями труда даетъ власть только надъ теми людьми, к[оторые] подчиняются этой власти.

3) Безъ глаза нетъ солнца. Безъ меня нетъ мiра. Это не верно. Безъ солнца не б[ыло] бы животнаго и его глаза, но[636] мiръ совсемъ не необходимъ для того, чтобы б[ыло] сознанiе, т. е. я. — Въ сознанiи своего я есть нечто основное, безъ чего ничего существовать не можетъ. Я могу допустить, что уничтожится тотъ мiръ, к[оторый] я знаю, но не могу допустить своего уничтоженiя.

4) Люди учатъ другихъ, какъ имъ жить, уговариваютъ ихъ.... все это недоразуменiе. Человеку никакъ нельзя ничего внушить, еще меньше можетъ человекъ заставить самъ себя что нибудь пожелать, понять, полюбить, даже сделать. —

Самъ человекъ надъ собой ничего не можетъ сделать. Онъ изменяется, переходя изъ сознанiя животнаго въ сознанiе духовное, и эти измененiя ему кажутся самопроизвольными. Но это не такъ: человекъ также[637] подлежитъ неизменнымъ законамъ въ области телесной, какъ и въ области духовной. Разница только въ томъ, что въ области телесной онъ страдаетъ, а въ области духовной испытываетъ постоянное благо. (Страданiя, испытываемыя въ области телесной (и страданiя необходимыя при возрасте, болезняхъ, старости), показываютъ только то, что человеку свойственно благо, что благо есть его назначенiе). И потому человекъ не можетъ самъ на себя воздействовать. Только другiе могутъ воздействовать на него, и онъ можетъ воздействовать на другихъ въ области духовной. Воздействiе въ области духовной состоитъ въ возсоединенiи себя со Всемъ. Чтобы воздействовать на другаго, надо только помогать ему вытти изъ своего одиночества и соединиться со всемъ ду ховнымъ мiр[омъ] прошедшимъ, настоящимъ и будущимъ. (Соединенiе съ будущимъ есть то, что мы называемъ идеаломъ.) Самому же надо укрепляться этимъ единенiемъ.

5) Говорятъ о нечестности крестьянъ, о лживости, воровстве. Это-то и ужасно. Ужасно то, что мы,[638] те, к[оторые] ограбили и грабимъ крестьянъ, — мы виноваты въ этомъ. Какой честности, правдивости требовать отъ человека[639] по отношенiю къ разбойник[амъ], к[оторые] ограбил[и] и захватил[и] его?

6) Карляйль говоритъ, что деятельность, трудъ для человека, для того, чтобы онъ могъ совершенствоваться, также необходимъ, какъ то, чтобы глина, изъ к[оторой] горшечникъ делаетъ горшки, вертелась бы. Верченiе не есть трудъ только, есть возникшее духовное сознанiе. (Не вышло, было что-то ясное.)

7) Стареясь, жалко молодыхъ радостей: веселья, дружбы, любви.... И не нужно лишаться ихъ. Стареешься, живи этими радостями въ молодыхъ, переносясь въ нихъ, любя ихъ, руководя ими.

8) Одинъ смыслъ жизни: благо. Жизнь подразделена затемъ, чтобы всякое отделенное существо[640] испытывало благо, радовалось бы. Благо разумнаго существа человека только тогда благо, когда оно благо всехъ. (Плохо, а такъ.)

9) Какъ мы не знаемъ жизнь трудового народа! Не знаемъ всехъ техъ жертвъ жизнями, к[оторыя] они несутъ[641] ради своего труда. Все это я думалъ, глядя на то, какъ откапывали засыпаннаго Сем[ена] Влад[имирова]. Самопожертвованiе,[642] радость самопожертвованiя — видна въ Ал[ексее] Жидко[ве], Герасиме. Удивительно. Надо бы выяснить это людямъ.

10) Чемъ больше занятъ собою, своей душою, темъ меньше занятъ внешнимъ мiромъ, и темъ больше добра вносишь въ мiръ. И на оборотъ.

11) Жизнь есть расширенiе, углубленiе духовнаго сознанiя. Все, что мы считаемъ зломъ, содействуетъ этому.

12) При смерти уничтожается отделенность и потому прекращается сознанiе и движенiя и телесности.

13) Совершенствованiе есть сама жизнь: расширенiе сознанiя. Радостно сознавать его. А ни остановить ни подогнать его нельзя.

14) Очень важное: Полезно заниматься особымъ родомъ молитвы. Въ мысляхъ перебирать людей нелюбимыхъ, вникая въ ихъ душу и думая о нихъ съ любовью. У меня длинный списокъ такого поминанiя. И у всехъ есть. Это очень полезно.

(Вотъ эта мысль не моя, я бы не могъ выдумать ее, а она пришла мне неизвестно откуда, и я могу и долженъ пользоваться ею, также какъ и те, к[оторымъ] я сообщу ее.)

15) Очень хочется вложить въ Илюшинъ разсказъ свою исповедь и откровен[iе] о мужикахъ. А то не успею.

16) Мне кажется, что есть день одинъ и другой, утро, вечеръ, ночь, годъ одинъ и другой, весна, лето, зима, что есть Фокановъ Миха[йла] — дедъ, Тарасъ — отецъ, Петръ — сынъ и его сынъ, а все это такъ кажется только отъ того, что я отделенъ и не могу видеть всего сразу; а это все есть, все въ одномъ.

(Въ роде сумашествiя.)

17) Подходятъ къ двери шаги. Я спрашиваю: Кто тамъ? Отвечаютъ: Я. — Кто я? — Да я, — съ удивленiемъ, что можно объ этомъ спрашивать. Это мальчикъ крестьянскiй. Онъ знаетъ, что на свете есть только его я. То я, кот[орое] во всемъ. Я же спрашиваю: о томъ окошке, черезъ к[оторое] смотритъ я.

18) Хотелъ сказать, что безъ самоотверженiя ничто важное, существенное не совершается. Но это неправда. Надо сказать, что безъ готовности отдать свою жизнь ничто настоящее не совершается. «И кто погубитъ душу, тотъ»......

19) Ничто не можетъ быть признано причиной чего либо.

Причины всего безконечно разнообразны и отдаленны и необъяснимы.

————————————————————————————————————

6 Іюня 1905. Я. П.

Третья[го] дня уехалъ Ч[ертковъ]. Было очень, сверхъ ожиданiя хорошо съ нимъ. Былъ тяжелый разговоръ съ С. (сыномъ). Трудное испытанiе. Я не выдерживаю его. Сократилъ Вел[икiй] Гр[ехъ], выбросилъ многое. Мне жалко. Поша милый прiехалъ. Здоровье С[они] нехорошо. Хотелъ написать: сомнительно, да боялся, что она прочтетъ. Оставляю, п[отому] ч[то] точно сомнительно. — Нынче прiехалъ Малеванецъ очень хорошiй, и жду съ неудовольствiемъ Долгор[укова].

[643] Вчера сидело много народа: старые, молодые, мужья, жены, девушки, дети, и мне такъ ясно стало, что это все отверстiя — окна, черезъ к[оторыя][644] я вижу Бога. Все они равномерно открываются мне сниманiемъ той пелены, к[оторая] покрываетъ ихъ. И понимая это, сердиться на нихъ: требовать отъ нихъ одинаковаго пониманiя.

[645] Началъ купаться 4 дня тому назадъ. Кишки совсемъ не действуютъ. Хорошо. Часто прямо сознаю, что хорошо. Записать надо:

1) Я чувствую, что только начинаю быть похожимъ на человека, только грубо оболваненъ. Это не доказываетъ того, чтобы я,[646] начатый я непременно продолжалъ жить, но значитъ то, что для чего [-то] это делается, хоть для того, чтобы мне испытывать эту радость совершенствованiя.

2) Полный человекъ, какимъ онъ долженъ быть, это челов[екъ] религiозный. Человекъ безъ религiи — животный, только возможность человека. Таковы[647] дети, тако[вы] и некот[орые] и 50-летнiе люди.

3) Часто смотрю на жизнь совсемъ со стороны, какъ будто не участвуя въ ней. И только при этомъ взгляде видишь ее правильно.

4) Чемъ старше я становлюсь, темъ воспоминанiя мои становятся живее. И удивительно, вспоминаю только радостное, доброе, и наслаждаюсь воспоминанiемъ не меньше, иногда больше, чемъ наслаждался действительностью. Что это значитъ? То, что ничто не проходитъ, ничто не будетъ, а все есть. И чемъ больше открывается жизнь, темъ резче выделяется доброе, истинное отъ дурнаго, ложнаго.

5) Пропасть народа, все нарядные, едятъ, пьютъ, требуютъ. Слуги бегаютъ, исполняютъ. И мне все мучительнее и мучительнее и труднее и труднее участвовать и не осуждать.

6) Аналогiя церкви и науки подтверждается во всемъ: также не доказываютъ, не объясняютъ, не вникаютъ въ несогласное, а утверждаютъ, не слушаютъ и сердятся.

7) Глядя на все явленiя мiра, въ особенности на деятельности, жизни людей, вижу, какъ понемногу вместе со мной освобождаются отъ отделенности, расширяются существа, стоящiя на различныхъ ступеняхъ. Въ этомъ жизнь. И это надо помнить, и тогда не будешь сердиться и негодовать.

8) Меня сравниваютъ съ Руссо. Я много обязанъ Р[уссо] и люблю его, но есть большая разница. Разница та, что Р[уссо] отрицаетъ всякую цивилизацiю, я же отрицаю лже-христiанскую. То, что называютъ цивилизацiей, есть ростъ человечества. Ростъ необходимъ, нельзя про него говорить, хорошо ли это или дурно. Это есть, — въ немъ жизнь. Какъ ростъ дерева. Но сукъ или силы жизни, растущiя въ суку, неправы, вредны, если они поглощаютъ всю силу роста.[648] Это съ нашей лжецивилизацiей.

9) Если гуляютъ и топчутъ хорошiй лугъ, я жалею, но не негодую, но когда подъ видомъ блага народа, любви къ нему, въ сущности же изъ корысти, славы людской и самыхъ разнообразныхъ целей, всковыриваютъ лугъ и засеваютъ абсянтомъ или портятъ, и онъ зарастаетъ полынью, я не могу не негодовать. Знаю, что дурно, но не могу не негодовать противъ самодовольныхъ либераловъ, к[оторые] делаютъ это.

10) Ты хочешь совершенства, и жизнь, ослабляя твое тело и его страсти, помогаетъ тебе. Отъ этого[649] безсознательно всегда хочется впередъ — уйти изъ тела, изъ движенья: изъ отделенности. Положи свою жизнь въ расширенiи духовномъ, и[650] болезн[и], старость, всякiя телесныя невзгоды, смерть будутъ благомъ.

11) Кажется, что ослабеваешь, стареешься, умираешь, а это — крепнешь, ростешь, рождаешься.

12) Уговаривать нельзя, можно только помогать вступить во всемiрную духовную жизнь: соединиться съ Богомъ.

13) Ты только передаточное орудiе, черезъ кот[орое] действуетъ сила божiя. Твое дело только въ томъ, чтобы держать въ порядке орудiе — себя, свою душу.

14) Я орудiе, к[оторымъ] работаетъ Богъ. Мое[651] благо истинное въ томъ, чтобы участвовать въ Его работе. Участвовать же въ Его работе я могу только темъ, чтобы держать въ порядке, чистоте, остроте, правильности то орудiе, к[оторое] дано мне. —

15) Не заниматься собой, а работать внешнюю работу, к[оторую] я считаю нужной, все равно, что рубить тупымъ топоромъ. Только испортишь топоръ и размочалишь и разщеплешь то, что рубишь, а ничего не[652] сделаешь, не построишь.

Только когда одинъ, въ тишине, т. е. въ общенiи съ темъ Б[огомъ], к[оторый] въ тебе, поднимаешься на ту высоту, на кот[орой] б[ылъ] и можешь быть. Съ людьми сейчасъ спускаешься. Я испытывалъ это съ Ч[ертковымъ]. Ужъ какъ онъ мне близокъ, а какъ только я не одинъ, я только 1/100 себя. Все должны испытывать это.

12 Іюня 1905. Я. П.

Было очень дурное расположенiе духа. Старался пользозоваться имъ. Написалъ въ два дня разсказъ: Ягоды. Не дурно. Сейчасъ б[ылъ] Миша и разговаривалъ хорошо. Очень можетъ быть, что въ немъ пробудится жизнь. Во всехъ должна пробудиться.

— Все больше и больше болею своимъ довольствомъ и окружающей нуждою. Записать надо:

1) Человекъ не можетъ не быть правъ, когда онъ утверждаетъ себя, свое божественное я, но когда онъ съ[653] уверенностью правоты, свойственной божественному я, утверждаетъ свое животное, или тщеславное, честолюбивое, исключительное я, тогда онъ ужасенъ. Въ этомъ основа самоуверенности.[654]

2) Зачемъ? я не знаю, но знаю несомненно, что мне свойственно стремиться къ благу, определяя благо и достигая его теми средствами, к[оторыя] даны мне. Ребенкомъ я кричу, плачу, ласкаюсь, чтобы получить желаемое; юношей, мужемъ прилаживаюсь, борюсь, тружусь, и только старцемъ вижу, что благо только въ служенiи Богу. И это такъ. И это можно бы знать теоретически. Въ этомъ преподаванiе религiи.

————————————————————————————————————

Пишу и сплю. Такъ слабо себя чувствую. Хотелъ писать и Силоамск[ую] башн[ю] и Зел[еную] пал[очку] и ничего не могу.

18 Іюня 1905. Я. П.

Больше недели чувствую себя физически очень дурно: желудокъ, кишки. Написалъ только вступленiе къ Вел[икому] Гр[еху] и несколько ничтожн[ыхъ] писемъ. Записать надо несколько, кажущихся мне важными, вещей.

1) (Къ Силоамск[ой] башне). Это разгромъ не русскаго войска и флота, не русск[аго] государства, но разгромъ всей лже-христiанской цивилизацiи. Чувствую, сознаю и понимаю это съ величайшей ясностью. Какъ бы хорошо б[ыло] съуметь ясно и сильно выразить это. —

Разгромъ этотъ начался давно: въ[655] борьбе[656] денежной, въ борьбе успеха въ такъ называемой научной и художественной деятельности, въ к[оторой] евреи не христiане побили всехъ христiанъ во всехъ государствахъ и вызвали къ себе всеобщую зависть и ненависть. Теперь это самое сделали въ военномъ деле, въ деле грубой силы Японцы, показавъ самымъ очевиднымъ образомъ то, къ чему не должны стремиться христiане, въ чемъ они никогда не успеютъ, въ чемъ всегда будутъ побеждены нехристiанами: въ праздномъ знанiи томъ, что называется наукой, въ доставляющихъ удовольствiе забавахъ, «pflichtloser Genuss»,[657] и въ средствахъ насилiя. — Исторiя совершаетъ обученiе христiанъ отрицательнымъ путемъ: показываешь имъ, чего они не должны делать, на что не должны устремлять свои силы.

2) Движенiе религiозное къ большему свету — правде и добру[658] есть результатъ всехъ сложныхъ деятельностей людскихъ: и экономич[еской], и политич[еской], и худож[ественной], и научной. Сложная, огромная работа совершается только для того, чтобы произвести очень небольшой шагъ въ религiозномъ сознанiи. Подобно тому, какъ для передвиженiя великой тяжести работаютъ сложныя колеса, рычаги, пробегая тысячи саженъ въ своемъ вращенiи для того, чтобы на дюймъ подвинуть тяжесть.

3) Иногда и все чаще бываетъ время, что желаешь смерти. Это дурно. Желать смерти — явное неповиновенiе Богу. Уже потому нельзя желать смерти, что вся твоя жизнь, мож[етъ] быть, была нужна для того часа, к[оторый] долженъ былъ наступить, а ты лишилъ себя этого часа.

4) Читалъ записки сектанта Мироненка. Очень даровитый и религiозный человекъ. Прекрасны сравненiя, прекрасное пониманiе и примененiе текстовъ Св[ященнаго] писанiя. Но тутъ же я заметилъ, какъ опасно говорить о религiозн[ыхъ] предметахъ образно, сравненiями, въ связи съ текстами, приподнято и неясно.

Для обсужденiя и выраженiя религiозн[ыхъ] предмето[въ] нужно еще больше точности, чемъ въ математике.

5) Записано такъ: Жизнь своимъ общенiемъ увеличиваетъ внутреннее содержанiе духовнаго существа. Въ этомъ расширенiе. Надо же сказать такъ: чемъ больше раскрывается свое существо, жизнь, темъ больше общенiя съ существами мiра. (Не важно и не ясно.)

6) Записано: радоваться только на увеличенiе мудрости и любви и радость жизни. Не понимаю, не помню. Жалко.

7) Т[акъ] к[акъ] я — отделенное существо, то не могу видеть, чувствовать, сознавать Всего. (Не вышло.).

8) (Очень важное, нужное, радостное). Меня долго смущала мысль о томъ, что желанiе любви людей, существъ, даже будущихъ людей такъ сильно, естественно, такъ кажется хорошо, даетъ такъ много хорошихъ, чистыхъ радостей, что, казалось бы, должно быть хорошо, а между темъ высшее состоянiе духовнаго человека — то, когда онъ живетъ только для Бога, не заботясь о славе людской, презирая ее. И вотъ разъясненiе этого противоречiя открылось мне. Ведь все существа, люди, живущiе теперь и имеющiе жить после, ведь все это — проявленiя Бога, это — Богъ въ[659] одномъ изъ техъ состоянiй, въ к[оторыхъ] онъ доступенъ мне. И потому искать любви существъ, людей современныхъ и будущихъ, не противно, но согласно съ желанiемъ служить Богу, исполнять Его волю. Дело только въ томъ, чтобы желать, искать любви духовной, а не животной.

9) Есть два сознанiя: сознанiе животное, отделяющее, и сознанiе духовное, соединяющее. Въ первомъ несвободенъ, во второмъ не можетъ быть вопроса о свободе. Нельзя сказать, что въ первомъ несвободенъ,[660] п[отому] ч[то], если я скажу, что несвободенъ въ животномъ, чувствующемъ свое отделенiе существе, то какъ же я назову то состоянiе, въ к[оторомъ] я, человекъ, существо, не чувствуетъ своего отделенiя, какъ это происходитъ въ младенце, въ утробномъ плоде? Такъ что если я назову человека свободнымъ вполне при сознанiи духовномъ, я не могу не признать известной степени свободы въ существе животномъ, сознающемъ свое отделенiе. Такъ что, очевидно, есть степени свободы. И, строго говоря, нельзя признать полной свободы и въ[661] человеке при духовномъ сознанiи.

Свобода, какъ и жизнь, есть б?льшая или меньшая. И какъ жизнь идетъ, увеличиваясь, расширяясь, такъ и свобода.

29 Іюня 1905. Я. П.

Больше недели нездоровъ желудкомъ. Почти ничего не делалъ. Лева здесь. Мне его всей душой жалко, но помочь ему невозможно. Мож[етъ] б[ыть], такъ и нужно. И ему хорошо въ его слепоте. Только нынче немного пописалъ Сил[оамскую] Куп[ель]. Пошу чемъ больше вижу, темъ больше ценю и люблю. <Саша[?] грубеетъ. Или нетъ идеаловъ или очень низкiе>.[662] Здоровье С[они] не определенно. Скорее вероятно, что нетъ дурнаго. Съ ней очень хорошо.

Записать надо: самое главное.

1) Записано такъ: Время — это сама жизнь. Эта мысль пришла почти во сне и, какъ всегда въ полусне или во сне, показалась особенно важной и глубокой. Сущность мысли та, что мiръ, «Все», неподвижно и невременно, но для меня, отдельнаго существа, онъ постепенно раскрывается: снимаются покровы, скрывающiе его отъ меня, сознанiе мое расширяется, освобождается, и въ этомъ моя жизнь. Это не ясно, но мне не хочется отказаться отъ этого.

2) (къ Силоам[ской] башне). Измененiе государственнаго устройства можетъ произойти только тогда, когда установится новая центральная власть, или когда люди местами сложатся въ такiя cоединенiя, при к[оторыхъ] правительственная власть будетъ не нужна. A вне этихъ двухъ положенiй могутъ быть бунты, но не перемена устройства.

3) Toqueville говоритъ, что большая революцiя произошла именно во Францiи, а не въ другомъ месте, именно п[отому] ч[то][663] везде положенiе народа было хуже, задавленнее, чемъ во Францiи. En d?truisant en partie les institutions du moyen ?ge on avait rendu cent fois plus odieux ce qui en restait.[664] Это верно. И по той же причине новая, следующая революцiя освобожденiя земли должна произойти въ Россiи, такъ какъ везде положенiе народа по отношенiю къ земле хуже, чемъ въ Россiи.

4) Какъ хорошо быть больнымъ! Въ болезни ясно видно, что важно и что неважно въ жизни. А въ этомъ вся мудрость. Я испыталъ это на дняхъ.

5) Желать умирать нельзя, п[отому] ч[то] желать умирать значитъ желать будущаго, а истинная жизнь вне времени.

6) Я пережилъ 3 отношенiя къ брачной жизни: 1) бракъ ненарушимъ, счастливъ ли, несчастливъ ли, терпи, какъ свое те[ло], и нетъ порывовъ, отчаянiя, романовъ. 2) Согласье душъ, страсть, поэтическая любовь, Вертеръ, страданiя любви, и 3) Не нравится супругъ или супруга, расходись и возьми новаго или новую.

7) Хорошо бы написать объ отношенiи неиспорченныхъ детей къ вегетарьянству, какъ они твердо знаютъ, что нельзя лишать жизни.

8) Революцiя только та благотворна, кот[орая] разрушаетъ старое только темъ, что уже установила новое. (Гурiйцы.) Не склеивать рану, не вырезать ее, а[665] вытеснять ее живой клетчаткой.

9) Увеличенiе свободы есть просветленiе сознанiя.

10) Свобода есть освобожденiе отъ иллюзiи, обмана личности.

11) Какъ французы были призваны въ 1790 году къ тому, чтобы обновить мiръ, такъ къ тому же призваны русскiе въ 1905.

3 Іюля 1905. Я. П.

Немного лучше. Переделывалъ предисловiе къ В[еликому] Г[реху]. Не работается. Нынче живо думалъ: только бы смотреть на выработку въ себе любви какъ на главное дело жизни, и дела всегда есть, и не будешь жалеть, что не пишется. Думалъ: нездоровье, боль, дурное расположенiе духа? — Я этого нынче желалъ, чтобы въ этихъ состоянiяхъ испытать себя и победить.

1) Павл[а] Николавна, какъ и многiе, говоритъ, что не любитъ принциповъ, п[отому] ч[то] нельзя live to it.[666] Это — неспособность мыслить. Принципы — это сознанiе истины, добра, и вся жизнь есть приближенiе къ нимъ. Какже жить безъ нихъ.

2) Человекъ, живущiй духовнымъ сознанiемъ, не можетъ быть несвободенъ: Онъ живетъ[667] въ Боге. Но приходитъ[668] человекъ въ духовное сознанiе не по своей воле

5 Іюля 1905. Я. П.

Вся жизнь наша есть проявленiе сознанiя.....

[669] Началъ выписывать мысли, но чувствую себя столь слабымъ, что отложу до другаго раза. Все боль желудка. Не спалъ отъ боли. И опять утро не работаю.

Все хочется писать советъ людямъ въ теперешнее время, и все не въ силахъ. Видно, не надо. И такъ хорошо, и дело, самое важное дело, есть. — Записать:

1) Цивилизацiя шла, шла и зашла въ тупикъ. Дальше некуда. Все обещали, что наука и цивилиз[ацiя] выведутъ насъ, но теперь уже видно, что никуда не выведетъ: надо начинать новое.

2) 0,777.... произошло отъ деленiя неизвестнаго делимаго на 10. 7/10 + остатокъ [въ] 10 разъ меншiй делимаго. Для того, чтобы не было остатка, надо отнять отъ делимаго[670] и делителя 1/10. Отнявъ отъ делимаго 1/10, будетъ 7 безъ остатка; отнявъ отъ делителя (10) 1/10, будетъ 9. [0,]7777... равно 7/9.

————————————————————————————————————

Последнее писанiе заключилъ глупостью. Нынче:

31 Іюля 1905. Я. П.

Не писалъ 28 дней. Никакъ не думалъ, чтобы такъ долго. Все это время б[ылъ] физич[ески] довольно здоровъ, но духовно слабъ: мало писалъ. Мало подвинулся въ «Конце Века». Но кажется, за это время б[ыло] не мало мыслей, мож[етъ] б[ыть] и интересныхъ. Сейчасъ запишу ихъ. — За все это время б[ыла] большая лень, слабость и дурное расположенiе, но, слава Богу, мало проявлявшееся. — Записываю.

1) Записано такъ: пассивная революцiя началась въ Россiи.

2) Въ такiя времена борьбы, какъ теперь въ Россiи, нужно,[671] первое: воздерживаться отъ того, чтобы помогать той или другой стороне; второе: отъискивать средства примиренiя.

3)[672] Интелигенцiя внесла въ жизнь народа[673] въ сто разъ больше зла, чемъ добра.

4) Записано: Не правъ ли Сютаевъ? А теперь не могу вспомнить, въ чемъ.

5)[674] Революцiя[675] теперь никакъ не можетъ повторить того, что б[ыло] 100 летъ назадъ. Революцiи 30, 48 годовъ неудались п[отому], ч[то] у нихъ не б[ыло] идеаловъ, и они вдохновлялись остатками большой революцiи. Теперь те, к[оторые] делаютъ русскую революцiю, не имеютъ никакихъ: экономическ[iе] идеалы — не идеалы.

6) Революцiя плодотворная только та, к[оторую] нельзя остановить.

