Дневник 1900 г.

ДНЕВНИК
(1900—1903)
[1900]

1 Янв. 1900. Москва. Сижу у себя въ комнате[2]и у меня все, встречая нов[ый] годъ. Все это время ничего не писалъ, нездоровится. Много надо записать.

1) Я — отдельное существо, общающееся со Всемъ. Свою отдельность я познаю матерiей[3] въ себе и вне себя. Свое общенiе со Всемъ я познаю движенiемъ[4] въ себе и вне себя.[5] Пределъ общенiя есть движенiе во времени. Одну часть матерiи и движенiе я признаю собою, другую[6] мiромъ, — Всемъ. Въ этомъ жизнь.

————————————————————————————————————

[7]Пределъ[8] между темъ, чт? я сознаю собой и не собою, я сознаю матерiей въ пространстве. Въ сознанiи одной части матерiи и движенiя собою и состоитъ жизнь.

Для Всего нетъ матерiи и нетъ движенiя. Матерiя и движенiе суть понятiя, вытекающiя только изъ сознанiя отдельности и общенiя. Матерiя есть сознанiе предела отдельности, движенiе — сознанiе предела общенiя.

Не будь[9] сознанiя отдельности, не было бы понятiя матерiи; не будь[10] сознанiя общенiя,[11] не было бы понятiя движенiя.

Человекъ въ жизни стремится вытти изъ того и другаго предела: изъ перваго его выводитъ любовь, изъ второго разумъ. Любовь разрушаетъ отдельность; разумъ действуетъ въ области, где нетъ движенiя.

————————————————————————————————————

Все не то, а близко.

————————————————————————————————————

1го Янв. 1900.[12] Москва. Е. б. ж.[13]

Продолжаю выписывать. Можетъ быть, после впишу о матерiи и движенiи, какъ нынче думалъ.

2) Если ребенку разъ внушено, что онъ долженъ верить, что Богъ — человекъ, что Б[огъ] 1 и 3, однимъ словомъ, что 2 ? 2 = 5, орудiе его познанiя навеки изковеркано: подорвано доверiе къ разуму. А это самое дела[ется] надъ всеми детьми. Ужасно.

3) Затемъ такъ устроено, чтобы мы не видали успеха своей деятельности (Моисей не вошелъ въ обетованную землю), чтобы мы действовали не въ виду успеха, а для спасенiя души, т. е. не руководясь внешними, обманчивыми, а внутренними, несомненными мотивами.

4) Вспомнилъ свое отрочество, главн[ое] юность и молодость. Мне не было внушено никакихъ нравственныхъ началъ — никакихъ; а кругомъ меня большiе съ уверенностью кури[ли], пили, распутничали (въ особенн[ости] распутничали), били людей и[14] требовали отъ нихъ труда. И многое дурное я делалъ, не желая делать — только изъ подражанiя большимъ.

5) Есть три побудителя деятельн[ой] жизни: 1) удовлетворенiе личныхъ похотей, 2)[15] желанiе одобрен[iя] людей, славы людской и 3) исполненiе своего назначенiя — воли Бога.

Перейти съ перваго побудителя на второй, т. е. делать больше для славы людской, чемъ для похоти, и жертвовать похотью для славы — легко и нехорошо. Перейти же со втора[го] на третiй, т. е. делать больше для исполненiя своего назначенiя, чемъ для похоти и для славы, жертвовать похотью для исполненiя воли Бога, и трудно, и прекрасно и нужно. Я только изредка понимаю это, и пытаюсь осуществить. Приди и вселися въ меня и помоги мне[16] прiучить себя къ этому. Это можно.

6) Попробуй жить для одной похоти — и увидишь, что не только не удовлетворишь ее, но все больше и больше[17] будешь разжигать ее несоответственно возможности удовлетворенiя и потому все меньше и меньше получишь удовлетворенiя. Живя для славы людской, удовлетворишь похоть, но требованiя удовлетворенiя славы поч[ти] также разрастутся несоответственно возможности удовлетворенiя и будетъ неудовлетворенность. Но живи для исполненiя воли Бога и[18] получишь полное удовлетворенiе и похоти и славы.[19] Исполненiе же воли Бога всегда даетъ[20] полное удовлетворенiе.

7) Сережа съ Усовымъ[21] говорили о различныхъ пониманiяхъ устройства мiра: прерывности или непрерывности матерiи. При моемъ пониманiи жизни и мiра: матерiя есть только мое представленiе, вытекающее изъ моей отдельности отъ мiра.[22] Движенiе же есть мое представленiе, вытекающее изъ моего общенiя съ мiромъ, и потому для меня не существуетъ вопроса о прерывности или непрерывности матерiи.

8) Ехалъ наверху на конке[23] гляделъ на дома, вывески, лавки, извощиковъ, проезжихъ, прохожихъ, и вдругъ такъ[24] ясно стало, что весь этотъ мiръ съ моей жизнью въ немъ есть только одна изъ безчисленнаго количества возможностей другихъ мiровъ и другихъ жизней и для меня есть только одна изъ безчисленныхъ стадiй, черезъ кот[орую] мне кажется, что я прохожу во времени.

9) Солдатъ, убивавшiй непрiятеля и арестанта, на допросе у Бога:

В[опросъ]: — Зналъ ты, что не должно убивать?

О[тветъ]: — Зналъ.

В. — Откуда.

О.— Въ законе божiемъ сказано.[25]

В. — Зачемъ же ты убивалъ?

О. — Начальство приказывало.[26]

В. — Но если ты зналъ, что Богъ не велитъ, какже ты не задумался и не пон[ялъ], что начальство тебя обманываетъ.

О. — Начальство меня учило и о Боге и сказало мне, что по приказанiю начальства — можно.

Богу бы нечего б[ыло] говорить, если бы онъ[27] предоставилъ людямъ учить людей; а онъ самъ учитъ прямо, и солдатъ зналъ[28] въ сердце своемъ, что не надо убивать, и потому виноватъ.

10) Мы уважаемъ и боготворимъ людей: придворные — царей, духовные — архiер[еевъ] и т. п. только п[отому], ч[то] чемъ выше тотъ, кому мы покоряемся (для своей пользы), темъ более мы оправданы нетолько въ чужихъ, но и своихъ глазахъ.

[29]11) Ева соблазнила Адама, и всегда это такъ. Все решаетъ самка. Самцы же такъ устроены, что[30] для того, чтобы не холостовала самка — что не могутъ устоить.[31] (Животныя: собаки, волки, зайцы, олени). И потому начало разврата идетъ отъ женщины. Когда ужъ все развратилось, то и мущины развращаютъ женщинъ, но начало отъ женщины. И спасти мiръ отъ разврата можетъ только женщина, вернувшись сначала къ животному, а потомъ и дальше — къ еще большему целомудрiю.

12) Человекъ есть нечто отдельное отъ мiра, отъ Всего.[32] Пределы, отделяющiе его отъ мiра, онъ сознаетъ матерiей. Единенiе же свое съ мiромъ онъ сознаетъ движенiемъ. — Все не то.

————————————————————————————————————

Перепишу мои сюжеты.

2 Янв. 1900. Москва. Сейчасъ перечелъ весь дневникъ, чтобы дать списать. Все нездоровъ и нетъ энергiи мысли. Все эти дни ничего не делаю. Постоянная боль. — Прочелъ о томъ, какъ я ясно сознавалъ жизнь[33] только въ исполненiи воли Б[ога] и боялся, что это пройдетъ. И прошло.

————————————————————————————————————

8 Января. Вечеръ. Несколько дней ничего не делалъ. Письмо Духоб[орамъ] оставилъ и исправлялъ только статью о 36-часов[омъ дне]. Нынче подвинулся къ окончанiю. Здесь Маш[а]. (Вотъ хотелъ о нихъ писать и остановился, п[отому] ч[то] они прочтутъ). Мне хорошо на душе, несмотря на то, что здоровье подорвано. Потуги смерти, т. е. новаго рожденiя.[34] Не могу смотреть на нихъ иначе. Особенно когда боленъ, и чемъ больне[е], темъ яснее и спокойнее. Сейчасъ простился и уехалъ Стасовъ. Образцовый типъ ума. Какъ хотелось бы изобразить это. Это совсемъ ново.

Нынче известiе изъ Сызрани. Больно за Сер[ежу]. — Записать немного.

1) Читаю газеты, журналы, книги и все не могу привыкнуть приписать[35] настоящую цену тому, что тамъ пишется, а именно: философiя Ничше, драмы Ибсена и Метерлинка и[36] наука Ломброзо и того доктора, к[оторый] делаетъ глаза. Ведь это[37] полное убожество мысли, пониманiя и чутья.

2) Читаю о войне на Филипинахъ и въ Трансвале и беретъ ужасъ и отвращенiе. Отчего? Войны Фридриха, Наполеона были[38] искренни и потому не лишены были некоторой величественности. Было это даже и въ Севастоп[ольской] войне. Но войны[39] Амер[иканцевъ] и Англич[анъ] среди мiра, въ кот[оромъ] осуждаютъ войну ужъ гимназисты, — ужасны.

3) Нынче вспомнилъ непрiятное словеч[ко], сказанное обо мне Сер[ежей], и мне[40] стало тяжело. — Когда отъ чего-нибудь становится тяжело, это верный признакъ, что ты живешь для похоти[41] или для славы людск[ой], а не для[42] служенiя Богу Вспомни[лъ] это,[43] откинулъ ложную цель, открылъ настоящую, единственную и сейчасъ стало легко.

————————————————————————————————————

16 Янв. 1900. Москва. Ничего не работалъ. Нездоровье скрытое. Душевно слабъ, но не золъ. И радъ этому. Прiехала Лизанька изъ Сызрани и Воробьевъ изъ Нальчик[а]. Хуже ужъ кажется ничего не мож[етъ] б[ыть]. А неправда: мож[етъ] б[ыть] хуже. И потому не надо жалеть. Едва ли не всегда страданiя физич[ескiя] и страданiя самолюбiя — гордости, тщеславiя — не ведутъ къ движенiю впередъ духовному. Всегда особенно страданiя гордости. А мы, дурачье, жалуемся. Получилъ письма отъ St. John и Sinet — хорошiя.

Нынче думалъ, что мое положенiе несомненно мне — но всякое положенiе — на пользу. Волшебная палочка дана. Только умей ей пользоваться.

Записать надо:

[44]былъ Горькiй. Очень хорошо говорили. И онъ мне понравился. Настоящiй человекъ изъ народа.

Какое у женщинъ удивительное чутье на распознаванiе знаменитос[ти].[45] Оне узнаютъ это не по получаемымъ впечатленiя[мъ], а по тому, какъ и куда бежитъ толпа. Часто, наверное, никакого впечатленiя не получ[ила], а ужъ оцениваетъ, и верно.

Записываю.

1) Нельзя быть достаточно осторожн[ымъ] въ поощренiи въ себе тщеславiя — любви къ похвале. Если бы врагъ хотелъ погубить человека, то вернее чемъ споить — захвалить его. Развивается болезненная чувствительность — при похвале, ведущая къ праздному разслабленiю, при порицанiи — къ озлобленiю и унынiю. Главное, увеличиваетъ болезненность и уязвимость.

2) Читалъ Даму съ собачкой Чехо[ва]. Это все Ничще. Люди не выработавшiе въ себе яснаго мiросозерцанiя, разделяющаго добро и зло. Прежде робели, искали; теперь же, думая, что они по ту сторону добра и зла, остаются по сю сторону, т. е. почти животныя.

3) Перепроизводство тамъ, где наро[дъ] въ нужде, это только признакъ нетолько рабства: что люди работаютъ не на себя, а на хозяевъ, — но и того, что рабство денежное, т. е. что рабовъ держатъ темъ, что передъ ними держатъ то, что? имъ нужно, но не даютъ.

(Это не то. Надо обдумать).

4) Загоняетъ на фабрику[46] и нужда и соблазнъ. При неравномерномъ распределенiи богатствъ нельзя[47] провести черту между нуждой и соблазномъ. Люди жили безъ чая и сахара, безъ кожан[ыхъ] сапогъ; нужда это или соблазнъ пить чай и купить сапоги, когда все пьютъ и носятъ?

[48]5) Мужики говорятъ: спасать душу, а мы говоримъ, что это глупости. А это[49] одно изъ двухъ делъ жизни: надо делать постоянно дело Божiе и готовить себя къ лучшей жизни, начиная съ этого мiра. —

6) Можно смотреть на половую потребность, какъ на тяжелую повинность тела (такъ смотрелъ всю жизнь), и можно смотреть какъ на наслажденiе (я редко впадалъ въ этотъ грехъ).

7) Самое лучшее отношенiе къ половой похоти — это: 1) чтобы совсемъ подавить е[е]. Next best[50] 2) это то, чтобы сойтись съ одной женщиной целомудренной и одинаковой веры и съ ней вместе ростить детей или помогать другъ другу; 3) Next worse[51] ходить въ домъ терпимости, когда похоть замучаетъ; 4) иметь случайныя сношенiя съ разными женщи[нами], не сходясь съ ними; 5) иметь дело съ девушкой и потомъ бросить ее; 6) еще хуже[52] иметь дело съ чужой женой; 7) хуже всего жить съ своею неверною, безнравственной женою.[53]

Листокъ этотъ надо вырвать.[54]

27 Янв. 1900. Москва. Почти две недели не писалъ. Ездилъ смотреть Дядю Ваню и возмутился. Захотелъ написать драму Трупъ, набросалъ конспектъ. Очень тяжело было отъ появленiя Г. Все расплата не кончена. Такъ ему и надо. Хотелъ записать изъ книжечки — не могу. Былъ здоровъ, хотя умственно не бодръ. Дня два стало хуже. —

13 Марта 1900. Больше двухъ мес[яцевъ] не писалъ. Маша уехала, потомъ уехалъ Андр[юша] съ Ольгой. Здоровье за это время значит[ельно] улучшилось.

Писалъ все 1) письмо Духоб[орамъ], к[оторое] кончилъ и послалъ, 2) о патрiотизме, к[оторое] много разъ переписывалъ и к[оторое] ужасно слабо, такъ что вчера решилъ или бросить или все сначала и кажется есть что сказать сначала. Надо показать, что теперешнее положенiе, особенно Гаагск[ая] конфер[енцiя] показали, что ждать отъ высшихъ властей нечего и что распутыванье этого ужаснаго губительнаго положенiя, если возможно, то только усилiемъ частныхъ отдельныхъ лицъ.

О 36 ч[асовомъ] дне кажется выйдетъ. Главное, будетъ показано, что теперешнее предстоящее освобожденiе будетъ такое же, какое было отъ крепостнаго права, т. е. что тогда только отпустятъ одну цепь, когда другая будетъ твердо[55] держать. Невольничество отменяется, когда утверждает[ся] крепостное право. Крепостное пра[во] отменяется, когда земля отнята и подати установлены; теперь освобождаютъ отъ податей, когда орудiя труда отняты.[56] Отдадутъ — имеютъ намеренiе отдать — рабочимъ орудiя труда, только подъ условiемъ[57] обязательности для всехъ работы.

За это время были молокане изъ Карса — хотятъ переселяться, 2 духобора изъ Архангельска. Известiе о 5 въ Владик[авказской] тюрьме. Плутни Тверскаго, чтобы выманить Духоборъ. Прiехалъ милый Буланже и прiятные люди: Суллеръ и Коншинъ. Колечка живетъ, помогаетъ мне. Сер[ежа] съ нами — добръ, но къ сожаленiю не вполне близокъ.

[58]Часто бываютъ нехорошiя чувства. Борюсь и побеждаю иногда совсемъ, до корней. Но только временами, когда уяснишь себе, вспомнишь, что жизнь только служенiе, а служенiе совершается только любовью. Вчера шелъ и думалъ объ этомъ. Приходитъ сомненiе: я смирюсь, перенесу обиду, выкажу добрыя чув[ства][59] во имя любви; никто не узнаетъ того, что было у тебя въ душе; твое смиренiе, твои добрыя чувства будутъ объяснены твоей слабостью, неискренностью, притворствомъ. Такъ что ты нетолько не подашь примеръ добрыхъ чувствъ, нужн[ыхъ] для служенiя, а покажешь примеръ обратнаго. Разве это будетъ служенiе? говоришь себе въ минуты сомненiя. Да, будетъ. Разъ навсегда пойми, что ты не въ силахъ обсудить последствiя твоихъ делъ: все они расплываются въ безчисленныя и разнообразнейшiя сложнейшiя соотношенiя. Тебе нужно только слушаться хозяина. (Не отъ этого ли та религiозная теорiя послушанiя — церкви, папе, старцу, что теорiя послушанiя справедлива; хотя и несправедливо послушанiе кому [бы] то ни было, толь[ко] не Богу въ единственномъ безоговорочномъ простомъ и ясномъ повеленiи его: люби — вызывай любовь въ себе и другихъ).

Ведь не станутъ удивляться рабочiе, строящiе домъ, и знающiе, что они строятъ домъ, удивляться тому, что иногда вместо того чтобы воздвигать стену, архитекторъ велитъ разламывать ее. Они знаютъ, что если онъ велитъ, то это ведетъ къ постройке дома, хотя они и не могутъ понять какъ. Тоже и съ требованiемъ послушан[iя] Богу, въ единстве[нномъ] его законе любви. Но послушанiе только въ единственномъ этомъ законе, п[отому] ч[то] только этотъ законъ стоить выше человеч[ескаго] разума.

Несколько разъ за это время читая осужденiя на себя получалъ пользу [?][60] напоминанiе о ложномъ пути.

Относительно времени — более двухъ месяцовъ, записалъ немногое и кажется не важное. Стану выписывать:

1) Какъ разъ первое стоитъ почти тоже чт? я написалъ сейчасъ, а именно: Самое важное, единственно важное и тайное отъ людей[61] дело жизни состоитъ въ томъ, чтобы увеличивать любовь въ себе и въ другихъ. Что[62] увеличенiе любви есть дело возможное и дело Божiе, видно изъ того, что любовь, какъ только она проявится, сейчасъ сразу увеличиваетъ любовь въ томъ, къ кому она проявляется. A проявленiе это въ любимомъ увеличиваетъ любовь любящаго, такъ что она сама растетъ. — И не можетъ не быть этого, п[отому] ч[то] она есть Богъ.

Такъ что увеличивать въ себе и въ другихъ любовь есть первое главн[ое] дело, кот[орому] должны быть пожертвованы все другiя. Есть много делъ хорошихъ: и воспитанiе детей, и земледелiе, и распространенiе добрыхъ мыслей, и др. Но дорого то, чтобы изо всехъ этихъ делъ выделять первое и главное.

2) Записано: 3 ступени паденiя женщины. Не могу вспомнить чт? это.[63]

3) Есть три мiровоззренiя: 1) жизнь для наслажденiя, 2) жизнь для спасенiя души, 3) жизнь для исполненiя воли Бога.

Все три справедливы, но только одно изъ нихъ включаетъ оба другiя. Если жить для наслажденiя, то испортишь свою душу и будешь жить противно воле Бога. Если жить для спасенiя души, то лишишься наслажденiя жизни и не исполнишь воли Бога. Только исполняя во[лю] Бога получишь наибольшее число наслажденiй и усовершенствуешь свою душу.

Первая есть жизнь эпикур[ейцевъ], по[ч]ти всехъ людей, вторая — жизнь аскетовъ религiозная; третья жизнь христiанъ. Ахъ кабы мне всегда жить ею.

4) Кабы женщины только понимали всю[64] красоту[65] девственности, до такой[66] степени она вызываетъ лучшiя чувства людей, оне бы чаще удерживали ее. А то безпрестанно видишь страшное паденiе девственности или въ грубую похоть со всемъ обманомъ глупой влюбленности, или раскаянiе въ своей высоте и красоте.[67]

5) Виделъ во сне: одинъ стоитъ на столбе и люди любуются имъ и хвалятъ, другой, чтобы победи[ть], превзойти его, пляшетъ на гвоздяхъ. Третiй просто добрый.

6) Искусство, поэзiя: «Для береговъ отчизны дальней» и т. п., живопись, въ особенности музыка, даютъ представленiе о томъ, что въ томъ, откуда оно исходитъ, есть что то необыкновенно хорошее, доброе. А тамъ ничего нетъ. Это только царская[68] одежда, к[оторая] хороша только тогда, когда она[69] на царе жизни — добре (что то нехорошо, но такъ запис[ано][70]).

7) Какъ хорошо, что не знаешь результатовъ своихъ делъ; если бы зналъ, не последнiе результаты (последнихъ нетъ и не може[тъ] б[ыть]), a виделъ бы последствiя гораздо дальше, чемъ теперь, то никогда бы ни на что не решился. — Теперь же решаешься не п[отому], ч[то] знаешь последствiя, а п[отому] ч[то] долженъ.

8) У самаго злаго человека разцветаетъ лицо, когда ему говорятъ, что его любятъ. Стало б[ыть] въ этомъ счастi[е], и самое большое, людей. А чтобы достигнуть его, есть одно средство: любит[ь]. Люби — и тебя будутъ любить.

9) Одна изъ главныхъ причинъ нашихъ ошибокъ в жизни въ томъ, что мы забываемъ, что мы здесь не пребываемъ, а путешествуемъ, и не путешествуемъ, a едемъ кучеромъ или матросомъ.[71]

[72]10) Иду мимо извощика лихача. Онъ выбился изъ серыхъ мужиковъ — завелъ упряжку, обрился, имеетъ попону, кафтанъ съ соболемъ, знаетъ хорошихъ господъ... Какъ ему внушить, что это все не важно, а важно[73] исполненiе нравствен[наго] закона?[74] Дома, въ школ[е], въ церкви, въ чтенiяхъ (какъ въ томъ, на к[оторомъ] я б[ылъ] въ работномъ доме), чт? онъ слышитъ.

11) Въ работн[омъ] доме священн[икъ], толкуя народу первую заповедь нагорн[ой] проповеди, разъяснялъ, что гневаться можно и должно, какъ гневается начальство, и убивать можно по приказанiю начальства. Это б[ыло] ужасно.

Все можно простить, но не извращенiе техъ высшихъ истинъ, до к[оторыхъ] съ такимъ трудомъ дош[ло] человечество.

12) Лесингъ, кажется, сказалъ, что кажд[ый] мужъ говоритъ или думаетъ, что одна на свете была дурная, лживая женщина и она то моя жена. Происходитъ это отъ того, что жена вся видна мужу и не можетъ уже его обманывать, какъ обманываютъ его все другiя.

13) Бьешься по стенкамъ клетки.[75] Это и полезно, т[емъ] ч[то] заставитъ тебя вспомнить, что верхъ свободенъ и что у тебя есть крылья. Поднимись. Стены это условiя мiрской жизни. Верхъ это Богъ, крылья это вера въ него.

14) То, чт? делаешь по внушенiю, забываешь. Это не жизнь. Жизнь только то, чт? делаешь съ согласiя высшей духовной силы. Ту помни[шь]. Эта только жизнь. Объ этомъ много надо думать и изложи[ть] уже продуманное.[76]

15) Хотятъ уравнять женщину съ мущиной. Не [въ] первенстве дел[о], а въ разности. Всякая самка, отъ пчелиной матки и до женщины, привлекаетъ за собою много самцо[въ], изъ к[оторыхъ] все готовы удовлетвори[ть] ее. Она выбираетъ. Въ этомъ ея призванiе.[77] Самецъ и мущи[на] не въ томъ положенiи. Вотъ основная разница.

16) Внушенiе[78] возможно только на почве[79] принятой знакомой идеи. Идеи[80] можно себе представить плоскостями,[81] расположенными одна надъ другою.[82] Движенiе жизни человека состоитъ въ переход[е] отъ низшихъ идей къ высшимъ. Переходъ отъ низшей идеи къ высш[ей] препятствуетъ внушенiю въ низшей идее, или по крайней мере даетъ возможность освобожденiя отъ внушенiй низшихъ идей. (Все это еще неясно).

17) Молитва есть самовнушенiе. Стараюсь этимъ способомъ внуши[ть] себе, что жизнь моя только, только, только служенiе.

18) Молишься Богу. Говорятъ: какому Богу? Какъ вы можете знать то, что онъ слышитъ васъ?

Да что тотъ Богъ, к[оторый] во мне, слышитъ меня, въ этомъ то ужъ не можетъ быть сомненiй.

Такъ чтожъ вы молитесь сами себе?

[83]Да, только не низшему себе, не всему себе, а тому чт? есть во мне Божьяго, вечнаго, любовнаго. И оно слышитъ меня и отвечаетъ.

Благодарю тебя и любл[ю] тебя Господи живущiй во мне.

14 Марта 1900. Москва. Утро. Нетъ охоты работать. Вчера пропасть народа. Мне хорошо именно такъ, какъ есть. Если бы было то, чего хочется, было бы хуже.

19 Марта 1900. Москва. Мало, не успешно работаю, хотя здоровъ. Въ мысляхъ же идетъ работа хорошая. Читалъ психологiю, и съ большой пользой, хотя и не для той цели, для к[оторой] читаю.

Прiехала Таня — довольна, счастлива. И я радъ зa нее и съ ней. Жалею, что Сер[ежа] по взглядамъ чуждъ, отъ легкомыслiя и самоувер[енности], хотя[84] добръ, и отъ того нетъ съ нимъ того полнаго сближенiя, к[акое] есть съ М[ашей] и Т[аней].

Вчера думалъ о томъ, что надо молиться — делать себе самовнушенi[е], но нужно не давать молитве делаться механической и для того надо составить рядъ молитвъ, кот[орыя] читать по очереди, хоть на 12 дней. A кроме того составить себе молитвы короткiя на каждый часъ — при каждомъ бое часовъ вспоминать. Такъ н[а]п[римеръ], при бое вспоминать: [85]

1) Помни смерть: [86] что жизнь переходъ къ смерти, т. е. перемен[е];

2) Что смыслъ ея только служенiе,[87] что служенi[я] есть два: дело мысли, разума, и де[ло] любви.

3) Что лучше ничего не делать, чемъ делать ничего — ложь.[88]

4) Что присутствiе всякаго человека есть призывъ къ высшей осторожной и важной[89] деятельности.

5) Что униженнымъ, смиреннымъ быть выгодно, а восхваляемы[мъ],[90] горд[ымъ] — обратное.

6) Что теперешняя минут[а] никогда не повторится.

7) Что ничего непрiятн[аго] тебе быть не можетъ — если непрiятно, то значить ты спутался.[91]

8) Что всякое дурное, даже пустое дело вредно темъ еще, что накатываетъ дорогу привычке, и всякое доброе дело — наоборотъ.

9) Не осуждай.

10) Обсуживая поступки другихъ людей, вспоминай свои.

11) Помни, что духовное — миръ, любовь — важнее милiоновъ матерьяльнаго мiра.

12) Помни, что ты посланникъ, представитель Бога — не унижай его.[92]

Молитву же большую надо составлять изо всего, чт? читаешь, дум[аешь] и знаешь.

Такъ, н[а]п[римеръ], вторая молитва после моего обычнаго О[тче] Н[ашъ] можетъ быть так[ая]:

Избави меня Господи (Богъ во мне) отъ перваго искушенiя заботы о внешнемъ: о хлебе, жилище — вещахъ, о[93] славе людской, и дай мне помнить, что жизнь человека только въ увеличенiи разума и любви. И отъ втораго искушенiя избавь меня: отъ мысли о томъ, что все отъ Бога, что я ничто, отъ равнодушiя къ делу своей жизни, отъ прекращенiя усилiя, и дай мне помнить, что я слуга, посланникъ Бога, исполнитель его воли. И отъ 3го искушенiя: служенiя чему бы то ни было больше, чемъ Богу — избавь меня. И дай мне помнить, что всякое дело тогда только хорошо, когда оно есть дополненiе или последствiе служенiя Богу. — Буду думать дальше.

Есть кое что записать — после.

Я не верно записалъ сегодня 12 молитвъ. Не надо молиться подъ рядъ. Каждый часъ нужна только одна молитва: помоги мне служить тебе Богу.

А молитвы должны быть сообразн[ы] положенiямъ — встречамъ.

Такъ: когда одинъ и выборъ чт? делать?: — 1) помни, что[94] жизнь только въ служенiи,[95] увеличенiи разума и любви.

2) Когда одинъ и грустно, скучно, горько: помни, что если не може[шь] делать[96] дело служенiя, не делай[97] противного и 3) помни, что ты посланникъ.

4) Когда сходишь[ся] съ человек[омъ], помни, что наступилъ[98] самый важный момен[тъ] дела.

5) Когда женщина, пом[ни], что она мать и дочь и главное человекъ сестра, а не самка.

6) Когда тебя оскорби[ли] радуйся, это на пользу.

7) Когда раздражаешься, помни, что это нарушенiе самаго святаго — это себя губишь.

8) Не осуждай.

9) Когда обсуждаешь, помни свои грехи.[99]

Нынче 24 Мартъ 1900. Москва.

Вчера была страшная операцiя Тани. Я несомненно понялъ, что все эти клиники, воздвигнутыя купцами, фабрикантами, погубившими и продолжающими губить десятки тысячъ жизней — дурное дело. То, что оне вылечатъ однаго богатаго, погубивъ для этого сотни, если не тысячи бедныхъ, очевидно дурное, очень дурное дело. Тоже, что они при этомъ выучиваются будто бы уменьшать страданiя и продолжать жизнь, тоже нехорошо, п[отому] ч[то] средства, к[оторыя] они для этого употребляютъ, таковы (они говорятъ: «до сихъ поръ», а я думаю по существу) таковы, что они могутъ спасать и облегчать страданiя только некот[орыхъ] избранныхъ, главное же п[отому], ч[то] ихъ вниманiе направлено не на предупрежденiе, гигiену, а на изцеленiе уродствъ, постоянно непрестанно творящихся.

Пишу то Патр[iотизмъ], то Ден[ежное] раб[ство]. И первое[100] много улучшилъ, но вотъ 2й день не пишу. Читаю психалогiю. Прочелъ Вундта и Кефтинга. Очень поучительно. Очевидна ихъ ошибка и источн[икъ] ея.[101] Для того, чтобы быть точными, они хотятъ держаться однаго опыта. Оно и действительно точно, но зато совершенно безполезно и[102] вместо субстанцiи души (я отрицаю ее)[103] ставятъ еще более таинственный паралелизмъ.[104]

Сравненiе не вышло.

Надо бы сказать такъ: человекъ едетъ верхомъ, отчасти[105] немного правитъ, отчасти немного лошадь везетъ его. Люди разсуждаютъ глядя на него. Одни говорятъ: онъ правитъ лошадью, другiе говорятъ: лошадь везетъ его,[106] его движенiя последствiя движенiя лошади. Третьи, осуждая и техъ и другихъ, важно произносятъ: существуетъ паралелизмъ между движенiями седока и лошади: она трус?тъ, онъ трясется, она станетъ, онъ станетъ. Все это можетъ быть, но ни то, ни другое, ни третье нисколько неинтересно. Единственно интересное это то,[107] откуда, куда онъ едетъ и кто его послалъ.

Думалъ за это время:

1) Гаданiе это внушенiе: обещанiе, что совершится то, чего хочешь и потому усиленiе энергiи для достиженiя.

2) Стремленiе къ единенiю, освобожденiе отъ отделенiя: любовь расширяетъ матерьяльно-пространств[енные] пределы; деятельность ума уничтожаетъ пределы движенiя, временныя.

3) Полнаго освобожденiя (и потому полн[ой] свободы) нетъ, но человекъ приближается къ свободе по мере соединенiя своего съ безграничнымъ свободнымъ начал[омъ] любви и paзума.

4) Внушенiе необходимо и полезно,[108] когда передаетъ заднимъ усвоенное передними, но губительно, когда задним[ъ] передает[ъ] отсталое, пережитое и удерживаетъ въ немъ.

5) Все наши заботы о благе народа подобны тому, чт? бы делалъ человекъ, топча молодые ростки, уродуя ихъ и потомъ вылечивая каждое деревцо, травку отдель[но]. Это главное относится къ воспитанiю. Слепота наша къ делу воспитанiя поразительна.

6) Законъ сохран[енiя] матерiи и энергiи совершается во всехъ организмахъ. Все организмы подлежать этимь законамъ. Какъ и везде одно движенiе порождаетъ другое, или накопленiе, к[оторое] потомъ освобождается. Все это хорошо, и витализмъ не нуженъ, но остается необъяснимымъ самое главное явленiе: деленiе организмовъ, обособленность ихъ; то, что каждый организмъ есть нечто отдельное, себя, только себя поддерживающее. — Если бы и возможно было (явно невозможно) показать, какъ делились организмы по Дарвину, все таки останется необъясненнымъ главное, сознанiе себя отдельнымъ существомъ.

7) Сознанiе разумное есть сознанiе Бога. Только тогда сознаешь себя отдельнымъ, когда сознаешь себя всеобщимъ. Понятiе отдельности[109] не могло бы возникнуть безъ понятiя нераздельности. Сознанiе поэтому уничтожаетъ пределы матерiи — любовью и пределы движенiя разумомъ. —

————————————————————————————————————

6 Апреля 1900. Москва. Сейчасъ вечеръ. Сережа играетъ и я чувствую себя почему то до слезъ умиленнымъ и хочется поэзiи. Но не могу въ такiя минуты писать. Живу не очень дурно, все работаю ту же работу, загородившую мне художественную, и скучаю по художественной. Очень просится.

[110]Былъ на лекцiи Обол[енскаго], и странная случайность: обратился къ его сыну. Такая же странн[ая] случайность: въ тотъ вечеръ, какъ ехалъ къ Олсуф[ьеву], чтобы передать прошенiе молоканъ, прiехалъ мисiонеръ америк[анскiй] съ прошенiемъ Государю о веротерпимости на Кавказе. Мне б[ыло] непрiятно обязываться передъ Олс[уфьевымъ], несмотря на его добродушiе.

[111]Изредка применялъ въ жизни за это время свои молитвы на каждый случай. Говорилъ объ этомъ съ Сашей. Съ Левой спокойно, но нехорошо темъ, что я какъ будто презира[ю] его. Господи — ты, к[оторый] во мне, разгорись во мне, дай мне любви.

Записано следующее:

1) Подошелъ къ ломовымъ извощика[мъ] и сталъ противъ головы молодаго, добродушнаго, сильнаго, косматаго, воронаго жеребца и понялъ его характеръ и полюбилъ его. И такъ понятно и несомненно стало, что начало всего, первое знанiе, изъ кот[ораго] исходятъ все другiя, то, что я — отдельная личность и другiя существа — такiя же.

2) «Воля пославшаго меня». Чт? так[ое] воля пославшаго? Я не могу ее понять, но поднявшись до божественнаго разума, я хотя и не знаю,[112] въ чемъ воля, но знаю, что въ ней есть смыслъ.

3) Люди безсовестные — это те, которые живутъ руководствуясь низшей способностью ума. Совесть же есть проявленiе высшаго божескаго разума.

4) Кто началъ внутренно совершенствоваться, тотъ знаетъ несомненно, что это совершенствованiе не можетъ кончиться. Скажутъ: что только тотъ, кто веритъ въ безконечность жизни, можетъ полагать свои силы на совершенствова[нiе], но это будетъ только одна часть правды: верить въ вечность жизни и совершенствоваться — одно и тоже, вытекаетъ изъ однаго источника, и не можетъ быть одно безъ другаго.

[113]5) Всякiя внешнiя обязанности мешаютъ, заслоняютъ важнейшiя обязанности къ самому себе. Несчастные цари воспитываются и поддерживают[ся] въ признанiи такого огромнаго количества внешнихъ обязанностей, что не остается совсемъ места для обязанностей къ себе. Я это заметилъ, когда говорилъ о томъ, что нашему Царю надо главное исполнять требованiя нравственности — оказалось, что такихъ нетъ, кроме супруж[еской] верности; онъ долженъ и казнить и грабить и развращать.

6) Очень сомнительная мысль. Записан[о] такъ:

Стремленiе къ единенiю со Всемъ въ самыхъ низшихъ и видимыхъ сферахъ совершается черезъ[114] движенiе необходимое для питанiя. Какъ это происходить у амебы.

7) Господи, пробудись во мне и освяти меня и мою жизнь.[115] Такой должна быть молитва ежечасная.

8) Когда чувствуешь себя несчастнымъ, вспомни о несчастiи другихъ и о томъ, чт? бы еще могло быть.

9) Не могу разобрать, но кажется, что это — неверная[116] мысль о томъ, что наследственность для человечества есть то, чт? память для человека.[117]

10) Существуетъ наивное ходячее мненiе, что мужъ, въ особенности если онъ старш[е] жены и жена очень молода, можетъ воспитать и образовать жену. Это грубое заблужденiе. У женщинъ свои преданiя, свой способъ передачи ихъ, какъ бы свой языкъ. И потому мущи[на] никогда не можетъ влiять на женщину иначе, какъ ея желанiемъ прельстить его. Женщины живутъ совершенно независимо отъ духовной жизни мущ[ины] (разумеется, есть исключенiя, хотя и очень редкiя) и никогда не поддают[ся] влiянiю мущинъ, а сами своимъ упорствомъ и хитростью[118] тоже посредственно, а не прямо (такъ какъ мущины тоже не понимаютъ женскаго языка) влiяютъ на всю жизнь и потому и на мущинъ.

11) Назначенiе женщины, какъ челове[ка], — женщины, если она целомудренна, тоже какъ и мущины: служить Богу,[119] исполняя его волю установленiя ц[арства] Б[ожiя], внутреннимъ совершенствованiемъ, но назначенiе ея, какъ женщины, это продолже[нiе] рода. Идеальная женщина это та, к[оторая] будетъ рожать детей и воспитывать ихъ по христiански, т. е. такъ, чтобы они были слуги Бога и людей, а не паразиты жи[зни].

————————————————————————————————————

Что то глупо.

————————————————————————————————————

7 Апреля 1900. Москва е. б. ж.

Да, не записалъ самаго главнаго, того, чт? думалъ нынче на прогулк[е].

12) Меня ужъ давно тревожитъ мысль о томъ, какое значенiе при моемъ мiровоззренiи получаютъ положенiя о неизчезаемости матерiи и энергiи. Матерiя есть пределъ и потому всякiя измененiя матерiи только изменяютъ форму предела: то былъ ледъ, то вода, то паръ, то кислородъ и углекислота. Но и то и другое и третье продолжаютъ быть пределами между мной и земнымъ шаромъ съ его атмосферой. Но съ энергiей у меня не выходило этого же. Энергiя, к[оторую] можно[120] разсматривать, какъ движенiе, есть нечто действительное, а не кажущееся мне только, не есть только средство представленiя моего единст[ва] со всемъ мiромъ. И потому мое прежнее положенiе о томъ, что движенiе есть только то, чт? соединяетъ меня со всемъ мiромъ, — неверно. Движенiе есть сама жизнь. —

Жизнь есть расширенiе пределовъ, въ к[оторыхъ] заключенъ человекъ. Предел[ы] эти представляются человеку матерiей[121] въ пространстве. Пределы[122] эти отделя[ютъ] его отъ другихъ[123] существъ, сами въ себе заключаютъ пределы между различными существами. Человекъ по аналогiи съ собой узнаетъ въ другихъ существахъ эти пределы. Тамъ, где онъ ихъ не узнаетъ, онъ называетъ эти пределы неорганической матерiей, т. е. признаетъ, что онъ не видитъ, не познаетъ то существо, к[оторое] граничитъ съ нимъ. Такъ граничатъ съ нимъ земля, воздухъ, светила. —

[124]Расширенiе этихъ то пределовъ,[125] кот[орое] мы не можемъ себе представить иначе, какъ движенi[емъ], и составляетъ то, чт? мы называемъ жизнью. Такую жизнь мы сознаемъ въ себе, такую видимъ во всехъ существахъ и такую поэтому можемъ предполагать въ техъ существахъ, к[оторыхъ] мы не можемъ обнять и кот[орыя] мы видимъ одной ихъ мертвой стороной.

При этомъ мiровоззренiи мне показалось, что законъ сохраненiя энергiи получаетъ объясненiе.[126] Законъ сохраненiя энергiи при этомъ мiровоззренiи относится только къ мертвой матерiи, т. е. что тамъ, где нетъ жизни, не можетъ быть никакого усиленiя движенiя. —

————————————————————————————————————

Можетъ быть выйдетъ посл[е], но теперь усталъ и боюсь еще больш[е] запутать.

2 Мая 1900. Москва. Почти месяцъ не писалъ. Все время б[ылъ] занятъ двумя стат[ь]ями. И хочется думать, что кончилъ. Было и тяжелое, было и хорошее. Больше хорошаго. Мало думалъ вне работы. Работа все поглощала. Завтра еду къ Маше.