7) Отдельныя существа[676] проявляются въ этомъ мiре въ[677] различныхъ (по отношенiю между собой) пределахъ въ пространстве и времени. Это проявленiе ихъ есть то, что мы называемъ жизнью, сознавая его въ себе и наблюдая въ другихъ существахъ. Проявленiе свое я переживаю, проявленiе въ другихъ существахъ (пределы к[отор]ыхъ[678] ограниченнее моихъ) я вижу вполне, какъ въ менее долговечныхъ, чемъ человекъ, существахъ: соба[ки],[679] насекомыя. Въ некоторыхъ вижу начала[680] или знаю по преданiямъ о начала[хъ] (растенiя), въ некоторыхъ не знаю ничего о началахъ и не вижу концовъ (планеты, звезды).

8) Смыслъ жизни для насъ въ нашей жизни есть благо.

Но говорить, что Богъ далъ намъ жизнь для нашего блага — антропоморфизмъ.

9) Главная преграда для осуществленiя ученiя Христа ([681] открытой истины) женщины — ихъ лживость, ихъ освобожденiе себя отъ своего долга, своего призванiя — деторожденiя.

10) Для существованiя разумнаго, нравственнаго общества необходимо нахожденiе женщинъ подъ внушенiемъ мущинъ. Въ нашемъ же обществе обратное: мущины[682] находятся подъ внушенiемъ женщинъ.

11) Гораздо лучше кокетничанiе женщинъ плечами и задницей, чемъ принципами, убежденiями...

12) Записано такъ: Только благодаря времени: постепенному открыванiю существа мiра, возможно сознанiе жизни — движенiя жизни. Понимаю я это такъ: Всемъ отделеннымъ существамъ открывается ихъ духовная сущность постепенно. И это открыванiе есть то, что мы (для себя) сознаемъ жизнью, движенiемъ жизни.

13) Недоразуменiе деятелей теперешней русской революцiи въ томъ, что они хотятъ учредить для русскаго народа новую форму правленiя; русскiй же народъ дожилъ до сознанiя того, что ему не нужно никакой.

14) Какъ хорошо, что я бываю и золъ, и глупъ, и гадокъ, и знаю это про себя. Только благодаря этому я могу (къ несчастью, только иногда) кротко, прощая, переносить злость, глупость, гадость другихъ.

15) Страдаешь отъ того, что люди не религiозны, не понимаютъ религiозныхъ требованiй, и досадуешь на нихъ — огорчаешься. Надо понять, что способность религiознаго отношенiя къ жизни (высшая теперь человеческая способность) не можетъ быть передана разсужденiемъ или какимъ бы то ни было духовнымъ воздействiемъ людямъ, не имеющимъ ее. Какъ нельзя научить собаку затворять дверь, или лошадей не топтать траву, или дикихъ людей готовить себе жилища и пищу, пока у нихъ не развился разсудокъ, такъ нельзя научить людей — каково большинство людей теперь — тому, чтобы они жили, понимая все значенiе своей жизни, т. е. жили, руководствуясь религiознымъ сознанiемъ. Люди такiе только начинаютъ вырабатываться — являются одинъ на тысячи, и являются совершенно независимо отъ образа жизни, матерьяльнаго достатка, образованiя, столько же и даже больше среди бедныхъ и не образованныхъ. Количество ихъ постепенно увеличивается, и измененiе обществен[наго] устройства зависитъ только отъ увеличенiя ихъ числа.

16) Ничто такъ не подвигаетъ къ добру, какъ сознанiе того, что тебя любятъ. Оно подвигаетъ и темъ, что радостно быть любимымъ, и делаешь то, что вызываетъ любовь, подвигаетъ и прямо, непосредственно темъ умиленiемъ, к[отор]ое возбуждаетъ любовь,[683] возбуждаемая и испытываемая.

17)[684] Слишкомъ хорошо, легко бы было жить, если бы не б[ыло] того, что тревожитъ, огорчаетъ, испытуетъ.

18) Все совершающiяся измененiя въ жизни людей, все существенныя — совершаются по духовнымъ причинамъ. Но это нетолько не значитъ того, что[685] измененiя эти произвольны, но, напротивъ, показываетъ, что они непроизвольны, т[акъ] к[акъ] измененiя духовныя вне власти человека — оне сама жизнь.

19) Цивилизацiя лжехристiанская завела христ[iанскiе] народы въ такой тупикъ, изъ к[отораго] ясно, что нетъ никакого выхода, и надо итти назадъ, не всю дорогу назадъ, а ту часть дороги, к[оторая] завела въ тупикъ.

20) Сидимъ на дворе, обедаемъ 10 кушанiй, мороженое, лакеи, серебро,[686] и приходятъ нищiе, и люди добрые продолжаютъ есть мороженое спокойно. Удивительно!!!!

21) Борьба света и тьмы, добра и зла происходитъ во мне, а я думаю, мне кажется, что это я борюсь. Такъ записано, Въ сущности же я понимаю это такъ: Раскрывается для меня сущность жизни, снимаются покровы, скрывающiе ее, а я думаю, что я иду. То бываетъ, что едешь, и тебе кажется, что берега бегутъ, а тутъ: Берега идутъ, a тебе кажется, что ты идешь.

22) Записано такъ: религiозное сознанiе указываетъ все большее и большее благо въ духовномъ, и потому человекъ все больше и больше стремится къ духовн[ому] благу.

23) Разница между правилами и законами та, что правила предписываются, а законы сознаются. Таковы законы христiанства.

24) Русск[ая] революцiя должна разрушить существ[ующiй] порядокъ, но не насилiемъ, а пассивно, неповиновенiемъ.

25) Откровенно говорить можно только съ Богомъ. Только Ему можно все сказать.

26) Хорошо, когда люди отталкиваютъ — приближаешься къ Богу. На это особенно хорошо униженiе.

27) Разсужденiемъ нельзя вызвать въ другомъ религiознаго сознанiя, но уяснять религiозное оознанiе словомъ, выяснять[687] благость нужно (этого же и хочется). Нужно затемъ, что когда въ человеке зарождается религiозн[ое] сознанiе, онъ находитъ помощь въ своемъ движенiи. Уясненiе своего религiозн[аго] сознан[iя] повышаетъ общее.

28) Соцiализмъ есть одно изъ малыхъ приложенiй христiанства, но неверное, п[отому] ч[то] неполное.

29)[688] Сущность религiознаго сознанiя въ томъ, что человекъ перестаетъ сознавать себя царемъ, купцомъ, отцемъ, мужемъ, а сознаетъ себя той математическ[ой] точкой въ пространстве и времени, к[оторая] имеетъ смыслъ только въ этой точке, въ нематерьяльномъ сознанiи, цель, задача к[оторой] одна: исполнить то, что должно. — (Очень плохо, а очень важно, вернусь къ этому. Все духовно слабъ.)

Писалъ все это нынче, 1 Августа.

Ничего не работалъ. — Сплю.

Нынче 10 Августа 1905. Я. П.

Былъ въ Пирогове. Два или три дня чувствовалъ себя особенно слабымъ, но после 3-хъ дней стало работаться, и почти кончилъ Коньцъ Века. Было очень хорошо въ уединенiи и у Маши. — Вернулся 7-го, и здесь было хорошо. Вчера нагрешилъ, раздражился о сочиненiяхъ — печатан[iи] ихъ. Разумеется, я кругомъ виноватъ. Хорошо ли, дурно это, но всегда после такого греха: разрыва любовной связи точно рана болитъ. Спрашивалъ себя: что значитъ эта боль? И не могъ найти другаго ответа, какъ только то, что открывается (посредствомъ времени) сущность своего существа. Считаешь его лучшимъ, чемъ оно есть.

Странное испытываю я теперь въ хорошiя минуты ощущенiе пониманiя смысла жизни, такого яснаго, что становится жутко. Надо попытаться выразить. Записать:

1) Различiе между мущиной и женщиной: у мущины похоть всегда, но такая, что можно ее удержать. У женщины временами — неудержимая. — (Разсказъ (В.)).

2) Какая явная нелепость — насилiемъ уничтожать насилiе.

Разсказъ: подмененный ребенокъ.

11 Августа 1905. Я. П.

Порядочно работалъ. На душе хорошо.

Подмененный реб[енокъ] хорошо бы.

————————————————————————————————————

27 Августа 1905. Я. П.

Писалъ все время К[онецъ] В[ека]. Кажется, порядочно. Почти кончилъ. Все еще «почти». Вышли Е[диное] н[а] П[отребу] и В[еликiй] Г[рехъ], и кажется, что В[еликiй] Г[рехъ] врезался въ препятствiе, и претъ, и, мож[етъ] б[ыть], ломаетъ. Сейчасъ прочелъ критику американ[ца]. Очевидно, противъ шерсти, и больно. Тоже отношенiе въ Россiи: или молчанiе или раздраженiе боли. Хорошо.

[689] Какъ мне ясно определилась теперь исторiя моихъ отношенiй къ Европе: 1) радость, что меня, ничтожнаго, знаютъ такiе великiе люди; 2) радость, что они меня ценятъ на равне съ своими; 3) что ценятъ выше своихъ; 4) начинаешь понимать,[690] кто те, к[оторые] ценятъ; 5) что они[691] едва ли понимаютъ; 6) что они не понимаютъ; 7) ничего не понимаютъ, что они, те,[692] оценкой к[оторыхъ] я дорожилъ, глупые и дикiе. Сегодня получилъ критику на В[еликiй] Г[рехъ] жалкую и Questionnaire[693] редактора Echo о смертн[ой] казни, почему она необходима и справедлива. И фамилiя редактора — Sauvage.[694]

[695] Просыпаюсь утромъ и спрашиваю себя: что у меня впереди? и отвечаю: ничего, кроме смерти. Ничего не желаю. Все хорошо. Что же делать? Какже жить? Наполнять остающуюся жизнь делами, нужными Пославшему. И какъ легко! Какъ спокойно! Какъ свободно! Какъ радостно!

Записать:

1) Кто свободнее: монголъ, рабъ Чингисъ Хана или Богдыхана, к[оторый] можетъ отнять у него имущество, жену, детей, жизнь, или Бельгiецъ, Американецъ, посредствомъ выборовъ управляющiй будто бы самъ собою?

2) Лучшее состоянiе — то, когда ничего не желаешь. Но что же тогда благо? Благо тогда трудъ для исполненiя воли Пославшаго.

3) Благо одно —[696] трудъ. И потому и молитва — одно: благодарность за то положенiе, въ к[оторомъ] находишься.

Пишу и сплю, и хорошiя мысли дурно, не ясно, неточно выражаю. Все это записано въ книжечке такъ:

Просыпаюсь и спрашиваю: что передо мной, что ожидаетъ меня?

Ничего, кроме смерти впереди, и ничего, кроме исполненiя должнаго сейчасъ. Это кажется дурно. А какъ это хорошо! Радуетъ и возбуждаетъ не то, что со мной случится, а то, что я сделаю.

Благо только одно: не счастье, а трудъ, согласный съ закономъ, съ волей Бога.

Разве это не благо, разве это не хорошо?

4) Все благо. Все бедствiя только открываютъ то божественное, безсмертное, самодовлеющее, кот[орое] составляетъ основу нашу. Главное же бедствiе по людскому сужденiю, — смерть, открываетъ намъ вполне наше истинное «я».

5) Мы видимъ будущее на длину видимаго нами прошедшаго. Ребенокъ — на длину месяцовъ, года, мужъ — десятилетiй, старецъ — полустолетiй, и передъ самымъ концомъ, какъ я, уже видитъ за пределами жизни.

6) Люди часто боятся, что можетъ случиться что-то особенное. Но, увы, ничего съ человекомъ особеннаго случиться вне очень узкихъ пределовъ, случиться не можетъ. И хочется часто людямъ чувствовать тоже что-то особенное, великое. Ничего и чувствовать особенн[аго] люди не могутъ. Высшее чувство, доступное человеку, это — сознанiе своей преданности воле Бога.

7) Въ детстве желаютъ всего, въ юности и мужестве — чего либо одного, въ старости — ничего.

8) Жизнь есть умиранiе. Хорошо жить значитъ хорошо умирать. — Постарайся хорошо умирать.

9) Главный, величайшiй подвигъ, совершенный въ нача[ле] нынешняго века на Дальнемъ Востоке, это подвигъ Китайцевъ, удержавших[ся] въ мире несмотря на все[697] несправедливости, жестокости, ужасы, совершенные противъ нихъ. Они — христiане, мы,[698] белые, — дикiе язычники. Надо бы написать про это.

10) То, что случилось въ Россiи, подобно вотъ чему: [699] Швейцаръ въ игорномъ доме[700] понялъ, что его хозяинъ обираетъ посетителей, увидалъ, что деньги изъ кармановъ посетителей переходятъ въ карманъ хозяина. Ему это понравилось, и онъ решилъ сделать тоже, но самымъ простымъ образомъ: узнавъ, что у[701] человека есть деньги, онъ прямо полезъ къ нему въ карманъ, оказалось, что соседъ этого человека заступился и отколотилъ швейцара. И онъ удивляется, отчего другимъ это удается, а ему нетъ. (Глупо.)

11) То, что мы называемъ движенiемъ нашей жизни, есть только снятiе съ нея техъ покрововъ, к[оторые] скрыва[ютъ] намъ часть ея. Также, какъ выступанiе предметовъ, прежде залитыхъ водой, когда она сбываетъ, кажется намъ движенiемъ этихъ предметовъ.

Кажется намъ, что это мы сами делаемъ, п[отому], ч[то] это освобожденiе отъ мрака есть благо, и мы желаемъ его.

9 Сент. 1905. Я. П.

Отъ Маши дурныя известiя. Очень жаль ее, и не могу утолить боль. Все время писалъ Конецъ Вњка и редко бывалъ чемъ нибудь такъ доволенъ. Кажется, что хорошо. Могло бы и должно бы быть много лучше, но и такъ ничего. — Передъ этимъ было почему-то очень грустно. Чувствую себя одинокимъ, и хочется любви. Разумеется, это неправда. И такъ очень хорошо. Все также часто слишкомъ ясенъ смыслъ жизни и тяжела безсмысленная жестокая жизнь. Нынче б[ылъ] Еврей, кореспондентъ Руси. Въ конце разговора, вследствии моего несогласiя съ нимъ, онъ сказалъ: «Этакъ вы и убiйство Плеве признаете нехорошимъ». Я сказалъ ему: «жалею, что говорилъ съ вами», и съ раздраженiемъ ушелъ, т. е. поступилъ очень дурно.

Записать надо:

1) Во мне два начала: духовное и телесное; они борятся. И постепенно побеждаетъ духовное. — Борьбу эти[хъ] началъ я сознаю собой и называю своей жизнью.

2) Могу ли я бороться? Могу ли сказать себе: я хочу не делать того-то, a делать то-то? Нетъ. Уже потому нетъ, что все это происходитъ въ протекающемъ моменте настоящаго. Возможно только все более и более ясное сознанiе блага духовной победы и разъясненiе этого блага. Но движенiе сознанiя не отъ меня. (Неясно, нехорошо.)

3) Когда говорятъ о награде за добрую и наказанiи за злую жизнь, о рае и аде, говорятъ только то, что лучше, законнее жить хорошо — духовно, чемъ дурно: телесно. Надо жить такъ, какъ будто[702] насъ ожидаютъ рай и адъ.

4) Отчего одни люди понимаютъ жизнь религiозно, другiе нетъ? Это самая большая разница, какая только мож[етъ] б[ыть] между людьми. Религiозные люди — это настоящая духовная аристокр[атiя]. И какъ ихъ мало.

5) Въ дурныя минуты не чувствую Бога, сомневаюсь въ немъ. Вчера ночью было это. И спасенье всегда одно и верное. Перестать думать о Боге, а думать только объ его законе — и исполнять его: любить всехъ, не любить себя, и сейчасъ кончается сомненiе, и живу.

6) Все революцiи были большее и большее осуществленiе вечнаго, единаго, всемiрнаго закона людей.

7) Законъ (Божiй) одинъ для всехъ людей: законъ умиранiя плоти и воскресенiя духа —...[703] въ этой жизни и всегда.

————————————————————————————————————

19 Сент. 1905. Я. П.

Совсемъ кончилъ Конецъ Века и редко былъ такъ доволенъ темъ, что написалъ. Это поймутъ меньше, чемъ что либо изъ того, что я писалъ, а между темъ это[704] оставитъ следъ въ сознанiи людей.

Маша опять потеряла начавшагося ребенка. Таня еще держится. Очень жаль ихъ. Все время относительно здоровъ и порядочно работаю по утрамъ. Хочется для Кр[уга] Чт[енiя] заменить разсказъ Царь и Пуст[ынникъ]. Очень противенъ онъ мне. Весь выдуманъ.

Записать:

1) Одинъ законъ для всехъ людей: умиранiе плоти, воскресенiе духа.

2) Все революцiи это только видимыя проявленiя (скачки, подъемы на ступени) осуществленiя высшаго, однаго для всехъ людей закона.

3) Мы путаемся въ решенiи вопроса о будущей жизни. Вопросъ неверно, ложно поставленъ: жизни будущей нетъ. Жизнь и будущее — это противоречiе: жизнь только въ настоящемъ. — Намъ только кажется, что она была и будетъ. Надо не решать вопросъ о будущ[емъ], а о томъ, какъ жить въ настоящ[емъ], сейчасъ. —

4) Нельзя сказать: дай, я не буду повиноваться людямъ — власти. Не повиноваться людямъ можетъ только тотъ, кто повинуется Богу.

5) Только прошедшее мое — благо. Будущаго нетъ. Въ настоящемъ возможно благо.

6) Человекъ спокоенъ только, когда живетъ по высшему закону,[705] к[оторый] доступенъ ему, какой бы онъ ни былъ.

7) Иногда думаю, что не имею права говорить о[706] Боге. Я не могу ничего знать про него. Утверждать его — это[707] утверждать то, что не можетъ быть известно. Законъ я знаю. Употребляю же я слово, понятiе Богъ, какъ употребляю слова: тяжесть, светъ и т. п. <Не знаю, не могу теперь вечеромъ, ясно думать>.

Читаю Канта. Очень хорош[о].

20 Сент. 1905. Я. П.

Утромъ писалъ К[онецъ] В[ека]. Все доволенъ. На душе тоска, кот[орая] не побораетъ меня, но к[отор]ую не могу не чувствовать. Редко, кажется никогда не испытывалъ такой тоски.[708] Записать одно, очень важное:

1) Старо это. И много разъ думалъ и говорилъ и писалъ, но нынче особенно живо чувствую: когда грустно, тяжело, стыдно, стоитъ только подумать, что это-то мне и нужно побороть, и все проходитъ, а иногда и радостно становится.

21 Сент. 1905. Я. П.

Унылое состоянiе. Началъ думать, что это отъ того, что никто меня не любитъ. Сталъ перечислять всехъ не любящихъ.[709] Но вспомнилъ, за что меня любить? Именно не за что. Только бы мне любить, а это ихъ дело. И любятъ меня много больше, чемъ я того стою.

Потомъ ночью много думалъ о себе. Я исключительно дурной, порочный человекъ.

1) Во мне все пороки, и въ высшей степени: и зависть, и корысть, и скупо[сть], и сладострастiе, и тщеславiе, и честолюбiе, и гордость, <и злоба>. Нетъ, злобы нетъ, но есть озлобленiе, лживость, лицемерiе. Все, все есть, и въ гораздо большей степени, чемъ у большинства людей. Одно мое спасенье, что я знаю это и борюсь, всю жизнь борюсь. Отъ этого они называютъ меня психологомъ.

2) Думалъ еще о времени. Мiръ, Все, Богъ сущеетвуетъ безъ времени и пространства. Но я, отдельная духовная частица Бога, могу видеть Мiръ, Все, Бога только въ пространстве черезъ вещество и во времени черезъ движенiе.

Мiръ, Все, Богъ существуетъ неизменно, но я, составляя частицу его, сознаю его во времени моимъ движенiемъ жизни въ известный моментъ его и моимъ теломъ въ известномъ пространстве его. (Нетъ, не вышло.)[710]

23 Сент. 1905. Я. П.

Кончилъ К[онецъ] В[ека].[711] Маша вне опасности. Милое, духовное письмо. — Сейчасъ — утро — письмо отъ интелигентн[аго] сына крестьянина съ ядовитымъ упрекомъ, подъ видомъ похвалы Вел[икому] Гр[еху], что я самъ[712] не отдаю свою землю. Ужасно стало обидно. И оказалось на пользу. Понялъ, что я забылъ то, что живу не для добраго мненiя этого кореспондента, а передъ Богомъ. И стало легко и даже очень. Да, никогда не забывать всю серьезность жизни.

27 Сент. 1905. Я. П.

Былъ довольно дурно, тяжело, мрачно настроенъ. За это время думалъ: хорошо человеку нетолько физич[ески], но и духовно пострадать. Жить въ довольстве, согласiи, любви со всеми людьми. Какже бы сталъ умирать тогда. Совсемъ кончилъ К[онецъ] В[ека] и примеряюсь къ новой работе. Не знаю, что: ученiе или драму? Записать:

1) Не иллюзiя ли это, и вредная иллюзiя, что жена должна и можетъ быть другомъ. То, чтобы жена могла быть другомъ, такъ же мало вероятно, [какъ то,] чтобы работникъ, к[отораго] я найму, или хозяинъ, къ к[оторому] я поступлю, былъ музыкантъ. (Глупо.) А между темъ мы такъ въ молодости уверены, что это бываетъ, что огорчаемся и досадуемъ на нашихъ женъ, когда оне прекрасныя жены, но не друзья.

2) Вспоминалъ, какъ сущность обращенiя моего въ христiанство было сознанiе братства людей и ужасъ передъ той небратской жизн[ью], въ к[оторой] я засталъ себя. Вотъ это-то надо бы успеть разсказать[713] до смерти. Это б[ыло] одно изъ самыхъ сильныхъ чувствъ, к[оторыя] я испыталъ когда либо.

3) Б?ме говоритъ:

Wer sieht die Zeit,
Wie Ewigkeit,
Und Ewigkeit, wie Zeit,
Der ist befreit
Von allem Streit.

Не[714] время понимать какъ вечность, и вечность какъ время, а понимать, что времени нетъ, и[715] что то, что я называю временемъ, есть процессъ духовнаго зренiя, пониманiя себя въ жизни.

Я, настоящiй я — стою, и передъ моимъ духовнымъ взоромъ раскрываюсь и я самъ и другiя существа. То, что я называю свободой воли, это — мое[716] сознанiе своей духовности, неподвижности. (Неясно.)

————————————————————————————————————

Надо писать письма.

6 Октября 1905. Я. П.

Продолжаю быть здоровъ, но работалъ за это время мало. Кончилъ К[онецъ] Век[а] и читалъ съ отметка[ми] Александра I. Ужъ очень слабое и путанное существо. Не знаю, возьмусь ли за работу о немъ. —

Не помню, есть ли что записать. Одно, что есть: о значенiи старости, запишу отдельно, какъ предисловiе къ 3[еленой] П[алочке], или ученiю о томъ, какъ жить и какъ воспитывать детей.

12 Окт. 1905. Я. П.

6 дней не писалъ. Дня 4 нездоровится — печень. Ничего не писалъ. Федоръ Кузмичъ все больше и больше захватываетъ. Читалъ Павла. Какой предметъ! Удивительный!!! Читалъ и Герцена «Съ Того Берега» и тоже восхищался. Следовало бы написать о немъ — чтобы люди нашего времени понимали его. Наша интелигенцiя такъ опустилась, что уже не въ силахъ понять его. Онъ уже ожидаетъ своихъ читателей впереди. И далеко надъ головами теперешней толпы передаетъ свои мысли темъ, к[оторые] будутъ въ состоянiи понять ихъ. Записать:

[717] 1) Записано такъ:

И какая кому польза духовная или телесная отъ того, что есть Россiя, Британiя, Францiя?... Матерьяльныя величайшiя бедствiя: подати, войны, рабство, — и въ духовномъ отношенiи: гордость, тщеславiе, жестокость, разъединенiе и солидарность съ насилiемъ.

Много б[ыло] жестокихъ и губительныхъ суеверiй: и человеч[ескiя] жертвы, и инквизицiя, и костры, но не было более жестокаго и губительнаго, какъ суеверiе отечества, — государства. Есть связь однаго языка, однихъ обычаевъ, какъ, н[а]п[римеръ], связь русск[ихъ] съ русск[ими], где бы они ни были: въ Америке, Турцiи, Галицiи, — и Англосаксонцевъ съ Англосаксонцами въ Америке, Англии, Австралiи; и есть связь, соединяющая людей, живущихъ на общей земле: сельская община или даже собранiе общинъ, управляемыхъ свободно установляемыми правилами жителей; но ни та ни другая связь не имеетъ ничего общаго съ насильственной связью государства, требующаго при рожденiи человека его повиновенiя законамъ государства. Въ этомъ ужасное суеверiе. Суеверiе въ томъ, что людей уверяютъ и люди сами уверяются, что искусственное, составленное и удерживаемое насилiемъ соединенiе есть необходимое условiе существованiя людей, тогда какъ это соединенiе есть только насилiе, выгодное темъ, кто совершаетъ его.

2) Постоянное стремленiе въ будущее, желанiе поскорее жить есть указанiе того, что жизнь[718] постоянно открывается, что въ этомъ открытiи — жизнь, что въ немъ и благо. (Неясно.)

3) Совершенно ясно понялъ и почувствовалъ все безумiе нашей, богатыхъ, освобожденныхъ отъ труда сословiй, жизни и то, что оно не можетъ быть иначе. Люди, не работая, т. е. не исполняя одинъ изъ законовъ своей жизни, не могутъ не ошалеть. Такъ шалеютъ перекормленныя домашнiя животныя: лошади, собаки, свиньи.