Въ книжке записано:

1) Сердишься иногда на людей, что они не понимаютъ тебя,[127] не идутъ за тобой и съ тобой, тогда какъ ты совсемъ рядомъ стоишь съ ними. Это все равно, что[128] ходя по лабиринту (какiе бываютъ въ садахъ), требовать, чтобы человекъ, стоящiй совсемъ рядомъ съ тобой, только за стенкой, шелъ по одном[у] направленiю[129] съ тобой. Ему надо пройти целую версту, чтобы сойтись съ тобой и сейчасъ итти нетолько не въ одномъ, но въ обратномъ направленiи, чтобы сойтись съ тобою. Знаешь же ты, что ему надо итти за тобой, а не тебе за нимъ, только п[отому], ч[то] ты ужъ былъ на томъ месте, на к[оторомъ] онъ стоитъ. —

2) Каждое искусство представляетъ свое отдельное поле, какъ[130] клетка шахматн[ой] доски. У каждаго искусства есть соприкасающееся ему искусство, какъ у шахматной клетки, клетки соприкасающiяся. Когда верхняя поверхн[ость] клетки использована, — чтобы работать на ней, т. е. чтобы произвести что либо ново[е],[131] надо итти глубже. Это трудно. Тогда люди захватываютъ соприкасающiяся клетки и производятъ этой смесью нечто ново[е]. Но смесь эта — музыки съ драмой, съ живописью, лирикой, и обратно — не есть искусство, а извращенiе его.

3) Жизнь есть расширенiе пределовъ. Пределы представляются намъ матерiей. Мы иначе не можемъ познавать пределовъ, какъ въ виде матерiи, изъ к[оторой] часть мы признаемъ собой, остальное же — мiромъ. Единство же наше съ мiромъ мы представляемъ себе движенiемъ, не можемъ познавать иначе наше единство съ мiромъ, какъ въ виде движенiя.

Достигнувъ наивысшаго предела расширенiя жизни черезъ движенiе въ техъ пределахъ тела человеческ[аго], въ к[оторыхъ] мы находимся, мы начинаемъ устанавливать новую единицу съ новыми боле[е] широкими пределами, осуществленiе к[оторой] невозмож[но] при теперешнихъ пределахъ, и[132] кот[орое] должно быть возмож[но] при разрушенiи настоящихъ предело[въ].

4) Жизнь наша господская такъ безобразна, что мы не можемъ радоваться даже рожденiю нашихъ детей. Рождаются не слуги людямъ, а враги ихъ, дармоеды. Все вероятiя, что он[и] будутъ таким[и].

5) Безнравственнымъ людямъ выгодно не верить въ то, что мiръ движет[ся] духовными силами по ступенямъ идей къ добру. И потому они верятъ въ[133] неизменные законы, к[оторымъ] будто бы подчинена и ихъ вол[я].

6) Временами теряешь свое отношенiе къ Богу, какъ будто нетъ Его. И какъ радостно, когда опять найдешь Его.

7) Мало того, что есть люди, к[оторые] не могутъ не поступать дурно, есть люди, к[оторые] не могутъ понять, что, поступая дурно, они поступаютъ дурно.

————————————————————————————————————

Усталъ.[134] Кончилъ все письма и д[невникъ?]. Начинается новый перiодъ.

————————————————————————————————————

3 М. 1900. Пир. Е. б. ж.

Нынче 5 Мая. Пирогово. 1900. Прiехалъ хорошо. Совершенно здоровъ. Ожилъ отъ деревни. Виделъ Сережу. Грустно, но правдиво хорошо. Таня уехала. Маша кажется опять выкинула. —

Обдумалъ Нов[ое] рабство сначала и нын[че] много изменилъ и улучшилъ.

Ничего не записано. Думалъ:

Счастливы и несчастливы те люди, к[оторые] не знаютъ раскаянiя. Сделавъ несчаст[ье] людей, они умрутъ съ уверенность[ю], что они облагодетельствовали ихъ. Понять же всю свою виновность имъ слишко[мъ] б[ыло] бы тяжело. Это раздавило бы ихъ, а не исправило.

Думаю о крестьянскомъ романе.

Нынче 13 Мая 1900. Пирогово. Запишу хоть то, что мне очень очень хорошо. 11 ча[совъ].

Нынче 17 Мая. Пирогово. 1900. Проснулся отъ мыслей. Еще вчера меня заняла, смутила мысль о томъ, чт? такое: уродцы — близнецъ, вырезанный въ[135] наросте на лопатке, недоноски и т. д.? Это попытки неправильнаго эгоистическ[аго] расширенiя. Жизнь есть стремленiе къ расширенiю пределовъ. Любовь плотская есть это стремленiе обманчиво направленное (односторонно). Оно какъ будто совершается; у мущины продолжается короче, у женщины длиннее съ детьми, но кончается отделенiемъ, обособленiемъ того, чт? казалось расширенiемъ пред[еловъ], и потому большей частью[136] страданiемъ. Не страданiе только тогда, когда это отделенiе отъ себя новой жизни не нарушаетъ расширенiя, когда расширенiе происходитъ и въ новой жизни: говоря нашимъ языкомъ, когда родители и дети связаны нравственнымъ чувство[мъ] (что такъ редко. Всегда борьба отделенiя со стороны детей и желанiя единства, покорности со стороны родителей) и оба совершенствуются.

Вчера написалъ 2й актъ Трупа. Теперь 7 часовъ утра.[137]

————

Начинаю новую тетрадь.[138] 1900 г. 19 Мая. Ясная Полян[а].

Вчера прiехалъ изъ Пирогова, где провелъ прекрасные 15 дней. Кончилъ «Рабство» и написалъ два акта. Мне и здесь хорошо. Здоровье б[ыло] испортилось. Тепер[ь] лучше.[139] Перечелъ кучу писемъ. Ничего важнаго. Нынче писалъ последнюю главу.

Поздно. Завтра выпишу изъ книжечки.

23 Іюня 1900. Я. П. Больше месяца не писалъ. Провелъ эти 35 дней не дурно. Были тяжелыя настроенiя, но религiозн[ое] чувство побеждало. Все время не переставая и усердно писалъ Раб[ство] н[ашего] в[ремени]. Много внесъ новаго и уясняющаго. Ужасно хочется писать художественное, и не драматическое, а эпич[еское] — продолженiе Воскр[есенья]: крестьянск[ая] жизнь Нехлюдова. До умиленiя трогаетъ[140] природа: луга, леса — хлеба, пашни, покосъ. Думаю — не последнее ли доживаю лето. Ну, чтожъ, и то хорошо. Благодарю за все — безконечно облагодетельствованъ я. Какъ можно всегда благодарить и какъ радостно.

Были за это время америк[анецъ] Курти, Буланже, St. John. Я полюбилъ его. Здоровье хорошо.

Много есть чт? записать. Главное же то, что все существа и я совершаемъ кругъ или полкруга или какой другой линiи въ данныхъ пределахъ и во время прохожденiя набираемъ общенiе съ другими существами — любимъ ихъ,[141] расширяя свое я въ идее, приготовляемъ его къ расширенiю въ следующей форме.

Нынче 12 Іюля. Ясн. Пол. Таня здесь. Жалкая.[142] Все еще пишу каждый день Р[абство] н[ашего] в[ремени]. Два раза думалъ, что готово. Теперь 3й разъ думаю это.

Былъ нездоро[въ]. Вчера странно кружилась голова. Какъ хорошо жить, помня о смер[ти], помня о томъ, что ты идешь и долженъ работать на ходу.

Очень много надо записать, а не помню, на чемъ остановился.

1) Дело мое — творить волю пославшаго. Я не могу знать, въ чемъ Его воля, но, поднявшись до высшей точки своего разума, я совпадаю съ разумомъ[143] Бога, и[144] хотя не знаю какой, но знаю, что есть смыслъ, и знаю, чт? мне надо делать, чтобы жить согласно съ этимъ смысломъ; делать надо то, чт? объединяетъ.

2) Совесть и есть ничто иное, какъ совпаденiе своего разума съ высшимъ.

3) Кто видитъ смыслъ жизни въ усовершенствованiи, не можетъ верить въ смерть, — въ то, чтобы усовершенствованiе обрывалось. То, чт? совершенствуется,[145] только изменяетъ форму.

4) Когда у человека очень много обязанностей, онъ пренебрегаетъ обязанностями къ себе, къ своей душе; а они только важны. Бедные цари, воображающiе себе такъ мно[го] и важныхъ обязанностей.

5) Движенiе есть средство сознанiя своего единенiя со всем[ъ]. Въ самыхъ низшихъ формахъ это стремленiе къ един[ению] проявляется въ питанiи — даже въ амёбе.

6) Господи, пробудись во мне, освят[и] меня и мою жизнь. Такъ у меня записано. Да пробудись, освяти. Всегда надо поминать.

7) Когда чувствуешь себя несчастнымъ, вспомни о несчастiяхъ другихъ и о томъ, какъ могло бы быть хуже. Такъ записано, а забыто два главны[хъ]: вспомни, чемъ ты виноватъ — не былъ, а теперь виноватъ; а самое, самое главное, что то, что ты называешь несчастiемъ, есть то, чт? послано тебе для твоего испытанiя, возможности усовершенствованiя: обученiя тому, какъ можно и какъ радостно любить ненавидящихъ и т. п.

8) Записано: память и наследственность человечества есть Дневник 1900 г.то организмъ. Не помню и не понимаю, а что то б[ыло] хорошо.[146]

9) Женскiй языкъ понимаютъ только женщины.

10) Сердишься на людей за то, что они не понимаютъ тебя, а забываешь, что въ деле мысли мы все движемся какъ бы по лабиринту и хотя и бывае[мъ] часто какъ будто близко, но отделены иногда верстами. A вместе мы только при входе и при выходе.

11) Каждое искусство — шахматное поле, кот[орое] надо углубить, чтобы найти новое. Люди же не могущiе углубить прихватываютъ въ свое поле изъ соседни[хъ] искусствъ и думаютъ, что творятъ новое: поэзiя — музыку,[147] и наоборотъ, живопись — поэзiю и т. д. На этомъ оперы[148] и т. п.

12) Жизнь есть расширенiе пределовъ. Пределы представляются намъ въ виде матерiи въ пространстве, изъ к[оторой] часть мы признаемъ собою, остальное — мiромъ; единство же наше съ мiромъ мы познаемъ въ виде движенiя во времени.

13) Достигнувъ наивысшаго предела расширенiя въ теле (возмужалос[ть]), человекъ стремится установить новые, более широкiе пределы; но осуществленiе ихъ невозможно[149] при техъ пределахъ, въ к[оторыхъ] онъ находится, и потому жизнь тела[150] уничтожается.

14) Не могу радоваться рожденiю детей богатыхъ сословий — разводятся дармоеды.

15) Безнравственно живущимъ и желающимъ продолжать такъ жить людямъ невыгодно верить, что мiръ движется по ступенямъ идеи къ добру, и они не верятъ въ это.

16) Временами теряешь свое отношенiе къ Богу и потомъ опять находишь, опять понимаешь, что жить можно только для Него, служа только Ему. И какъ тогда легко и свободно!

17) Сердишься на людей, что они делаютъ дурно и не стыдятся, а они не видятъ дурнаго дурнымъ и не виноваты. Толь[ко] бы всегда помнить это!

18) Молитва есть единственное положенiе, въ к[оторомъ] человекъ, становясь лицо съ лицо[мъ] къ Богу, долженъ быть честенъ самъ съ собою. А люди устроили такую молитву (все публичныя богослуженiя), въ к[оторой] люди могутъ быть и бываютъ особенно безчест[ны].

19) Безконечность, какъ большая, такъ и мала[я], есть только признакъ нереальности всего матерьяльнаго и пространственнаго.

20) Христiанство, если только оно искренно принято, действуетъ, какъ самый страшный динамитъ, разрыв[ая] все старое и открыв[ая] новые безконечные горизонты.

21) Зло все не отъ[151] точно умныхъ, и не отъ глупыхъ, а отъ промежуточныхъ, какъ это же говоритъ Паскаль.

22) Движенiе есть единственное средств[о] общенiя для предельнаго существа. Для безпредельнаго существа не будетъ [движенiя], не будетъ и времени.

23) Земля, планеты, звезды движутся, п[отому] ч[то] они — отделенныя предела[ми] отъ другихъ существъ существа, имеющiя общенiе съ мiромъ. Ихъ существа это видимые нами ихъ пределы. Ихъ движенiе есть видимое нами ихъ общенiе съ мiромъ.

24) Движенiе есть средство единенiя. Такъ какъ движенiе безконечно, то человекъ имеетъ возможность въ будущ[емъ] полнаго единенiя со всемъ. Человекъ есть все, но во времени: Богъ есть все вне времени. (Это необдумано).

25) Закачиваютъ ребенка[152] не затемъ, чтобы избавить его отъ того, чт? заставляетъ его кричать, a затемъ, чтобы онъ не могъ кричать. То же мы делаемъ съ собой соблазнами — увлеченiями мiрскими.

26) Всякаго ребенка изъ достаточныхъ классовъ самымъ воспитанiемъ ставятъ въ положенiе подлеца, к[оторый] долженъ нечестной жизнью добывать себе по крайней мере 800[153] рублей въ годъ.

27) Вечеръ, Іюнь, после грозы.

28) Мы делаемъ попытки освобожден[iя] себя отъ пределовъ во сне, въ пьянстве, въ половой любви. Но все эти попытки не удаются. Есть только три средства освобожденiя: 1) приготовленiе къ освобожден[iю] въ любви христiанской; 2) въ разуме; 3) полное освобожденiе въ смерти.

29)[154] Если предполагать переходъ существъ въ временномъ и пространственномъ мiре, то почему не предположить, что человекъ можетъ перейти въ планету, а планета въ[155] X. Человекъ къ планете = планета къ X. То, что разница между человекомъ и планетой велика, уничтожается темъ, что разница между планетой и Х-омъ можетъ быть такая же; и такая же между X и Y и т. д.

30) Учи свое сердце, а не учись у него. Буддiйское.

31) Сыро, дождь, запахъ цветущей ржи.

32) Пчела торопится, купается въ цветк[е] шиповника.

33) Я серьезно убежденъ, что мiромъ управляютъ: и государствами, и именiя[ми], и домами, совсемъ сумашедшiе. Несумашедшiе воздерживаются или не могутъ участвовать.

34) Всякое существо[156] въ своей форме проходитъ кругъ, во время котораго, общаясь съ другими, расширяетъ свои пределы для другой жизни.

35) Мы смешиваемъ понятiя жизни истинной и жизни будущей. И мы правы. Все, чт? мы скажемъ про будущую жизнь, будетъ справедливо[157] объ истинной.

36) Евангелики, православные, спириты, буддисты часто верно понимаютъ религiозныя истины, несмотря на то, что имъ была необходима ложь для подхода къ нимъ.

37) Разрушаемъ миллiоны цветковъ, чтобы воздвигать дворцы, театр[ы] съ электр[ическимъ] освещенiемъ, а одинъ цвет[ъ] репья дороже тысячъ дворцовъ.

38) Только бы помнить, что я не частный человекъ, а посланникъ: обязанности к[отораго] въ томъ, чтобы 1) никогда не уронить достоинства того, кого представляешь, человеческое достоин[ство]; 2) всегда во всемъ действовать по его предписанiю (любовь); и 3) всегда содействовать тому делу, для к[отораго] посланъ (царство божiе);[158] 4) всегда при столкновенiи Его интересовъ съ своими жертвовать своими.

39) Нетъ тверже убежденiй техъ, к[оторыя] основаны на выгоде. Убежденiя, основанныя на разуме, всегда подлежатъ обсужденiю, поверке, a те безапелляцiонны и решительны, какъ бы ни были прот[ивны] разуму.

40) Есть люди, кот[орые] не могутъ руководиться разумными убежденiями, а руководятся только выгодой. А ты придумываешь доводы, чтобы убедить ихъ.

7 Августа 1900. Яс. Пол. Таня заболела и теперь еще лежитъ. Я сильно болелъ: ужасныя боли, долго не поправлялся. Нынче лучше. Чувствую близость смерти, стараюсь встретить ее спокойно и, кажется, спокойно встречу ее; но пока здоровъ, какъ нынче, не могу живо перенестись въ процессъ перехода.

Кончилъ и отослалъ и Р[абство] н[ашего] в[ремени] и о смерти Гумберта. Думаю, что сдела[лъ], чт? должно и чт? могъ. Здесь теперь Меньшиковъ (въ немъ что то задерживающее его, какая то цепляющая рогатка) и Страховъ Ф[едоръ] А[лексеевичъ], весь ясный, — я люблю его.

Нынче написалъ сцену въ Трупъ. Теперь запишу изъ книжечки.

Съ домашними хорошо. Чаще вспоминаю объ ежечасной молитве и о томъ, что безъ любви — смерть, и помогаетъ. Была здесь Маша съ мужемъ. Она также дорога мне. Написалъ очень много писемъ.

1) Говорятъ: Богъ есть любовь, или любовь — Богъ, или разумъ — Богъ, или Богъ — разумъ. Все это несправедливо. Любовь и разумъ суть только свойства, дающiя возможность познать существованiе Бога, то, что Онъ есть. Черезъ любовь и разумъ только познаемъ, что есть Богъ, а чт? Онъ мы не можемъ знать.

2) Эгоизмъ личный дуренъ — и это мы все знаемъ; эгоизмъ семейный — хуже, и часто мы не только не знаемъ, что онъ дуренъ, но считаемъ его добромъ; эгоизмъ народный ужасенъ, и его[159] не только не боятся, но считаютъ великой добродетелью.

3) Люди чувствуютъ, что жить въ эгоизме[160] не только дурно, но мучительно, и, стараясь спастись отъ него, предаются семье, народу, или еще работе, въ особенности умственной, духовной: шахматы, наука, искусства, но все это не спасаетъ. Спасаетъ только христiанское мiровоззренiе: жизнь для служенiя Богу и людямъ.

4) Какъ у глаза есть веко, такъ у дурака есть самоуверенность[161] для защиты отъ возможности пораненiя своего тщеславiя. И оба, чемъ более берегутъ себя, темъ менее видятъ — зажмуриваются.

5) Наши чувства къ людямъ окрашиваютъ ихъ всехъ въ одинъ цветъ: любимъ — они все намъ кажутся белыми, не любимъ — черными. А во всехъ есть и черное и белое. Ищи въ любимыхъ черное, а главное — въ нелюбимыхъ белое.

6) Есть любовь телесная и любовь духовная.[162] Телесная вытекаетъ изъ симпатiи, смутно сознаваемой выгоды, удовольствiя; любовь духовная большей частью, напротивъ, изъ борьбы съ своими дурными чувствами, изъ сознанiя того, что надо, должно[163] не ненавидеть, а любить. Она почти всегда обращена на враговъ — самая дорогая лучш[ая] любовь.

8 Авг. 1900. Я. П. е. б. ж.

15 Авг. Все эти дни былъ совершенно здоровъ, писалъ Трупъ — окончилъ. И втягиваюсь все дальше и дальше.

С[офья] А[ндреевна] уехала въ Москву и въ гости. Сознанiе необходимости любви помогаетъ мне. Замечаю на Л[еве]. Тане лучше. Въ книж[ечке] записано. (Нынче хуже).

Записано:

1) Между старыми и молодыми, если оба нормальны, происходить странное недоразуменiе. Человекъ 20 летъ, обращаясь къ 5-летнему, знаетъ разницу пониманiя и сообразно съ этимъ и обращается съ ребенкомъ. Но человекъ 50 летъ не такъ уже обращается съ 35-летн[имъ] и даже съ 20-летнимъ. А разница та же. Та же даже и между 80-лет[нимъ] и 65-летнимъ. Отъ этаго то надо уважать старость и старикамъ уважать самихъ себя и не становиться на одну ногу съ молодыми — спорить. Недоразуменiю этому помогаетъ еще и то, что все человечество идетъ впередъ, и молодой человекъ, усвоивъ то, чт? свойственно его времени, думаетъ, что онъ самъ впереди старика и что ему нечему учиться у него.

2) Если хочешь узнать себя, то замечай, чт? ты помнишь и чт? забываешь. Если хочешь узнать, чт? считаешь важнымъ и чт? нетъ, замечай, чт? забываешь, чт? помнишь. То, чт? помнишь, вотъ это то можетъ быть предмет[омъ] художественнаго произведенiя. Н[а]п[римеръ]: отчего[164] упоминанiе объ одномъ человеке напоминаетъ другаго, однаго событi[я] — друго[е] или человека. Вотъ въ этой связи самое важное въ твоемъ мiровоззренiи. По этимъ признакамъ узнаешь самъ себя.