4) Увидалъ на полу яблочное зернушко. «Отчего другiя яблочныя зерна прорастутъ въ земле, будутъ продолжать жить, а это погибнетъ?» Случайность. Но что такое случайность? Если въ этомъ важнейшемъ въ мiре деле — случайность, то во всемъ случайность. Такъ и говоритъ глупая теорiя Дарвина. Умный ответъ: не знаю. Не знаю и про семена[719] растенiй, не знаю и про животныхъ, но про себя знаю, не могу не знать. Вся моя жизнь прошедшая, все мое сознанiе или воспоминанiе прошедшей жизни говоритъ мне, отчего не проросло во мне зерно добра[720] и блага (добро — объект[ивно], благо — субъективн[о]). Я сделалъ то, что не должно и что лишило меня блага, или не сделалъ то, что должно и что было бы благо. Я могъ и сейчасъ могу сделать то, а не это и потому полагаю, что и для семянъ есть нечто, кроме случайности.

Знаю я, что для прорастанiя яблочныхъ[721] семянъ или березовыхъ есть пределъ, что не можетъ ихъ [быть] больше известнаго[722] количества, знаю также, что и жизнь человеческая, несмотря на то, что поступлю я такъ или этакъ, будетъ происходить въ известныхъ пределахъ по известн[ымъ] законамъ. Но знаю, что я-то могу поступать въ этой жизни такъ или иначе, и что въ этомъ поступанiи такъ или иначе, въ этомъ жизнь.

5) Поступанiе же такъ или иначе есть вотъ что: Жизнь мiра постоянно открывается моему взгляду, не могущему видеть всего, открывается во времени. Въ этомъ процессе открыванiя я могу сознавать себя преходящимъ животнымъ или неизменнымъ духовнымъ существомъ. Въ этомъ — томъ или другомъ — сознанiи при процессе открыванiя и есть то, что мы называемъ свободой воли.

6) Записано такъ:

Жизнь — въ стремленiи къ осуществлению блага, и это дано намъ въ сознанiи духовнаго существа — свободы. Жизнь мiра, какъ целое, определена, неизменна — она есть, для нея нетъ времени прошедшаго и будущаго. Но въ этой жизни мы, духовныя существа, сознаемъ себя во времени и потому свободны и можемъ быть блаженны.

Мы трепещемъ въ мiре, и это трепетанiе есть жизнь и благо. Все измененiя, которыя можетъ сделать человекъ въ общей жизни, только кажутся ему, только измененiя для него: для всей жизни они ничто; пределы этихъ измененiй очень узки.

Цель возможныхъ измененiй есть благо.

Въ каждый моментъ жизни человека и людей одно и тоже положенiе относительно прошедшаго и будущаго, и всегда человекъ можетъ свободно достигать блага.[723]

23 Окт. 1905. Я. П.

Не писалъ долго. Все время поправлялъ, добавлялъ «Кон[ецъ] Века». Продолжаю быть довольнымъ. Кончилъ. Больше не буду. Ч[ертковъ] прислалъ коррект[уры] Бож[ескаго] и Чел[овеческаго], и мне очень не понравилось, a переделать хочется, но едва ли осилю: предметъ огромной важности: отношенiе къ смерти. Есть планъ, но какъ удастся исполнить. —

Революцiя въ полномъ разгаре. Убиваютъ съ обеихъ сторонъ. Выступилъ новый, неожиданный и отсутствующей въ прежнихъ европ[ейскихъ] революцiяхъ элементъ — «черной сотни», «патрiотовъ»: въ сущности, людей, грубо, неправильно, противоречиво представляющихъ народъ, его требованiе не употреблять насилiе. Противоречiе въ томъ, какъ и всегда, что люди насилiемъ хотятъ прекратить, обуздать насилiе.

Вообще легкомыслiе людей, творящихъ эту революцiю, удивительно и отвратительно: ребячество безъ детской невинности. Я себе и всемъ говорю, что главное дело теперь каждаго человека — смотреть за собой, строго относиться къ каждому поступку, не участвовать въ борьбе. А возможно это только человеку, относящемуся религiозно къ своей жизни. Только съ религiозной точки зренiя можно быть свободнымъ отъ участiя, даже сочувствiя той или другой стороне и содействовать одному: умиротворенiю техъ и другихъ.

[724] Мне тяжело среди окружающихъ. Записать немного, но, кажется, важное:

1) Все въ мiре стремится къ благу, и потому человекъ, чтобы исполнять законъ мiра, долженъ стремиться къ благу всехъ.[725] Исполняя же этотъ законъ, т. е. стремясь къ благу всехъ, онъ несомненно прiобретаетъ свое благо. И только такимъ стремленiемъ онъ прiобретаетъ свое истинное благо. —

Стремиться же къ благу всего мiра можно только темъ, чтобы жить высшимъ, духовнымъ сознанiемъ.

(Все это казалось очень важнымъ, когда записывалъ, а теперь кажется неполно.) —

2) Единственное несомненное мое благо это — воспоминанiе доброй жизни — жизни божественнаго сознанiя.

3) Человекъ, живущiй одной животной жизнью, не можетъ не верить въ полное уничтоженiе всего со смертью, не можетъ не думать, не верить такъ, пока живетъ животною жизнью; и потому не можетъ не бояться смерти. Думаю, что приближенiе къ смерти, страданiя, ослабляя человека, невольно заставляютъ его перенести свое сознанiе изъ животнаго Я[726] въ духовное — и тогда человекъ перестаетъ бояться смерти. Отъ этого и умираютъ все, даже самые наименее духовные люди спокойно.

4) (Записано такъ: ) Движенiе во времени — это виденiе (созерцанiе) духовнымъ существомъ самаго себя (открывающагося виденiемъ), всемъ духовнымъ существомъ, к[отор]аго я только часть. (Прибавлено: хорошо, а между темъ едва ли кто нибудь, кроме меня, пойметъ это.) —

Смыслъ этого такой: Я открываюсь самъ себе во времени. Но, открываясь самъ себе во времени, я вместе съ темъ ношу въ себе все то, что уже открылось тому кругу людей въ прошедшемъ, который я могу обнять. Такъ что я, кроме того, что открываюсь самъ себе, есмь вместе съ темъ и звено того открытiя мiра самому себе (мiру).

5) Человекъ не познаетъ, не можетъ познать смысла нетолько общей, но и своей жизни. Но ему необходимо метафизическое объясненiе смысла жизни и своей и всего мiра. Я искалъ везде — и въ чужихъ душахъ и умахъ, и въ своей этого объясненiя, и не нашелъ никакого более простаго, удобнаго и наиболее, относительно, вернаго, какъ то, что есть Богъ и мы должны исполнять Его волю.

Не быть антропоморфистами мы не можемъ.

6) «Служить Богу». Конечно, это безсмысленно для людей, никогда не думавшихъ о смысле своей жизни и признающихъ его въ своемъ[727] счастьи. Это — легкомыслiе, и легкомыслiе простительное; но когда это легкомыслiе обдуманное, обделанное, какъ ничшеанство, это уже глупость, sottise.

7) Счастье — это удовлетворенiе желанiй животнаго существа; благо — это удовлетворенiе стремленiй всей жизни — духовнаго существа.

8) Телесная сила можетъ сделать все, но только не добрый поступокъ.

3 Ноября 1905. Я. П.

Почти две недели не писалъ. Нездоровъ последнее время — желчь: слабость и дурное расположенiе. Провинился вчера съ Ильей. Спорилъ. Временами тяжело. Писалъ Бож[еское] и Чел[овеческое] недурно. Затеялъ обращенiе къ народу. Нехорошо. Записано немного:

1) Ехалъ верхомъ и думалъ о своей жизни: о праздности и слабости большей ея части. Только по утрамъ исполняю свое назначенiе — пишу. Только это отъ меня нужно. Я орудiе чье-то.

2) Во всей теперешней революцiи нетъ идеала. И потому не революцiя, а бунтъ. —

3) Виделъ во сне, что творю нечто ужасное по безнравственному безобразiю. Делаю это, и совершенно спокоенъ. Различiе[728] сна и действительности (субъективно) для себя въ томъ что не видишь различiя между нравственнымъ и безнравственнымъ: не можешь вызвать въ себе сознанi[я] высшаго я.

4) Истинная жизнь есть сознанiе себя, она же есть нравственная жизнь. Я сознаю себя. Кто же этотъ я, к[оторый] сознаетъ себя? Это — божественное, вечное, всемiрное начало, которому я могу быть причастнымъ. Свобода воли только въ томъ, что мы можемъ переходить изъ низшаго сознанiя въ высшее.

————————————————————————————————————

Мне очень тяжело, но я не сдаюсь. И опять хорошо.

22 Нояб. 1905. Я. П.

За это время поправлялъ Бож[еское] и Чел[овеческое] и все недоволенъ. Но лучше. Началъ Алек[сандра] I. Отвлекся «Тремя неправдами». Не вышло. Здоровье — равномерное угасанiе. Очень хорошо. Великое событiе — Таня родила. Прiехала Маша съ мужемъ. Очень хочется писать А[лександра] I. Читалъ Павла и декабристовъ. Очень живо воображаю. Каждый день езжу верхомъ. Записать надо тоже, кажется, важное, но нынче не знаю, какъ выйдетъ.

1) Есть сознанiе временное, животное, и сознанiе духовное, вечное или, скорее, невременное. Сознанiе животное должно быть орудiемъ сознанiя духовнаго.

2) Жизнь — въ настоящемъ. Не жизнь, а обязанности, свобода. Все прошедшее есть произведеiе настоящаго. Возможность представлять себе будущее дана намъ только для того, чтобы, руководясь соображенiями о немъ, вернее решать поступки настоящаго, а никакъ не для того, чтобы ждать, готовить его, жить для него, для завтрашняго дня, к[отор]аго можетъ и не быть.

3) Собака, лошадь проходитъ надъ страшнейшей пропастью безъ колебанiй; человекъ не можетъ. Какже онъ, обладая темъ воображенiемъ, к[оторое] мешаетъ ему пройти надъ пропастью, проходитъ спокойно надъ пропастью смерти, к[оторая] всегда подъ нимъ? Онъ делается животнымъ. Отдается воображенiю, где оно мешаетъ, и не пользуется имъ, где оно нужно.

4) Жизнь есть все б?льшее[729] и б?льшее раскрытiе себя, своего значенiя и значенiя мiра, насколько оно открывается отъ рожденiя и до смерти. Но если бы это раскрытiе[730] не кончалось, а продолжалось сотни, тысячи, милiоны летъ, что бы виделъ и понималъ человекъ? Онъ виделъ бы, что онъ умеръ, а родились его или чужiя дети и жили бы новой для него жизнью, и отъ нихъ родились бы еще и еще дети, внуки, правнуки, потомки, и изменялся бы уже не одинъ человекъ, а целыя общества, и рожались бы новыя соединенiя и т. д. безъ конца и общаго[731] смысла для него. Такъ что очевидно,[732] что безсмысленность жизни мiра происходитъ не отъ краткости жизни, а отъ недостатка разуменiя. Для человека всегда весь реальный мiръ не имеетъ смысла. (Неясно.)

5) Сначала жизнь телесная и радости и дети телесныя, потомъ жизнь духовная и радости и дети духовныя.

И детей и радостей духовныхъ можетъ быть гораздо больше, чемъ телесныхъ.

6) Мне приходитъ мысль, что переходъ отъ жизни[733] животной[734] къ[735] жизни духовной, отъ радостей, интересовъ животныхъ къ радостямъ, интересамъ духовнымъ, есть начало, зародышъ[736] новаго[737] отделеннаго духовнаго существа, еще не познавшаго своихъ пределовъ, еще не пришедшаго къ сознанiю. Когда же существо это придетъ къ сознанiю, ему представятся его пределы веществомъ также, какъ и теперь въ нашей жизни, и также онъ пойметъ жизнь подобныхъ ему существъ, какъ и мы понимали въ нашей жизни. —

————————————————————————————————————

Пропустилъ эти страницы и пишу. 9 Дек. 1905. Я. П.

За это время закончилъ Бож[еское] и Чел[овеческое]. Писалъ: Свободы и Свобода, какъ отдельную статью, и нынче включилъ въ Кон[ецъ] Века и послалъ въ Москву и въ Англiю. Вероятно, поздно. Пускай по старому. Вчера продолжалъ Ал[ександра] I. Хотелъ писать Воспом[инанiя], но не осилилъ. Все забастовки и бунты. И чувствую больше, чемъ когда нибудь, необходимость и успокоенiе отъ ухожденiя въ себя. Какъ-то на дняхъ молился Богу, понималъ свое положенiе въ мiре по отношенiю къ Богу, и было очень хорошо. Да, забылъ, 3-го дня писалъ Зел[еную] Пал[очку]. Записать надо:

1) Какъ это люди не видятъ, что жизнь есть зарожденiе новаго сознанiя, а смерть — прекращенiе прежняго и начало[738] новаго.

2) Когда наступитъ новый, разумный, более разумный складъ общественной жизни, люди будутъ удивляться тому, что принужденiе работать считалось зломъ, а праздность — благомъ. Тогда, если бы тогда было наказанiе, лишенiе работы было бы наказанiемъ.

3) Сознавать себя можно определенной формы кускомъ льда и водой. Въ первомъ случае солнце — зло, во второмъ[739] — величайшее благо.

4) При животномъ сознанiи главное дело: что я сделаю; при духовномъ — какъ я себя поведу, какъ буду жить.

5) Переходъ отъ государственнаго насилiя къ свободной, разумной жизни не можетъ сделаться вдругъ. Какъ тысячелетiя слагалась государственная жизнь, такъ, мож[етъ] б[ыть], тысячелетiя она будетъ разделоваться.

6) Сегодня 16 Дек.

Продолжаю записывать.

[740] Главное различiе людей не въ томъ, какъ они думаютъ: богаты ли мыслями, и широкiй ли кругъ обхватываетъ ихъ мысль, и много ли они знаютъ, т. е. помнятъ, а въ томъ, чт?[741] они думаютъ, чт? привлекаетъ къ себе ихъ мысль, и чт?[742] они знаютъ, т. е. запоминаютъ.

16 Декабря.

Писалъ немного Алек[сандра] I. Но плохо. Пробовалъ писать воспоминанiя — еще хуже. Два дня совсемъ ничего не писалъ.

Все нездоровъ желудкомъ и былъ очень соненъ умственно и даже духовно. Ничто не интересуетъ. Такiе перiоды я еще не привыкъ переносить терпеливо. — Въ Москве продолжаются ужасы озверенiя. Известiй нетъ, поезда не ходятъ. Иногда думаю написать соответственно Обращенiю къ Царю и его п[омощникамъ] — къ интелигенцiи и народу. Но нетъ сильнаго желанiя, хотя знаю ясно, что сказать. — Все борюсь съ своей антипатiей къ N. N.[743] и почти безуспешно. Вчера онъ не понялъ, началъ изъ середины, не понимая, и у меня заколотило сердце. Col?re rentr?e[744] еще хуже. Надо, надо победить. Отъ Ч[ерткова] телеграмма. К[онецъ] В[ека] вышелъ 23, 10. Изъ Москвы ничего не знаю. Записать надо:

1) Часто прямо чувствую,[745] (мож[етъ] б[ыть], это и заблужденiе, прелесть), что через меня хочетъ пройти, требуетъ выраженiя мне ясная истина, и я все не могу облечь ее въ наиболее доступную форму. Истина эта простая, до глупости простая: что людямъ лучше жить[746] не каждому для себя, а для всехъ, какъ хочетъ того Богъ. И что это лучше и для тела и для души. Можетъ быть, и удастся сказать это. Разумеется, не для того, чтобы меня хвалили или чтобы радоваться на то, что я сделалъ, а для того только, чтобы сделать, что должно. — Только бы быть поджожками костра. Пускай сгореть прежде, чемъ займется костеръ.

2) Смотрелъ, одеваясь, на портретъ Гарисона и подумалъ о томъ, какъ онъ былъ великъ, когда издавалъ свой «Non-resistant» и какъ потомъ — не то что опустился, а сталъ незначущимъ, когда ездилъ въ Англiю и говорилъ речи и занимался женскимъ вопросомъ. Подумалъ объ этомъ, прикинулъ на себя, и такъ мне ясно стало, что все мы орудiя[747] Божiи, что Онъ проявляется черезъ всехъ насъ[748] и не исключительно и больше черезъ кого нибудь одного, а черезъ всехъ: [749] въ одномъ въ одно время и для однихъ людей, въ другомъ въ другое время и для другихъ людей. Все мы равны, все — органы Бога; въ одномъ онъ больше открытъ въ одно время, въ другомъ — в другое. Такъ и надо смотреть на людей, на всехъ людей.

————

Да, еще: ясно пришелъ въ голову разсказъ — сопоставленiе параличной старушки, радующейся на то, что можетъ уже до печки дойти, съ плешивымъ Потоцкимъ: «Ah, que je m’emb?te!»[750]

————————————————————————————————————

18 Декабря 1905. Я. П.

Немного лучше, но продолжается умствен[ная] слабость. Вчера ничего не писалъ. Нынче началъ писать А[лександра] I, но плохо, неохотно. Записать надо то, что виделъ во сне.

Кто-то говоритъ мне: вы хорошiй человекъ? Я говорю: сказать, что я хор[ошiй] чел[овекъ], будетъ несмиренiе, т. е. что я не — хорошiй человекъ; сказать, что я дурной, будетъ рисовка. Правда въ томъ, что я бываю и хорошiй и дурной человекъ. Вся жизнь въ томъ проходитъ, что, какъ гармонiя, стягивается и растягивается и опять стягивается — отъ дурного до хорошаго и опять къ дурному. Быть хорошимъ значитъ только то, чтобы желать чаще быть хорошимъ. И я желаю этого.

————————————————————————————————————

23 Дек. 1905. Я. П.

Здоровье лучше, умственно свежее. Говорилъ о революц[iи] и увлекся писать все тоже въ краткой форме: «Прав[ительство], Револ[юцiонеры], Народъ». Все эти дни писалъ это, и кажется, годится. Постоянно молюсь (???????), прося Бога научить, помочь мне делать угодное Ему, должное. Еще часто молюсь, благодаря за благо, к[оторое] дано мне испытывать. Какъ я писалъ, что хорошо въ роде молитвы посвящать время на то, чтобы стараться любить (прощать) всехъ нелюбимыхъ людей, такъ хорошо тоже молиться, благодаря, вспоминая все блага, к[оторыми] пользуешься — семья, друзья, достатокъ, здоровье. Не дотрогивался въ это время ни до А[лександра] I ни до воспоминанiй. А хочется. Записать:

1) О сознанiи. Сознанiе, т. е. взглядъ на себя. (Есть кто-то, кто можетъ видеть меня.) Подняться на ту высоту, съ к[оторой] видишь себя, какъ посторонняго — очень полезно, нужно. Это высшiй актъ человеческой души. Удивительное дело, сознанiе сразу останавливаетъ всякую деятельность, но только на время. Надо посредствомъ сознанiя остановиться, а потомъ уже продолжать деятельность пропущенною сквозь сознанiе. Есть люди, почти лишенные это[го] свойства. Надо признавать это и не требовать и не ожидать отъ нихъ недоступнаго имъ.

2) Одинъ изъ главныхъ мотивовъ революцiи это — чувство, к[оторое] заставляетъ детей ломать свои игрушки, страсть къ разрушенiю.

3) Теперь, во время революцiи, ясно обозначились три сорта людей съ своими качествами и недостатками. 1) Консерваторы, люди, желающiе спокойствiя и продолжен[iя] прiятной имъ жизни и не[751] желающiе никакихъ переменъ. Недостатокъ этихъ людей — эгоизмъ, качество — скромность, смиренiе. Вторые — революцiонеры — хотятъ измененiя и берутъ на себя дерзость решать, какое нужно измененiе, и не боящiеся насилiя для приведенiя своихъ измененiй въ исполненiе,[752] а также и своихъ лишенiй и страданiй. Недостатокъ этихъ людей — дерзость и жестокость, качество — энергiя и готовность пострадать для достиженiя цели, к[оторая] представляется имъ благою. Третьи — либералы — не имеютъ ни смиренiя консерваторовъ, ни готовности жертвы революцiонеровъ, a имеютъ эгоизмъ, желанiе спокойствiя первыхъ и[753] самоуверенность вторыхъ.

————————————————————————————————————

Думалъ, что для воспоминанiй — напишу ли я когда подробно — надо хотя бы изъ каждаго возраста написать сцены, событiя, душевныя состоянiя самыя характерныя.

27 Декабря 1905. Я. П.

Все эти дни испра[влялъ] Пр[авительство] Рев[олюцiонеры] и Нар[одъ]. Кажется, кончилъ, но не знаю, куда девать. Довольно хорошо себя чувствую и живу. Нынче — теперь утро — проводилъ Дун[аева] и Ник[итина], бездна Сухот[иныхъ], и чувствую себя слабымъ. Получилъ письмо отъ В[еликанова]. Надо ответить наилучшимъ образомъ нетолько письмомъ, но и деломъ. Трудно. Темъ лучше. Решай трудное. Поправилъ вчера корректуры Круга Чтенiя за Іюль месяцъ. И мне очень нe понравилось. Непрiятное чувство остается отъ игры въ карты, а всетаки несравненно лучше разговоровъ. Записать надо:

1) Читалъ Мысли Муд[рыхъ] л[юдей] 27 Дек[абря]. Сказано: все страданiя отъ незнанiя. Спасенiе отъ страданiй — знанiе. Истинное знанiе достигается совершенствованiемъ. И потому спасенiе отъ страданiй одно: совершенствованiе. Совершенствованiе же достигается работой въ тиши надъ собой, а никакъ не внешними измененiями формъ жизни. Хочется прибавить къ этому то, что работа надъ внешними измененiями формъ жизни, какъ это совершается теперь у насъ, нетолько нарушаетъ ту тишину, к[отор]ая необходима для внутренней работы, но всегда понижаетъ уровень нравственности. Очень понижаетъ его.

2) Дунаевъ ужасается на зверство людей. Я не ужасаюсь. Это кажется удивительно, но происходитъ это отъ того, что тотъ ужасъ, к[оторый] онъ испытываетъ теперь при[754] проявившемся зверстве ([755] причина к[отор]аго въ отсутствiи религiи), я испыталъ 25 летъ тому назадъ, когда увидалъ себя[756] вооруженнымъ разсудкомъ животнымъ, лишеннымъ всякаго пониманiя смысла своей жизни (религiи), и увидалъ кругомъ всехъ[757] людей такими. Я[758] тогда[759] ужаснулся и удивлялся только тому, что люди не режутъ, не душатъ другъ друга. И это не фраза, что я ужаснулся тогда. Я действительно ужаснулся тогда едва ли не более, чемъ люди ужасаются теперь. Тоже, что делается теперь, есть то самое, передъ чемъ я ужаснулся и чего ждалъ. — Я — какъ человекъ, стоящiй на тендере поезда, летящаго подъ уклонъ, к[оторый][760] ужаснулся, увидавъ, что[761] нельзя[762] остановить поезда.[763] Пасажиры же[764] ужаснулись только тогда, когда крушенiе совершилось.

3) Весь законъ Божiй въ одномъ: въ признанiи себя «рабомъ божiимъ», въ сосредоточенiи всехъ своихъ желанiй въ одномъ: въ исполненiи дела, къ к[оторому] приставленъ. Дело это одно: ты самъ, твоя душа, доведете себя до высшаго доступнаго тебе совершенства.

4) Ничто такъ очевидно не подтверждаетъ этого, — того, что дело жизни есть именно это исполненiе воли Божiей, — какъ то, что чего бы ты не желалъ вне своего совершенствованiя и какъ бы полно не удовлетворилось твое желанiе, какъ скоро оно удовлетворено, такъ тотчасъ же уничтожается прелесть желанiя. Не[765] теряетъ своего радостнаго значенiя одно: сознанiе своего приближенiя къ Богу.

Сколько вещей желалъ, начиная отъ того, чтобы у тебя выросли усы, и до того, чтобы учредилась республика въ Россiи, и какъ только выросли усы и учредилась республика, такъ удивляешься, какъ могъ[766] желать такой[767] не могущей радовать вещи.

Только исканiе Цар[ства] Бож[iя] и правды его внутри себя даетъ истинную, не перестающую, а растущую радость. Всякiй шагъ впередъ на этомъ пути несетъ съ собой свою награду, и награда эта получается сейчасъ же. И ничто не можетъ отнять эту награду.

5) Я сказалъ, что весь законъ Божiй въ томъ, чтобы понимать себя рабомъ Божiимъ, но можно съ другой стороны сказать, что законъ Божiй въ томъ, чтобы жить только въ настоящемъ, т. е. все усилiя своей воли напрягать на настоящее.

Прошедшее и будущее нужны только какъ уяснители того; что нужно въ настоящемъ.

(Чувствую себя очень умственно вялымъ, и отъ того то, что было ясно въ мысляхъ, не выходитъ въ писанiи.)

Надо было сказать такъ: желать нужно только того, что совершается въ настоящемъ. Желать въ прошедшемъ, это — сожаленiе, раскаянiе; желать въ будущемъ, это — мечты, планы. Желать же въ настоящемъ можно только одного: наилучшимъ образомъ исполнить должное, т. е. рабу — волю хозяина, человеку — волю Бога.

6) Еще ясная пришла характеристика А[лександра] I, если удастся довести хоть до половины. То, что онъ искренно, всей душой хочетъ быть добрымъ, нравственнымъ, и всей душой хочетъ царствовать во что бы то ни стало. Показать свойственную всемъ людямъ двойственность иногда прямо двухъ противоположныхъ направленiй желанiй.

Сейчасъ ночь 31 Дек. 1905, начало 1906.

Все это время добавлялъ Пр[авительство], Рев[олюцiонеры], Нар[одъ]. Иногда кажется нужно, иногда слабо. Здоровье недурно. Но нетъ живости мысли. Записать только две:

1) Читая Строгонова о Ромме, былъ пораженъ его геройствомъ въ соединенiи съ его слабой, жалкой фигуркой. Напомнило Николиньку. Я думаю, что это чаще всего бываетъ такъ. Силачи, чувственн[ые], какъ Орловы, бываютъ трусы, а эти — напротивъ.