3) Ужасно положенiе нашего общества — живущаго безъ религiозно-нравственнаго руководства. Если бы[165] вместо 10 заповедей Моисея была бы только одна: не убивай, можно бы было надеяться на ея исполненiе, но когда ихъ 10 — о дне суботнемъ, о кумирахъ, о клятве, то естественно стали исполнять легкiя,[166] обходя трудныя. Въ христiанстве еще хуже — кто день субботнiй, кто причастiе, кто искупленiе, а не убiй остав[или], темъ более, что христiанство не только не велело убивать, но даже не гневаться и подставлять щеку. Сказали: это невозможно, и все отменили.

Главное же то, [что] въ мiре, принявшемъ христiанство, убiйство б[ыло] необходимымъ условiемъ существованiя общества. Въ нашихъ обществахъ[167] поставить правило не убiй все равно, какъ въ банке поставить правило не брать процентовъ.[168]

Стоило бы разъясн[ить] эту мысль, хотя она и старая.

4) Бракъ, разумеется, хорошо и необходимо для продолженiя рода; но если для продолженiя рода, то (прекрасная выписка изъ Ничше) надо, чтобы родители чувствовали въ себе силы воспитать детей не дармоедами, а слугами людямъ и Богу. А для этого нужно быть въ силахъ жить не трудами другихъ, а своими, больше давая, чемъ беря отъ людей. У насъ же буржуазное правило, что жениться можно только тогда, когда крепко сидишь на шее людей, т. е. имеешь средства. Нужно какъ разъ обратное: можетъ жениться только тотъ, кто можетъ жить и воспитать ребенка, не имея средствъ. Только такiе родители могутъ хорошо воспитать детей.

5) Вся жизнь въ этомъ мiре есть только образованiе новой формы жизни, к[оторую] мы[169] познаемъ въ сознанiи — въ томъ, что мы любимъ. Чувство самосохраненiя въ молодости и вообще до старости есть ничто иное, какъ[170] противодействiе всему тому, чт? нарушаетъ процессъ образованiя новой формы. Когда же новая форма готова, человекъ спокойно, радостно переходитъ въ нее, т. е. умираетъ.

16 Авг. 1900. Я. П. Е. б. ж.

21 Авг. 1900. Я. П. Писалъ драму и недоволенъ ею совсемъ. Нетъ сознанiя, что это — дело Божiе, хотя и многое исправилось: лица изменились.

Все тотъ же экзаменъ и все таже практика. Немного лучше. Нынче поднялся старый соблазнъ. Ал[ександръ] Пет[ровичъ] ушелъ. Вчера былъ Буланже съ редакт[оромъ]. Читалъ[171] George Eliot и Ruskin’a и очень оценилъ.

Нынче все яснее и яснее представляется обличенiе неверiя и разбойничьяго царства. Это нужно писать.

Въ книжечке записано:

1) Большое заблужденiе въ томъ, что людей взрослыхъ мы, старики, считаемъ себе въ версту, забывая что то же разстоянiе, к[акое] есть между 3-летнимъ ребенкомъ и 25-летнимъ человекомъ остается то же и между 25 и 50-летнимъ. Молодые же думаютъ, что если у нихъ выросла борода, то они ровня со всеми.

2) Почему помнишь одно, а не помнишь другое? Почему Сережу называю Андрю[шей],[172] А[ндрюшу] — С[ережей]? Въ памяти записанъ характеръ. Вотъ это, то, чт? записано въ памяти безъ имени и названiя, то, что соединяетъ въ одно разныя лица, предметы, чувства, вотъ это то и есть предметъ художества. Это очень важно. Надо разъяснить.

3) Если бы Моисей далъ не 10 заповедей, а одну: не убiй. Все, чт? я объ этомъ думалъ, напишу, если Богъ дастъ.[173] Начало такъ: Когда я понялъ христ[iанское] ученiе или просто возможность для людей разумной жизни и увидалъ нашу жизнь...

4) Когда не любишь, не старайся любить, а старайся расправить свою душу, какъ мешокъ, изъ кот[ораго] не сыплется.

5) Сознанiе духовной жизни, духовнаго начала въ себе проявляется тогда, когда начинается борьба (большей частью первое пробужденiе половое). Если есть борьба — не внешняя борьба, не знаешь, чт? выгоднее, рискнуть или не рискнуть, а внутренняя, борешься съ чемъ то невидимымъ, не обещающимъ выгоды, какъ воздержанiе отъ порока, — то есть[174] то духовное начало, во имя к[отораго] происходитъ борьба. Дети не знаютъ этой борьбы и духовн[аго] начала, есть и люди такiе — часто женщины.

6) Признакъ развратности нашего мiра — это то, что люди не стыдятся богатства, а гордятся имъ.

7) Вдругъ стало ясно, что какъ несправедливо, когда старикъ говоритъ: [175] пожилъ, пора и умереть. Старикъ не имеетъ права говорить такъ. Онъ — плодъ, зерно. Былку можно затоптать, но зерно надо съесть. Это не значить то, что старику надо бояться смерти; напротивъ, надо не боя[сь] смерти жить. И тогда только легко жить и жизнь полезна, когда не боишься смерти.

8) Странное мое положенiе въ семье. Они мож[етъ] б[ыть] и любятъ меня, но я имъ не нуженъ, скорее encombrant;[176] [177]если нуженъ, то нуженъ, какъ всемъ людямъ. А имъ въ семье меньше другихъ видно, чемъ я нуженъ всемъ. Отъ этого: несть пророкъ безъ чести...

9) У насъ нетъ никакой веры и отъ этого лживая религiя, лживая наука, лживое искусство.

22 Августа 1900. Я. П. Е. б. ж.

[26 августа.] Нынче 26. Все эти дни, хотя и здоровъ, не писалъ. Началъ о безверiи. Переменилъ кое что въ драме, и къ лучшему, но ничто не привлекаетъ къ работе, хотя и то и другое нравится.

Попробую записать.

1) Темъ нехороша умственная работа, что пока не влечетъ къ ней,[178] испытываешь праздность. А за работу физическую — сапоги, не хочется браться — и потому, что тяжело, и потому, что покажется не натуральнымъ. Думалъ, что если не можешь работать ни умственно, ни телесно, то все силы, все вниманiе употребляй на то, чтобы быть любовнымъ. Это работа и высшая и всегда возможная, даже въ одиночестве: думать о людяхъ съ любовью.

2) Есть люди, одаренные въ сильной степени нравственнымъ и художественнымъ чувствомъ, и есть люди почти лишенные его. Первые какъ бы сразу берутъ и знаютъ интегралъ. А вторые делаютъ сложныя вычисленiя,[179] не приводящiя ихъ къ[180] окончательнымъ выводамъ. Точно какъ будто первые проделали все вычисленiя где то прежде, а теперь пользуются результатами.

3) Обращенiе къ военному: [181] Когда вы встречаете заведомаго вора, вы не только не стараетесь сблизиться съ нимъ, но напротивъ удалиться. Что хуже[182] — убiйство или воровство? Разумеется, убiйство. Ваше занятiе — обученiе, распоряженiе убiйствомъ; вы носите при себе орудiе убiйства. Какже вы хотите, чтобы люди не сторонились васъ.

4) Есть люди, ищущiе жертвы, готовые на жертву, сами не зная, для чего и для кого жертва; и есть люди, желающiе быть добрыми, но безъ жертвы. Первые служатъ Богу и людямъ, вторые мешаютъ делу божiю и делаютъ зло людямъ.

27 Ав. 1900. Я. П. Е. б. ж.

30 Авг. 1900. Я. П. 72 года. Все эти дни ничего не могу работать. Нетъ охоты. Думается кое что хорошо — слава Богу и благодаренiе — добро.

Нынче утромъ думалъ:

Два пути, два средства, две формы познанiя, сознанiя Бога: любовь и разумъ. Любовь — это стремленiе къ[183] благу, кот[орое][184] до техъ поръ, пока мы признаемъ смыслъ[185] въ своей отдельной[186] жизни, признается зa стремленiе къ своему личному благу, но есть сама сущность жизни, которая стремится къ благу всего. Разумъ — это уясненiе средствъ достиженiя блага, — пока жизнь въ личности; достиженiя блага личности, когда жизнь во всеобщемъ благе, въ достиженiи этого всеобщаго блага. —

Какъ то спросилъ себя: верю ли я, точно ли верю въ то, что смыслъ жизни въ исполненiи воли Бога, воля же въ увеличенiи любви (согласiя) въ себе и въ мiре и что этимъ увеличенiемъ, соединенiемъ въ одно любимаго я готовлю себе будущую жизнь? И невольно ответилъ, что не верю такъ въ этой определенной форме. Во чт? же я верю? спросилъ я. И[187] искренно ответилъ, что верю въ то, что надо быть добрымъ: смиряться, прощать, любить. Въ это верю всемъ существомъ.

Очень утверждаетъ, утешаетъ, направляетъ меня эти последнiе дни мысль о богоподобности, о томъ, что надо быть подобнымъ Богу. Записано объ этомъ такъ.

1) Чтобы быть подобнымъ Богу, надо ничего не желать, ничего не бояться, а только любить. А какъ только будешь любить, то и не будешь ничего желать, ничего бояться. Быть подобнымъ Богу Юпитеру, Богу творцу, Богу саваофу[188] — очевидно безумная гордость и грехъ, но быть подобнымъ Богу, к[отораго] мы знаемъ только черезъ любовь и разумъ, не только не грехъ, но есть[189] необходимость для того, чтобы избавиться отъ страданiй и[190] быть спокойнымъ и радостнымъ. Чтобы быть подобнымъ Богу надо только любить. Для того же, чтобы любить, надо только отвергнуть и себя. Открыть, скинуть то, чт? закрывало его, источникъ воды живой — жизнь божескую, к[оторая] есть въ насъ.

2) Чт? Отецъ делаетъ, то и Сынъ делаетъ. Все дело, совершаемое въ мiре, есть свободное соединенiе разрозненнаго; это же долженъ делать и сынъ (я), приводя любовью въ соединенiе и согласiе разрозненное и несогласное.

3) Какъ вследствiе физическаго движенiя: кровообращенiя, питанiя, — собирает[ся] и растетъ физическое тело, такъ точно вследствiе духовнаго движенiя, любовнаго общенiя — собирается[191] духовное тело[192] нашей будущей жизни.

7 Сентября 1900. Я. П. Былъ нездоровъ, нынче лучше. Все борюсь съ[193] собой. Иногда лучше. Хуже не бываетъ. И то хорошо. С[оня] у М[аши]. Андрюша уезжаетъ. Ужасно видеть 16 нагружен[ныхъ] подводъ. Salomon и Сережа здесь. Работа не идетъ никакая. Журналъ не устраивается. Сейчасъ пытался писать драму — не идетъ.

Записано следующее:

1) Все люди служатъ, т. е. исполняютъ дело, не сейчасъ удовлетворяющее. Кроме сна, еды, есть потребность деятельности, вотъ это и есть служенiе. Можно служить себе, готовя для будущаго, семье, народу, господамъ, начальникамъ, царямъ. И все служатъ кому бы то ни было. И не догадаются, что служить надо и должно только Богу, Тому, Кто послалъ насъ въ мiръ. А ясно, что служить можно съ успехомъ и должно только Богу. Почему? Потому что себе служить никогда не удовлетворишь. Чт? больше готовишь, то больше нужно. Другимъ служить удобнее: сделаешь то, [чт?] считаешь для него и для нихъ нужно и успокоишься. Невыгодно только то, что служишь такимъ же неудовлетворяющимся и погибающимъ существамъ, какъ и самъ. То же и при служенiи народу, даже человечеству. Только Богъ такое существо, кот[орое] удовлетворяется всемъ, самымъ малымъ, чт? ты сделаешь для него и такое, кот[орое] не погибаетъ.

Пишу и думаю: нетъ, и Богъ не удовлетворяется[194] малымъ, и требуетъ все больше и больше. Но это неправда. Если ты сделалъ добро другому, онъ забываетъ его и недоволенъ, что ты не делаешь больше. Б[огъ] же не забываетъ и доволенъ темъ, чт? ты сделалъ. (Неясно,[195] глупо).

Коли бы съ детства воспитывали людей, что жизнь только въ служенiи Богу. А возможно.

2) Чт? лучше: любовь добрыхъ и ненависть и страхъ злыхъ, или любовь злыхъ и жалость и презренiе добрыхъ? Казалось бы выборъ легокъ.

3) Андр[юша] едетъ одинъ въ коляске и ему кажется (да и всемъ почти глядящимъ на него), что если онъ едетъ и одетъ такъ великолепно, то онъ имеетъ и соответствующiя великолепiю достоинства. Я самъ всегда на себе это чувствовалъ при хорош[емъ] платье, обстановке. Какже вредна для духовной жизни роскошь! Самое вредное: безъ основанiя увеличиваетъ знаменатель.

4) Какъ удивительно хорошо устроена духовная жизнь человека. Часто огорчался, что мысль, разумъ безсиленъ, бездействуетъ.

А наблюда[й] себя и увидишь, что въ это самое время особенно сильно действуетъ или можетъ действовать, проявляться любовь.[196] Когда разумъ действуетъ, является невниманiе ко всему, чемъ не занять разумъ, является гордость. Когда же онъ бездействуетъ, если не поддашься унынiю, вызывается съ большей силой доброта, любовь.

5) Источникъ всехъ бедствiй, отъ кот[орыхъ] страдають люди, въ томъ, что они хотятъ предвидеть будущее: сначала для себя каждый и для него работать, потомъ для семьи, потомъ для народа. Человекъ можетъ только делать то, чт? должно, предоставляя жизни складываться такъ, какъ того хочетъ высшая воля или судьба. Человекъ ходитъ, Богъ водитъ.

Зачемъ же дана человеку способность предвидеть будущее? И не могу ответить. Вижу, что предвиденiе и деятельность въ виду будущаго — источникъ зла и то, что это предвиденье необходимо для жизни: необходимо, сея[197] семена, предвидеть, что будетъ лето и осень и что они вырастутъ и т. п. Возвращусь къ этому.[198]

6) Не надо искать радостей, готовить ихъ себе —[199] а,[200] служа, брать те радости, кот[орыя] встречаются на пути.

7) Хотелъ[201] вести въ дневник[е] служебный журналъ, но потомъ подумалъ, что это[202] нарушитъ правило о томъ, чтобы левая рука не знала...

8) Почувствовалъ живо выгоду служенiя Богу передъ служенiемъ людямъ, отъискивая ихъ одобренiе. Передъ людьми невольно хочешь выказаться въ лучшемъ свете и огорчаешься, когда тебя выставляютъ въ дурномъ. Передъ Богомъ ничего этого нетъ. Онъ знаетъ меня, каковъ и я, и передъ нимъ никто меня оклеветать не можетъ, и я никакъ не представлюсь лучше, чемъ я есмь.

9) Ученыя объясненiя большей частью производятъ то впечатленiе, что бывшее ясно и понятно, становится темно и запутано.

10) Ничто мне такъ не помогаетъ въ моихъ дурныхъ къ людямъ чувствахъ, какъ воспоминанiе о томъ, что я долженъ быть подобенъ Богу. Тотчасъ же забывает[ся] все прошедшее, устраняется всякая мысль о будущемъ и делается добро и спокойно. Такъ что для того, чтобы вызвать въ себе Бога, сознать Его, жить Имъ, надо отрешиться отъ себя во времени, жить въ одномъ настоящемъ. Удивительно, какъ это практически безъ ошибки до сихъ поръ удается мне.

11) Къ большой драме думалъ о томъ, какъ изобразить доброе, хорошее существо, совершенно лишенное возможности понять христ[iанское] мiровоззренiе.

12) То, чт? теперь называется христ[iанской] религiей, есть такое же условное прилич[iе], какъ формы обращенiй и подписей въ письмахъ: Dear sir и yours faithfully[203] и т. п.

13) Все въ жизни очень просто, связно, одного порядка и объясняется одно другимъ, но только не смерть. Смерть совсемъ вне этого всего, нарушаетъ все это, и обыкновенно ее игнорируютъ. Это большая ошибка. Напротивъ, надо такъ свести жизнь съ смертью, чтобы жизнь имела часть торжественности и непонятности смерти, и смерть — часть ясности, простоты и понятности жизни.

14) Къ мал[ой] драме: [204] умирая, Федя[205] говоритъ: а м[ожетъ] б[ыть] я ошибся. Ну да чт? сделано, то сделано. Несите.

8 Сент. 1900. Я. П. Е. б. ж.

Нынче 22 Сент. 1900. Я. П. Все это время плохо работалъ. И работалъ то дело пустое. Галя Ч[ерткова] пишетъ, что не дамъ ли я напечатать два начала воззванiй. Я началъ пересматривать и все надъ этимъ работалъ. Въ одномъ вписалъ недурное о томъ, [что] у христ[iанскихъ] народовъ нетъ никакой религiи.

Все время въ очень дурномъ, недобромъ расположенiи духа.[206] Вспоминанiе о томъ, что во мне Богъ, ужъ не помогаетъ.

Былъ у Маши и у бр[ата] Сережи. — Очень хор[ошо] былъ у Андрюши. Жду чего то. А ждать нече[го], кроме труда, хорошаго, божескаго труда, и смерти. Здоровье слабо. Последнее время тоска, знобитъ и жаръ. Въ эту минуту 11 час[овъ] вечера, мне хорошо. Таня уехала. Нынче отъ нея милое письмо С[оня] въ Москве.

Записано следующее.

1) Мне кажется, что какъ есть критическiй половой возрастъ. И многое решается въ этомъ возрасте, такъ есть критический духовный возрастъ — около 50 летъ, когда человекъ начинаетъ серьезно думать о жизни и решать вопросъ объ ея смысле. Обыкновенно решенiе этого времени безповорот[но]. Беда, если оно ошибочно.

2) Пространство и время только для меня въ этомъ теле.[207] И то и другое происходитъ отъ моей отделенности: пространство это пределы; время это последовательность соприкосновенiя пределовъ. Для Бога нетъ пределовъ и нетъ времени и пространства. Такъ и нетъ ни того, ни другаго для моей духовной сущности.

(Неясно).

3) Я[208] сначала думалъ, что то, что способность учиться есть признакъ тупости, есть парадоксъ,[209] въ особенности не верилъ этому потому, что я дурно учился; но теперь я убедился, что это правда и не можетъ б[ыть] иначе. Для того, чтобы воспринимать чужiя мысли, надо не иметь своихъ. Сомнанбулы учатся лучше всехъ.

4) Одно спасенiе и средство жить спокойно и радостно это слить свою волю съ волей Бога, не иметь своей воли, не иметь желанiй. Это знали и стоики и буддисты. Но отреченiе отъ желанiй есть жизнь безъ радостей и безъ смысла. Если Богъ, к[оторый] послалъ насъ въ мiръ, хочетъ только того, чтобы мы не имели желанiй и отрекались отъ всего, то такой Богъ деспотъ, самодуръ. Зачемъ у меня желанiя, чтобы отрекаться отъ нихъ?

Христiанство говорить тоже самое, учитъ тому же, что и стоики и буддисты,[210] также требуетъ отреченiя отъ себя, слiянiя съ волей Бога, но съ тою разницей, что даетъ смыслъ жизни и не уничтожаетъ желанiй, а направляетъ ихъ на то, чего хочетъ Богъ — на установленiе Ц[арства] Б[ожiя] на земле, т. е. замены борьбы и насилiя любовью и согласiемъ. И у христiанина есть радость все большее и большее установленiе Ц[арства] Б[ожiя], и Богъ для христiанина не деспотъ и самодуръ, а разумный и добрый хозяинъ насъ,[211] работниковъ.

5) Думалъ о молитве — просительной. Можно ли просить Бога? Нельзя, главное, потому, что все, о чемъ мы[212] только можемъ вздумать просить для нашего истиннаго блага — все это дано намъ въ изобилiи. Просить Бога о благахъ — все равно, что просить пить, стоя у ключа. — Это и значатъ, вероятно, слова: [213] о томъ, что Онъ ключъ воды живой, кто жаждетъ, иди и пей.