Другое 2) Моя двойственность. То я по утру и ночью истинно мудрый и хорошiй человекъ, то я — слабое, жалкое существо, не знающее, что съ собой делать. Разница въ томъ, что первое — настоящее, а во второмъ состоянiи я знаю, что я въ тумане заблужденiй.

3) Еще ясно пришла мысль о томъ, что жизнь есть прохожденiе духовной сущности черезъ[768] отделенную расширяющую форму.

Сейчасъ начало новаго 1906 года. Помоги, Господи, исполнять твою волю. Не для того, чтобы что-то сделать, а только для того, чтобы делать, что должно. —

Примечания

1 января. Стр. 113—114.

254. 1133. Бездна народа. — По «Ежедневнику» С. А. Толстой, в Ясной поляне встречали новый 1905 год, кроме домашних: Н. Л. Оболонский с женой, Ил. Льв. Толстой с женой и старшей дочерью, М. Л. Толстой, А. Л. Толстой, три сына М. С. Сухотина, П. И. Бирюков, X. Н. Абрикосов с своей невестой Н. Л. Оболенской, М. А. Маклакова, И. К. Дитерихс.

255. 1134, появление письма. — См. запись от 31 декабря 1904 г., стр. 110.

256. 11312. все это Капуи. — Капуя — город древней Кампании, в древности служивший самым приятным местопребыванием во всей Италии. Слова «удовольствия Капуи» в главных европейских языках обозначают нравственный застой вместе с наслаждениями и удовольствиями, расслабляющими телесные и духовные силы человека. Тит Ливий в своей истории римлян (кн. 23, гл. 18) рассказывает, что во время второй Пунической войны в 216 г. до н. э. войско Ганнибала после победы над римлянами при Каннах удалилось на зимние квартиры в Капуи, где его «погубили избыток во всем и чрезмерные удовольствия». «Сон, вино, пиршества, блудницы, бани и досуг изнежили воинов телесно и духовно». В «Анне Карениной» (ч. V, гл. 15) Толстой употребляет прилагательное «капуйский»: «Что-то стыдное, изнеженное, капуйское, как он [Левин] себе называл это, было в его теперешней жизни». См. статью Г. Гельда: «О двух именах прилагательных в романе «Анна Каренина» — «Толстой. Памятники творчества и жизни», 4, ред. В. И. Срезневского, изд. Кооперативного т-ва изучения и распространения творений Толстого, М. 1923, стр. 199—200. Выражение «Капуя» употреблено Толстым также в письме к А. А. Толстой от 15 апреля 1859 г. и в записи Дневника от 3 мая 1897 г.

257. 11321-22. (Америка до освобожд[ения] негров). — Освобождение негров было провозглашено в Северо-американских соединенных штатах 1 января 1863 г.

20 января. Стр. 116—119.

258. 11616-17. написал заметку о моей телеграмме и событиях. — В ноябре 1904 г. Толстой получил с оплаченным на сто слов ответом телеграмму от филадельфийской газеты «North-American Newspaper», спрашивавшей его, что он думает о «значении, цели и вероятных последствиях земской агитации». На эту телеграмму Толстой 18 ноября 1904 г. ответил следующее: «Цель агитации земства — ограничение деспотизма и установление представительного правительства. Достигнут ли вожаки агитации своих целей или будут только продолжать волновать общество, — в обоих случаях верный результат всего этого дела будет отсрочка истинного социального улучшения, так как истинное социальное улучшение достигается только религиозно-нравственным совершенствованием отдельных личностей. Политическая же агитация, ставя перед отдельными личностями губительную иллюзию социального улучшения посредством изменения внешних форм, обыкновенно останавливает истинный прогресс, что можно заметить во всех конституционных государствах — Франции, Англии и Америке». Содержание телеграммы Толстого было напечатано в не совсем точном переводе в «Московских ведомостях» (1904, № 331 от 30 ноября, заметка: «Л. Н. Толстой о конституции»), после чего Толстой стал получать письма от разных лиц и запросы от иностранных газет с просьбою подробнее изложить выраженные им в телеграмме мысли. После кровавого события 9-го января в Петербурге Толстой счел своей обязанностью высказать с большей подробностью и определенностью свои мысли по поводу происходившего тогда движения, что и было им сделано в статье «Об общественном движении в России», напечатанной сначала в издании «Свободное слово» № 92, Christchurch 1905, а в 1906 г. в Петербурге в издании «Обновление» № 22 (было конфисковано).

259. 11627—1174. Музыка есть..... стенографических значков. — О том же писал Толстой жене из Ясной поляны в Москву 16 января 1905 г.: «Как ты наслаждаешься музыкой? Я на-днях думал о музыке вот что: Музыка есть стенография чувств. Когда мы говорим, мы понижением, возвышением, силой, быстрой или медленной последовательностью звуков выражаем те чувства, которыми сопровождаем то, что говорим: вырабатываемые словами мысли, образы, рассказываемые события. Музыка же передает одно сочетание и последовательность этих чувств без мыслей, образов и событий. Мне это объяснило то, что я испытываю, слушая музыку». («Письма гр. Л. Н. Толстого к жене», изд. 2, М. 1915, стр. 577.)

260. 1188-21. 7) Главное..... определенное нам время. — Мысли 7 и 8 в записи 20 января 1905 г. были включены Толстым, с некоторыми изменениями и соединенные вместе, в его труд «На каждый день» (29 мая, 6). См. т. 43, стр. 300.

29 января. Стр. 119—121.

261. 11912. Был все время Поша. — «Поша» — Павел Иванович Бирюков (1860—1931), друг, единомышленник и биограф Толстого. См. т. 50, прим. к записи Дневника от 14 декабря 1888 г. В 1904 г. П. И. Бирюков получил разрешение вернуться в Россию из-за границы, куда был выслан в 1897 г. за помощь гонимым сектантам духоборам. Б Ясную поляну приехал 24 декабря 1904 г.

262. 11913. Сережа — старший сын Толстого Сергей Львович.

263. 11914-15. после одного, первого спора. — Споры у Толстого с его старшим сыном происходили по поводу современных политических событий. С. Л. Толстой стоял на позиции либералов и с их точки зрения возражал против взглядов отца. Спор С. Л. Толстого с отцом (повидимому, тот самый, который отмечен в Дневнике Льва Николаевича) происходил 24 декабря 1904 г.; он записан в Дневнике Д. П. Маковицкого («Яснополянские записки», вып. первый, стр. 46—48). Маковицкий рассказывает: «С шести до часу ночи Лев Николаевич почти всё время был в зале, только ненадолго уходил к себе с П. И. Бирюковым. У него был очень горячий спор с Сергеем Львовичем, которому хотелось, чтобы Лев Николаевич признал, что конституция есть очень желательный шаг вперед против абсолютизма. Лев Николаевич говорил, напротив, что агитация земств в пользу конституции есть напрасная трата сил... Спор был очень горячий. Сергей Львович ходил взад и вперед по комнате и ужасно волновался, перебивал Льва Николаевича, спорил также и с Н. Л. Оболененским, который был вполне на стороне Льва Николаевича. Лев Николаевич тоже не уступал, не простил Сергею Львовичу ни одной ошибки, возражал ему на всякую мысль.... Дошло до того, что у Льва Николаевича стало сжиматься горло, и он говорил тонким, прерывающимся голосом, задыхаясь и чуть не плача; хотел было уже уйти к себе, но остановился в дверях и опять стал возражать. Он бы ушел еще раньше, но его задержал П. И. Бирюков, предлагая ему такие вопросы, которые тоже имели целью заставить его признать то, что конституция всё-таки лучше монархии, и что поэтому надо желать ее, как некоторого шага вперед. Но Лев Николаевич не сделал и этой уступки».

264. 11915. не пошел дальше. — В копии Дневника Толстого 1905 года, хранящейся в архиве В. Г. Черткова, к этому месту сделано им следующее примечание: «Строки, вычеркнутые мною на этой странице, были Л. Н. Толстым признаны несправедливыми и взяты назад, причем он мне поручил уничтожить их в его подлинном дневнике. (Желание Л. Н-ча по этому поводу выражено в его письме ко мне за № 751 от 25 апр. 1907, хранящемся в моих бумагах. ) — В. Чертков. 14 июня 1907 г. н. с. ». В упоминаемом Чертковым письме к нему от 25 апреля 1907 г., Толстой писал: «Сейчас получил ваше 2-е письмо об очень мне неприятных словах в моем дневнике. Уничтожил ваше письмо и нашел дневник и это гадкое место. Вы сами, если будете живы, уничтожите его. Только что нынче для Детского Круга Чтения писал о значении слова, том зле, которое может сделать необдуманное, непроверенное совестью, недоброе слово. Таково было это мое слово, и не для вас и не для того, против кого было направлено оно, а перед собой, перед своей совестью раскаиваюсь в нем и беру его назад, как несправедливое, а главное дурное. Ни на чем так не ясно, что человеческая душа божественна и добра, как на воспоминаниях о своих дурных поступках: кажется, что это кто-то другой, а не я сделал».

265. 11915-18 Нынче получил 2-ое письмо от Гали..... Спорить, доказывать тоже нельзя и потому не надо. — «Галя» — Анна Константиновна Черткова, рожд. Дитерихс (1859—1927), жена В. Г. Черткова. Упоминаемое в Дневнике письмо ее ни в архиве Толстого, ни в архиве А. К. Чертковой не найдено; о содержании его можно судить по ее предшествовавшему письму от 7 января 1905 г., которое и приводим целиком: «Дорогой Лев Николаевич, сердечно тронута была вашим добрым словечком обо мне в последнем письме. Давно хочу писать вам — да вот видите, какая рука, царапаю с трудом, держа перо двумя руками. Боюсь — ничего не разберете, и всё-таки правая рука устала и ноет, а на душе лежит поговорить с вами о многом — да как-то не умею и не люблю диктовать. Пока кончаю.

«Доехал ли до вас Поша? — Счастливый... А Душан — у вас ли уже? Пусть навещает нашего Жозю — он ведь так одинок теперь без Оли, приласкайте его, он стоит того и очень, очень дорожит общением с вами. Его отношение к жизни становится всё серьезней и глубже, — это отражается в его письмах...

«9-го января.»

«Очень хотелось поговорить с вами о вашей телеграмме (ответ Американцам), которая смутила и огорчила многих (и меня и Олю) и дала повод злорадствовать таким мракобесам, как «Московские ведомости». И больно то, что искренно недоумевающие и честные люди и даже друзья обвиняют вас то в противоречии, то в высокомерии и недоброте... Противоречие — с вашими писаниями раньше; высокомерие — в том, что вы сказываете государю то, что считаете нужным для народа: отмена стеснительных законов, зависящих от слова одного человека; — а восстаете против других, высказывающих почти те же желания и требования, назревшие болезненно в России в наше время. Только про землю они не сказали, но ведь если бы народ получил возможность говорить, — он бы сам сказал и правителям и господам... Западная конституция нехороша, правда, но как вы сами и Торо говорите, «чем меньше правительство управляет, тем лучше». Переходная форма всё равно нужна и будет достигнута мирным или кровавым путем, и потому — не могу не сочувствовать всему, способствующему мирному переходу и ослаблению деспотической дикой власти, которая, как вы сами говорите, нравственно развращает и подвластных и властвующих. Простите, если говорю лишнее, высказывая свое непонимание, быть может; но ведь вы знаете, как мне дорого единомыслие с вами и как больно разномыслие и, главное, непонимание того, что вы говорите; и также не могу равнодушно слышать, когда вас толкуют вкривь и вкось — одни с огорчеиием искренним, другие с глумлением и злорадством, приводя ваше имя всуе для оправдания своих гнусных, рабских теорий... Устала очень и должна кончить. Не показывайте никому (кроме Жози) этого письма пожалуйста, и простите за откровенность, хотя и неудачно выраженную, дорогой, любимый Лев Николаевич. Дети и Оля здоровы. У нас очень мирно и хорошо. Сердечно целую вас. Любящая вас Галя».

Упоминаемые в письме А. К. Чертковой: Жозя — ее брат Иосиф Константинович Дитерихс (1866—1931). — Оля — сестра А. К. Чертковой, Ольга Константиновна Толстая. — О телеграмме Толстого в «North-American Newspaper» см. прим. 258. — Вы сказываете государю: имеется в виду обращение «Царю и его помощникам», написанное Толстым в 1901 г.

Комментируемые строки Дневника в подлиннике выскоблены.

266. 11919. через Ледерле. — Петр Михайлович Ледерле (род. 6 мая 1860 г.) — единомышленник Толстого. Сын врача, учился в Казанском университете на медицинском факультете, но, не кончив курса, вышел и в 1892 г. «сел на землю» в Боровичском уезде, Новгородской губернии, близ станции Меглецы. Своими руками с несколькими помощниками выстроил в деревне школу, в которой учительствовал двадцать пять лет. Женат на крестьянке. С 1917 г. живет с семьей при школе (названной именем Толстого) на хуторе. Вступил в переписку с Толстым в 1903 г. Толстой писал ему 30 сентября 1903 г. и 30 января 1905 г.

267. 11919-20. письмо от двух отказавшихся от службы матросов. — Два матроса гальванера, крестьянин Владимирской губ. Михаил Петрович Захаров (р. в 1880 г. ) и мещанин гор. Борзны, Черниговской губ. Тимофей Степанович Трегубов, по профессии слесарь, 18 сентября 1904 г., находясь на броненосце «Бородино», стоявшем в то время в ревельском порту, отказались продолжать строевую службу и просили назначить их в санитары. Их отправили в Кронштадт в следственную тюрьму, откуда они написали Толстому письмо, прося его похлопотать о том, чтобы им возвратили отобранное у них Евангелие. Это их письмо Ледерле получил через своего знакомого, служившего в Кронштадте, морского офицера Б. А. Тевяшева, и переслал его Толстому при своем письме от 20 января 1905 г. Толстой отправил его Черткову, который напечатал его в № 16 «Свободного слова» за 1905 г. (стлб. 6—7).

Суд над Захаровым и Трегубовым происходил в Кронштадте 15 марта 1905 г. На суде они повторили, что по своим религиозно-нравственным убеждениям не могут заставить себя убивать неприятеля, вообще людей. Суд приговорил их в арестантские роты на 3 года, «но в виду того, что преступление подсудимыми совершено под влиянием неблагоприятно сложившихся для них условий жизни до поступления их на службу и прочитанных ими религиозно-философских сочинений, чтение которых, при настоящем умственном развитии подсудимых, привело их к ложному, но фанатически усвоенному убеждению, что всякое отнятие жизни у людей, хотя бы на войне, противоречит христианской религии, суд постановил: ходатайствовать перед его императорским величеством о смягчении наказания заключением в тюрьме на два года каждого» («Новое время» от 25 марта 1905 г.). Судебный отчет о деле Захарова и Трегубова был напечатан в газете «Котлин» 1905, № 65 от 22 марта.

Упоминание о деле Захарова и Трегубова находим в первой редакции статьи Толстого «Петр Хельчицкий» (1905 г.): «На днях в России, в Кронштадте, судили двух матросов, отказавшихся от военной службы вследствие своих христианских верований. Суд в лице разных грубо невежественных и бесстыдных людей приговорил этих просвещенных молодых людей к трем годам исправительных арестантских рот, т. е. к самому ужасному трехлетнему мучительству... Составлявшие это решение и все эти несчастные невежественные дикие генералы, отдававшие под суд и судившие Захарова и Трегубова, еще далеко не готовы для книги Хельчицкого». В окончательной редакции статьи это место было автором выпущено.

268. 11928. от Накашидзе. — Илья Петрович Накашидзе (род. в 1866 г., ум. 26 мая 1923 г.), единомышленник Толстого, грузин, журналист, жил в Тифлисе. См. т. 53.

269. 11923. милый человек Кипиани. — Михаил Кайхарович (Кайхосрович) Кипиани (род. около 1849 г.) в 1873—1874 гг., будучи студентом Технологического института в Петербурге, принадлежал к революционному кружку грузин. В мае 1875 г. вместе с Ис. Кикодзе организовал революционный кружок в Кутаисе. В октябре 1876 г. был арестован и в 1879 г. административно выслан в Оренбург. В мае 1880 г. был освобожден от надзора и, возвратившись на Кавказ, поступил учителем в Горийскую учительскую семинарию. В марте 1883 г. был вновь арестован по обвинению в революционной пропаганде среди офицеров Мингрельского полка и заключен в Метехский замок, а затем отправлен в Петербург. В марте 1884 г. был выслан на три года в Западную Сибирь; в 1887 г. вернулся в Россию. Сведений о дальнейшей жизни Кипиани у нас не имеется.

Кипиани приехал в Ясную поляну с следующим рекомендательным письмом И. П. Накашидзе от 17 января 1905 г.: «Милый и дорогой Лев Николаевич. Письмо это передаст вам мой старинный приятель Михаил Кипиани, очень симпатичный человек. Он провел 12 лет в Сибири и по тюрьмам, гонимый правительством, но сохранил бодрость духа и энергию. Приятель мой расскажет вам подробности очень интересного крестьянского движения у нас в Гурии, где уже несколько лет крестьяне не работают у помещиков, упразднили суд и администрацию. Об этом движении я вам писал раньше. Теперь оно сильно» (АТБ).

270. 11924-27. к[отор]ый рассказал чудеса о том..... Душан записал. — Д. П. Маковицкий записал то, что рассказывал М. К. Кипиани о движении среди гурийцев. Записанное Д. П. Маковицким было напечатано в № 16 «Свободного слова» за 1905 г., стлб. 18—21, под заглавием «О гурийском движении». Здесь читаем: «Под Гурией обыкновенно разумеют Озургетский уезд Кутаисской губернии. Здесь-то и произошли волнения, вызвавшие отправку туда войска под начальством генерала Алиханова. Волнения начались вследствие крайней стесненности крестьян в земле, которую захватили помещики, возвысившие арендную плату до чрезвычайных пределов. Помещики берут иногда половину, иногда даже две трети урожая. При таких условиях среди гурийцев два года тому назад возникло новое, своеобразное движение. Большинство крестьян (всего до 160 000) сговорилось не арендовать и не обрабатывать помещичьей земли и благодаря этому земля эта уже два года пустует. Мелкие помещики присоединились к крестьянам и сами пашут, также и некоторые священники, но высшее священство негодует. В то же время гурийцы согласились не грабить, не воровать и не лгать; к полиции за помощью не обращаться и в суды не ходить, а для этого от дел, в которые полиция и суды могли бы вмешаться, воздерживаться, — а если дела такие всё-таки случатся, то разбирать самим. Они выбрали десятских, сотских, тысяцких, а эти выбирают судей (трех на деревню). Прежде гурийцы сами курили вино самым первобытным способом, и так как акциз на вино высокий и оправдывается только при усовершенствованных способах винокурения, то курили они тайно и давали чиновникам взятки, чтобы они не слишком строго следили за этим. Но теперь, когда крестьяне решили больше не лгать, они не могли уже больше обманывать таким способом и отвезли перегонные кубы в акцизное управление и сказали, что больше гнать вина не будут, потому что сами перестали его пить, но что всё-таки оставили себе несколько кубов, чтобы гнать вино для 70—80-летних стариков, которые привыкли пить. Важные дела гурийцы решают общим согласием на народных сходках, на которых бывает до 5000 человек.

Женщины ходят на сходку и участвуют в общем деле так же, как и мужчины. Теперь гурийцы говорят, что жениться следует по любви, а не из-за денег, и тем, которые получили раньше приданое за женой, было предложено возвратить его родителям. 23 человека так и сделали. Но им было сказано: если родители сами от себя дадут приданое дочери, тогда она пусть возьмет. Детей хотят воспитывать так, чтобы у них было отвращение к убийству. Воров своих гурийцы судят сами. Воры должны обходить с украденной вещью или скотиной всю деревню и признаваться, что они украли, и возвратить украденное. Власти, губернатор грозят разорением и выселением. Присылают солдат, но крестьяне принимают их дружелюбно, угощают, говорят: «Вы наши братья», и солдаты видят, что эти люди добиваются правды и другим не делают зла. Когда солдаты в них стреляли и убили трех из них, они всем скопом говорили: «И не стыдно вам стрелять?...» К присланному правительственному чиновнику Султан-Крым-Гирею гурийцы отнеслись весьма добродушно и указали ему на целый ряд своих нужд...»

271. 11927. Надо будет изложить. Этовеликое дело. — Отдельной статьи о гурийском движении Толстым не было написано. Сочувственное упоминание о гурийском движении имеется в его статье «Как освободиться рабочему народу?», подписанной им 25 марта 1905 г., и в Дневнике 29 июня 1905 г., 8. Восторженный отзыв о гурийском движении дал Толстой в письме к И. П. Накашидзе, написанном 1 февраля 1905 г. и напечатанном в № 16 «Свободного слова» за 1905 г. (стлб. 22). См. т. 75.

Толстой продолжал и впоследствии живо интересоваться гурийским движением. Д. П. Маковицкий в своих неопубликованных записках рассказывает, с каким волнением слушал Толстой 27 марта 1905 г. чтение вслух корреспонденции «Нового времени» (от 25 марта 1905 г.) «По Гурии». «Лев Николаевич, — пишет Д. П. Маковицкий, — очень внимательно слушал длинное чтение и был им взволнован, лицо его посинело, как у больного».

Следует, однако, заметить, что сведения, полученные Толстым о гурийском движении от М. К. Кипиани, были в некоторых отношениях односторонни и не вполне точно представляли характер движения. В действительности движение это носило более революционный, чем толстовский характер, о чем некоторое время спустя писали Толстому его единомышленники с Кавказа. Так, И. П. Накашидзе писал ему 27 марта 1905 г.: «Дорогой Лев Николаевич, недавно только вернулся из Гурии, которой половину объехал вместе с комиссией, посланной главноначальствующим для ознакомления с положением дела. Теперь только, не беря греха на душу, могу подробно передать вам о том, что творится у нас в Гурии. Повторилось то же, что у духоборов: народ на своей шкуре узнал, что такое власти, решил упразднить их и упразднил. Великая разница только в том, что основа духоборского движения — религиозная, гурийского же — революционная. Вся Гурия, от мала до велика, сейчас настроена революционно, готова хоть сейчас взбунтоваться и ждет только, что предпримет русский рабочий народ. Это открыто заявляли представители сходов крестьянских в Гурии посланнику главноначальствующего Крым-Гирею. Гурийцы поступали с властями, губившими их, по закону Моисея — «око за око, зуб за зуб». У меня язык не повернется обвинять их за это после всего того, что я узнал в Гурии о насилиях, творимых над гурийцами властями, раздувшими отказ крестьян работать у помещиков в целый бунт, с целью заслужиться перед начальством...» (АТБ). В таком же смысле писал Толстому и другой его единомышленник, В. А. Лебрен, живший в Батуме, в письме 20 июня 1905 г.: «С того, собственно, и началось, что они стали стрелять шпионов и помещиков. Движение это есть стачка, практически опирающаяся на террор, и христианского, религиозного в нем нет ничего. Началась она несколько лет назад на здешних заводах, где гурийцы работали тысячами и где они научились от социал-демократов борьбе с капиталистами посредством стачек. Этот способ борьбы посредством стачки, усвоенный на заводах, они перенесли в свои деревни и применили к землевладельцам и грабящему и не исполняющему свои обязательства чуждому правительству. И благодаря общности интересов, благодаря их дикой удали и легкости для них убийства, что делает здесь террор особенно страшным, они достигли практически очень большого успеха. Повинуется вследствие террора, правда, меньшая, но довольно значительная часть населения: два-три знакомых определили ее в 10-20%. Что касается искоренения пьянства, женских нарядов и вообще подъема нравственности, то я думаю, что и подъем духа последовал за удачей народа, от того, что народ почувствовал себя вдруг творцом своей общественной жизни» (АТБ).

О гурийском движении см.: Проф. Н. Марр, «Из гурийских наблюдений и впечатлений», изд. Ал. Арабидзе, Спб. 1905; Конст. Пономарев, «О гурийском движении» — «Русское богатство» 1906, 2, отд. 2, стр. 77—96; «Бывший кутаисский губернатор о Кавказе» — «Русские ведомости» 1906 № 67 от 10 марта; Каландадзе В. и Мхеидзе В., «Очерк революционного движения в Гурии», Спб. 1906; Махарадзе Ф., «Очерки революционного движения в Закавказье», Тифлис 1927; Аркомед С. Т., «Рабочее движение и социал-демократия на Кавказе», М.—П. 1923.

272. 12019. Платон. — Платон (род. 430—427 г., ум. 348—347 г. до н. э.) — греческий философ, ученик Сократа, изложивший его учение в ряде диалогов.

273. 12019. Солон. — Солон (род. около 640 г., ум. около 558 г. до н. э.) — афинский законодатель.

274. 12019. Конфуций. — Конфуций (собственно, Кун-Фу-цзы, 551—479 до н. э.) — китайский мудрец, основатель государственной религии Китая.

275. 12019. Сен-Симон. — Гр. Анри Сен-Симон (1760—1825), французский социальный мыслитель.

276. 12019. Фурье. — Шарль Фурье (1772—1837), французский социальный мыслитель.

277. 12020. Овен. — Роберт Оуэн (1771—1858), английский социалист-утопист.

278. 12122. Андрюша сейчас уезжает в П[етербург].— Андрей Львович Толстой приехал в Ясную поляну из действующей армии в ночь на 10 января 1905 г. На войне он получил георгиевский крест.

1 февраля. Стр. 121—124.