6) Съ объективной точки зренiя жизнь мiра есть борьба телесной жизни (происходящей по закону повторенiя и подражанiя, переходящихъ въ потомство) съ жизнью духовной,[214] требующей[215] не повторенiя однаго и то[го] же, a соответствiя съ все более и более выясняющимися требованiя[ми] разума. Тоже самое и съ точки зренiя субъективной: Всякiй человекъ отдает[ся] съ одной стороны телесной жизни: подражаетъ, повторяетъ; съ другой стороны, въ немъ проявляются требованiя разума,[216] предписывающiя новые первые поступки. И жизнь субъективная въ борьбе этихъ двухъ началъ.

23 Сент. 1900. Я. П. Е. б. ж.

Нынче 5 Окт. 1900. Я. П. Все темъ же занятъ. Одну, о земел[ьномъ] труде, послалъ. Надъ другой все работаю. Былъ бодрый Бул[анже]. Журналъ не брошенъ. Что выйдетъ. Здоровье хорошо. Была тоска, но[217] напрасно сказалъ, что сознанiе Б[ога] въ себе не помогаетъ. Помогаетъ. Читаю китайскихъ классиковъ. Очень важно. Написалъ 10 писемъ. Есть кое что записать, но нынче некогда.

6 Окт. 1900. Я. П. Е. б. ж.

9 Окт. Здоровье продолжаетъ быть хорошо. Было много посетителей, — кроме Дунаева съ доч[ерью] и Ив. Ив. Бочкарева, все литературные: Веселитская (очень прiятно), Тотомiанцъ, молодой марксистъ, тоже прiятный; вчера Поссе и Горьк[iй]. Эти менее прiятны. Состоянiе духа среднее.

Сейчасъ былъ у М[арьи] А[лександровны] и ехалъ верхомъ, и такъ ясно почувствовалъ, что этотъ мiръ случайный, — одинъ изъ многихъ,[218] т. е. моя жизнь одна изъ многихъ. Не могу даже возстановить въ себе веру въ реальность этого мiра, т. е. что этотъ мiръ (эта жизнь) одинъ (одна), а вижу известное случайное положенiе себя въ этомъ мiре и таки[мъ], какимъ я есмь.

Все кончаю «Неужели это такъ надо?» Кажется, нынче окончательно и завтра пошлю.

Читаю мало. Въ эту минуту малое напряженiе мысли.

За эти дни важно б[ыло] то, что я, не помню ужъ по какому случаю, кажется после внутренняго обвиненiя моихъ сыновей — я сталъ вспоминать все свои гадости. Я живо вспомнилъ все, или по крайней мере многое, и ужаснулся. На сколько жизнь другихъ и сыновей лучше моей. Мне не гордиться надо и прошедшимъ, да и настоящимъ, а смириться, стыдиться, спрятаться — просить прощенiе у людей.[219] Написалъ: у Бога, а потомъ вымаралъ. Передъ Б[огомъ] я меньше виноватъ, чемъ передъ людям[и]. Онъ сделалъ меня, допустилъ меня быть такимъ.[220] Утешенiе только въ томъ, что я не б[ылъ] золъ никогда; на совести два три поступка, к[оторые] и тогда мучали, а жестокъ я не былъ. Но все таки гадина я отвратительная. И какъ хорошо это знать и помнить. Сейчасъ становишься добрее къ людямъ, а это — главное, одно нужно.

1) Старики теряютъ память всего недавняго. А память ведь есть то, чт? связываетъ совершающееся во времени въ одно я. Значитъ это я здешнее закончено и начинается новое.

2) Литераторамъ,[221] ихъ трудамъ приписывается неподобающее имъ значенiе и важность, потому что въ рукахъ литераторовъ — пресс[а], устанавливающая обществ[енное] мненiе. — Только этимъ можно объяснить эти странн[о][222] серьезныя разсужденiя критиковъ о значенiи героевъ поэмъ, романовъ... Темъ же объясняется и преувеличенное значенiе, придаваемое искусству. Они все одной клики.

3) Если нашелъ вещь, и нетъ хозяина, если возьмешь траву, дерево съ степи,[223] к[оторую] ты считаешь ничьею, или изъ леса ничьяго, — то ты не виноватъ. Также не виноватъ и землевладелецъ и владелецъ фабрики и получающiй жалованiе чиновникъ, если онъ не знаетъ, какъ прiобретена земля, фабрика, какъ и съ кого собираются подати; но коли онъ знаетъ, что найденн[ой] вещи есть хозяинъ, что трава, деревья куплены другимъ — онъ воръ, если беретъ. И такой же воръ, если зналъ, какъ теперь должны знать все, какъ прiобрета[ется] земля, фабрика, подати, и[224] пользуется темъ, другимъ или третьимъ — онъ воръ.

4) Страшный, не разрешимый вопросъ: какъ могутъ люди умные, образованные — католики, православные — верить въ[225] нелепости церковной веры,[226] можетъ быть объясненъ только гипнозомъ. Въ детскомъ возрасте и потомъ въ минуты подавленнаго состоянiя людямъ внушаются идеи, и оне такъ[227] крепко засаживаются, что люди потомъ не въ силахъ освободиться отъ нихъ. Читая прошлаго года книги о гипнозе, я не нашелъ въ нихъ ответа на вопросъ: какъ освобождаться отъ гипно[за]?[228] Я думаю, что одно средство: нарушенiе связи съ гипнотизаторомъ, естественный образъ жизни и главное подъемъ въ область духовной самодеятельности.

Объ этомъ надо подумать. Это ужасно важно.

Говорятъ: [229] гипнотизатор[ы][230] подлежать суду за внушенiе поступковъ противозаконныхъ. A внушенiе въ детскомъ, воcпрiимчивомъ къ гипнозу возрасте всехъ ужасовъ церковной веры не только не запрещается, но запрещается невнушенiе. Это ужасно.

5) Все яснее и яснее для меня становится, что чемъ меньше силы[231] чувства и[232] самобытной мысли, темъ легче человекъ усваиваетъ передаваемое. — Въ обученiи есть тоже гипнозъ. Въ истеричномъ состоянiи подражанiе усваивается удивительно. И истеричные, не имея никакихъ другихъ мыслей и чувствъ кроме техъ, кот[орыми] они охвачены въ данную минуту — действуютъ очень сильно на другихъ, тоже гипнотизируютъ. Они, какъ намагниченное железо, делают[ся] магнитомъ.

Все писалъ съ большимъ усилiемъ, ленью.

10 Ок. 1900. Я. П Е. б. ж.

[10 октября.] Утромъ долго не могъ взяться за работу, потомъ опять поправилъ конецъ и чувствую, что все еще не кончилъ. Погулялъ. Дождь.

Непрiятное впечатленiе, к[оторое] въ то время, какъ получилъ, не успелъ преодолеть: это Л[евино], переписываемое девочками какое то писанiе. Tout comprendre...[233]

Ездилъ верхомъ далеко по тульск[ой] дороге и кое что думалъ. Запишу прямо сюда, а не въ книжку.

1) Если человекъ все говоритъ про поэтическое, знайте, что онъ лишенъ поэтич[ескаго] чувства. То же о религiи, о науке (я любилъ говорить о науке), о доброте — тотъ золъ.

2) Я теперь безпрестанно застаю себя на чувстве недоверiя къ реальности этого мiра. Зачемъ весна, лето, осень. Разве нельзя совсемъ иначе. И разве не ясно, что это только[234] Дневник 1900 г.случайность, а одно Дневник 1900 г.есть ничто. Такъ я и чувствую. Ничто этотъ мiръ, а чт? — это я, моя душа.

И я вспомнилъ, какъ я смотрелъ на мiръ въ детстве. Какъ[235] несомненно б[ыло], что этотъ мiръ единственный и даже не единственный, a настоящiй, такъ что все, кроме него, фантазiя. А теперь я знаю, что этотъ мiръ фантазiя. Отъ детскаго представленiя о мiре, т. е. собственно о моемъ телесномъ я, до теперешняго яснаго сознанiя его случайно[сти] и ничтожности, я проходилъ (и вс[е] проход[ятъ]) много ступеней. Это надо еще разъяснить.

3) Хорошо ли женское образованiе? Хорошо. А хорошо ли курсы? Скверно. Отчего? Отъ того, что они, какъ всякая школа, ставятъ людей въ положенiе особенно воспрiимчивое къ гипнозу. A девушки особенно склонны къ этому. Все школы это усыпленiе. Настоящее невредное образованiе прiобретаетъ каждый только одинъ, какъ все хорошее прiобретаетъ всякiй только одинъ, т. е. не одинъ, а съ Богомъ.

4) Думалось какъ-то хорошо по случаю моихъ отношенiй къ людямъ близкимъ, что эта близость къ нимъ не безразлична, а обязываетъ. Не могу сейчасъ лучше сказать. — Что черезъ мои отношенiя съ ними я устанавливаю новую форму.[236]

Я очень хорошо физически себя чувствую.

11 Окт. 1900. Я. П. Е. б. ж.

16 Окт. Я. П. 1900. Завтра, если ничто не помешаетъ, еду къ Тане. Все это время былъ здоровъ, нынче сталъ болеть животъ. Да еще дни три назадъ упалъ и повредилъ больную руку. Теперь лучше.

Несмотря на хорошее здоровье, за эти дни ничего не делалъ виднаго. Кончилъ: «Неуж[ели] т[акъ] н[адо]» и отосла[въ], ни за что не брался. Здоровъ и умственно бездеятеленъ. Только 3го дня, гулялъ, много хорошо думалъ — только не до конца. Немир[овичъ] Данч[енко] б[ылъ] о драме. А у меня къ ней охота прошла.

Не убiй во всехъ газетахъ, даже въ Итал[ьянскихъ], съ исключенiями. Жду посетителей.

Записано за это время:

1) Я говорилъ о нереальности всего передаваемаго внешними чувствами, следовательно всего матерьяльнаго. Невольно вопросъ: чт? же реально? Въ чемъ жизнь, если все матерьяльныя явленiя не составляють ее? Реально и важно въ жизни только одно: видоизмененiе единицъ: образованiе новыхъ единицъ посредствомъ увеличенiя единицъ изъ единицъ стар[ыхъ].

[28 октября. Кочеты.] Нынче 27 Окт. 1900. Кочеты. Я у Тани уже 10 дней, и не писалъ ни дневника, ничего, хотя здоровье хорошо. Нынче не 27, а 28.

Сейчасъ ходилъ, молился и думалъ. Запишу сейчасъ же сюда вместо книжки:

1)[237] Жизнь есть переходъ изъ одной формы въ другую — и потому самоотреченiя, т. е. выхода изъ своей формы — мало; нужно образовать новую форму. Жизнь этого мiра есть матерьялъ для этой новой формы.

Еще въ Ясной я упалъ и ушибъ больн[ую] руку, такъ что не могъ поднимать ее. Дорогой защемилъ такъ палецъ, что ноготь сходитъ и не могу имъ действовать. Здесь хорошо.

М[ихаилъ] С[ергеевичъ] мало любитъ и уважаетъ Таню. Она очень хороша и еще ближе ко мне по реакцiи. Но ей некогда. Отъ С[они] хорошiя письма. Очень жаль ее.

Думалъ:

1) Жизнь есть постоянное творчество, т. е.[238] образованiе новыхъ высшихъ формъ. Когда это образованiе на нашъ взглядъ останавливается, или даже идетъ назадъ, т. е. разрушаются существующiя формы, то это значитъ только то, что образуется новая невидимая намъ форма. Мы видимъ то, чт? вне насъ, но не видимъ того, чт? въ насъ, только чувствуемъ это (если не потеряли сознанiя и не признаемъ видимаго внешняго за всю нашу жизнь). Гусеница видитъ свое засыханiе, но не видитъ бабочки, кот[орая] изъ нея вылетитъ.

2) Память уничтожаетъ время: сводитъ во единое то, чт? происходитъ какъ будто врозь.[239]

3) Сейчасъ ходилъ и думалъ: есть религiя,[240] философiя, наука, поэзiя, искусство большого большинства народа: религiя, хотя и прикрытая суеверiями, вера въ Бога — начало, въ неистребимость жизни; философiя безсознательная: фатализма, матерьяль[ности] и разумности всего существующаго; поэзiя сказокъ, жизненныхъ истинныхъ событiй, легендъ; и искусство красоты животныхъ, произведенiй труда, вырезушекъ и петушковъ, песенъ, пляски. И есть религiя истин[наго] христiанства: философiя отъ Сократа до[241] Амiеля, поэзiя: Тютчевъ, Мопасанъ — искусство (не могу найти примеровъ живописи) — Шопенъ въ некот[орыхъ] произведенiяхъ, Гайденъ.[242] И есть религiя, философiя, поэзiя, искусство толпы культурной: религiя — евангел[ики], армiя спасенiя, философiя — Гегель, Дарвинъ, Спенсеръ, поэзiя — Шекспиръ, Дантъ, Ибсенъ. Искусство — Рафаель, Декаденты, Бахъ, Бетховенъ, Вагнеръ.

Навелъ меня на эти мысли мой нарастающiй ноготь. Осталось мясо — ткань. Отчего на ней въ этомъ месте растетъ ноготь? Ноготь, роговое утолщенiе случайно встречается везде: на груди, на спине.... Ответъ по Дарвину тотъ, что ногти росли везде, но везде,[243] кроме какъ на оконечностяхъ — когти — они были безполезны и не удерживались. Животныя же, у к[оторыхъ] были когти,[244] давали породу съ когтями. Но и образовавшiеся зародыши когтей, хотя бы и на оконечностяхъ, не представляли никакихъ преимуществъ, и животныя съ зачатками когтей на оконечностяхъ не имели никакого повода оставить больше породы, чемъ те, у которыхъ когти были на заднице. И этакая теорiя — философiя признается великимъ[245] произведенiемъ мысли!

Дарвинизмъ имеетъ все данныя для философiи толпы. Онъ не простъ и можетъ озадачивать, и то, что онъ глупъ, не сразу видно, потому что онъ курчавъ. Изысканность,[246] поразительность, глупость и курчавос[ть] въ этомъ признаки и религiи, и философiи, и поэзiи, и искусства толпы. Таковъ Дантъ, Шекспиръ, Бетховенъ, Рафаель.

(Надо примеры подъискать получше.)

4) Память въ старости теряется на имена и на событiя настоящего. Это происходитъ отъ того, что память собираетъ въ одно то, чт?[247] существу нужно для будущей, следующей жизни.

5) Записано[248] что то непонятное и такое, ч[т?] не могу вспомнить...[249]

6) Для того, чтобы хорошо жить въ этомъ мiре, надо понимать его нереальность — понимать, что[250] его внешняя форма есть одна изъ[251] безконечныхъ случайностей, след[овательно] ничто. Этотъ мiръ самъ по себе есть Дневник 1900 г. то, чего не можетъ быть и чт? не имеетъ смысла отдельно, но имеетъ значенiе и смыслъ только какъ переходный фазисъ жизни.

7) 99/100 поступковъ всехъ людей совершаются по подражанiю, по внушенiю, по инстинкту. 1/100 делается по разуму, свободно; и эта то 1/100 движетъ человечество, есть истинная жизнь.

8) Не таковъ ли обычный ходъ прогресса, что[252] делаются изобретенiя и матерьяльныя усовершенствования,[253] к[оторыя] разрушаютъ нравствен[ный] порядокъ жизни. Когда же этотъ безпорядокъ становится очень тяжелымъ, поднимаются нравственные вопросы,[254] и жизнь съ ея матер[ьяльными] усовершенствованi[ями] исправляется; и опять шагъ впередъ матер[ьяльныхъ] усоверш[енствованiй] и второй шагъ нрав[ственнаго]. Отъ этого недовольство цивилизацiей — и законное.

9) Есть аристократiя не ума, но нравственности.[255] Такiе аристократы те, для к[оторыхъ] нравствен[ныя] требованiя составляют мотивъ поступковъ. Отчего они такiе? Буддистъ бы сказалъ: отъ того, что они жили прежде[256] лучше — карма.

10) Думалъ о томъ, что если служить людямъ писанiемъ, то одно, на чт? я имею право, чт? долженъ делать, это — обличать богатыхъ въ ихъ неправде и открывать беднымъ обманъ, въ к[оторомъ] ихъ держатъ.

29 Окт. 1900. Кочеты. Е. б. ж.

[29 октября.] Все ничего не работаю. Обдумывалъ Китайское посланiе.

Записалъ:

1) Главное. Вера неизбежная, необходима[я] и достаточная, какъ говорится въ математике, есть вера въ то, что есть Богъ или то, чт? послало меня въ мiръ, и что я его произведенiе, его работникъ, его частица и что со мной будетъ то, чт? должно быть — вера ребенка въ мать, к[оторая] держитъ его на рукахъ. Знать: кто я? чт? я? зачемъ я? куда я иду? — я не могу. Это знаетъ Богъ. И я верю въ Него и что все, чт? Онъ сделаетъ со мной, будетъ хорошо, то, чт? должно быть. (Это самое говорилъ и думалъ лучше, а теперь не вышло.)

2) Грубая ошибка матерьялистовъ та, что они для объясненiя существующаго начинаютъ съ отдаленнаго по времени и даже пространству, забывая то, что и время и пространство есть только слабость нашего ума и что начинать надо съ настоящаго момента,[257] настоящаго места,[258] т. е. съ себя разсуждающаго, какъ и нач[иналъ] Декартъ.

3) Испытываю странное чувство духовнаго bien ?tre’а,[259] какъ только начинаю думать хорошо. Точно легъ, когда усталъ, или пью воду, когда жажду. Такъ что въ этомъ, стало быть, нормальное состоянiе духовнаго сущ[ества].[260]

Палецъ все болитъ, а то здоровъ.

30 Окт. 1900. Кочеты. Е. б. ж.

[30 октября.] Началъ утромъ писать посланiе китайцамъ. Мало и плохо написалъ начало. Разговаривалъ хорошо съ Ал[ександромъ] Мих[айловичемъ] и съ прiехавшими Шепелевыми.

Все не совсемъ здоровъ — какъ буд[то] лихорадка, но желудокъ хорошъ. Ничего не записалъ. Писемъ нетъ.

31 Окт. 1900. Кочеты. Е. б. ж.

[31 октября.] Пишу вечеромъ. Ездилъ верхомъ. Утромъ получилъ письма, прочелъ и написалъ. После завтра хочу ехать. Все та же слабость и бездействiе. Ничего не записалъ.

1 Ноября 1900. Кочеты. Е. б. ж.

6 Нояб. 1900. Москва. Утро. Три дня, какъ прiехалъ сюда. Переездъ до станцiи б[ылъ] тяжел[ый], пересилилъ, усталъ и разстроился животомъ. Все время нездоровъ и ничего не писалъ. Палецъ тоже болитъ. Только письма справилъ. Записывать нечего.

7 Н. 1900. М. Е. б. ж.

[7 ноября.] Мне очень было тяжело до техъ поръ, пока не созналъ того, что это то одно и нужно мне: нужно готовитъ не [къ] будущей жизни себя, а живя хорошо этой жизнью, готовить будущую жизнь.

1) Человекъ живетъ сначала для своего временнаго, преходящаго существа и какъ будто удовлетворяется, потомъ приходитъ сознанiе нетвердости того, на чт? громоздишь, потомъ видишь, что единственно живое это — духовное существо, которому не нужно то, чт? делалъ для себя — тела (напротивъ, вредно), начинаешь чувствовать, что смыслъ только одинъ: въ удовлетворенiи того существа, к[оторое] не умираетъ — духовнаго.[261] Удовлетворяетъ же это сущест[во] только добро — совершенствованiе въ добре — одно: любовь.

Но знать это и жить этимъ две разныя вещи. Я спустился съ горы, на к[оторой] я жилъ для своихъ радостей (мне не нужно ихъ),[262]но еще только пытаюсь подняться на гору — жизни для совершенствован[iя], любви — только порывами двигаюсь. Большей же частью нахожусь въ мертвой точке, спустившись съ одной горы и не поднявшись еще на другую.

2) Думалъ о трехъ статьяхъ: 1) Письмо Китайцамъ, 2) О томъ, что все на убiйст[ве], и 3) что у насъ quasi христiанъ нетъ никакой религiи. Объ этомъ много думалъ хорошаго, гуляя нын[че]:

1) О могуществе человека дикаго, смягчаемаго патрiарх[альнымъ] гостепрiимствомъ; 2) о страшномъ могуществе нашего мiра, ничемъ не смягчаемомъ; 3) о томъ, что историч[еская] судьба застави[ла] принять христiанство, и 4) главное, о томъ, что техника: порохъ, ружья, телеграфы даютъ подобiе мира, скрываютъ постоянно убiйство и[ли] угрозу его.

8 Н. 1900. Моск. Е. б. ж.