279. 12129-30. С Сережей б[ыло] неприятно. Я б[ыл] не добр. И страдаю за это. — Сергей Львович Толстой приехал в Ясную поляну 26 января 1905 г. Он привез отцу изложенные письменно свои возражения на его только-что написанную тогда статью «Об общественном движении в России» и его телеграмму в филадельфийскую газету «North-American Newspaper». В этой записке С. Л. Толстой защищал происходившее тогда в России либеральное общественное движение в пользу замены самодержавной формы правления конституционной. Считая конституционную монархию только новой формой угнетения народа, Толстой, видя, что он с сыном стоит на противоположных точках зрения, прочесть его замечания отказался. С. Л. Толстой 30 января уехал из Ясной поляны в Москву. После его отъезда Толстой написал ему в Москву письмо, в котором писал: «Сережа, у меня осталось очень тяжелое чувство раскаяния в том, что я огорчил тебя, и желание уничтожить то тяжелое чувство, которое в тебе вызвал мой отказ прочесть твою записку. Отказался я потому, что действительно боюсь и избегаю всякой полемики, но вероятно я не добро отнесся к тебе и сознаю себя виноватым. Твое же доброе отношение и огорченное выражение твоего лица меня устыдило. Дело не в том, что прочту ли я или не прочту (я, разумеется, прочту), но в том, чтобы между нами не было дурного чувства. Так пожалуйста, если есть в тебе такое, изгони его. А у меня теперь к тебе такое, какое всегда бывает, когда чувствуешь свой грех — чувство самое хорошее и доброе. Так вот. Можешь не отвечать мне, а только прислать свою записку».

280. 12130. Лева б[ыл] у Царя. — «Лева» — третий сын Толстого, Лев Львович Толстой (род. 20 мая 1869 г.). См. т. 49, прим. к записи Дневника от 7 марта 1884 г. О приеме Л. Л. Толстого Николаем II в записках Д. П. Маковицкого от 30 января 1905 г. сообщается: «Был разговор о том, что Лев Львович получил аудиенцию у царя и в течение полутора часов беседовал с ним, предлагая ему созвать земский собор.... Царь ответил, что сейчас, пока продолжается война, не время созывать земский собор». (Д. П. Маковицкий, «Яснополянские записки», вып. II, изд. «Задруга», М. 1923, стр. 17, 20—21.)

18 февраля. Стр. 124—125.

281. 1248. Круг Чт[ения] мне не понравился. — 6 февраля в Ясную поляну приехал И. И. Горбунов-Посадов с первыми корректурами печатавшегося в «Посреднике» «Круга чтения».

282. 1248-9. Страхов взял на себя работу. — Федор Алексеевич Страхов (1861—1923) — единомышленник Толстого, писатель-философ. См. т. 50, запись в Дневнике от 1 января 1889 г. Ф. А. Страхов приехал в Ясную поляну 16 февраля 1905 г. и взялся читать корректуры «Круга чтения».

283. 1259. Барятинский. — Кн. Александр Иванович Барятинский (1814—1879) в бытность Толстого на Кавказе командовал левым флангом кавказской армии. Толстой познакомился с Барятинским в набеге в 1851 г. Барятинский посоветовал ему поступить на военную службу, и Толстой последовал его совету. Но Барятинский не давал ему никакого движения по службе, о чем Лев Николаевич писал ему 15 (?) июля 1853 г. в непосланном письме: «В 1851 году вы советовали мне поступить в военную службу. Без сомнения, человек не может упрекать другого в поданном совете, последовавши которому он не нашел тех выгод, которые представлялись ему. Но вы, как начальник левого фланга, давая мне совет поступить на службу под ваше начальство, я полагаю, обязывались по крайней мере в том, чтобы в отношении ко мне была соблюдена справедливость. Я имел уверенность послушаться вашего совета, но с тех пор, как я поступил на службу, доброе расположение переменилось в злое, почему — я совершенно не ведаю» (т. 59, стр. 237).

284. 1259. Левин. — Лев Федорович Левин — с 1852 по 1855 г. командир 20-й полевой артиллерийской бригады, в которой Толстой состоял на службе в бытность свою на Кавказе. В цитированном выше письме к Барятинскому Толстой писал: «Я два года был в походах и оба раза весьма счастливо. Первый год неприятель подбил ядром колеса орудия, которым я командовал, на другой год, наоборот, неприятельское орудие подбито тем взводом, которым я командовал. Оба раза ближайшие начальники сочли меня достойным наград и представили меня, и оба раза г. Левин ни к чему не представил меня; в первый раз на том основании, что будто бы я еще не был на службе, тогда как я был представляем за 17 и 18 февраля, а я утвержден на службе с 8 февраля, второй раз на том основании, что я не могу получить вместе креста и чина, а по его мнению достоин чина, к которому и представлен и который со всевозможным счастьем могу я получить через 13 месяцев за отличие, т. е. прослужа юнкером 2 с половиной года, тогда как по закону я должен получать его через 6 месяцев» (т. 59, стр. 237—238).

285. 1259. Философов. — Алексей Илларионович Философов (1799—1874) — генерал-адъютант, участник русско-турецкой войны 1828—1829 гг. и подавления польского восстания в 1831 г. С началом Восточной войны в 1854 г. заведовал кронштадтской артиллерией; затем сопутствовал великим князьям в их поездке в действующую армию в Кишинев и в Крым. Философов упоминается в Дневнике Толстого 26 ноября 1854 г. Об отношениях Философова к Толстому ничего неизвестно.

24 февраля. Стр. 125.

286. 12514. Начал писать Корн[ея] Вас[ильева]. — «Корней Васильев» — рассказ Толстого, впервые напечатанный в «Круге чтения», т. I, стр. 234—250. Сюжет «Корнея Васильева» был рассказан Толстому известным сказителем былин, олонецким крестьянином Василием Петровичем Щеголенковым, бывшим у Толстого летом 1879 г. В Дневнике своем 13 декабря 1897 г., перечисляя сюжеты, «которые стоит и можно обработать, как должно», Толстой называет и «рассказ Петровича — мужа, умершего странником» (см. т. 53). В списке сюжетов рассказов для «Круга чтения», составленном в 1905 г., этот же сюжет, сформулированный в словах: «Ушедший странствовать от жены», поставлен первым (см. стр. 301).

28 февраля. Стр. 125—126.

287. 12531. Писал Алешу. — «Алеша-Горшок» — рассказ Толстого, оставшийся необработанным и впервые напечатанный в «Посмертных художественных произведениях Л. Н. Толстого», изд. A. Л. Толстой под редакцией В. Г. Черткова, т. I (большого формата), М. 1912, стр. 129—136.

288. 12531-32. Поправил Паскаля и Ламенэ. — По просьбе Толстого, его семейными были для него составлены по разным источникам биографические очерки Паскаля и Ламенэ. Очерк о Паскале был составлен Н. Л. Оболенским по книге С. Котляревского: «Ламенэ и современный католицизм», М. 1904. Толстой совершенно переработал то, что было для него сделано его семейными (особенно значительно была переработана статья о Паскале), и написал введение и заключение к обеим статьям. Статьи «Паскаль» и «Ламенэ» впервые появились в «Круге чтения» (т. II, вып. I, стр. 20—28, и вып. II, стр. 353—357).

6 марта. Стр. 126—128.

289. 12610. К[оля] — кн. Николай Леонидович Оболенский.

290. 12610-11. Написал кое какие ничтожные письма. — Между 1—6 марта 1905 г. Толстым были написаны следующие письма: 1) японцу X. С. Тамура о религии; 2) И. Ф. Наживину о его внутренней и семейной жизни и литературных работах; 3) В. В. Стасову по поводу присланных им выписок из дела декабристов; 4) А. Е. Маневичу о внутренней жизни; 5) молодому единомышленнику В. В. Плюснину об отношении к родным; 6) Е. И. Попову о внутренней борьбе; 7—8) два письма И. И. Горбунову-Посадову по поводу корректур «Круга чтения» и помещенного в нем перевода стихотворения В. Гюго «Бедные люди».

291. 12628. Белин[ский]. — Виссарион Григорьевич Белинский (1810—1848) — литературный критик. Мнение Толстого о Белинском см. в его Дневниках 1857, 1896 и 1909 гг., тт. 47, 53 и 57.

292. 12623. Добролюбов. — Николай Александрович Добролюбов (1836—1861) — литературный критик. Добролюбов упоминается в Дневнике Толстого также в 1896 г. См. т. 53.

18 марта. Стр. 128—129.

293. 12919. Тургенев написал хорошую вещь: Гамлет и Дон-Кихот. — Гамлет — главное действующее лицо трагедии Шекспира «Гамлет, принц датский», написанной в 1602 г. и напечатанной в 1604 г. Дон-Кихот — главное действующее лицо романа Мигуэля Сервантеса «Дон-Кихот», появившегося в 1604 г. В речи «Гамлет и Дон-Кихот», произнесенной на публичном чтении в Петербурге 10 января 1860 г. в пользу Литературного фонда и напечатанной в № 1 «Современника» за 1860 г., Тургенев дал характеристику этих двух типов, в которых, по его мнению, «воплощены две коренные, противоположные особенности человеческой природы». Дон-Кихот представляет собою «веру прежде всего, веру в нечто вечное, незыблемое, в истину»; Гамлет — «анализ прежде всего и эгоизм и потому безверье».

294. 12920. и в конце присоединил Горацио. — Горацио из «Гамлета» Тургенев считал типом «последователя, ученика в лучшем смысле этого слова, с характером стоическим и прямым, с горячим сердцем, с несколько ограниченным умом; он чувствует свой недостаток и скромен; он жаждет поучения, наставления и потому благоговеет перед умным Гамлетом и предается ему всей силой своей честной души, не требуя даже взаимности».

295. 12921-22. Санхо-Пан[са]. — Санчо-Панса — оруженосец Дон-Кихота в романе Сервантеса «Дон-Кихот».

296. 12922. Душечка. — «Душечка» — героиня рассказа Чехова, под этим названием. Толстой включил этот рассказ в свой «Круг чтения» и написал к нему послесловие, в котором называет чеховский рассказ «прелестным» и «удивительным», а героиню его, главное свойство которой — «отдаваться всем существом своим тому, кого она любит», признает «образцом того, чем может быть женщина и для того, чтобы быть счастливой самой и делать счастливыми тех, с кем сводит ее судьба».

297. 12923. Сыновья мои все. — В 1905 г. Толстой имел пять сыновей; Сергей Львович (род. 1863 г.), Илья Львович (род. 1866 г.), Лев Львович (род. 1869 г.), Андрей Львович (род. 1877 г.) и Михаил Львович (род. 1879 г.).

298. 12924. дочери все. — В 1905 г. Толстой имел трех дочерей; Татьяна Львовна, по мужу Сухотина (род. 1864 г.), Мария Львовна, по мужу Оболенская (род. 1871 г.) и Александра Львовна (род. 1884 г.).

22 марта. Стр. 130.

299. 13023. Приди и вселися. — Заимствовано из церковной молитвы: «Царю небесный, утешителю, душе истины, прииди и вселися в ны»...

30 марта. Стр. 130—131.

300. 13025-26. ничего не работается, а очень хочется: и Хельчицк[ого]. — Петр Хельчицкий (1390—1460) — чешский писатель, автор книги «Сеть веры», содержащей обличение, с религиозной точки зрения, неправды существовавшего в то время общественного строя: Толстой считал книгу Хельчицкого «одной из редких, уцелевших от костров книг, обличающих официальное христианство». («Царство Божие внутри вас», гл. I.) «Сеть веры» появилась впервые в 1893 г. в издании Академии наук: «Сочинения Петра Хельчицкого. I. Сеть веры. II. Реплика против Бискупца. Труд Ю. С. Анненкова. Окончил И. В. Ягич». В книге был дан полный чешский текст, а русский перевод — в сокращенном изложении. Издание начало печататься еще в 1880-х гг., но за смертью Ю. С. Анненкова (8 февраля 1885 г.) временно приостановилось. Толстой читал «Сеть веры» в 1889 г. в корректурных оттисках академического издания, присланных ему H. Н. Страховым. Новое издание «Сети веры» (один русский текст) было выпущено «Посредником» в 1907 г.; второе издание — им же в 1917 г. (без указания года).

301. 13026-27. Илюш[ин] рассказ. —Толстой читал в рукописи рассказ его сына Ильи Львовича «Одним подлецом меньше», который был прочтен в Ясной Поляне вслух 5 апреля 1905 г. (см. «Яснополянские записки» Д. П. Маковицкого). Содержание рассказа: перемена отношения к крестьянам у земского начальника, сначала относившегося к ним враждебно-презрительно, а потом — как к равным себе человеческим существам. Слова: «одним подлецом меньше» прилагались им сначала к умершему крестьянину, а потом — к себе самому, в смысле нравственной перемены, в нем совершившейся. Был напечатан под псевдонимом И. Дубровский в «Русской мысли» 1905, 9, стр. 185—197; отдельное издание — «Посредник», М. 1906. Толстой хотел, воспользовавшись основой сюжета рассказа Ильи Львовича, вложить в него «свою исповедь и откровение о мужиках» (запись в Дневнике от 24 мая 1905 г.). Замысел остался неосуществленным.

302. 13027. И Фильку. — «Филькой» или «Филечкой» звали в Ясной поляне простоватого конюха Филиппа Петровича Борисова (1875—1919). Содержание замысла, Толстым не осуществленного, нам неизвестно.

303. 13027. и Несчастную девушку. — Содержание неиспользованного замысла Толстого о «несчастной девушке» нам неизвестно.

304. 13027. И учение веры. — Под «учением веры» Толстой разумел статью «Кто я?», над которой он тогда работал. 17 апреля 1905 г. он писал В. Г. Черткову: «Другая работа — это изложение веры простое, ясное, народное, детское. Работаю над этим и очень приятно и полезно для себя, но до сих пор без результатов. Думаю иногда, что эта работа мне не по силам».

305. 13029. Написал письмо о перекувыркн[утой] телеге. — Крестьянин села Семеновского, Тверской губ. и уезда, Городенской волости, Михаил Данилович Суворов (р. 1853 г.), служивший лакеем в Петербурге у вдовы министра гр. Дмитрия Андреевича Толстого, гр. Софии Дмитриевны Толстой, обратился к Толстому с письмом (написано малограмотно, почтовый штемпель 17 марта), в котором спрашивал: «Долголь многонаселенные серые сермяги тащить будут перекувыркнатаю телегу? Двадцатый век идет, и время тяжкое настигло, льется кровь и пот, обездолены, оббессилены, не будет отцов, братьев, и множество калек. А перекувыркнутая телега стоит на том же месте. Будем ли мы в состояние продолжать тащить телегу и петь дубинку, что сама пойдет». Толстой отвечал М. Д. Суворову обширным письмом, в котором изложил свой взгляд на причины народного порабощения и средства освобождения. Ответ Толстого, подписанный 25 марта 1905 г., был напечатан под заглавием «Как освободиться рабочему народу?» в издании «Свободное слово» № 96, Christchurch 1905. (Л. Н. Толстой, «Что нужно рабочему народу?» стр. 3—10.) В России был напечатан в издании «Обновление» № 10, Спб. 1906; издание было конфисковано.

29 апреля 1907 г. Толстой вновь проредактировал это письмо и дал ему название «Истинная свобода», под которым оно и было напечатано в 19 томе «Сочинений» Толстого, изд. 12-е, М. 1911, стр. 549—555, но, по постановлению Московской судебной палаты, было вырезано из тома вместе со многими другими статьями. В 1917—1918 гг. статья «Истинная свобода» появилась в одиннадцати различных изданиях.

306. 13029-30. Исправил корректуры Круга — «Круга чтения».

307. 1311. Нынче б[ыл] опыт с Л[евой]. — 30 марта 1905 г. в Ясную поляну приехал журналист М. Романов, сотрудник газеты «Русский листок», который рассказал Толстому, что его сын Лев Львович намерен издавать газету «Русский народ», «христианского» направления («Яснополянские записки» Д. П. Маковицкого). Издание этой газеты не осуществилось. Для Толстого сообщение Романова послужило, как он пишет, «опытом» того, чтобы «не позволять себе думать недобро о людях», так как всё предприятие Льва Львовича несомненно представлялось ему делом легкомысленным и самоуверенным.

308. 1312. письмо о сочинениях. — Письмо это следующее: «Высокоуважаемый граф Лев Николаевич! я, как и все, глубоко преклоняюсь перед вашим гением и вашими идеями, но, признаться, я не могу согласовать или понять некоторые из ваших поступков. Ваш талант дан вам богом для всех людей, а не есть исключительно ваша привилегия, следовательно, ваша философия, ваша наука должны быть доступны легко всякому последнему бедняку, как воздух. На деле же ваши произведения есть роскошь, доступная лишь очень обеспеченным господам. Не говоря уже о том, что вашим истинам цензура ставит массу препятствий, вы сами, назначив слишком высокую цену на них, сами ставите еще более препятствий. Поймите, чтобы прочесть ваши книги у нас в глуши, нужно целые годы выжидать, разыскивать и выпрашивать, так как купить нет возможности за неимением средств. Ведь вы, я слышал, очень богаты и не нуждаетесь еще в б?льших заработках; на каком же основании вы лишаете нас, бедняков, возможности знать ваши сочинения. Не смею надеяться получить ответ от вас или получить от вас по удешевленной цене всех ваших сочинений, хотя, признаться, мне очень бы хотелось прочесть ваши рукописи, не выпущенные цензурой; но убедительно прошу вас от имени всех бедняков, которые, быть может, больше всех нуждаются в ваших книгах, уменьшите за них плату, чем сделаете много, много добра. Надеюсь, вы простите меня зa это письмо. Пишу смело, так как знаю, что вам иначе писать было бы глупо. Искренний ваш почитатель И. Бутович. 27 марта 1905 г. М. Томашполь, Подольской губ.».

3 апреля. Стр 131—133.

309. 13125-26. кое что сделал, именно: Предисловие к Сети веры — Предисловием к «Сети веры» Толстой называет свою статью о Петре Хельчицком, впервые напечатанную в «Круге чтения» (т. II, вып. 2, стр. 220—225).

310. 13126-27. и выборки из Сет [и] В[еры] (8). — Толстой делал выборки из «Сети веры» Петра Хельчицкого с целыо поместить их в «Круг чтения». Однако, им было помещено не восемь выдержек из этой книги, а только две: «Закон Бога и закон мира сего» (т. II, вып. 2, стр. 330—338) и «Христианство и разделение людей» (т. II, вып. 2, стр. 443—449). В 1911 г., по приговору Московской судебной палаты, выдержки из «Сети веры» были вырезаны из «Круга чтения» вместе с некоторыми другими статьями.

311. 13127-28. и Предисловие к Уч[ению] XII Ап[остолов]. — «Учение двенадцати апостолов» — древний памятник христианской письменности, составленный, как полагают исследователи, между 96—112 гг. в Сирии или Египте христианином из евреев. Был найден никомидийским митрополитом Вриеннием в библиотеке Иерусалимского монастыря в Константинополе и опубликован им в 1883 г. Об этой рукописи создалась целая литература, обзор которой см. в книге: А. В. Карашев, «О новооткрытом памятнике «Учение двенадцати апостолов», М. 1896 г. Русский перевод К. Попова был напечатан в журнале «Труды Киевской духовной академии» 1884, т. IV, и отдельно: «Учение двенадцати апостолов. Новооткрытый памятник древней церковной литературы в переводе с греческого, с введением и примечаниями К. Попова», Киев, 1885. Толстой знакомился с этим памятником по этому отдельному (второму) изданию, а также по немецкому изданию: «Lehre der Zw?lf Apostel». Nach der Ausgabe des Metropoliten Philotheos Bryennios mit Beif?gung des Urtextes, nebst Einleitung und Noten, ins Deutsche uebertragen von Lic. Dr. Aug. W?nsche. 3-ter Abdruck. Verl. O. Schultze. Leipzig 1884. Толстой сделал свой собственный перевод этого памятника, который, с его предисловием и послесловием, был напечатан в журнале свящ. Смирнова «Детская помощь» (1885, 8, 24 мая, стлб. 425—435) без ведома Толстого, чем он остался не вполне доволен, так как 17 или 18 июня 1885 г. писал В. Г. Черткову: «Я узнал, что в «Детской помощи» издатель священник напечатал мой перевод с примечаниями Учения двенадцати Апостолов, и что на него за это напали. Я никак не думал, что его напечатают, и потому оставил очень много небрежного и слишком смелого, неопределенного в переводе» (т. 85, стр. 229). В 1905 г. Толстой написал новое предисловие к «Учению двенадцати апостолов», которое появилось в «Круге чтения», т. II, вып. 2, стр. 524—527.

312. 13128. письмо о перекувыркнутой теле[ге] — См. прим. 305.

6 апреля. Стр. 133—134.

313. 13322. были Фельтен. — Николай Евгеньевич Фельтен (род. 1884 г.), в то время единомышленник Толстого. См. т. 54, прим. 563.

314. 13322. и Сергеенко. — Алексей Петрович Сергеенко (род. 1886 г.) — единомышленник Толстого, сын литератора Петра Алексеевича Сергеенко (1854—1930), с 1906 г. по 1920 г. секретарь В. Г. Черткова, один из трех лиц, подписавших завещание Толстого 22 июля 1910 г.; с 1930 г. сотрудник настоящего издания. Автор статей: «Как писалось завещание Л. Н. Толстого» — «Толстовский ежегодник 1913 года», изд. Общества Толстовского музея в С. -Петербурге и Толстовского музея в Москве, Спб. 1914, отд. II, стр. 76—79; «Памяти И. И. Озолина» — «Русские ведомости» 1913, № 16 от 19 января; «Отказ от военной службы Николая Яхновского», изд. трудовой общины-коммуны «Трезвая жизнь» и «Единение», М. 1918; «Последний завет» — «Мир» 1918, №31 от 10 сентября; «Кто был Лев Толстой», изд. трудовой общины-коммуны «Трезвая жизнь», М. [1919]; «Толстой в жизни» — «Известия ЦИК СССР» 1928, № 210 от 9 сентября; редактор «Воспоминаний о Л. Н. Толстом ученика яснополянской школы В. С. Морозова», изд. «Посредник», М. 1917, и (совместно с В. Ф. Булгаковым) журнала «Истинная свобода», М. 1920—1921, вышло всего 8 №№.

16 апреля. Стр. 134.

315. 13422-23. о Генр[и] Джорже. — Генри Джордж (1839—1897) — американский экономист, борец за освобождение земли от частной собственности. Средством к освобождению земли Генри Джордж считал «единый налог» с ценности земли, отбирающий в пользу общества весь незаработанный доход (ренту) с земли, при уничтожении всех других податей и налогов. Главнейшие сочинения Джорджа: «Прогресс и бедность» (1879), «Общественные задачи» (1884), «Покровительство отечественной промышленности или свобода торговли?» (1886), «Открытое письмо к папе Льву XIII» (1891), «Наука политическая экономия» (1898). Библиографию переводов Генри Джорджа по-русски и статей о нем на русском языке см. в книге «Избранные речи и статьи Генри Джорджа», перевод с английского С. Д. Николаева, изд. «Посредник», 3-е, М. 1906, стр. 108—110. Толстой познакомился с учением Джорджа в 1885 году; его книга «Прогресс и бедность» произвела на Толстого «очень сильное и радостное впечатление» (письмо к Черткову 24 февраля 1885 г., т. 63, стр. 144). Толстой считал проект Джорджа наиболее верным, практичным и безболезненным средством разрешения земельного вопроса, о чем писал в ряде статей: «Великий грех» (1905), «Письмо крестьянину о земле» (1905), «Единственное возможное решение земельного вопроса» (1906), «Предисловие» к книге Джорджа «Общественные задачи» (1906) и др.

316. 13423. K[oтopoгo] прочел по Николаеву. — В издании «Посредник» в 1904 г. вышли «Избранные речи и статьи Генри Джорджа» в переводе С. Д. Николаева и с обширной биографией Джорджа, составленной переводчиком.

21 апреля. Стр. 135—137.

317. 1352-3. Начал писать: Народ[ные] Заступни[ки]. — Статья «Народные заступники» была в окончательной редакции озаглавлена автором «Великий грех». «Великим грехом» Толстой в этой статье называет частную земельную собственность. Была напечатана в «Русской мысли» 1905, 7, отд. 2, стр. 247—266. Отдельные издания: «Свободное слово» № 98, Christchurch 1905, и «Посредник», № 600, М. 1905. («Народные заступники» — также название сборника статей М. О. Меньшикова, вышедшего в 1900 г.).

318. 1353. И Ген[ри] Джоржа. — Начатая Толстым статья о Генри Джордже была им затем введена в статью «Великий грех».

319. 1354. б[ыл] у Петр[а] Осипова. — Петр Осипович Зябрев (1843—1906) — яснополянский крестьянин, молочный брат Толстого, хорошо знавший грамоту и любивший читать. Толстой иногда захаживал к нему.

320. 1354.-5 и он жестко упрекал меня за то, что я говорю, а скупаю землю. — Поводом к упрекам Толстого Зябревым в том, что он «говорит, а скупает землю», была покупка дочерью Льва Николаевича Александрой Львовной имения Телятинки у соседней помещицы А. Е. Звегинцевой, в трех верстах от Ясной поляны. В «Яснополянских записках» Д. П. Маковицкого под 27 апреля 1905 г. записана следующая передача этого разговора Толстым дочери Александре Львовне: „Он меня распекал за тебя, Саша, и это мне было очень полезно. Говорил мне: «Ты говоришь так, — говорил мне «ты», — а купил Телятинки, кругом окружил нас“. В одной из своих отрывочных заметок о Толстом Д. П. Маковицкий записал: «Льву Николаевичу было тяжело, когда его дочери (Татьяна Львовна около 1895 г. и Александра Львовна в 1904 г.) покупали имения. Обе они были близки ему, и ему было жалко, что они поступали против требований совести и брали на себя обузу. Он жалел, что не мужикам достаются эти земли, и что этими поступками возбуждаются в мужиках негодование, злоба, зависть». («Л. Н. Толстой, Юбилейный сборник». Собрал и приготовил к печати Н. Н. Гусев, изд. Гиз, М. 1929, стр. 254.)

А. Л. Толстая купила всего 127 десятин по 200 рублей за десятину.

6 июня 1905 г. Толстой говорил Д. П. Маковицкому: «Сашины Телятинки тоже мучают меня. Я думал, покупает, чтобы отдать крестьянам, а теперь молодой Сухотин перекупает у нее пятнадцать десятин» (Д. П. Маковицкий, «Яснополянские записки»).

321. 13511-12. преступные типы. — Учение о «преступном типе» принадлежит итальянскому психиатру Чезаре Ломброзо (1836—1909). Ломброзо признавал наклонность к преступлению результатом особой натуры преступников, выражающейся в целом ряде психо-физических особенностей, объясняющихся наследственностью, атавизмом и вырождением. Эти мысли Ломброзо изложил в своей книге «Преступный человек в его соотношении с антропологией, юриспруденцией и тюрьмоведением» (1876). Толстой относился к этому учению совершенно отрицательно, что он и высказал вполне откровенно самому Ломброзо, посетившему его 11 августа 1897 г. Толстой назвал его идеи «бредом». См. Ц. Ломброзо, «Мое посещение Толстого», изд. М. Элпидина, Женева 1902.

322. 13516-17. люби Бога всем с[ердцем] и в[сею] д[ушой] т[воею]. — Текст взят из «Второзакония» VI, 5, и Евангелия от Матфея XXII, 37.

4 мая. Стр. 138—139.

323. 1385-6. Написал рассказ на молитву. — Рассказ Толстого «Молитва» появился впервые в «Круге чтения», т. I, стр. 145—151.

324. 1388-9. Кто-то, математик.... cette hypot?se. — Приводимый Толстым (не вполне точно) ответ Наполеону на вопрос о боге приписывается знаменитому французскому математику и остроному Пьеру Лапласу (1749—1827). На вопрос Наполеона: «Где же в вашей мировой системе оставлено место для бога?» Лаплас ответил: «Ваше величество, у меня совсем нет этой необоснованной гипотезы». Толстой в «Воскресении» (ч. 3, гл. XII) приписывает этот ответ физику Доминику Араго (1786—1853). Здесь, характеризуя религиозные воззрения крестьянина революционера Набатова, Толстой говорит: «Бог был для него, как и для Араго, гипотезой, в которой он до сих пор не встречал надобности».

325. 13918. Няня. — Няней младших детей Толстого, начиная с его сына Андрея Львовича (род. 1877 г.), была Анна Степановна Суколенова (1828—1917) из села Судакова, Тульского уезда. Жила в Ясной поляне на пенсии до своей смерти.

326. 13918 Сутковой. — Николай Григорьевич Сутковой (1872—1930 [?]) — в то время единомышленник Толстого. В 1897 г. окончил юридический факультет петербургского университета; в 1897—1890 гг. работал на земле под Ростовом на Дону; в 1899—1902 гг. служил в Петербурге; в 1902—1904 гг. работал на земле в Сочи; в 1904—1905 гг. жил в Женеве и в Англии у В. Г. Черткова; в 1905—1906 гг. — в Сочи на земле; в 1906—1908 гг. в Петербурге принимал ближайшее участие в выпуске антиправительственных и антицерковных статей Толстого в издательстве «Обновление»; в 1907 г. ездил по поручению Толстого в Самарскую губернию для помощи голодающим; в 1908—1911 гг. жил в Сочи; в 1911—1912 гг. сидел в тюрьме; с 1912 г. жил на земле в Сочи, в Павшине и в Тайнинской (под Москвой). Был у Толстого в первый раз 16 марта 1905 г., затем 6 октября, 8 августа и 14 декабря 1906 г. и позднее. — Посещения Н. Г. Сутковым Ясной поляны в 1910 г. описаны в книге А. Б. Гольденвейзера «Вблизи Толстого», т. II, изд. «Кооперативного издательства», М. 1923. — Историю своих религиозных исканий Н. Г. Сутковой изложил в статье «Мое искание веры», напечатанной за подписью Н. С. в «Свободном слове» 1905, 15, стлб. 15—18. Письма Толстого к Н. Г. Сутковому от 30 июня и 4 ноября 1906 г. напечатаны в «Письмах Л. Н. Толстого», собранных II. А. Сергеенко, М. 1910, стр. 306—307 и 309—310. — О Н. Г. Сутковом см. в статье В. А. Молочникова: «Свет и тени. (Воспоминания о моем приближении к Толстому)» — «Толстой и о Толстом. Новые материалы», вып. 3, редакция H. Н. Гусева и В. Г. Черткова, изд. Толстовского музея, М. 1927, стр. 62—64. Позднее Н. Г. Сутковой отошел от толстовства, увлекаясь и теософией, и православием, и, наконец, создав собственное учение «теризм» — проповедь упрощенной жизни с признанием нравственных основ и вместе с тем некоторых форм государственной жизни.

19 мая. Стр. 139—140.

327. 13934. Вчера получилось известие о разгроме русского флота. — 14 мая 1905 г. две русские эскадры, — одна под начальством вице-адмирала Рожественского, а другая — контр-адмирала Небогатова, встретились с японским флотом у острова Цусимы. Через несколько часов боя большая часть русских судов была потоплена. Рожественский, раненый, попал в плен, несколько судов вместе с Небогатовым сдались японцам, три судна вернулись и укрылись у Филиппинских островов. Во Владивосток успел прорваться только один крейсер «Алмаз».

24 мая. Стр. 140—144.

328. 14031. Нынче приезжает Чер[тков] — В. Г. Черткову было разрешено на три недели приехать в Россию — повидать свою мать Елизавету Ивановну Черткову и Толстого.

329. 1413. правильно слабею и освобождаюсь. — Под «освобождением» Толстой в данном случае разумел приближение к смерти.

330. 1415-6. Пел[агея] Ильин[ишна] тетушка. — Пелагея Ильинична Юшкова (род. в 1801 г., ум. 22 декабря 1875 г.) — родная тетка Толстого, сестра его отца. См. т. 46, прим. к записи Дневника от 20 мая 1851 г., стр. 351. Толстой называет ее «полумонахиней» потому, что последние годы жизни она жила в монастыре под Тулою.

331. 14215-18. Карляйль говорит..... вертелась бы. — Толстой имеет в виду следующую мысль Т. Карлейля, включенную им в «Круг чтения» на 28 апреля, 9: «Смотрели ли вы когда-нибудь на колесо горшечника, вещь крайне почтенную и более древнюю, чем даже пророк Иезекииль. Грубые комья глины, вследствие быстрого вращения, становятся прекрасными сосудами. Вообразите себе теперь самого прилежного горшечника, но без колеса; представьте себе, что он принужден выделывать сосуды, изготовляя их руками. Таким горшечником была бы судьба, если бы душа человеческая вечно покоилась в самодовольстве, не желая ни работать, ни волноваться. Из ленивого, неподвижного человека самая благосклонная судьба не сделает ничего хорошего; как и самый прилежный горшечник без колеса, сколько бы он ни старался, не получит ничего кроме лепешки; и как бы он ни раскрашивал ее и ни покрывал золотом и эмалью, лепешка останется лепешкой. Пусть ленивые не забывают этого». Толстой заимствовал эту мысль Карлейля из брошюры: Томас Карлейль, «Загадка сфинкса». Перевод Л. П. Никифорова, изд. «Этико-художественной библиотеки», М. 1900, стр. 56—57. Цитируемая мысль входит в состав 11 главы 3 книги сочинения Карлейля «Past and Present». (См. полный русский перевод: Томас Карлейль, «Теперь и прежде». Перевод с английского Н. Горбова, М. 1906, стр. 281.)

332. 14231-32. откапывали засыпанного Сем[ена] Влад[имирова]. — Яснополянский крестьянин Семен Владимирович Фоканов (род. 1851 г.), ученик школы Толстого 1860-х гг., был засыпан песком в песочной яме около Ясной поляны 10 мая 1905 г. В «Яснополянских записках» Д. П. Маковицкого передается рассказ сына Фоканова о том, как погиб его отец: «Яма, в которой он брал песок, была круглая, узкая, глубиною в 8 1/2 аршин. Как приехали, опустили лестницу высокую, насыпали два воза. После этого сын посоветовал ему больше туда не лезть и начал копать в другом месте. Но отец всё-таки еще опустился и стал сгребать песок. Тут стена с одного боку обвалилась и с другого начала, сын кинулся спасать его, он пытался вытащить ногу, но не мог. В это время — бац! — засыпало его по пояс с обоих боков. — «Ой! погибаю! шабаш!» — Вся стена со всех сторон отстала и обвалилась, и засыпало его с головой». — «Не теряя времени и не суетясь, — пишет далее Д. П. Маковицкий, — начали его откапывать. Льву Николаевичу так хотелось, чтобы он остался жив, как матери, когда умирает ее любимый сын. Сам ощупал его рот, два раза просил меня освидетельствовать его. Мы пробыли у песочной ямы больше трех часов. Жена жалобно выла над покойником; на всех лицах была глубокая грусть; все, даже и дети, держали себя строго и серьезно».

333. 1431. в Ал[ексее] Жидко[ве]. — Алексей Онисимович Жидков (р. 1860 г., ум. 1914 г. или 1915 г.) — яснополянский крестьянин.

334. 1432. Герасиме. — Герасим Евдокимович Фоканов (род. в 1864 г.) — яснополянский крестьянин, родной племянник С. В. Фоканова. Одно время жил дворником у Толстых.

335. 14320-21. Очень хочется вложить в Илюшин рассказ свою исповедь и откровен[ие] о мужиках. — Толстой вновь вспоминает о рассказе своего сына Ильи Львовича «Одним подлецом меньше» (см. прим. 301). На этот раз воспоминание о рассказе было вызвано теми проявлениями самопожертвования, какие замечал Толстой у яснополянских крестьян при откапывании их земляка, засыпанного в песочной яме. Замысел остался неосуществленным.

336. 14323-25. Фоканов Миха[йла]...... его сын. — Фокановы — семья яснополянских крестьян, которую хорошо знал Толстой. Михаил Максимович Фоканов (род. в 1798 или 1801 г., ум. в 1873 или 1874 г.) выведен Толстым в одном из вариантов «Декабристов». Тарас Карлович Фоканов (1852—1924) был учеником школы Толстого 1850—1860-х гг., а после смерти Толстого — сторожем его могилы. Петр Фоканов неизвестен.

337. 14328-33. Подходят к двери..... смотрит я. — Эта мысль была в исправленной редакции внесена автором в «На каждый день» (2 июля, 7).

338. 14337. «И кто погубит душу, тот... » — Заимствовано из Евангелия от Марка, VIII, 35.

6 июня. Стр. 144—146.

339. 1446-7. Был тяжелый разговор с С. (сыном). Трудное испытание. Я по выдерживаю его. — Разговор Толстого с сыном Сергеем Львовичем несомненно касался политических вопросов. В «Яснополянских записках» Д. П. Маковицкого под 6 июня 1905 г. записано: «Утром за чаем (под вязами) я сидел с Сергеем Львовичем. Пришел Л. Н. — Как поживаете? — спросил он меня. — Хорошо. А вы, Лев Николаевич? — Я — нехорошо: на душе нехорошо.

Потом взял меня под руку и повел вдоль по проспекту.

— Главное, Сережа, который меня не понимает, — сказал он мне. — Я с ним уже не говорю. Но Михаилу Сергеевичу [Сухотину] говорил, что он не для народа хочет конституции, а для себя»...

340. 1448. Поша — Павел Иванович Бирюков.

341. 14411-12. Нынче приехал Малеванец очень хороший. — Малеванцы — последователи Кондрата Алексеевича Малеванного, мещанина гор. Таращи, Киевской губ., по ремеслу — колесника, неграмотного. Учение свое Малеванный начал распространять среди местного населения в 1891 г. Вскоре Малеванный был арестован, затем освобожден и выслан домой под надзор полиции; но так как он не прекращал свою проповедь, то в апреле 1893 г. был посажен в Киевский дом умалишенных, а 14 сентября 1893 г. переведен в Казанскую психиатрическую лечебницу, где пробыл до лета 1905 г. Умер в 1913 г. О Малеванном и малеванцах см. П. Бирюков, «Малеванцы», изд. «Посредник», № 668, М. 1907; В. И. Ясевич-Бородаевская, «Сектантство в Киевской губернии. Баптисты и малеванцы», Спб. 1902; В. Д. Бонч-Бруевич, «Русское правительство и Кондрат Малеванный» — «Рассвет. Социал-демократический листок для сектантов», Женева 1904, 1; А. П. Раевский, «Свидание с Кондратом Малеванным» — там же; Е. В. Молоствова, «Свидание с сектантом Малеванным в Казанской психиатрической больнице» — «Свободное слово» 1905, 17—18, стлб. 12—14.

Малеванец, посетивший Толстого 6 июня 1905 г., был крестьянин дер. Блощинец, Васильковского у., Киевской губ., Ефим Бахмач. Он был у Толстого вторично 3 ноября 1905 г.

342. 14412. жду с неудовольствием Долгор[укова]. — Князь Петр Дмитриевич Долгоруков (р. 1866 г.) — член центрального комитета конституционно-демократической партии. Приезжал к Толстому 15 июня 1905 г.

343. 14519. Меня сравнивают с Руссо. — Жан-Жак Руссо (1712—1778) — французский мыслитель, имевший большое влияние на Толстого в пору его юности. См. тт. 1 и 46.

344. 14531-32. абсянтом. — Абсент (от французского absinthe — полынь) — полыновка (полынная водка).

12 июня. Стр. 146—147.

345. 14630. Написал в два дня рассказ: Ягоды. — Рассказ Толстого «Ягоды» был впервые напечатан в «Круге чтения», т. I, стр. 524—535.

346. 14631. б[ыл] Миша — седьмой сын Толстого, Михаил Львович Толстой (род. 20 декабря 1879 г.).

347. 14716-17. Хотел писать и Силоамск[ую] башн[ю]. — «Башня Силоамская» упоминается в 4 стихе 13 главы Евангелия от Луки. Статья «Силоамская башня» была впоследствии названа автором «Конец века». См. ниже запись Дневника от 31 июля 1905 г., стр. 152.

18 июня. Стр. 147—149.

348. 14721-22. Написал только вступление к Вел[икому] Гр[еху]. — Вступление к статье «Великий грех», при дальнейшей работе автора над статьей, было им выпушено. Появилось в «Свободном слове» 1905, 17—18, стлб. 1—3.

349. 14722. и несколько ничтожн[ых] писем. — 16 июня 1905 г. Толстой написал письма: 1) невестке Доре Федоровне Толстой (жене Льва Львовича Толстого) с рекомендацией знакомой Толстого, врача М. М. Холевинской; 2) М. М. Холевинской при отправлении ей рекомендательного письма к Д. Ф. Толстой; 3) П. А. Картавову с благодарностью за присылку портрета Хаджи Мурата и № 9 «Современника» за 1852 г., где впервые появилось «Детство» («История моего детства») Толстого. 18 июня Толстой написал письма: 1) единомышленнице О. К. Клодт о своей жизни; 2) единомышленнику И. А. Беневскому о религиозных вопросах; 3) С. А. Венгерову в ответ на его просьбу высказаться по поводу дела М. Дейча, приговоренного в Двинске к смертной казни за покушение на убийство пристава.

350. 1485. «pflichtloser Genuss» — наслаждение, чуждое долгу. Это выражение, принадлежащее Канту, было употреблено (по отношению к музыке) немецким романистом Бертольдом Ауэрбахом (1812—1882) в разговоре с Толстым, посетившим его 21 апреля 1861 г. в Берлине, о чем Толстой в тот же день записал в Дневнике (см. т. 48). Слова Ауэрбаха напомнил Толстому П. И. Бирюков в разговоре 10 июня 1905 г. (по Запискам Д. П. Маковицкого).

351. 14823. Читал записки сектанта Мироненка. — Записки бывшего «хлыста» Алексея Дмитриевича Мироненки (крестьянина села Засулье, Засульской волости, Роменского уезда, Полтавской губ.) были доставлены Толстому его единомышленником Иваном Аркадьевичем Беневским (род. 29 мая 1880 г., ум. 5 марта 1922 г.). В письме к И. А. Беневскому от 18 июня 1905 г. Толстой называет записки Мироненко «необычайно интересными и поучительными». Записки А. Д. Мироненки были напечатаны под названием «Жизнь Алексея», в «Материалах к истории и изучению русского сектантства и старообрядчества», под редакцией Владимира Бонч-Бруевича, вып. 3, Спб. 1910, стр. 80—154.

29 июня. Стр. 150—151.

352. 1503. Лева — сын Толстого Лев Львович Толстой.

353. 1506. Сил[оамскую] Куп[ель] — описка, вместо «Силоамскую башню». «Силоамская купальня» упоминается в Евангелии от Иоанна, IX, 7 и 11.

354. 1506. Пошу — П. И. Бирюкова.

355. 15026. Toqueville — Алексис Токвиль (Tocqueville, 1805—1859), французский историк, автор книги «L’ancien r?gime et la r?volution», выдержавшей много изданий и имеющейся и в русском переводе («Старый порядок и революция». Перевод под редакцией профессора Московского университета П. Г. Виноградова. М. 1896; изд. 5, М. 1911).

356. 15029-30. En d?truisant.... се qui en restait. — Выдержка заимствована из книги: Alexis de Tocqueville, «L’ancien r?gime et la r?volution», livre II, chapitre II. Точный текст этого места, служащего заключением главы, следующий: «En d?truisant une partie des institutions du moyen ?ge, on avait rendu cent fois plus odieux ce qu’on en laissait». Перевод: «Разрушение одной части средневековых учреждений во сто раз увеличило ненависть к той их доле, которая была оставлена в силе». (Токвиль, «Старый порядок и революция». Перевод под редакцией П. Г. Виноградова, изд. 5, М. 1912, стр. 43.)

357. 1513-5. Как хорошо быть больным..... Я испытал это на днях — Д. П. Маковицкий в своих Записках под 23 июня 1905 г. отмечает: «У Льва Николаевича болят глаза, он очень плохо выглядит, аппетита нет». 25 июня: «У Льва Николаевича опять колит. Он мало ест и плохо выглядит». 26 июня: «У Льва Николаевича болезненные колики, не обедал». 27 июня: «Лев Николаевич весь день в халате, не выходил гулять. Глаза впалые, вид усталый». 29 июня: «Льву Николаевичу сегодня лучше, боли прошли».

358. 15111. Вертер — «Страдания молодого Вертера», повесть Гете, появившаяся в 1774 г.

359. 15114-16. Хорошо бы написать..... нельзя лишать жизни. — Толстой не написал «об отношении неиспорченных детей к вегетарианству», но в «Круг чтения» на 24 сентября (5) включил следующий отрывок из Руссо: «Как на одно из доказательств того, что мясная пища не свойственна человеку, можно указать на равнодушие к ней детей и на предпочтение, которое они всегда оказывают овощам, молочным блюдам, печеньям, фруктам и т. п.».

3 июля. Стр. 151—152.

360. 15133. Павл[а] Николавна — Павла Николаевна Бирюкова, рожд. Шарапова (род. в 1867 г.), с 1900 г. жена П. И. Бирюкова.

361. 15218-22. 0,777..... равно 7/9. — На конверте полученного им письма из Казани от Ф. А. Аносова (почтовый штемпель получения: «Тула. 14.7.05») Толстой написал следующее вычисление, относящееся к этой записи:

7/10±7/100±1/1000... есть частное отъ деленiя 7 на X.

На второй странице самого письма его же рукой написано следующее:

0,77... Если мы откинемъ 1/10 отъ делимаго, то будетъ равно 7/10, и потому 7/10±7/100±7/1000... есть частное, происшедшее отъ деленiя какого-то делимаго на X. Остатокъ равенъ 1/10 делимаго. Если мы отделимъ отъ делимаго 1/10, то частное тоже уменьшится на 1/10 и будетъ равно 7. Отдели[мъ] отъ знаменателя 1/10, будетъ 9.

31 июля. Стр. 152—156.

362. 15228. Мало подвинулся в «Конце Века». — Статья Толстого «Конец века» была напечатана в издании «Свободное слово» № 103, Christchurch 1905. В России — в издании «Обновление» № 7, Спб. 1906; издание было конфисковано. Статья была посвящена грядущему, по убеждению автора, великому всемирному перевороту в общественной жизни человечества, состоящему в замене строя жизни, основанного на насилии, новым строем, основанным на любви. Выражение «конец века» взято из Евангелия от Матфея, XXIV, 3.

363. 1536. Не прав ли Сютаев? — Василий Кириллович Сютаев (ум. летом 1892 г.) — крестьянин деревни Шевелино, Новоторжского уезда, Тверской губ., христианский социалист, имевший большое влияние на Толстого в эпоху его духовного перелома. Толстой виделся с В. К. Сютаевым в его деревне в начале октября 1881 г. См. т. 49, прим. к записи Дневника от 22 июля 1881 г.

10 августа. Стр. 156—157.

364. 15638. Был в Пирогове. — Толстой уехал к дочери Марии Львовне Оболенской, жившей в имении Пирогово, 2 августа 1905 г. и вернулся в Ясную поляну 7 августа.

365. 1571-2. Вчера нагрешил, раздражился о сочинениях — печатан[ии] их. — В дневнике Д. П. Маковицкого 9 августа 1905 г. записано: «Позднее Софья Андреевна при С. Д. Николаеве и Л. Ф. Анненковой начала с раздражением говорить о том, что последние статьи Льва Николаевича взял Горбунов, а они были в единственном экземпляре; этого раньше не могло быть. Бранила Александру Львовну и Ю. И. Игумнову, потом Горбунова и Сытина за то, что наживают деньги на сочинениях Льва Николаевича. Потом пошла к Льву Николаевичу, и слышно было, как она, не сдерживаясь, в истерическом состоянии упрекала его. Пробыла у него долго. (Через три дня Софья Андреевна рассказывала, что у Льва Николаевича с ней вышла сцена, какой десять лет не было. Лев Николаевич будто бы упрекал ее.)»

366. 15716. Рассказ: подмененный ребенок. — Замысел рассказа о «подмененном ребенке» записан еще в Дневнике 14 сентября 1896 г.: «Вспоминал два прекрасных сюжета для повестей: самоубийство старика Персиянинова и подмена ребенка в воспитательном доме». Затем в Дневнике 13 декабря 1897 г. этот сюжет значится в числе тех, «которые стоит и можно обработать как должно». Содержание его остается нам неизвестно. Быть может, это тот самый замысел, который в списке сюжетов 1903 г. назван «Кормилицы» и о котором А. Б. Гольденвейзер сообщает: «Помню, что Л. Н. говорил об этой теме: о женщине, бросившей своего ребенка и кормящей другого». («Русские пропилеи», т. II, собрал и приготовил к печати М. Гершензон, изд. Сабашниковых, М. 1916, стр. 351). Замысел остался неосуществленным.

27 августа. Стр. 157—160.

367. 15723-24. Вышли E[диное] н[а] П[отребу] и В[еликий] Г[pex]. — Запись говорит о выходе статей в Англии в издании «Свободного слова» на русском языке, а также о выходе их в переводах на европейские языки.

368. 15726. прочел критику американ[ца]. — По записи Д. П. Маковицкого от 27 августа 1905 г., Толстой получил газету «Public» (Чикаго) от 19 августа 1905 г., с переводом статьи «Великий грех», и критику на эту статью в лондонской газете «Spectator» от 5 августа 1905 г.

369. 1582-3. получил..... Questionnaire редактора Echo. — Толстой получил от редакции парижской газеты «Echo de Paris» questionnaire (анкету) со следующими вопросами: «1) Считаете ли вы смертную казнь законным правом общества? 2) В каких случаях она допустима? 3) Если не признаете смертной казни, то не предпочитаете ли одиночное заключение?»

370. 1584. Sauvage — фамилия редактора «Echo de Paris»; в переводе значит: «дикий».

371. 15811. раб Чингис Хана. — Чингис-хан (1155—1227) — монгольский завоеватель, завоевал Восточный Туркестан, в южной Монголии — царство тангутов, царство Мохаммеда-Хорезм-Шаха, простиравшееся от Инда до Каспийского моря, ходил походом в Персию, Кавказ и Южную Россию, где его отряды разбили русских на реке Калке в 1224 г.

372. 15831—1592. Все благо..... истинное «я». — Мысль внесена Толстым в его труд «На каждый день» (28 октября, 4). См. т. 44, стр. 248.

373. 15918-21. Главный, величайший подвиг..... совершенные против них. — Толстой имел в виду вторжение в Китай европейских войск в 1900 г., закончившееся взятием приступом Пекина 2 августа 1900 г. Вторжение было вызвано боксерским восстанием 1900 г., направленным против европейцев, восстановивших против себя китайцев своей агрессивной и эгоистической политикой, не считавшейся с интересами китайского народа.

374. 15922-23. Надо бы написать про это. — В 1900 г. Толстой начал писать статью «Христиане — китайскому народу», но статья эта осталась незаконченной. Мысль, выраженную в этой записи, Толстой развил в письме к китайскому писателю Чжанчинтуну от 4 декабря 1905 г. См. т. 76.

375. 15924-32. То, что случилось в России..... а ему нет. — Сравнение, употребленное Толстым в мысли 10 записи от 27 августа 1905 г., относится к русско-японской войне и вызвавшему ее образу действий русского правительства на Дальнем востоке. Ту же мысль выражал он и в частных разговорах. В «Яснополянских записках» Д. П. Маковицкого под 26 августа 1905 г. записаны следующие слова Толстого: «Они видели ограбление чужих народов с помощью какой-то тонкой операции. «Если англичане грабят народы, почему же и нам не грабить? Тут нет ничего дурного, можем и мы». И они прямо полезли в карманы, а тут их по морде».

9 сентября. Стр. 160—161.