12 Нояб. 1900. Москва. (Утро.) Здоровье очень хорошо. Ничего не пишу, занимаюсь Конфуцiемъ, и очень хорошо. Черпаю духовную силу. Хочу записать какъ я понимаю теперь «Великое Ученiе» и «Ученiе середины».

За это время записано только след[ующее].[263] Некоторый экзаменъ выдержалъ порядочно.

1) Начинаю привыкать видеть[264] смыслъ жизни въ служенiи, но лениво, очень лениво служу.

2) Поразило меня известiе, что кн[ягиня] Вяз[емская], квинтэссенцiя будто бы аристократiи: упряжки ? la Daumon, и франц[узскiй] лепетъ, и на ея имя въ Тамбовск[oй] губернiи 19 кабаковъ, приносящихъ по 2 000 р[ублей]. И они говорятъ — не о чемъ писать, и описываютъ прелюбодеянiя.

3) Открой людямъ истину, какъ евангел[iе], котор[ая] должна спасти ихъ и избавить отъ зла, и кроме непрiятностей ничего не будетъ открывателю. Напиши пьесу, еще лучше похабный романъ, и тебя засыпятъ цветами, похвал[ами] и деньга[ми]. Правда кто то сказалъ, что большая интеллигентная толпа — дети. Они любятъ говорить про народъ, что они — дети, a дети именно они, богатые, правящ[iе] класы.

4) Сущность китайскаго ученiя такая:

Истинное (Великое) ученiе[265] научаетъ людей[266] высшему[267] добру,[268] обновленiю[269] людей и[270] пребыван[iю] въ этомъ состоянiи. Чтобы[271] обладать высшимъ[272] благомъ нужно 1)[273] чтобы было благоустройство во всемъ народе; — для того, чтобы было благоустройство во всемъ народе, нужно 2) чтобы было благоустройство въ семье. Для того, чтобы было благоустройств[о] въ семье, нужно 3) чтобы было[274] благоустройство въ самомъ себе. Для[275] того, чтобы б[ыло] благоустройство въ самомъ себе, нужно 4) чтобы сердце б[ыло] исправлен[о].[276] («Ибо где будетъ сокровище ваше, тамъ будетъ и сердце ваше»). Для того, чтобы сердце б[ыло] исправлено,[277] нужна[278] 5) сознательность[279] мысли. Для[280] того, чтобы б[ыла] сознательность мысли, нужн[а] 6) высшая степень знанiя.[281] Для того, ч[тобы] б[ыло][282] знанiе,[283] 7) нужно[284] изученiе самаго себя (какъ объясняетъ одинъ коментаторъ).

[285]Все вещи имеютъ корень и его последствiя; все дела имеютъ конецъ и начало. Знать чт? самое важное, чт? должно быть первымъ и чт? последнимъ есть то, чему учитъ истинное ученiе.

[286]<(Когда ясно определена главная цель, къ к[оторой] должно стремиться, можно,[287] откинувъ другiя ничтожныя це[ли], достигнуть спокойствiя и постоянства. Достигнувъ спокойствiя и постоянства, можно ясно обдумать[288] предметъ. Ясно обдумавъ предметъ, можно достигнуть цели).>

[289]Усовершенствованiе человек[а] есть начало всего. Если корень въ пренебреженiи, то не можетъ быть хорош[о] то, чт? должно вырости изъ него.

[290]<Чтобы[291] обладать[292] благомъ, человеку надо изучать законы неба[293] (волю пославшаго его); чтобы обновляться, надо не переставая[294] каждый день[295] исправлять себя: [296] признавать свои ошибки и стараться[297] вновь не впадать въ нихъ; чтобы оставаться въ томъ, чт? онъ[298] считаетъ благомъ, надо[299] иметь искреннiя цельныя недвойственныя мысли. Птица знаетъ, где оставаться. Какже не будетъ знать этого человекъ?>

Ученiе середины.

Небо вложило въ человека[300] свойственную ему природу. Следовать своей природе есть истинн[ый] путь человека (Я есмь жизнь, путь и истина). Указа[нiе] этого пути[301] даетъ ученiе.

Путь следованiя своей природе таковъ, что всякое отступленiе[302] лишаетъ жизни, и потому мудрый человекъ старается[303] узнать путь прежде, чемъ онъ видитъ вещи, и боится сбиться съ пути прежде, чемъ слышитъ о нихъ, п[отому] ч[то] нетъ ничего важнее того, какъ то, чт? невидимо, и то, чт? незаметно.[304] Только когда человекъ не находится подъ влiянiемъ страстей и впечатленiй онъ можетъ познавать самаго себя.[305] Въ то время, какъ человекъ находится вне влiянiй удовольствiя, досады, горя, радости онъ находится въ состоянiи равновесiя[306] и въ этомъ состоянiи можетъ познать самаго себя (свою природу и свой путь). Когда же чувства эти возбуждены въ немъ после того, какъ онъ позналъ самаго себя, то чувства эти проявляются въ должныхъ пределахъ и наступаетъ состоянiе[307] согласiя.

[308]Внутреннее равновесiе есть тотъ корень, изъ котораго вытекаютъ все добрыя человеческiя деянiя; согласiе же есть всемiрный[309] законъ всехъ человечески[хъ] деянiй.

Только бы состоянiя равновесiя и согласiя существовали въ людяхъ — и счастливый порядокъ царствовалъ бы въ мiре, и все существа процветали бы.

И потому мудрый человекъ[310] внимателенъ къ себе тогда, когда онъ одинъ, и всегда держится равновесiя и согласiя. И хотя его не знаетъ мiръ и не уважаетъ, онъ не жалеетъ о томъ.

То, чт? онъ делаетъ, совершается тайно, но достигаетъ самы[хъ] далекихъ пределовъ. Поступки его просты въ отношенiяхъ съ людьм[и], но въ[311] последствiяхъ своихъ они неизмеримы.[312]

Знать же, какъ достигнуть этого совершенства, человекъ всегда можетъ.[313] Вытесывающiй топорище имеетъ всегда образецъ передъ собою. Тоже и съ совершенствованi[емъ]: образецъ совершенства человекъ находитъ всегда въ себе и себя же творитъ по этому образц[у]. (Вы — боги, сыны божьи.) Если[314] человекъ на основанi[и] своей природы[315] понимаетъ,[316] что не должно делать другому того, чего не хочешь, чтобы тебе делали,[317] тотъ близокъ къ[318] истине. Добродетельный человекъ исправляетъ себя и ничего не требуетъ отъ другихъ, такъ что[319] для него не можетъ быть ничего непрiятнаго. Онъ не ропщетъ на людей и не осуждаетъ Небо.

И потому доброд[етельный] челов[екъ] спокоенъ, тихъ, ожидая[320] предписанi[й] Неба; тогда какъ низкiй человекъ, ходя ложными путями, всегда тревоженъ, ожидая счастливыхъ случайностей.

Человекъ, чтобы быть добродет[ельнымъ], долженъ поступать такъ же, какъ поступаетъ стрелокъ изъ лука; если онъ промахывается, то[321] ищетъ[322] причину неудачи не въ цели, а въ себе. Человекъ[323] совершенствующiйся подобенъ[324] путнику, который долженъ всегда сначала прой[ти] близкое разстоянiе и восходъ на гору долженъ начинать съ низа.

[325]Небо действуетъ[326] искренно, сознательно. Человекъ долженъ стремиться къ достиженiю сознательности.[327] Тотъ, кто обладаетъ[328] сознательностью, тотъ безъ усил[iя] знаетъ, чт? справедливо, и, понимая[329] все безъ усил[iя] мысли,[330] легко вступаетъ на путь истины. Тотъ, кто достигъ[331] сознательност[и] избираетъ то, чт? хорошо и тверд[о] держится того, чт? избралъ.

Для достиженiя[332] же сознательности нужно[333] изученiе того, чт? добро, внимательное изследованiе этого, размышленiе о немъ,[334] ясное различенiе[335] и[336] серьезное исполненiе его. Пусть человекъ делаетъ это, и если бы онъ и былъ глупъ, онъ станетъ уменъ, и если бы онъ былъ слабъ, онъ сделает[ся] силенъ.

Если[337] у человека есть[338] разумъ, вытекающ[iй] изъ[339] сознательности, это должно приписать природе; если же у него[340] есть сознательность, происшедшая отъ[341] разума, то это должно быть приписано ученiю. Будь[342] сознательность и[343] будетъ разумъ, будь разумъ и будетъ[344] сознательность.

Только тотъ, кто достигъ высшей[345] сознательност[и] можетъ дать полное развитi[е] своей природе. А какъ скоро онъ можетъ дать полное развитiе своей природе, онъ можетъ дать полное развитiе и природе другихъ людей, природе животныхъ, природе всего существующаго. Когда онъ достигъ этого, онъ делается[346] помощникомъ Неба.

Близокъ къ этому тотъ, кто развиваетъ въ себе ростки[347] добр[а].[348] Посредствомъ ихъ онъ можетъ достигнуть[349] сознательности.[350] Сознательность въ немъ, делаясь видим[ой], становится явной, становя[сь] явной, становится блестящ[ей], становясь блестящей[351]— влiяетъ на другихъ. Такъ что только тотъ, кто обладаетъ[352] сознательностью, можетъ обновлять людей.

Тотъ, кто обладаетъ[353] сознательностью,[354] не только восполняетъ себя, но и другихъ людей. Себя онъ восполняетъ [?][355] добродетелью,[356] другихъ онъ восполняетъ[357] знанiемъ. Добродетель и знанiе суть свойства природы челов[ека]. И такимъ образомъ совершается соединенiе внешн[яго] и внутренняго.

Отъ этаго[358] сознательности свойственна безконечн[ость].[359] Сообщаясь другимъ, она не прекращается,[360] не прекращаясь, она достигаетъ самыхъ дальнихъ пределовъ.[361] Достигая же дальнихъ пределовъ, она становится безконечн[ою][362] и истинно существующею. Такъ что и тотъ, кто обладаетъ ею, становится безконечнымъ[363] и истинно существующимъ.

Будучи такова по своей природе сознательность, безъ высказыванiя себя,[364] становится явною,[365] безъ движенiя производитъ перемены и безъ усилiя достигаетъ своихъ целей.

Путь неба и земли можетъ быть выраженъ въ одномъ изреченiи: въ нихъ нетъ двойственности, и потому они производятъ вещи непостижимымъ образомъ.

Пускай невежественный человекъ судитъ о вещахъ, не зная ихъ, пускай гордый человекъ приписываетъ себе власть решать вопросы своимъ сужденiемъ, пускай человекъ, живущiй въ современности, возвращается къ тому, чт? исповедовалось въ прошедшiе века, — все поступающiе такъ[366]теряютъ жизнь.

Добродетельный же человекъ,[367] не упуская никакихъ мельчайшихъ и незаметнейшихъ[368] проявленiй своей природы,[369] старается довести ее[370] во всехъ направленiяхъ до высшаго совершенства. Онъ дорожитъ своимъ старымъ знанiемъ и постоянно прiобретаетъ новое.

Тогда какъ низкiй человекъ, все более и более уходя въ погибель, старается прiобрест[и] какъ можно больше известности, добродетельный человекъ предпочитаетъ[371] скрывать свою добродетель по мере того, какъ она становится все более и более известн[ой]. Забота добродет[ельнаго] человека одна: разсматривать свое сердце, чтобы тамъ не б[ыло] ничего дурнаго.[372]

То, въ чемъ никто не можетъ сравнит[ься] съ добродет[ельнымъ] человекомъ, есть то, чего другiе люди не могутъ видеть. Действiя неба не имеютъ ни света, ни звука, ни запаха. Таковы же и действiя доброд[етельнаго] человека.

14 Ноября 1900. Москва. Получилъ тяжелое известi[е] отъ Маши. Написалъ письма Сереже, Маш[е], М[арiи] А[лександровне]. Занимаюсь Конфуцiемъ, и все другое кажется ничтожнымъ. Кажется, порядочно. Главно[е], то, что это ученiе о томъ, что должно быть особенно внимательнымъ къ себе, когда одинъ, сильно и благотворно действуетъ на меня. Только бы удержалось въ той же свежести.

17 Н. 1900. Москва. Нездоровъ, но живу духомъ. Ничего не писалъ.

Боже мой, какъ трудно жить только передъ Богомъ — жить, какъ жили люди, заваленные въ шахте и знающiе, что они оттуда не выйдутъ и что никто никогда не узнаетъ о томъ, какъ они жили тамъ. А надо, надо такъ жить, п[отому] ч[то] только такая жизнь есть жизнь. Помоги мне Господи.

18 Н. 1900. Моск. Утро. Здоровье лучше. Писать ничего не хочется. Обдумываю безъ лени кое что. Вчера узналъ, что журна[лъ] будетъ разрешенъ. Надо быть готовымъ бросить его равнодушно.

Сейчасъ думалъ:

Я могу временами жить для Бога, помня смерть, думать только о своей душе, объ улучшенiи ея такомъ, к[акое] нужно не только здесь, но и тамъ. Могу и жить для этой жизни, отдаваясь своимъ стремленiямъ. Но того, чтобы соединить и то и другое, этого не могу. А это одно и нужно.

Слышалъ[373] разговоры о Л[евиномъ] сочиненiи и заглянулъ въ книгу и не могу победить отвращенiя и досады. Надо учиться.

[19 ноября]. Опять пишу утромъ, 19 Н. 1900. Москв[а].

Потому утромъ, что ничего не могу делать. Стараюсь прiучиться къ этому и не роптать. Внутренняя работа идетъ, и потому не только [не] роптать, но радоваться надо. Удивительно устроенъ человекъ. Или здесь работай, или готовься для работы тамъ. Самая же лучшая работа здесь тогда, когда готовишься для работы тамъ.

Много ходилъ съ М[ихаиломъ] С[ергеевичемъ]. Я его начинаю просто любить. Былъ у Буланже. Онъ очень боленъ. Говорилъ съ Филипповымъ о марксизме.

Записано:

1) О нелепости просительной молитвы. Каково бы было положенiе тела, если бы каждая клеточка могла просить — и съ успехомъ — Бога о томъ, чтобы для нея были по ея желанiю размещен[ы] клеточки или чтобы не умирала она сама и те клеточки, котор[ыя] ей прiятны.

23 Н. 1900. Москва. Продолжается все та же слабость, но слава Богу продолжается и то же душевное спокойствiе, по крайней мере увеличенiе этого спокойствiя и доброты.

Конфуц[iя] ученiе о томъ, чтобы быть особенно внимательнымъ къ себе, когда одинъ, все еще приноситъ плоды.

Думалъ за это время:

1) Песня Капказъ; 2) Все забылъ, а было 3. Помню только:

1) Мы, богатые класы, разоряемъ рабочихъ, держимъ ихъ въ грубомъ непрестанномъ труде, пользуясь досугомъ и роскошью. Мы не даемъ имъ, задавленнымъ трудомъ, возможности произвести духовный цветъ и плодъ жизни: ни поэзiи, ни науки, ни религiи. Мы все это беремся давать имъ и даемъ ложную поэзiю — «Зачемъ умчался на гибельный Капказъ» и т. п., науку — юриспруденцiю, дарвинизмъ, философiю, исторiю царей, религiю[374] — церков[ную] веру. Какой ужасный грехъ. Если бы только мы не высасывали ихъ до дна, они бы проявили и поэзiю, и науку, и ученiе о жизни.

Нездоровится сейчасъ.

24 Н. 1900. Москва. Е. б. ж.

[24 ноября]. Живъ и пишу. Какъ будто несколько бодрее себя чувствую. Получилъ письмо отъ М[аши] и Сер[ежи]. Плакалъ радостными слезами. Какъ благодетельно несчастье.

Вспомнилъ два пункта, забытые вче[ра]:

1) Легко[375] или, по крайней мере, возможно — и я могъ бы отдаться служен[iю] одному Богу: молитва, монастырь. Но деятельность эта[376] не удовлетворяетъ — всегда недовольство и возможность бросить. Тоже возможна и легка деятельность для людей — общественная, но тоже ее ждетъ разочарованiе. Твердо только[377] служенiе Богу черезъ служен[iе] людямъ. И такое служенiе есть только служенiе любовью. (Нехорошо.)

2) Единственно захватывающая все существо и не подлежащая разочаровань[ю] и въ к[оторой] нетъ соревнов[анiя] деятельность есть самосовершенствование въ любви. Захватывающее одно самосоверш[енствованiе] въ чемъ бы то ни было. Но во всемъ есть пределъ и есть зависть къ больш[е] успевшимъ — во всемъ, кроме любви.

26 Н. 1900. Мос. Утро. Вотъ уже больше месяца, съ переезда къ Тане 18го Окт[ября], что я ничего не пишу; мне, по крайней мере кажется, что не могу работать: нетъ охоты, нетъ мыслей, нетъ веры въ[378] важность своихъ мыслей, въ возможность выразить ихъ связно. Радуюсь тому, что это не мешаетъ мне работать нравственно и кажется, что не совсемъ безуспешно: нетъ недоброжелательства. Успехъ въ добре темъ еще хорошъ, что нельзя гордиться, тщеславиться, даже утешаться имъ. Успехъ этотъ только тогда успехъ, когда онъ незаметенъ самому себе.

Читаю Евангелiе по голландски и многiя места вновь поражаютъ меня. Такъ,[379] страшно поразила меня нагорн[ая] проповедь. Какъ могутъ люди не понимать, не чувствовать, что въ ней сказано и то, чт? должно быть въ будущемъ для всехъ, и то, чт? для каждаго человека сейчасъ — единственное, лучшее, единственное спасенiе.

Вчера поразили меня стих[и] въ 18 гл. М[ат]ф[ея]: 1) стихъ 14. Такъ нетъ воли Отц[а] в[ашего] н[ебеснаго], чтобы погибъ одинъ изъ малыхъ сихъ. Это бы надо надписать надъ всеми школами и помнить всякую минуту, когда имеешь дело съ детьми. Ни въ чемъ такъ не чувствуется единство со Всемъ, какъ въ общенiи съ детьми. Они не дети, a будущiе люди и учители своихъ детей. Страшно подумать про все значенiе этой связи.

Другой, поразившiй меня стихъ, это стихъ 18. «Что свяжете на зем[ле], то связано будетъ и на небе». Какъ грубо нелепо толкуется это исповедью! Нигде такъ ясно, какъ здесь, не говорится о вечности жизни въ разныхъ формахъ, представляющихся намъ последовательными во времени. То, чемъ я чувствую себя связаннымъ здесь: своими страстями, есть то, чт? я не развязалъ въ прежн[ей] жизни. Если я не развяжу ихъ здесь теперь, я буду связанъ им[и] въ будущей.

Тоже съ новой стороны представ[ились] мне стих[и] 19 и 20 о томъ, что все, чего вы желаете, получите вы, если вы соединитесь. П[отому] ч[то] больше ничего не нужно для блага людей, ка[къ] ихъ соединенiе. Все чего они желаютъ, будетъ имъ, если они соединят[ся].

27 Н. 1900. М. Е. б. ж.

28. Н. М. 1900. Утро. Все та же апатiя. Вчера читалъ статью Новикова и получилъ сильное впечатленiе: вспомнилъ то, чт? забылъ: жизнь народа: нужду, униже[нiе] и наши вины.[380] Ахъ, если бы Б[огъ] велелъ мне вы[с]казать все то, чт? я чувствую объ этомъ. Драму Трупъ надо бросить. А если писат[ь], то ту драму и продолжен[iе] Воск[ресенья].

Целое утро читалъ — сонно. Ничего не могу. М[ожетъ] б[ыть], это умиранiе. И то хорошо.

29 Н. М. 1900. Е. б. ж.

30 Н. 1900. М. Все та же слабость. Вчера ходилъ и говорилъ много съ Софрон[овымъ] и вечеромъ съ Новик[овымъ]. Высказалъ имъ обоимъ[381] исповеданiе веры, к[оторое] надо записать. Надо записать еще два чего то, к[оторые] забылъ. Утромъ же нынче думалъ о томъ, что тело тяготитъ меня, и надо смотре[ть] съ радостью на разрушенiе его. Это движенiе впередъ — радостное...

Ничего не хочется писать: откладываю.

1 Дек. 1900. М. Все больше и больше привыкаю къ своему состоянiю и[382] сознаю благотворность его. Вчера б[ыла] куча посетителей. Все ничего не пишу и даже не отвечаю письма. Все болитъ и слабость.