376. 1609. От Маши дурные известия. — Разумеется болезненная беременность Марии Львовны Оболенской, завершившаяся смертью ребенка в утробе матери. См. ниже запись от 19 сентября 1905 г., стр. 161.

377. 16016. б[ыл] Еврей, кореспондент Руси. — «Русь» — ежедневная газета,выходившая в Петербурге в 1905 г.; редактором-издателем был Алексей Алексеевич Суворин. Фамилия корреспондента этой газеты, бывшего у Толстого, неизвестна.

378. 16018. убийство Плеве. — Вячеслав Константинович Плеве (род. в 1846 г.), с 1902 г. министр внутренних дел, был убит 15 июля 1904 г. бомбой, брошенной социалистом-революционером Егором Сергеевичем Сазоновым.

19 сентября. Стр. 161—162.

379. 16115-17. Это поймут меньше..... в сознании людей. — 7 сентября 1905 г. Толстой писал А. Ф. Кони: «Всё одно и то же говорю людям, которые не обращают на мои речи никакого внимания, но всё продолжаю думать, что я должен это делать».

380. 16118-19. Таня еще держится. — Татьяна Львовна Сухотина была в последних месяцах беременности, разрешившейся 6 ноября 1905 г. рождением дочери.

381. 16120-21. Хочется для Кр[уга] Чт[ения] заменить рассказ Царь и Пуст[ынник]. — Под именем рассказа «Царь и пустынник» следует разуметь рассказ «Три вопроса», написанный Толстым в 1903 г. и появившийся впервые в том же году в издании «Посредник». Из «Круга чтения» рассказ этот был автором исключен.

23 сентября. Стр. 163.

382. 16314-15. Маша вне опасности. Милое, духовное письмо. — Толстой имеет в виду письмо М. Л. Оболенской ко всем родным, находившимся в Ясной поляне, — письмо, являющееся припиской к письму ее свекрови Е. В. Оболенской к С. А. Толстой (см. т. 76). В ответ на это письмо Толстой писал дочери: «Твое письмецо, милый друг, такое светлое, духовное, точно с того света и полное тем светом, который в тебе всегда, за который ты так бесконечно дорога мне. Насколько может моя любовь к тебе облегчить твою потерю, знай, что она всегда, а теперь особенно жива во мне. Если бы не было так грязно, приехал бы взглянуть на тебя»... («Современные записки» (Париж) 1926, XXVII, стр. 284—285).

383. 16315-17. письмо от интелигентн[ого] сына крестьянина..... не отдаю свою землю. — Письмо это следующее: «Многоуважаемый Лев Николаевич! Сейчас только я прочел вашу статью «Великий грех» в журнале «Русская мысль» за июль месяц. Она очень обрадовала меня; я сразу понял в чем дело, к чему нужно стремиться. Я сын бедного хлебопашца и, конечно, не мог не знать, что мой отец и все крестьяне страдают главным образом потому, что у них нет земли; но ни я, ни те несчастные крестьяне не знали, что нужно делать, чтобы иметь ее. Я молодой, мне 22 года, отцу моему 55 лет. Он уже давно думал об этом, да и не только думал, но даже искал земли. Как странно: человек, находясь на земле — ищет землю?! Но он искал ее! Он в 1895 г. оставил родное село в Черниговской губ. и переехал с семьей в далекую Сибирь. Не роскошь погнала его туда! Он искал земли. Климатические и жизненные условия Сибири не позволили ему зажить там лучше, чем на родине, и он должен был переехать в 1899 году в Кубанскую область. Он опять ищет земли! Здесь он много, очень много горя вынес, пока нашел возможность нанять за 108 р. в год кусок земли в 8 десятин.

Он нашел земли! Можно на матушке-земле работать, но только за добытую тяжелым трудом и потом копейку. 13 р. 50 к. в год за десятину! Здесь много, много труда!.. Дорогой, добрый Лев Николаевич. Ваши желания, ваши слова — слова и желания всего бедного русского трудящегося на земле народа. Ему нужна земля! Ему необходима земля! Великий старче! Ты смело выступил с такою разумною и прекрасною идеею, без сомнения, близкою сердцу русского народа. Не отстань же и на деле — иди первым по назначенному тобою пути и веди за собою других! У тебя, говорят, есть земля, даже много земли; — отдай же ее тем, которые своим потом удобряют ее. Начни, сделай то, о чем проповедуешь, великий старче! Твоему примеру последуют и другие. Прими истинное почтение и уважение от крестьянина Григория Чечуги. Екатеринодар, казначейство. 15 сент. 905 г.».

27 сентября. Стр. 163—164.

384. 16327-28. примеряюсь к новой работе. Не знаю, что: учение или драму? — Название «учение» разъяснено в записи 6 октября 1905 г.: «учение о том, как жить и как воспитывать детей». Содержание задуманной Толстым (но не написанной) драмы остается неизвестным. Быть может, это — автобиографическая драма «И свет во тьме светит», начатая Толстым в 1896 году.

385. 1647-12. Б?ме говорит..... Von allem Streit. — Яков Бёме (1575—1624) — германский мистик, по профессии — башмачник. Главное сочинение «Aurora oder die Morgenr?the im Aufgange» (1612 г.). На русском языке: «Christosophia или Путь ко Христу в девяти книгах творения Иакова Бёме, прозванного тевтоническим философом», 1815; Яков Бёме, «Aurora или Утренняя заря в восхождении». Перевод Алексея Петровского, М. 1914. Стихотворение, принадлежащее Якову Беме, цитируется Толстым не вполне точно. Подлинный текст его следующий: «Weme Zeit ist wie Ewigkeit, Und Ewigkeit wie die Zeit, Der ist befreyt Von allem Streit». Эти стихи Бёме имел обыкновение писать в альбомы своим друзьям. (По сообщению его биографа Авраама Франкенберга. См. «Theosophia геvеlata, oder Alle g?ttliche Schriften Jacob B?hmens». Ausf?hrlicher Bericht von dem Leben und Schriften... Jacob B?hmens. Amsterdam. 1730, S. 20.)

386. 16422. Надо писать письма. — Известны только два письма Толстого от 27 сентября 1905 г.: С. А. Стахович при посылке автографа для М. С. Волконского и А. Г. Шеломову в ответ на его письмо с просьбой о присылке запрещенных религиозно-философских сочинений Толстого. См. т. 76.

6 октября. Стр. 164.

387. 16425-26. читал с отметка[ми] Ал[ександра] I. — Толстой читал книгу Н. К. Шильдера: «Император Александр Первый, его жизнь и царствование», 4 тома, изд. Суворина, 2-е, Спб. 1904—1905. В экземпляре этой книги, хранящемся в яснополянской библиотеке, имеются пометки Толстого. Кроме того, отметки, относящиеся к книге Шильдера, были сделаны Толстым в записной книжке (см. стр. 321—334) и, на отдельных полосках бумаги, служивших закладками к определенным страницам книги. На этих полосках указывалась страница книги и то, что на этой странице привлекло внимание Толстого. Приводим полностью все пометки Толстого на закладках в книге Шильдера.

К I тому:

16 стр. Вопросъ, зачемъ живу[тъ] люд[и]. Ломаетъ игрушки. Внушаютъ ему, что все равны. — 26. Ужасъ пере[дъ] певцо[мъ] Маркети. — 27. Какъ не переходить черт[у]. — 35. Не знаетъ по франц[узски]. — 43. Самборск[iй] учитъ въ каждомъ видеть своего ближня[го]. Женатъ на англич[анке]. Ходитъ въ немец[комъ] платье. — 47. Декламируетъ пьесу бабушки. Большо[й] актеръ. — 52. Поездка бабушк[и] въ Крымъ. Сыпь и корь 10 летъ. Поездка на встре[чу]. — 54. 12 летъ, красавецъ. — 55. Въ него влюбляются. 14-й годъ. Ек[атерина] влюбл[ена] въ него. — 56. Потемки[нъ] хвалитъ. Протасовъ пишетъ — 14 летъ — ленивъ, похоть, насмешк[и], критик[а], шпынство и странны[е] поклон[ы]. — 58. Протасовъ: Самоувереннос[ть], лживость, упрямство, не чувствитель[ность], <сам> тщеславiе. — 75. Влюбленнос[ть]. — Праздность, медленность, лень. — 80. Обедъ въ день обрученiя подъ балда[хиномъ]. — 82. Работникъ убился. Забота о немъ. Любовь къ острот[амъ]. — 86. Бракъ, праздни[къ]. Грубость съ жено[й]. — 88. Шутки съ парикм[ахеромъ] Романомъ. Выпиваетъ. Солдаты. — 93. Страсть къ парад[амъ]. — 98. Поездк[а] въ Павл[овскъ]. 17 летъ. Павелъ о Французской ре[волюцiи] и Лагарп[е]. — 109. Разлука съ Лагарп[омъ], ненавидитъ дворъ. — 116. Разговоръ съ Чарториж[скимъ]. Искренн[iй] восторгъ. Идилiя природы и военщин[а]. — 128. Разговоръ съ Екатериной о наследств[е] и съ отцомъ. Разстрялся. Присяга Павлу при Аракчеев[е]. — 130. Вместо войны съ Пруссiей союзъ. — 132. Посещен[iе] могил[ы] Фридри[ха]. — 137. Смерть Екат[ерины]. Павла встречаетъ въ Гатч[инскомъ] мундире. Павелъ соединяетъ рук[и] Ал[ександра] и Ара[кчеева]. — 140. Разставляе[тъ] будки. Унтеръ-офиц[еръ], пото[мъ] полк[о]вникъ Сем[еновского] [полка]. Вахтпар[адъ]. — 148. Свобода Польс[кимъ] пленны[мъ]. Посещенi[е] Костюшк[о]. — 153. Путешестви[е] по Россi[и] съ Павломъ. [17]97. — 156. Кронштатъ. Ружейные прiемы. — 158. Морская болезнь. Все спятъ на палубе. — 159. Маневры. Команду[етъ] авангардо[мъ]. Второе путешеств[iе] по Россiи. — 166 [у Толстого: 168]. Письмо Лагарпу. Дать конст[итуцiю] и уйти. Переводи[ть] книги. Распростра[нять] просвещ[енiе]. Манифес[тъ] Чарториж[скаго]. — 170. Во время коронацiи въ Москв[е] знакомится съ Новосильц[евымъ] и Строгано[вымъ]. — 174. Ухаживаетъ за жен[щинами]. — 175. Въ 7 часовъ подаетъ рапортъ. Робость. — 180. Гневъ Павла. Въ примечанiи. Помяты ноги. Служба. — 186. Сужденiе объ опале Аракчеева. — 189. Лиз[авета] Алек[сеевна] родила. — 204. Груберъ. Зубная боль Мар[iи] ?ед[оровны] и шоколадъ Павла. — 207. Лагарпъ въ немилости. — 212. Живетъ въ Миха[йловскомъ] дворц[е] 1800. — 214. Указъ о сын[е] Петра I. — 215. Концер[тъ] Франц[узскiй]. — 218, 219. Испугъ Алекс[андра]. Обедъ.

Ко II тому:

14. Похороны. — 19. Новые мундиры. — 24. Сужденiя о конституц[iи] съ Строгано[вымъ]. — 26 [у Толстого: 27]. Прiездъ Чарториж[скаго]. Ежедневно разводъ. — 30. Отвраще[нiе] къ Екатер[ине], къ Воронцову. — 35. Каразинъ. — 37. Порядокъ дня. — 44 [у Толстого: 43]. Гр. Паленъ. Удаленiе. — 47. Заседанiе Комитета. Упорство. — 48. Свиданi[е] съ Лагарп[омъ]. Въ халате. — 50. Заботы о представительстве. — 56. Свиданiе съ Дюроко[мъ] citoyen. — 75. Увольненi[е] Панина. Причины. Письмо. Танцы. Женщины. — 87. Увлеченiе фронтомъ въ Пруссiи и Королев[ой]. Путешест[вiе] — въ Дерпте. Парротъ. — 88. Прiемъ въ Риге. На себе везутъ коляску. Танцуетъ съ дамами. — 90. Дурно сложенъ. Влюбленъ въ королеву. — 102, 103. Самовластi[е]. Дело Потоцк[аго]. — 110. О крестьяна[хъ] робко. — 112. Возвращенiе Аракчеева. — <Хара> Нужно свалить на другаго жестокость. — Главныя черты: тщеславi[е] и хитрость. — 115 [у Толстого: 113]. Ссора съ Державины[мъ]. Голицынъ, другъ детств[а]. — 120. Гневъ на Наполеона. Упрекъ въ убiйстве Павла. — 125. 1805. 9 Сент[ября]. Отъездъ въ армiю. Севастьяновъ. — 127. Пребыванi[е] въ Пулавахъ. Утромъ смотры. Вечеръ въ штатск[омъ]платье. — 135. Ал[ександръ] при армiи мешаетъ Кутузо[ву]. На поле сраженi[я]. — 139. Утро Аустерл[ица]. — 142. Плохо езди[тъ]. Слезы, покой. Ночь въ [Уржице]. — 145. Пер[е]мен[а]. Раздражит[ельность]. — 156. Объявленi[е] Синода. — 164. Комитетъ спасе[нiя]. — 165 [у Толстого: 164]. Посещенi[е] въ Митаве Лудов[ика] XVIII. Королева Луиза. Mehr artificiel [искусственнее] и более занимается молодыми дамами. — 171. Фридландъ — получаетъ известiе на смотру. — 172. Поповъ долженъ решить. — 201. Отнош[енiе] къ Напол[еону]. Двуличн[ость].

О самой книге Шильдера Толстой сказал 6 ноября 1905 г., что она «дурно написана» (Д. П. Маковицкий, «Яснополянские записки»).

388. 16428-31. о значении старости, запишу отдельно как предисловие..... как воспитывать детей. — Предисловие «о значении старости» Толстым не было написано.

12 октября. Стр. 164—167.

1651-2. Федор Кузмич всё больше и больше захватывает. — Федор Кузьмич — загадочный старец, о котором достоверно известно то, что он был задержан, как непомнящий родства бродяга, осенью 1836 г. в Красноуфимске, Пермской губ. и после наказания плетьми был сослан в Томскую губ. Был поселен на Краснореченском казенном винокуренном заводе, через пять лет поселился в Белоярской станице и до самой смерти жил в разных местах Сибири. Умер 20 января 1864 г. на заимке купца Семена Феофановича Хромова близ Томска. Некоторые данные жизни и личности старца давали возможность предположить его происхождение из высших слоев общества и создали благоприятную почву для легенды о том, что старец — не кто иной, как удалившийся от мира император Александр I. К этому мнению склонялся историк Александровского времени Н. К. Шильдер; это старался доказать кн. В. В. Барятинский в своей книге «Царственный мистик» (Спб. 1912). Кто был в действительности старец — остается неизвестным. О Федоре Кузьмиче см.: «Сказание о жизни и подвигах старца Федора Кузьмича, подвизавшегося в пределах Томской губ. с 1837—1864 гг.», Спб. 1891; Г. Василич, «Легенда об императоре Александре I и старце Федоре Кузьмиче», изд. «Образования», М. без обозначения года; вел. кн. Николай Михайлович, «Легенда о кончине императора Александра I в Сибири в образе старца Федора Кузьмича», Спб. 1907; А. А. Голомбиевский, «Легенда и история» — «Русский архив» 1908, 3, стр. 448—462; Романов, «Старец Феодор Козьмич», Томск, 1912; А. А. Кизеветтер; «Александр I и старец Федор Кузьмич» — «Русские ведомости» 1912, № 299; А. Г., «Феодор Козьмич» — «Русский биографический словарь». «Яблоновский — Фомин», Спб. 1913, стр. 301—304.

Первое упоминание о сюжете повести на тему: Федор Кузьмич — Александр I находим в Записной книжке Толстого в марте 1890 г. (см. т. 51). Вторичное упоминание этого же сюжета — в Дневнике 25 января 1891 г. В третий раз — в Дневнике 12 марта 1895 г. Далее 13 декабря 1897 г. Толстой называет в Дневнике в числе тех сюжетов, «которые стоит и можно обработать как должно», на втором месте после «Отца Сергия» — «Александр I». 26 октября 1901 г. Толстой говорил вел. кн. Николаю Михайловичу, «что давно ему хотелось написать кое-что по поводу легенды, что Александр кончил свое поприще в Сибири в образе старца Федора Кузьмича» («Красный архив» 1927, т. 2 (21), стр. 233). Далее, в списке художественных сюжетов, составленном вероятно 4 июля 1903 г. (см. т. 54), опять значится «Александр I». И наконец в списке рассказов для недельных чтений «Круга чтения», записанном в записной книжке в 1905 г. (см. стр. 301), вновь находим: «Александр — Кузьмич». Таким образом, сюжет этот не покидал Толстого в течение пятнадцати лет, прежде чем он взялся за его обработку.

390. 1652. читал Павла. — Павел I (1754—1801) — с 1796 г. император. Толстой читал тогда исследование Н. К. Шильдера: «Император Павел I», изд. Суворина, Спб. 1901, и дневник воспитателя Павла С. А. Порошина: «Записки, служащие к истории Павла Петровича», Спб. 1891.

391. 1652. Какой предмет! — Подразумевается: для изображения в художественной форме. Мысль о Павле, как о предмете художественного изображения, явилась у Толстого еще в 1867 г. 31 марта 1867 г. он писал П. И. Бартеневу, прося его прислать материалы о Павле, прибавляя: «Не стесняйтесь тем, что вы не все знаете. Я ничего не знаю, кроме того, что есть в Архиве [журнал «Русский архив», издававшийся Бартеневым]. Но то, что есть в Архиве, привело меня в восторг. Я нашел своего исторического героя. И ежели бы Бог дал жизни, досуга и сил, я бы попробовал написать его историю». («Русский архив» 1913, 12, стр. 832.) Еще в феврале 1906 г. мысль о художественном произведении, в котором действующим лицом являлся бы Павел I, не была оставлена Толстым. В дневнике Д. П. Маковицкого 20 февраля 1906 г. записано, что Толстой читал вслух выдержки из «Записок» Порошина и говорил, «что он хочет писать об этом времени, и потому для него подробности, передаваемые Порошиным, особенно интересны и поучительны».

392. 1653. Читал и Герцена «С Того Берега». — «С того берега» Герцена появилось сначала в немецком переводе в 1850 г.; по-русски впервые в Лондоне в 1855 г. Толстой читал «С того берега» в издании «Сочинений» А. И. Герцена, Женева 1878, том пятый, Н. Georg. Толстой стал перечитывать Герцена после упоминания о нем В. В. Стасова в его письме от 24 сентября 1905 г., о чем писал в ответном письме Стасову от 18 октября 1905 г.: «Ваше упоминание о Герцене побудило меня перечесть «С того берега». И я поблагодарил вас за это напоминание». («Лев Толстой и В. В. Стасов. Переписка 1878—1906», изд. «Прибой», Л. 1929, стр. 375, 378.)

393. 1654. Следовало бы написать о нем. — О Герцене Толстой не написал.

23 октября. Стр. 167—169.

394. 16719-20. Всё время поправлял, добавлял «Кон[ец] Века». Продолжаю быть довольным. — 4 ноября 1905 г. Толстой писал В. Г. Черткову: «Вероятно, вы тоже уже получили «Конец века», который Юлия Ивановна [Игумнова] послала вам вчера, 3-го ноября. Нынче я вновь пересмотрел эту статью, сделал в ней поправки и прибавления и отошлю вам одновременно с этим письмом или днем позднее. Статья эта, как вы увидите, имеет, кроме внутреннего значения, еще и временное, и желательно выпустить ее поскорее. Я не обманываюсь результатами, которые она может иметь, но всё-таки думаю, что хоть несколько людей, прочтя ее, задумаются над тем, что они делают и что надо делать».

395. 16721-24. Ч[ертков] прислал коррект[уры] Бож[еского] и Чел[овеческого]..... удастся исполнить. — 18 октября 1905 г. Толстой писал В. Г. Черткову: «Получил... корректуру «Божеского и человеческого». Боюсь, что сделаю этим вам большое затруднение, но, начав перечитывать «Божеское и человеческое», ужаснулся на то, как главная часть, предсмертные часы Светлогуба, отвратительно дурны. Спасибо, что прислали мне. Напечатать это не только было бы позорно, но жалко потерять случай высказать так много нужного. Я постараюсь и намерен это сделать». Затем 4 ноября: «Вы верно уже получили давно, милый друг, мое письмо, в котором я извинялся, что задержал корректуры «Божеского и человеческого», так как нашел этот рассказ и очень слабым, а главное, таким, в котором можно и должно было сказать кое-что хорошее. Я попытался это сделать, и теперь рассказ переписывается и тотчас же вышлется. Пожалуйста простите меня за то расстройство, которое я вам сделал этой задержкой и переменами». 10 ноября (почтовый штемпель): «Чувствую себя виноватым за задержку Божеского и Человеческого, но теперь посылаю, какое есть. Если что найдете нужным изменить, изменяйте. Меня очень занимала эта работа и я сделал, что мог... Не сетуйте на меня, что так утруждаю вас. Желаю сделать попроще, и всегда попадаюсь и доставляю лишний труд друзьям».

Исправленная рукопись «Божеского и человеческого» была отослана 16 ноября 1905 г.

396. 16916-18. Счастье духовного существа. — Эта мысль в измененном виде внесена автором в «На каждый день» (30 сентября, 4). См. т. 44, стр. 187.

3 ноября. Стр. 169—170.

397. 16924. с Ильей — с сыном Ильей Львовичем.

398. 16925. Затеял обращение к народу. — Вылилось у Толстого в заключительную главу статьи «Обращение к русским людям: к правительству, революционерам и народу». См. ниже записи Дневника от 23, 27, 31 декабря 1905 г. и от 4, 6, 16, 22 января, 18 марта и 30 июля 1906 г., стр. 174, 176, 178, 179, 180, 182, 208, 235.

22 ноября. Стр. 170—171.

399. 17013. Начал Алек[сандра] I. — Под именем «Александра I» нужно разуметь начатую тогда Толстым повесть: «Посмертные записки старца Федора Кузьмича, умершего 20-го января 1864 года в Сибири, близ города Томска, на заимке купца Хромова». Повесть осталась незаконченной. Была напечатана в «Посмертных художественных произведениях Л. Н. Толстого» т. III, изд. «Свободное слово», Берлин 1912, стр. 211—236. В первом издании посмертных художественных произведений Толстого, вышедшем тогда же в России, повесть по цензурным условиям не появилась и была напечатана, с пропуском нескольких строк, в «Русском богатстве» 1912, 2, стр. 9—27. За напечатание повести издатель журнала В. Г. Короленко был привлечен к судебной ответственности, но по суду был оправдан.

400. 17013-14. Отвлекся «Тремя неправдами». — «Три неправды» — начатая Толстым статья о трех основных несправедливостях общественного строя того времени: частная земельная собственность, подати, солдатчина. К этой статье Толстой был приведен мыслью о кратком популярном изложении для народа проекта освобождения земли Генри Джорджа, как писал он И. И. Горбунову: «Мой замысел написать о Генри Джордже разросся в статью о трех неправдах: земля, подати, солдатство, и до сих пор ничего из этого не вышло». Статья осталась незаконченной; печатается впервые в томе 36 настоящего издания.

401. 17015. Таня родила. — У Т. Л. Сухотиной 6 ноября родилась дочь Татьяна Михайловна.

402. 17017. Читал Павла и декабристов. — По истории декабристов Толстой читал в то время книгу: «Общественные движения в России в первой половине XIX века». Том I. Декабристы: М. А. Фонвизин, кн. Е. П. Оболенский и бар. В. И. Штейнгель. (Статьи и материалы.) Составили В. И. Семевский, В. Богучарский и П. Е. Щеголев, изд. М. В. Пирожкова, Спб. 1905.

403. 17030-35. Собака..... где оно нужно. — Эта мысль с небольшими изменениями включена автором в «На каждый день» (29 апреля, 8). См. т. 43, стр. 238.

9 декабря. Стр. 171—172.

404. 17126. Пропустил эти страницы. — Страница 157 тетради Дневника Толстого содержит начало записей от 22 ноября 1905 г. Следующие две страницы, 158 и 159, были нечаянно пропущены автором, и запись от 22 ноября была продолжена на странице 160. Теперь, 9 декабря, Толстой замечает свой нечаянный пропуск и начинает запись на пропущенной странице.

405. 17128-29. Свободы и Свобода..... включил в Кон[ец] Века. — Статья «Свободы и Свобода» составила XII главу статьи «Конец века».

406. 17129. послал в Москву и в Англию. — В Москве, в издательстве «Посредник», так же как и в Англии в издательстве «Свободное слово», предполагалось издание статьи Толстого «Конец века».

407. 17130. Вероятно, поздно. — Толстой предполагал, что издание «Конца века» уже отпечатано, и новая посланная им глава уже не будет включена в статью. Так и было в действительности. Присланная им новая (XII) глава, называвшаяся «Свободы и свобода», была напечатана лишь во втором издании «Конца века», выпущенном «Свободным словом» в том же 1905 году.

16 декабря. Стр. 172—174.

408. 1734-6. Иногда думаю написать соответственно Обращению к Царю и его п[омощникам]к интелигенции и народу. — В ноябре 1905 г. Толстым было написано обращение к русскому правительству по поводу начавшейся революции. В дальнейшем эта статья составила первую главу статьи «Обращение к русским людям». Первая редакция этой статьи была напечатана В. Г. Чертковым в издании: «Лев Толстой и русские цари», изд. книгоиздательства «Свобода» и «Единение», М. 1918, стр. 40—44. Обращение «к интеллигенции и народу» было начато Толстым около 23 декабря 1905 г. (см. запись этого числа). Оно составило вторую и третью главы статьи: «Обращение к русским людям — к правительству, революционерам и народу».