1) Какое ужасное свойство самоуверенность, довольство собой. Это какое то замерзанiе человека: онъ обростаетъ ледяной корой, сквозь к[оторую] не можетъ быть ни роста, ни общенiя съ другими, и ледяная кора эта все утолщается и утолщается. Навел[и] меня на эти мысли мои отношенi[я] съ многими людьми: это все, ужасно сказать, свиньи, передъ к[оторыми] нельзя кидать жемчуга. Видишь, что онъ несчастенъ отъ заблужденiя, въ к[оторомъ] находится, живешь съ нимъ, говоришь и знаешь[383] то, чт? облегчитъ, спасетъ его — и не можешь сказать ему, а впрочемъ —

2) Не отъ того ли это, что самъ плохъ, не любовенъ для Бога? Если бы была любовность, можно бы найти входъ къ нему въ душу и проникнуть въ нее. Надо сделаться[384] газомъ, все проникающимъ, а не грубой жидкостью и крепкимъ теломъ. Отъ этого то все, все въ себе, въ совершенствованiи себя. Только когда ты совершенъ, ты всемогущъ. И настолько ты силенъ, насколько ты близокъ къ совершенству.

3) Жизнь человека въ томъ, что онъ ставитъ себе цели и стремится къ достижению ихъ.[385] Достиженiе всехъ целей, самое стремленi[е] къ нимъ, — стало быть жизнь, — можетъ встречать препятствiя и неодолимыя: имущество погибнетъ, слава заменяется забвенiемъ или позоромъ, любимый человекъ, для счастья к[отораго] жилъ, умираетъ,[386] воспитанiе, проповедь не воспринимаются людьми: во всемъ можетъ быть помеха, остановка; въ одномъ не мож[етъ] б[ыть] ни помехи ни остановки — въ самосовершенствованiи въ любви[387] передъ Богомъ, въ спасенiи души, какъ говорятъ мужики. Везде со всехъ сторонъ стены, одинъ только этотъ путь открытъ, и потому это единый истинный путь, истинный, т. е. свойственный человеку.

Человека заперли въ одиночное заключенiе, онъ Робинзонъ, к[оторый] никогда не соединится съ людьми, а умретъ на сво[емъ] острову, — нетъ, лучше, онъ заключенный, умирающiй после 20 летъ въ тюрьме, никому неизвестный. Неужели онъ не жилъ эти 20 летъ? Нетъ, цель его жизни также достижима и еще легче[388] того, кто живетъ въ мiре. Онъ могъ изведать себя, свое сердце и вырвать изъ него все дурное, могъ усовершенство[вать] себя въ Боге. Такъ это и б[ыло] и съ декабристами и со всеми почти заключенными. (Но идiотъ? сумашедшiй? — спросятъ меня. Я не знаю и не могу объяснять, зачемъ они есть и не объ этомъ пишу. И пишу я не для идiот[овъ] и сумашедшихъ и не для младенцо[въ], а для разумныхъ людей).

Эта самая возможность ставить себе цель самосовершенствованiя и достигать ее во всехъ возможныхъ условiяхъ и достигать ея,[389] показываетъ не только то, что въ этомъ назначенiе человека, но и то, что назначенiе его не исчерпывает[ся] [въ] этой жизни. Человекъ, очистившiй свою душу въ уединенiи и умершiй ни[кому] неведомый, не могъ делать этаго такъ, безъ[390] смысла. Смыслъ же одинъ, что душа его нужна лучша[я] для другой жизни. Притча о талантахъ ясно говоритъ это. Смыслъ жизни заключеннаго, когда откинуто все путающ[ее] насъ — ясенъ. Тотъ же смыслъ жизни и всехъ живущихъ въ мiре. Дело одно — улучшать свою душу. То же, чт? делается въ мiре, есть только последствiе этой улучшенной души. Люди, думающiе, что ихъ дело жизни въ томъ, чтобы устраивать по своему жизнь другихъ людей, подобны вотъ чему:

Хозяинъ призвалъ косцовъ и далъ каждому косу, отбой и брусокъ и велелъ приладить косы, отбить, наточить и быть готовым[и] делать ту работу, к[акую] онъ велитъ. Умные косцы такъ и сделали, и наутро хозяинъ поставилъ ихъ на лугъ, и они острыми косами легко и радостно исполняли работу; глупые же косцы стали бранить умныхъ за то, что они сейчасъ не косятъ и, не приладивъ, не отбивъ, не наточивъ косъ, пошл[и] косить чт? попало и испортили лугъ и поломали косы и сами измучались.

Есть такiе глупые или коварные люди, к[оторые] говорятъ: совершенствова[нiе] себя — это эгоизмъ, надо работать для другихъ, жертвовать собой для такой работы. Да разве можно совершенствовать себя, не работая для другихъ. Мое сравненiе не верно: совершенствовать себя значитъ разжигать огонь. А разожженный огонь будетъ жечь и безъ твоего намеренiя, будетъ жечь то, чт? нужно, чт? велитъ Богъ. Человекъ ходитъ, Богъ водитъ. «Нееръ Элохимъ непещъ адамъ», т. е. светочъ Бога душа человека.

Все нравственныя правила, хоть бы 5 заповедей Христа: не гневай[ся], не клянись, не разводись съ жен[ой], не насилуй, не воюй — все касают[ся] людей, нельзя ихъ исполнить, не делая добра людямъ. Человекъ не можетъ истинно спасать душу, не делая добраго людямъ. Всякiй связанъ со всеми своей матерьяльной жизнью. И если только онъ будетъ исполнять самое первое нравствен[ное] правило, делать другимъ то, чт? хочешь, чтобы другие делали тебе, онъ будетъ служить людямъ.

Страшно подумать о томъ, чт? есть теперь и чт? бы могло быть, если бы все люди спасали свою душу, жили всею жизнь[ю], вечной жизнью (совершенствуясь), а не одной этой маленькой жизн[ью], и то, чт? есть теперь.

Я начинаю смутно и изредка чувствовать возможность жить для спасенiя души, для[391] улучшенi[я] ея для этой жизни и будущей, и тогда какъ легко и радостно. Ахъ, если бы всегда, до смерти.

2 Д. 1900. М. Е. б. ж

8 Дек. За это время получилъ письмо изъ Канад[ы] о женахъ, желающихъ ехать къ мужья[мъ] въ Якут[скую область], и написалъ письмо Государю, но еще не послалъ.

Все стараюсь быть немного получше: уничтожить зародыши нелюбви въ сердце, но еще очень плохо подвигаюсь. Могу не говорить, не делать, но не могу любовно говорить и делать. — Грешенъ темъ, что и прежнiе дни и въ особенно[сти] нынче чувствую Sehnsucht[392] къ смерти: уйти отъ всей этой путаницы, отъ своей слабости, — не скажу своей личной, но условiй, въ к[оторыхъ] особенно трудно, вступить въ новую школу..... А можетъ быть, это то и нужно. И на это то я и живу еще, чтобы здесь, сейчасъ бороться со зломъ въ себе (а потому и кругомъ себя). Даже навер[но] такъ. Помоги мне То, чт? можетъ помочь. Плачу почему то, пиша это. И грустно, и хорошо. Все невозможно, кроме любви.[393] И все-таки какъ праздника — именно праздни[ка], отдыха, жду смерти. Отъ Маш[и] милое письмо. Какъ я люблю ее, и какъ радостна атмосфера любви, и какъ тяжела обратная.

За это время думалъ:

1) Всякое философское и религiозное ученiе, есть только ученiе о томъ, чт? должно делать. И вотъ на эту мерку, если примерить ученiе Ницше?

Ахъ, какъ мне тяжело, тяжело, умильно тяжело. Если бы всегда оставал[ось] такъ!

2) Одинъ человекъ[394] придумываетъ себе предлоги, чтобы спешить, не поспевать, делать торопливо,[395] онъ весь суета; другой видитъ во всемъ поводъ злобы, третiй — во всемъ поводъ своего возвеличенiя, четвертый — во всемъ поводъ печали, пятый — во всемъ поводъ любви. И все совершающiяся событiя, к[оторыми] пользуются эти люди для проявленiя себя, — ничто, одна иллюзiя; важны же[396] духовныя свойства этихъ людей, ихъ сочетанiя, взаимодействiе. Въ этомъ одномъ жизнь, истинная реальность.

3) Въ китайскомъ ученiи Середины сказано, что для 1) блага всехъ нужно 2) благоустр[ойство] госуд[арства]. Для благ[оустройства] гос[ударства] — 3) благоус[тройство] семьи. Для благ[оустройства] семьи — 4) улучшенiе человека. Для улучшенiя челов[ека] нужно 5) исправленiе сердца (т. е. желанiй). Для исправленiя сердца нужно 6) одинъ говоритъ: sincerity, другой: veracity of intention.[397] Я бы сказалъ: единство цели. Для достиженiя един[ства] цели нужно: истинное знанiе. Для ист[иннаго] зн[анiя] нужно различенiе вещей, т. е. добра и зла. Я бы изменилъ первыя два положенiя такъ: Для 1) блага[398] нужно[399] 2) добрыя отношенiя[400] съ людьми. Для добрыхъ отношенiй съ людьми нужно, что[бы] 3)[401] ты самъ быль хорошъ. Для того, чтобы ты б[ылъ] х[орошъ], нужно 4) чтобъ ты очистилъ свое сердце. Для т[ого], ч[тобы] т[ы] о[чистилъ] с[вое] с[ердце], нужно 5) чтобы у тебя была[402] определен[ная] цель в жизни. Для т[ого], ч[тобы] у т[ебя] б[ыла] о[пределенная] ц[елъ] ж[изни], нуж[но] 6) чтобы ты[403] былъ просвещенъ. Для т[ого], чт[обы] т[ы] б[ылъ] п[росвещенъ], нужно 7) чтобы ты зналъ чт? хорошо и чт? дурно.

Нынче 11 Дек.

Дописываю. Все также слабъ и также[404] не разсеянъ духомъ. Стараюсь исправлять свое сердце. У меня есть уже различенiе добра и зла, и потому есть просвещ[енiе], но нетъ единства намеренiя, и потому не очищено сердце, и я дурень, и отношенiя дурн[ы], и[405] нетъ общаго блага. Получилъ пись[ма] Ч[ертковыхъ] и написалъ имъ. Мне лучше, чемъ прежде. Смерть помню и желаю, хотя меньше, чемъ тогда.

[406]Продолжаю вписывать:

4) Какъ само собой растетъ тело младенца, такъ самъ собой растетъ духъ старика, освобождаясь отъ страстей.

5) Ребенокъ живетъ только для похоти своей личности. Мальчикъ, юноша — для славы и для похоти. Взрослый — мужъ, жена — для служенiя людямъ — трудомъ, семьей,[407] тщеславiемъ и похотью. Старикъ[408] живетъ для Бога, для своей души, и для людей, и для тщеславiя и для похоти. Совсемъ старый, умирающiй, живетъ для однаго Бога, для одной души. Въ начале, ребенкомъ, живетъ для одного тела; въ конце, старцемъ — для одной души.

Идеально бы было такъ: Ребенокъ для тела 2(a), юноша для славы 2[409] (а[410]) и для тела 2 (а).[411] Взрослый для людей а[412], а[413] для тщеславiя и а для тела. Старик а[414] для души, а[415] для людей, а[416] для славы и а для плоти, и старецъ а[417] для души.

6) Самые лучшiе люди — дети, свежiе оттуда и старцы, готовые туда.

7) Безъ веры въ Бога въ себе, въ жизнь вневременную и внепространственную не можетъ быть ни разумно[й], ни доброй, ни счастливой жизни.

Какъ хорошъ ответъ Эмерсона на замечанiе о томъ, что мiръ кончится. Онъ сказалъ: I think I can get along without it.[418]

12 Дек. 1900. M. E. б. ж.

[15 декабря.] Нынче 15. Событiе то, что Дав[ыдовъ] одобрилъ письмо Г[осударю] и взялся послать его. Стараюсь устранить въ своемъ сознанiи себя отъ этого дела, тольк[о] чтобы б[ыла] забота о деле.

С[оня] въ Ясной. Я б[ылъ] вчера нездоровъ, жаръ. Нынче совсемъ хорошо. Проезжалъ Л[ева]. Мне б[ыло] съ нимъ лучше. Хотя пассивная гимнастика б[ыла] и очень сильная.

1) Когда достигаешь желаемаго лучшаго душевнаго состоянiя, то не можешь сознавать достиженiя, п[отому] ч[то], ставъ лучше, больше требователенъ. Точно также, какъ когда хочешь заснуть и наконецъ засыпаешь, то не можешь сознавать достиженiя. Можно продолжить сравненiе: узнаешь, что достигъ, только по разсужденiю, а непосредствен[но] никогда не знаешь. Также никогда не знаешь, когда и насколько сталъ лучше.

2) Прошелъ мимо лавченки книгъ и вижу Крейцер[ову] Сон[ату]. И вспомнилъ: и Крейц[ерову] С[онату], и Вл[асть] Тьмы, и даже Воскр[есенье], я писалъ безъ всякой думы о проповеди людямъ, о пользе, и между темъ это, особенно К[рейцерова] С[оната], много принесло пользы. Не то ли и с Труп[омъ]?

3) Вышелъ утромъ и вспомнилъ, что ужъ четвергъ, а вторникъ, середа, проскочил[и] незаметно. И подумалъ: такъ пройдутъ и все быстрее и быстрее недели, годы, и все, чт? будетъ— несомненно ужъ есть, только я его не вижу, какъ я не вижу за версту, а по мере того, какъ подвигаюсь, вижу. А и не буду подвигаться, все, чт?[419] есть — есть.

И мне живо представилось то, что время есть только условiе моей жизни, но только не слабость, а сила. Время есть возможность свободы, деятельности свободной. Если бы не б[ыло] времени, а все, чт? будетъ, было бы, я бы не могъ действовать. Все, чт? будетъ, ужъ есть, это несомненно. Но я действую, и потому одно изъ двухъ: или все мои действiя, моя свобода — иллюзiя (детермениз[мъ], фатализмъ,) или действiя мои имеютъ смыслъ для меня и свободны въ известныхъ пределахъ, т. е. что сеятель знаетъ, что онъ сниметъ съ поля сто пудовъ зерна, но это не мешаетъ одному колосу (если бы онъ б[ылъ] свободенъ) принесть въ[420] трое, вшестеро, въ сто кратъ. Воля Бога совершится во всякомъ случае, или скорее, я не могу ничего решать о воле Бога независимо отъ меня, вне меня, но отъ меня зависитъ лишить себя высшаго счастья — быть насколь[ко] могу проводникомъ этой воли, или получить это счастiе: втянуть въ себе насколько можетъ вместить[ся] эта[421] воля Божi[я] во мне въ виде Любви.

4) Историческiй матерiялизмъ есть только отзвукъ матерiялизма физiологическаго, уже разрушеннаго самими учеными матерьялистами (Claud[e] Bernard, Dubois Raihmone и еще кто-то).[422] Доказано, что жизнь нельзя свести на механическiе процессы. А если въ жизни есть X, то въ исторiи жизни жизней должны быть X въ степени X — (Xх). Но такъ какъ лишенные религiи оглупели и озверели, имъ кажется, что Xх гораздо понятнее и проще, чемъ Богъ. Главно[е] при основе Xх удобно болтать что то похожее на науку.

5) Думалъ о томъ, что Шопенгауер[а] Parerga u[nd] Paralipomena гораздо сильн[ее] его систематическаго изложенiя.

Мне не надо (да и некогда), главн[ое], не надо писать систему. Изъ того, что я здесь записываю, выяснит[ся] мой взглядъ на мiръ, и если онъ нуженъ кому, то имъ[423] и воспользуют[ся].

6) Сейчасъ Саша грубо сказала. Я огорчил[ся], а потомъ постарался вызвать любовь, и все прошло. Какъ удивительно любовь все, все развязываетъ.

7) Очень важная дорогая мн[е] мысль. Обыкновенно думаютъ, что на культуре какъ цветокъ выраста[етъ] нравственность. Какъ разъ обратное. Культура развивается только тогда, когда нетъ религiи и потому нетъ нравственности (Грецiя, Римъ, Москва).[424] Въ роде жирующаго дерева, отъ котораго незнающiй садоводъ будетъ ждать обильнаго плода отъ того, что мно[го] пышны[хъ] ветвей. Напротивъ, много пышныхъ ветвей отъ того, что нетъ и не будетъ плода. Или телка яловая.

19 Дек. 1900. Москва. Все эти четыре дня б[ылъ] нездоровъ и очень слабъ. Нынче лучше. Былъ Лева и началъ разговоръ о своемъ писаньи. Я огорчилъ его, сказавъ правду. Нехорошо. Надо б[ыло] сделать мягче, добрее.

За это время много надо записать. Написалъ письма все.

Записываю след[ующее]:

1) Вера, законъ Божiй, к[оторому] учатъ въ школ[ахъ] и семьяхъ преподается также, какъ учатъ самые дурные учителя арифметике: заставляю[тъ] заучивать наизусть и таблицу умножен[iя] и правила, не объясняя чт? почему; тогда какъ учить закону Божiю над[о] также, какъ хорош[iе] учителя] учатъ математике, заставляя ученика самому дойти или разумомъ проверить то, чт? ему передается. Такое надо составить[425] руководство къ закону Божiю.

2) Художникъ для того, чтобы[426] действовать на другихъ, долженъ быть ищущимъ, чтобъ его произведенiе б[ыло] исканiемъ. Если онъ все нашелъ и все знаетъ и учитъ, или нарочно потешаетъ, онъ не действуетъ. Только если онъ ищетъ, зритель, слушатель, читатель сливается съ нимъ въ поискахъ.

3) Две ужаснейшiя чумы нашего времени: церковное христiанство или скорее догматическое, супернатуралист[ическое], кот[орое] прививается людямъ съ детства и поддерживается гипнотически до смерти, и — матерьялизмъ, физiологическiй, антропологич[ескiй] и, главное, историч[ескiй], т. е. убежденiе въ томъ, что все идетъ само собой по законамъ механическимъ, физич[ескимъ], химич[ескимъ],[427] бiолог[ическимъ] и даже психологическимъ (въ смысле матерiалист[ической] психолог[iи]), и потому все усилiя быть добрымъ, делать добро — праздны, безцельны. И этотъ матерiализмъ караулитъ людей при ихъ освобожденiи отъ догмат[ическаго] христiанст[ва]. Только что освободятся отъ безнравственной лжи церковной, какъ попадаютъ въ еще худшую ложь матерьялизма.

4) Детерминизмъ есть тотъ же фатализмъ, но только глупый, п[отому] ч[то] безъ Бога.

5) Говорили: cherchez la femme,[428] а теперь и искать нечего: явно все бедствiя или огромная доля ихъ отъ распущенност[и] женщины. Бываютъ растенiя,[429] цветы кот[орыхъ] особенно вредны,[430] а плоды безвредны и полезны. Таковы женщины.

Оне безвредны только когда поглощены материнствомъ. Да и после оне страшны, и безвредны только тогда, когда урегулированы обычаемъ скромности, девственности и v?n?rabilit?[431] старости. Я живо представилъ себе мiръ, въ к[оторомъ] все молодыя женщины были бы заняты материнствомъ, а юныя приготовленiемъ, а старыя помощью материнству, и мне очевидно стало, какъ много страданiй и горестей не зна[лъ] бы такой миръ. (Все это неясно и не то).

Не могу записать далее очень важн[ое]. Чувствую себя слабымъ.

Нынче 20 Д. Москва. Продолжаю записывать.

Все та же слабость.[432]

Читалъ Буддiйскiя Сутты. Очень хорош[о].

1) Я ((всякое живое существо (а все живое))) есмь частиц[а][433] Непостижимаго для меня (части) Всего, расширяющая свои пределы, устанавливающая все б?льшую и б?льшую связь со Всемъ. Было это:

Дневник 1900 г.

стало вотъ чт?:

Дневник 1900 г.

становится вотъ чт?:

Дневник 1900 г.

[434]И это всегда для всехъ и беспрестанно. Въ этомъ жизнь. Пределы свои, т. е. то, чт? отделяетъ меня отъ всего, я не могу иначе понимать, какъ матерiей въ пространстве.[435] Свое же расширенiе пределовъ я не могу иначе понимать, какъ движенiемъ во времени. Время есть возможность б?льшаго и меньшаго расширенi[я] пределовъ.[436] —

Свобода состоитъ[437] въ томъ, что я могу скорее или позднее совершить свое расширенiе: приблизиться къ совершенству, могу этимъ и содействовать скорейшему[438] осуществленiю Ц[арства] Б[ожiя]. Для Бога оно совершилось — для него времени нетъ. А для меня время для того, чтобы я могъ участвовать, могъ въ себя вместить большее или меньшее участiе.