409. 17310-11. От Ч[ерткова] телеграмма. К[онец] В[ека] вышел 23,10. — Число в телеграмме В. Г. Черткова следует читать 23.12, т. е. 23 декабря (нового стиля). Однако, В. Г. Чертков ошибся, как писал он Толстому 20 декабря: в действительности, день, в который «Конец века» должен был выйти одновременно на всех языках, был назначен на 26 декабря.

410. 17311-12. Из Москвы ничего не знаю. — В Москве, в издании «Посредник», статья «Конец века» была набрана, но в свет не вышла.

411. 17314. прелесть — на языке христианских подвижников — соблазн, к которому влечет человека его греховная сторона.

412. 17324. Смотрел, одеваясь, на портрет Гарисона. — O B. Л. Гаррисоне см. прим. 10. Портрет Гаррисона висел у Толстого в кабинете.

413. 1749. с плешивым Потоцким. — О каком именно гр. Потоцком говорит Толстой — сведений не имеем. Рассказ о нем, вероятно, был передан ему кем-либо из родных или знакомых.

23 декабря. Стр. 174—175.

414. 17427-28. увлекся писать все тоже в краткой форме: «Прав[ительство], Револ[юционеры], Народ». — О внутренних причинах, побудивших его написать эту статью, Толстой в последних числах декабря 1905 г. писал В. Г. Черткову: «Писал ее потому, что казалось, что... не только казалось, но думаю, что попытаться сказать это теперь — моя обязанность перед Богом». О характере статьи Толстой писал Черткову же 13 февраля 1906 г.: «Я писал правительству, становясь на его точку зрения, также и революционерам, также и народу. Даже вся статья эта образовалась из написанного мною довольно горячего обращения к правительству, под которым я невольно представлял себе Витте. Статья эта начиналась словами: Что вы делаете? повторенными три раза. Потом, чтобы не стать в положение помогающего правительству, я написал и то, что думал по отношению других двух. Вообще в этой статье я, несмотря на свое удаление от центра борьбы, был захлестнут ее волной и написал под влиянием борьбы с одним желанием утишить, ослабить ее».

415. 17432-34. Как я писал...... нелюбимых людей. — См. запись Дневника от 24 мая 1905 г., 14, стр. 143.

27 декабря. Стр. 176—178.

416. 1763. не знаю, куда девать. — Взгляды, выраженные Толстим в его статье «Правительство, революционеры, народ», в своей совокупности не соответствовали взглядам ни одного из политических течений, существовавших в то время в России, и потому Толстой сомневался, возьмется ли кто-либо напечатать его статью.

То же писал он и сыну Льву Львовичу 27 декабря: «Написал небольшое обращение к правительству, революционерам и народу и никуда не послал и не знаю, куда отдать. Писал только, чтобы «animam lеvаvi». («Animam levavi» — взято из латинского выражения: dixi et animam levavi, что значит: сказал и облегчил душу).

417. 1765. проводил Дун[аева]. — Александр Никифорович Дунаев (род. 29 августа 1850 г., ум. 4 января 1920 г.) — один из директоров Московского торгового банка, старый друг семьи Толстых. См. т. 50, прим. к записи Дневника от 26 ноября 1888 г.

418. 1765. и Ник[итина]. — Дмитрий Васильевич Никитин (род. 1874 г.) — врач, живший в Ясной поляне в 1902—1903 гг. См. т. 54, прим. 421. Д. В. Никитин в 1905 г. был врачом в Звенигородской городской больнице.

419. 1765. бездна Cyxoт[иных]. — По «Ежедневнику» С. А. Толстой, 26 декабря 1905 г. в Ясную поляну приехал старший сын М. С. Сухотина Лев Михайлович Сухотин, уехавший 27 декабря. 27 декабря приехали трое других сыновей М. С. Сухотина: Михаил, Алексей и Федор Михайловичи.

420. 1766. Получил письмо от В[еликанова]. — Павел Васильевич Великанов (род. 1860 г.) — учитель, близкий по взглядам Толстому. См. т. 52, прим. к записи Дневника от 31 июля 1891 г. В то время П. В. Великанов жил в Новгороде и в своих нередких письмах к Толстому, соглашаясь с основами его взглядов, в то же время отстаивал необходимость политической борьбы и упрекал Толстого за ее отрицание. Письмо П. В. Великанова, о котором упоминает Толстой, в архиве Толстого не сохранилось.

421. 17612-17. Читал Мысли Муд[рых] л[юдей]..... форм жизни. — «Мысли мудрых людей на каждый день» были составлены Толстым в 1903 году из изречений мудрецов всех времен и народов. Книжка вышла в издании «Посредник» в том же году. В «Мыслях мудрых людей» на 27 декабря содержится следующее изречение Франца Гартмана: «Корень зла есть незнание истины», — сказал Будда. Из этого же корня вырастает дерево заблуждения с своими тысячными плодами страдания. Против незнания есть только одно средство — знание. Истинное же знание может быть достигнуто только через личное совершенствование. Следовательно, и улучшение общественного зла может быть достигнуто тем, что люди усвоят более высокое миросозерцание и сами сделаются лучше, поступая соответственно своему миросозерцанию. И потому тщетны все попытки улучшить живнь мира до тех пор, пока сами люди не станут лучше; улучшение каждого отдельного человека есть вернейшее средство улучшения жизни мира».

422. 17617-22. Хочется прибавить..... Очень понижает его. — Мысль, выраженная в записи № 1 под 27 декабря 1905 г., была подробно развита Толстым в письме к сыну Льву Львовичу от 27 декабря 1905 г., напечатанном в «Новом времени» 1906, № 10709 от 6 января. См. т. 76.

423. 17624—1775. Это кажется удивительно..... крушение совершилось. — Более подробно о своем душевном состоянии во время происходившего в нем перелома Толстой вспоминал в письме к невестке Александре Владимировне Толстой (жене Михаила Львовича Толстого) от 1 января 1906 г. Здесь Толстой писал: «Не скажу, чтобы я не испытывал теперь мучительного чувства негодования, сострадания и отвращения от того, что делается, но я не испытываю ни малейшего ни удивления ни ужаса. Удивление и ужас перед зверством людей я испытывал 25 лет тому назад, когда во мне произошел тот душевный переворот, который открыл мне смысл и назначение нашей истинной жизни и всю преступность, жестокость, мерзость той жизни, которую мы ведем, люди богатых классов, строя наше глупое материальное внешнее благосостояние на страданиях, забитости, унижении наших братий. И это не фраза, что я ужаснулся тогда. Чувство, которое я испытал тогда, было так сильно, что чуть не сошел с ума, глядя на спокойствие и уверенность людей вокруг меня, живущих без всякой религии, без всякой заботы о чем-нибудь другом, кроме своих удобств и приятностей жизни. Я тогда писал, говорил людям, что нельзя жить без религии, без понимания смысла и назначения своей жизни, которое для всех людей одно и потому исключает возможность пользования в виде рабочих, лакеев, мужиков, жизнями других людей, своих братий. Я тогда ужаснулся на это состояние людей без религии, уподобляющее их зверям, и удивился не тому, что они могут так жить, а тому, что не грызут, не убивают друг друга. Теперь они делают смелее, резко, открыто то, что они делали постоянно, что делаем мы постоянно. И потому мне жалко, мне жутко, но я не удивляюсь, не ужасаюсь. Всё это не может быть иначе среди людей, которые живут, как животные, не подчиняясь никаким абсолютным законам, кроме своей выгоды и приятности».

31 декабря. Стр. 178.

424. 17821-22. Читая Строгонова о Ромме, был поражен его геройством. — Толстой читал книгу вел. кн. Николая Михайловича: «Граф Павел Александрович Строганов. Историческое исследование эпохи императора Александра I», 2 тома, Спб. 1903. Жильбер Ромм (род. 1850 г.), с 1779 по 1790 гг. был воспитателем гр. П. А. Строганова (1774—1817). Затем посвятил себя революционной деятельности, был членом Законодательного собрания, затем Конвента и в числе других подписал смертный приговор королю Людовику XVI. В 1795 г. Ромм и пятеро его товарищей, как члены самой левой части Конвента, были арестованы и сначала сосланы на мыс Финистер, а затем возвращены в Париж на суд военной комиссии. «Мало надеясь получить пощаду от судей, они дали друг другу клятву не отдаваться живыми в руки палача и для этой цели достали себе через сторожей тюрьмы два кинжала. 17 июня 1795 года им был прочитан смертный приговор. Осужденные сдержали свою клятву. Первым вонзил себе в сердце нож Ромм и пал мертвым. Молодой Soubrany выхватил кинжал из раны друга и проколол себе грудь. Так же поступили Goujon, Duquesnoy, Bourbotte и Bourgeois. Трех из них, еще дышавших, неумолимые судьи всё-таки послали на гильотину; один умер на повозке, двух других успели доставить до эшафота живыми. Так погиб Ромм в цвете сил, 45 лет от роду».

(Вел. кн. Николай Михайлович, «Граф Павел Александрович Строганов», т. I, стр. 80—81.) «Ромм, — говорит от себя автор, — был безусловно человек с твердым характером, железной волей, имевший вполне определенные понятия о чувстве долга и глубоко преданный науке» (стр. 81).

425. 17822. в соединении с его слабой, жалкой фигуркой. — Наружность Ромма его биограф де-Виссак описывает в следующих словах: «Ничего особенного нельзя было заметить во внешнем облике этого человека, который скрывал могучую натуру под такой скромной оболочкой. Черты лица его не имели ничего привлекательного. Он был мал ростом, неуклюж при большой худобе его ног, вся его фигура не носила в себе и тени изящества. Голос был глухой, монотонный, без всяких оттенков речи. Зато лоб очень выдавался как бы для того, чтобы мысль глубже в него засела. Глаза прищуренные помещались в углубленных орбитах. Он был близорук; его взгляд был блуждающий, неопределенный. Цвет лица болезненно-желтоватый, как у человека, погруженного в постоянную мозговую работу. Тем не менее во всем облике можно было отметить известное застенчивое добродушие». (Вел. кн. Николай Михайлович, «Граф Павел Александрович Строганов», т. I, стр. 42.)

426. 17822-23. Напомнило Николиньку. — «Николенька» — старший любимый брат Льва Николаевича, Николай Николаевич Толстой (1823—1860). См. т. 46. Д. П. Маковицкий 9 января 1906 г. записывает следующие слова Толстого: «У меня на столе фотографии трех братьев. Как живо я их вспоминаю!.. Николай Николаевич — большой нос, отвислые плечи, подвижник, герой... Героями бывают телесно слабые люди... Брат был бы на то способен, что сделал Ромм. Орлов, физический исполин, был трус».

427. 17824. Орловы. — См. прим. 238.

18 февраля 1905 г.

729. 1247-8. Все писал Ед[иное] на потр[ебу]. И все плохо. Все нет конца. — Запись обозначает, что Толстой не удовлетворялся написанными им редакциями заключения статьи «Единое на потребу», над которой он тогда работал.

4 мая 1905 г.

730. 13827-31. Я как отдельное существо..... записано. — Записная книжка, в которой была записана Толстым эта мысль, нам неизвестна.

19 мая 1905 г.

731. 13931. С[оня] больна. — 19 мая С. А. Толстая заболела острым воспалением матки.

6 июня 1905 г.

732. 1449-11. Здоровье С[они]..... сомнительно. — 31 мая С. А. Толстая уехала в Москву для совета с врачами. 1 июня врачи определили ее болезнь и предписали лежать. 3 июня она вернулась в Ясную поляну и пролежала в постели три недели.

733. 14412. Жду с неудовольствием Долгор[укова]. — (Дополнение к прим. 342). 27 октября 1906 г. Д. П. Маковицкий записывает: «Вечером я ездил с Андреем Львовичем на Козловку. Он рассказал мне, что Петр Долгоруков, когда был в Ясной поляне, говорил: «Это удивительная вещь, как Лев Николаевич не хочет нас слушать» (т. е. их кадетскую программу)».

5 июля 1905.

734. 15218-22. 0,77..... равно 7/9 — В архиве Д. П. Маковицкого, хранящемся в Рукописном отделе Гос. Толстовского Музея, имеется следующая запись Толстого, сделанная на листке и относящаяся к этим же арифметическим вычислениям:

7, 7, 7,..... = 7 + остатокъ в 10 разъ менышiй делимаго.

Для того чтобы не было остатка, надо отнять отъ неизвестнаго х делимаго 1/10. <Чтобы отнять отъ х делимаго 1/10, надо> Отнявъ одну десятую, остатка не будетъ, будетъ 7 безъ остатка, a делитель будетъ не 10, а 9.

31 июля 1905 г.

735. 15233. Записано: пассивная революция началась в России. — Запись неизвестна.

736. 1536. Записано: Не прав ли Сютаев? — Запись неизвестна.

737. 1563-5. Записано так: Религиозное сознание... к духовн[ому] благу. — См. стр. 315, строки 15—16. Толстой не вполне разобрал свою запись в записной книжке.

27 августа 1905 г.

738. 15821-27. Все это записано в книжечке так: ... не хорошо? — Книжечка, в которой была сделана Толстым эта запись, неизвестна.

Сноски

512. Зачеркнуто: осл[абляетъ]

513. Зачеркнуто: все

514. Зачеркнуто: Россiя

515. Слово не вписано над строкой.

516. Зачеркнуто: заваливаться

517. Зачеркнуто: и есть

518. Зачеркнуто: до

519. Зачеркнуто: пон[имаешь]

520. Зачеркнуто: думаешь

521. Зачеркнуто: ув[еряетъ]

522. Зачеркнуто: Корабль идетъ быстро, не хватайся.

523. Зачеркнуто: Это кажется только вследствiи отделенности. Въ действит[ельности]

524. Зачеркнуто: какъ

525. Зачеркнуто: такъ и общей

526. Зачеркнуто: есть

527. Зачеркнуто: нашей

528. Зачеркнуто: въ речи

529. Зачеркнуто: ихъ

530. Зачеркнуто: чувствъ

531. Зачеркнуто: определеннаго

532. Зачеркнуто: выписы[ванiе]

533. Зачеркнуто: жизнь

534. Зачеркнуто: света

535. Зачеркнуто: бла[годаря]

536. Зачеркнуто: п[отому] ч[то]

537. Зачеркнуто: влекла

538. Зачеркнуто: другъ къ другу. Эта сила есть помимо

539. Зачеркнуто: представляли изъ себя уг[ловъ]

540. Зачеркнуто: угловъ

541. Место от слов: Нынче получилъ: .... до слов: не надо в подлиннике выскоблено. Печатаем по цитате этого места в копии письма В. Г. Черткова к Толстому от 1 мая (нов. ст.) 1907 г., хранящейся в архиве В. Г. Черткова.

542. Ударение на слове ст?итъ поставлено автором.

543. Переделано из того; далее зачеркнуто: подъема

544. Зачеркнуто: живыхъ

545. Зачеркнуто: ничего

546. Зачеркнуто: пишутъ законы

547. Зачеркнуто: новое пон[иманiе]

548. Зачеркнуто: такъ ничтож[ны]

549. Зачеркнуто: давая мне благо или

550. Зачеркнуто: служащая общему делу. Пр[еступленiе]

551. Ударение на слове ст?итъ поставлено автором.

552. Зачеркнуто: И очеви[дно]

553. Зачеркнуто: 1) Жизнь моя и всякая жизнь изъ себя есть сознанiе <отдельной части мiра> признанiе собою духовнаго существа, ограниченнаго пределами. Пределы эти [переправлено из: этой; далее зачеркнуто: части] я не могу иначе <сознавать> представлять себе, какъ только веществомъ въ пространстве; <сознанiе же мое этой части собой>

554. Зачеркнуто: ограниченнаго пределами

555. Зачеркнуто: безконечнаго безпредельнаго

556. Зачеркнуто: жизни

557. Зачеркнуто: делаетъ меня частью духовнаго

558. Зачеркнуто: существуетъ

559. Зачеркнуто: <и> такъ и дви[женiе]

560. Зачеркнуто: я

561. Зачеркнуто: всего.

562. Зачеркнуто: все что

563. Зачеркнуто: я делаю. Делая жизнь свою я

564. Зачеркнуто: это

565. Зачеркнуто: Бога

566. Зачеркнуто: я

567. Зачеркнуто: суще[ствами]

568. Переправлено из: отдельнаго

569. Зачеркнуто: отъ

570. Зачеркнуто: не отделен

571. Зачеркнуто: былъ

572. Зачеркнуто: почти

573. Зачеркнуто: Ны[нче]

574. Зачеркнуто: Если я не вижу Я, то не отъ того, что оно уничтожилось, а оттого, что оно скрылось отъ моихъ глазъ. (Неясно, но такъ.)

575. Зачеркнуто: кончается его сознанiе

576. Зачеркнуто: Общенiе со Всемъ происходитъ <тол[ько]> въ <шир[ину]> одну сторону черезъ вещество, въ другую чере[зъ]

577. Зачеркнуто: Созна[нiе]

578. Зачеркнуто: потребн[ость]

579. Зачеркнуто: движенiя

580. Зачеркнуто: представляетъ

581. Зачеркнуто: жизнь

582. Зачеркнуто: к[оторую] встречаетъ человекъ.

583. Зачеркнуто: то[лько]

584. Зачеркнуто: 3)

585. Зачеркнуто: съ одной стороны

586. Зачеркнуто: съ другой — отделеннымъ отъ всего остальнаго

587. Зачеркнуто: И пределы своего отделенiя человекъ все чувствуетъ в

588. Зачеркнуто: расширенiе этихъ пределовъ

589. Зачеркнуто: вневременности

590. Зачеркнуто: это

591. Зачеркнуто: и

592. Зачеркнуто: отделенна[го]

593. Зачеркнуто: употреб[лять]

594. Зачеркнуто: хоть ко[е какъ]

595. Зачеркнуто: отделенная

596. Зачеркнуто: не делать

597. [я понимаю то, что хочу сказать.]

598. Зачеркнуто: ужасна

599. Зачеркнуто: съ к[оторымъ] н

600. Зачеркнуто: Зап[иcать]

601. Зачеркнуто: вдругъ

602. Зачеркнуто: <большое> радостное

603. Зачеркнуто: бол[ьшое]

604. Зачеркнуто: власт[вовать]

605. Зачеркнуто: теломъ

606. Зачеркнуто: это то движущееся вещество, к[оторое] я сознаю собою среди <дв> Всего движущ[агося] вещества.

607. Зачеркнуто: хотимъ

608. Зачеркнуто: И это происх[одитъ]

609. Зачеркнуто: не съ ке[мъ]

610. Взятое в скобки в подлиннике отчеркнуто.

611. Зачеркнуто: это

612. Зачеркнуто: каж[дому]

613. Абзац редактора.

614. Зачеркнуто: безкон[ечнаго]

615. Зачеркнуто: чепуха

616. Зачеркнуто: словъ

617. Зачеркнуто: физическую боль, рану

618. Зачеркнуто: первую мин[уту]

619. Зачеркнуто: его

620. Зачеркнуто: боли

621. Зачеркнуто: нарушаю[щее]

622. Зачеркнуто: Я ду

623. После этого в рукописи оставлены незаполненными две строки, что, повидимому указывает на намерение автора впоследствии вернуться к этой мысли.

624. [Я понимаю то, что хочу сказать.]

625. Зачеркнуто: Безъ вещества нетъ движенiя, безъ дви[женiя]

626. Зачеркнуто: безъ

627. Зачеркнуто: Дви[женiе]

628. [Я никогда не нуждался в этой гипотезе.]

629. [Я не мог никогда делать ничего хорошего без этой гипотезы.]

630. Зачеркнуто: Изме[нить]

631. Зачеркнуто: иллюзо[рнымъ]

632. Взятое Толстым в скобки в подлиннике отчеркнуто сверху и снизу.

633. Зачеркнуто: Это значитъ

634. Зачеркнуто: заме

635. Зачеркнуто: уст[упить]

636. Зачеркнуто: безъ

637. Написано: даже

638. Зачеркнуто: виноваты

639. Зачеркнуто: пойманнаго разбойниками?

640. Зачеркнуто: пользов[алось]

641. Зачеркнуто: изъ за

642. Зачеркнуто: гордо[сть]

643. Абзац редактора.

644. Зачеркнуто: смот[ритъ]

645. Абзац редактора.

646. Зачеркнуто: продолжа[лъ]

647. Зачеркнуто: есть

648. Написано: росту

649. Далее в подлиннике написано слово: всегда, повторяющееся после слова: безсознательно.

650. Зачеркнуто: ста[рость]

651. Зачеркнуто: дело

652. Зачеркнуто: пост[роишь]

653. Зачеркнуто: сам[оуверенностью]

654. Зачеркнуто: человекъ

655. Зачеркнуто: мирной

656. Зачеркнуто: промышленной, комерческой

657. [наслаждение, чуждое долгу,]

658. Зачеркнуто: совершается

659. Зачеркнуто: томъ

660. Зачеркнуто: <Скорее> Въ животномъ чел[овеке]

661. Зачеркнуто: су[ществе]

662. Взятое в ломаные скобки в подлиннике густо замарано чернилами.

663. Зачеркнуто: нигде

664. [Разрушая частично учреждения средних веков, сделали в сто раз более ненавистным то, что от них осталось.]

665. Зачеркнуто: сделать

666. [жить этим.]

667. Зачеркнуто: Бог[омъ]

668. Зачеркнуто: ду[ховное сознанiе]

669. Абзац редактора.

670. Зачеркнуто: одну десятую

671. Зачеркнуто: одно

672. Зачеркнуто: Едва ли

673. Зачеркнуто: одну сотую того добра

674. В рукописи автора эта мысль ошибочно помечена цыфрою 4; так же ошибочно помечены и все последующие мысли (на единицу меньше). Эта неточность исправлена редакцией.

675. Зачеркнуто: черезъ 100 летъ

676. Переправлено из: Отдельное существо; далее зачеркнуто: есть

677. Зачеркнуто: известныхъ

678. Зачеркнуто: меньше

679. Зачеркнуто: ло[шади]

680. Зачеркнуто: но

681. Зачеркнуто: истины

682. В подлиннике описка: женщины.

683. Зачеркнуто: испыты[ваемая]

684. Зачеркнуто: Мне

685. Зачеркнуто: причины

686. Зачеркнуто: бели[зна]

687. Зачеркнуто: его

688. Зачеркнуто: Религiо[зное]

689. Абзац редактора.

690. Зачеркнуто: что

691. Зачеркнуто: не имеютъ права

692. Зачеркнуто: к[оторые] ценятъ

693. [анкету]

694. [Дикий]

695. Зачеркнуто: Встаю

696. Зачеркнуто: молитва

697. Зачеркнуто: уж[асы]

698. Зачеркнуто: европей[цы]

699. Зачеркнуто: <Человекъ <наблюдалъ, какъ хитрый> узналъ, что одни люди обираютъ другихъ.> Слуга

700. Зачеркнуто: увидалъ

701. Зачеркнуто: изв[естно]

702. Зачеркнуто: есть

703. Зачеркнуто: всегда

704. Зачеркнуто: проложить

705. Зачеркнуто: разум[а?]

706. Зачеркнуто: су[ществованiи]

707. Зачеркнуто: го[ворить]

708. Зачеркнуто: сознанiя.

709. Зачеркнуто: Потомъ

710. Слова в скобках в подлиннике отчеркнуты сверху.

711. Зачеркнуто: Маше лучше.

712. Зачеркнуто: влад[ею]

713. Зачеркнуто: прежде

714. Зачеркнуто: вечность

715. Зачеркнуто: мне

716. Зачеркнуто: просветленiе

717. Абзац редактора.

718. Зачеркнуто: есть

719. Зачеркнуто: дере[вьевъ]

720. Зачеркнуто: объ[ективно]

721. Зачеркнуто: деревьевъ

722. Зачеркнуто: числа

723. Мысль 6 в записи 12 октября вписана в подлинник Дневника рукою T. Л. Сухотиной.

724. Абзац редактора.

725. Зачеркнуто: и къ своему, когда оно не нарушаетъ блага мiра. —

726. Подчеркнуто дважды.

727. Зачеркнуто: благе.

728. Далее в подлиннике написано слово: отъ, которое по смыслу должно быть вычеркнуто.

729. Ударение в слове б?льшее поставлено автором.

730. Зачеркнуто: продол[жалось]

731. Зачеркнуто: един

732. Зачеркнуто: тутъ есть какая-то иллюзiя и весь реальный

733. Зачеркнуто: <те[лесной]> т. е. сознанiя

734. Переправлено из: животнаго

735. Зачеркнуто: сознанiю

736. Зачеркнуто: <созн[анiя]> жизни

737. Зачеркнуто: су[щества]

738. Зачеркнуто: полн

739. Зачеркнуто: благо

740. Абзац редактора.

741. Ударение на слове чт? поставлено автором.

742. Ударение на слове чт? поставлено автором.

743. Так в подлиннике.

744. [гнев, в себе задержанный]

745. Далее в подлиннике написано слово: какъ, которое по смыслу должно быть вычеркнуто.

746. Зачеркнуто: для

747. Зачеркнуто: рабы

748. Зачеркнуто: одноврем[енно]

749. Зачеркнуто: то

750. [Ax, как я бешусь от скуки!]

751. Зачеркнуто: предписывающiе

752. Зачеркнуто: Недостатокъ

753. Зачеркнуто: дерзость и

754. Зачеркнуто: сов

755. Зачеркнуто: осно

756. Зачеркнуто: жи[вотнымъ]

757. Зачеркнуто: окружаю[щихъ]

758. Зачеркнуто: уви[далъ]

759. Зачеркнуто: удивлялся и

760. Зачеркнуто: знаетъ

761. Зачеркнуто: нетъ машиниста и

762. Зачеркнуто: ни

763. Зачеркнуто: и ждетъ.

764. Зачеркнуто: летятъ не

765. Зачеркнуто: уничтожается

766. Зачеркнуто: ты

767. Зачеркнуто: безр[азличной]

768. Зачеркнуто: матер[iю]