2) Надо за правило себе, несовершенному, злому, поставить: что когда имеешь отношенiе съ нелюбимыми людьми: помни о себе, чтобъ не согрешить. Только когда любишь людей, може[шь] отдаваться счастiю забвенiя себя.

3) Живо вспомнилъ радостное состоянiе въ детстве, когда знаешь, что любимые старшiе тобой довольны. Какъ бы сделать такъ, чтобы испытывать тоже чувство, вместо любимыхъ старшихъ, передъ Богомъ, — [439]хоть бы своей совестью.

4) Мне очень полезно прикидывать свое душевное состоянie къ положенiю одиночн[аго] заключенiя, или Робинзона, увереннаго, что онъ умретъ въ этомъ одиночестве. Та работа, к[оторую] будетъ[440] производить надъ собой, находя въ ней смыслъ и радость, готовя себя къ жизни вечной, истинн[ой], вотъ эта то работа настояща[я], и[441] ее то надо всегда въ мiру производить надъ собою.

5) Человекъ хорошъ и добръ, когда доволенъ собой, а доволенъ собой, п[отому] ч[то] Богъ доволенъ имъ. Но люди, зная эту радость довольства, старают[ся] быть довольны собой не п[отому] ч[то] Богъ ими доволенъ, а п[отому], ч[то] они сами, или льстецы довольны ими.

6) Хороша одна изъ буддiйскихъ последовательностей греховъ: 1) сладострастiе, 2) злоба, 3) лень, 4) гордость, самоправедн[ость?] 5) неуверенность. Противуположны[я] добродетели: 1) воздержанiе, 2) кротость, 3) трудолю[бiе], 4) смиренiе, 5) вера. Хорошо проверять себя по этому деленiю. Хромаю больше всего первымъ и третьимъ.

Нынче 29 Дек. 1900. Мос. У Левы умеръ ребено[къ]. Мне ихъ очень жаль. Всегда въ горе есть духовное возмездiе и огромная выгода. Горе — Богъ посетилъ, вспомнилъ... Таня родила мертваго и очень хороша, разумна. С[оня] въ Ясной. Здесь Илья. Поразитель[но] ребячливъ.

Пришелъ старичокъ изъ Нижн[яго].[442] Я все не работаю, слабъ и по вечерамъ разбитъ. Духомъ хуже, чемъ былъ.

Записать надо следующее:

1) Читалъ объ удивительныхъ машинахъ,[443] заменяющи[хъ] трудъ и страдан[iя] человека. Но это все равно, какъ выдумать сложный аппаратъ, посредствомъ к[отораго] можно сечь и убивать безъ труда и напряженiя. Прощ[е][444] не сечь и не убивать. Такъ и машины, производящiя пиво, вино, бархатъ, зеркала и т. п. Вся сложность нашей городской жизни въ томъ, что придумаютъ себе и прiучатъ себя къ вреднымъ потребностямъ, а потомъ все усилiя ума употребляютъ на то, чтобы удовлетворять имъ или уменьшать вредъ от удовлетворенiя ихъ: вся медицина, гигiена,[445] освещенiе[446] и вся городская вредная жизнь. Прежде, чемъ говорить о благе удовлетворенiя потребностей, надо решить, какiя потребности составляютъ благо. Это очень важно.

2) Читалъ Ничше Заратустра и заметку его сестры о томъ, какъ онъ писалъ, и вполне убедился, что онъ былъ совершенно сумашедшiй, когда писалъ, и сумашедшiй не въ метафор[ическомъ] смысле, а въ прямомъ, самомъ точномъ: безсвязность, перескакиванiе съ одной мысли на другую, сравненiе безъ указаний того, чт? сравнивается, начала мыслей безъ конца, перепрыгиванiе съ одной мысли на другую по контрасту или созвучiю и все на фоне пункта сумашествiя — id?e fixe[447] о томъ, что, отрицая все высшiя основы челов[еческой] жизни и мысли, онъ доказываетъ свою сверхчеловеческую генiальн[ость]. Каково же общество, если такой сумашедшiй и злой сумашедшiй, признает[ся] учителемъ?

3) Когда человекъ ищетъ благо во всемъ, кроме любви, онъ все равно какъ во мраке ищетъ пути. Когда же онъ позналъ, что благо и его и всего существующаго — въ любви, такъ солнце взошло и онъ видитъ свой путь и не можетъ уже хвататься за то, чт? не даетъ ему благо.

4) Мало того, что, познавъ смыслъ жизни въ расширенiи пределовъ, въ любви, человекъ перестаетъ страдать, стремясь къ недостижимому, — онъ достигаетъ всемогущества въ томъ, чт? составляетъ смыслъ и цель его жизни: расширенiе пределовъ, совершенствованiе въ любви. Препятствiя — это оселокъ, страданiя — это[448] и оселокъ и приближенiе къ разрыван[iю] пределовъ; смерть это разрыванi[е] пределовъ. — Все радостно.

5) Забавно сужденiе людей о томъ, что непротивленiе злу насилiемъ, плата добро[мъ] за зло — очень хорошiя правила для отдельныхъ личностей, но не могутъ быть применимы къ государству. Точно какъ будто государство[449] не есть соединенiе людей, а что то особенное отъ людей.[450] Кислородъ имеетъ такiя то свойства. Но это только свойства атомовъ, молекулъ кислорода. Кислородъ же въ большихъ соединенiяхъ[451] получаетъ совсемъ другiя, противуположныя свойства. Одно это разсужденiе о томъ, что государства имеютъ противуположныя людскимъ свойства, составляетъ очевиднейшее доказательство отжитости государственной формы.

6) Говорятъ о равенстве мущинъ и женщи[нъ]. Равенство въ духовномъ отношенiи совершенное, но не въ половомъ. Въ половомъ (животномъ) различiе огромное: [452] самецъ всегда готовъ и для всякой самки: п[отому] ч[то][453] половое общенiе не нарушаетъ его деятельност[и]: олени, волки, зайцы, трутни пчелъ. Всегда мног[о] самцовъ бегаютъ за одной самкой. Самка же не всегда готова. А когда готова, то вся отдается и ни на что ужъ неспособн[а], когда производитъ потомство. Выводовъ отсюда много.

7) Наблюдая явленiя[454] мiра вне себя, человекъ видитъ строгую закономерность: все определено причина[ми] и следствiями, и ту же закономерн[ость] онъ хочетъ перенести въ мiръ жизни людей (исторiи), забывая, что явлен[iя] въ жизни людей происходятъ въ немъ [?], въ его воле и потому извне определены быть не могутъ.

Дети — увел[ичительныя] стек[ла].[455]

31 Дек. 1900. Москва.

Все не пишу и очень нравственно низокъ. Сейчасъ получилъ письмо отъ господина, устраивающаго библiотеку. Онъ какъ будто укоряетъ меня въ корыстолю[бiи] при продаже моихъ сочиненiй: налогъ на бедныхъ и т. п..... И мне стало ужасно обидно, что онъ, не зная моего отношенiя къ этому, подозреваетъ, упрекаетъ меня. Мало того, я почувствовалъ къ нему ненавис[ть] и б[ылъ] въ недоуменiи какъ поступить: молчать, сказать, чтобы обратил[ся] въ складъ къ жене. И все б[ыло] нехорошо. Хотелъ подняться выше этого и не могъ, до техъ поръ, пока не догадался, что все дело въ моемъ отношенiи къ нему. Надо не ненавиде[ть], а любить его: разъяснить ему его ошибку, ему помочь. Да, только одна любо[вь] развязываетъ все узлы.

Думалъ:

1) О томъ, что дети это увеличительныя стекла зла. Ст?итъ приложить къ детямъ какое-нибудь злое дело и то, чт? казалось по отношенiю взрослыхъ только нехорошимъ, представляется ужаснымъ по отношенiю детей: несправедливость сословiй, еврейство, развратъ, убiйство...

2) Думалъ нынче о томъ, что главная неестественность драматич[ескихъ] произведенiй есть то, что говорятъ все лица одинаково долго и ихъ слушаютъ. Въ действительности это не такъ: каждое лицо имеетъ возможность говорить и выслушиваетъ по свойствамъ своего характера и ораторскаго искусства. Хоте[лъ] такъ переделать свою драму. Да видно, мое сочинительство кончилось. Чтожъ, и то хорошо.

————

1 Января новаго года и столетия. Е. б ж.

Примечания

1 января. Стр. 3—7.

1. 32. Сижу у себя в комнате — В Москве, в Хамовническом переулке, д. № 21 (С. А. Толстой), в кабинете.

2. 34. Много надо записать. — Толстой, как и в прежние годы, продолжал систематически выписывать свои мысли, набросанные в записных книжках. Дальнейшие записи мыслей — с первой по девятую — выписаны им из Записной книжки 1899 г. См. т. 53.

3. 518. Сережа — Сергей Львович Толстой (р. 1863), старший сын Толстого.

4. 518. с Усовым — Павел Сергеевич Усов (1867—1917), доктор медицины, позднее приват-доцент Московского университета, известный терапевт, по приглашению С. А. Толстой лечивший Толстого. Находился около Толстого в качестве врача также и в последние дни его жизни в Астапове. О П. С. Усове см. статью Н. Кишкина («Русские ведомости», 1917, № 5).

5. 76. Перепишу мои сюжеты. — Этого своего намерения Толстой не выполнил.

В декабре 1899 г. он записал четырнадцать сюжетов, вероятно, на отдельном листке и дополнительно еще два — в Записной книжке. Первая запись не найдена. Еще см. т. 53, Записная книжка 1898—1899 гг.

2 января. Стр. 7.

6. 78-9. Все нездоров..... Постоянная боль. — Толстой тяжело заболел 21 ноября 1899 г. и проболел весь декабрь. Заболевание было желудочное. См. т. 53, комментарий к Дневнику от 18 декабря 1899 г.

8 января. Стр. 7—8.

7. 714. Письмо Духоб[орам] оставил — Некоторые друзья Толстого сообщили ему о том, что многие из переселившихся в Канаду духоборов на новом месте поддались соблазну собственности и, вместо того чтобы продолжать жить строгой общинной жизнью, вышли из общины и начали копить имущество лично для себя. В письме к духоборам Толстой убеждал их не оставлять общинной жизни и бороться с соблазном личной собственности. Письмо это было начато Толстым в конце декабря 1899 г., несколько раз переделывалось и закончено только в феврале 1900 г. (дата: 15/27 февраля). Напечатано сначала за границей («Свободная мысль», 1900, № 5—6), а впоследствии и в России (П. Бирюков, «Духоборцы», изд. «Посредника», М., 1908). См. т. 72, письмо № 246.

8. 714-15. исправлял только статью о 36-часов[ом дне]. — Первый набросок этой статьи, озаглавленный первоначально «Самый дешевый товар» и хранящийся ныне в Государственном Толстовском музее (в Москве), Толстой начал следующими строками:

«За несколько дней перед праздником ко мне зашел близкий мне человек — крестьянин, служащий весовщиком на товарн[ой] ст[анции] Каз[анской] ж. д. Несмотря на то, что он, нуждающийся человек, как все наши рядовые крестьяне, получает здесь 25 р[ублей] в мес[яц] и послал в продолж[ение] года домой на подати и нужды около 100 рублей, — он сказал мне, что не хочет больше служить и уходит. Ему тяжела работа в продолжение 13 часов на морозе; дома, особенно летом, работ[а] много тяжеле, но ему скучно, во-первых, однообраз[ие] работ[ы], во-вторых, многие соверша[емые] на глазах обычные нехорошие дела, главное же, ему тяжело иметь дело с тем замученным народом грузовщиками, с кот[орыми] ему приходится иметь дело. При этом он рассказал мне, что эти грузовщики работают с отдыхом по часу для обеда и ужина 36 ЧАСОВ сряду. Несмотря на полное доверие мое к правдивости и серьезности моего приятеля, я был совершенно уверен, что он или ошибается, или преувеличивает, или я чего-нибудь не понимаю.

— Да не может быть. Как 36 часов? — спрашивал я.

— Так и работают, — отвечал он мне: день, ночь и опять день.

— Да отдыхают же?

— Нет, без отдыха.

— Да зачем же это?

— Так уговор. Если не хочет, ступай с Богом, другие найдутся.

Я всё-таки не мог верить...»

Хотя Толстой и хорошо знал своего собеседника, Афанасия Николаевича Агеева (см. прим. 355), служившего на товарной станции «Москва» Московско-Казанской железной дороги, все же он поехал 26 декабря 1899 г. проверить сообщение Агеева и убедился, что оно было верно. Под впечатлением этого Толстой начал статью о рабочем вопросе, которую назвал сначала «Самый дешевый товар», потом «Новое рабство» и «Денежное рабство» и окончательно озаглавил — «Рабство нашего времени». Впервые напечатана полностью в изд. «Свободного слова» (Christchurch, 1900); в России до 1917 г. не появлялась и только первая часть ее была напечатана в «Сочинениях Л. Н. Толстого» в приложении к журналу «Неделя» за 1906 г. (еще были напечатаны выдержки из нее в «Русских ведомостях», 1900, № 245). См. т. 34.

9. 716-17. Здесь Маш[а]. (Вот хотел о них писать и остановился, потому что они прочтут.) — Марья Львовна Оболенская (1871—1906), вторая дочь Толстого. Вероятно, Толстой имеет в виду и ее мужа Николая Леонидовича Оболенского (1872—1934), который вместе с ней переписывал Дневник Толстого (копии их рукой сохранились в AЧ). О Марье Львовне см. т. 50, комментарий к Дневнику от 27 ноября 1888; о Н. Л. Оболенском — т. 52, комментарий к Дневнику от 5 ноября 1895.

10. 721-22. уехал Стасов..... хотелось бы изобразить это. — Владимир Васильевич Стасов (1824—1906), художественный и музыкальный критик и библиотекарь Публичной библиотеки в Петербурге, друг семьи Толстых. В. В. Стасов неоднократно оказывал Толстому ценное содействие при писании им художественных работ, доставляя ему необходимый справочный и исторический материал. См. книгу: «Лев Толстой и В. В. Стасов. Переписка 1878—1906». Редакция и примечания В. Д. Комаровой и Б. Л. Модзалевского, изд. «Прибой», Л., 1929. Еще см. Б. Л. Модзалевский «Стасов и Толстой» — ЮС, стр. 332—386.

В приезд В. В. Стасова в январе 1900 г. он много беседовал с Толстым о литературе и искусстве (о Грибоедове, Герцене, Тургеневе, Достоевском, Репине, Антокольском и др.) и вместе с ним посетил Третьяковскую галлерею. При прощании с Толстым, Стасов, «ничего подобного до того не воображавши, схватил его руку и поцеловал ее». (Письмо В. В. Стасова к брату 18 января 1900.)

11. 723. известие из Сызрани. — Сызрань — уездный город Симбирской губернии. В Сызрани в то время поселилась племянница Л. Н. Толстого Варвара Сергеевна Толстая (1871—1920), неудачный брак которой с крестьянином Владимиром Никитичем Васильевым заставлял страдать ее отца гр. С. Н. Толстого.

12. 721. Философия Ничше, — Фридрих Ницше (Nietzsche, 1844—1900), немецкий философ и поэт. К его философии Толстой относился резко отрицательно. По его словам, он читал сочинения Ницше «с великим отвращением» и находил, что Ницше — «полусумасшедший, до безумия самоуверенный, неосновательный, ограниченный, но бойкий на язык» (см. т. 73, письмо к В. В. Стасову от 31 июля 1902 и письмо в редакцию газеты «Die Zeit» от 11 сентября 1902 г.; еще см. «Что такое религия и в чем ее сущность», гл. XI, и С. Т. Семенов, «Воспоминания о Л. Н. Толстом», Спб., 1912, гл. 28). Это не помешало однако Толстому включить в «Круг чтения» отрывок из статьи Ницше «Католицизм и Христианство» и одну отдельную его мысль. См. еще прим. 78.

Этические воззрения Ницше неоднократно сопоставлялись с жизнепониманием Толстого. Еще в 1893 г. Н. Я. Грот напечатал статью «Нравственные идеалы нашего времени. Фридрих Ницше и Лев Толстой» (журн. «Вопросы философии и психологии», кн. 16, М. 1893). Затем проф. В. Г. Щеглов напечатал «очерк философско-нравственного их мировоззрения» — «Гр. Л. Н. Толстой и Фридрих Ницше» (Ярославль 1898). А в 1900 г. вышло первое издание книги Льва Шестова — «Добро в учении гр. Толстого и Ф. Нитше (философия и проповедь)», Спб. 1900. В том же году в американской прессе появились статьи: Maurice Adams, «The ethics of Tolstoy and Nietzsche» — «International journal of ethics», Philadelphia, 1900, v. 11; анонимная — «Tolstoi and Nietzsche» — «The Review of reviews», N. Y. 1900, v. 22. Еще см. Janko Lavrin, «Tolstoy and Nietzsche» — «Slavonic review», London 1925—26, v. 4.

13. 727. драмы Ибсена — Генрик Ибсен (Ibsen, 1828—1906), норвежский драматург, произведения которого Толстой ставил не высоко. См. т. 50, комментарий к Дневнику от 19 ноября 1889.

14. 727. и Метерлинка — Морис Метерлинк (Maurice Maeterlinck, p. 1862), бельгийский писатель, принадлежащий к школе символистов. Его отзыв о Толстом см. в «Les Annales», Paris, 27 nov. 1910, № 1431, стр. 520. Еще см. статью В. Я. Брюсова «Метерлинк о Л. Толстом» — в приложении к газ. «Русский листок» 1902, 7 апреля. Отзыв Толстого о Метерлинке см. в статье «Что такое искусство», гл. X.

15. 728. наука Ломброзо — Чезаре Ломброзо (Lombroso, 1836—1911), итальянский психиатр и криминалист. О нем см. т. 53, Дневник, 1897, 15 августа, текст и комментарий.

16. 728. и того доктора, к[оторый] делает глаза. — Какого врача Толстой имеет в виду, установить не удалось.

17. 730. Читаю о войне на Филипинах и в Трансвале — О войне на Филиппинских островах (при их переходе к Соединенным штатам Северной Америки) Толстой вероятно узнавал из газет. Позднее он получил письмо и книги от американского писателя и политического деятеля Герберта Уелша (Herbert Welsh, p. 1851), выступившего с протестом против «жестоких и отвратительных мер», допущенных Соединенными Штатами при покорении туземцев. См. т. 73, письмо Толстого Герберту Уелшу от 2 декабря 1902. О жестокостях американцев на Филиппинах см. «Мир божий» 1902, № 8, стр. 61—64.

О войне же в Трансваале, происходившей между англичанами и местным населением — бурами (т. е. давнишними поселенцами голландского и французского происхождения), Толстой тоже читал в разных газетах и журналах. По поводу нее он писал кн. Г. М. Волконскому еще 4 декабря 1899 г. (см. т. 72, письмо № 214; еще см. «Свободная мысль», 1900, № 1, Женева, под заглавием — «Кто виноват»). О том, как Толстой реагировал на англо-бурскую войну, см. еще «Новое время», 1900, 10 января, № 8574 (цитату см. в Б, IV, стр. 4).

18. 731. Войны Фридриха — Фридрих II Великий (1712—1786), прусский король (с 1740), приобревший всемирную славу, как полководец, успехами своей армии, главным образом в период так наз. Семилетней войны (1756—1763), в которой он выступал в союзе с Англией против Франции, России, Австрии и других стран. Будучи выдающихся способностей государственным человеком, проявил себя и как писатель, музыкант и философ (был в дружбе с Вольтером).

16 января. Стр. 8—10.

19. 813-14. Приехала Лизанька из Сызрани — Елизавета Валерьяновна Оболенская (1852—1935), племянница Толстого, дочь его сестры, приехала тогда из Сызрани, куда ездила к своей двоюродной сестре Варваре Сергеевне Толстой. См. прим. 11.

20. 814. Воробьев из Нальчика. — Ефим Николаевич Воробьев (1852—1914), единомышленник Толстого, бывший прежде капитаном на волжских пароходах и начальником железнодорожных станций, а потом (с 1890) живший на Кавказе (в Нальчике и около Пятигорска), занимаясь земледелием и пчеловодством. — О нем см. т. 51, Дневник, 1890, 1 февраля, а также в «Воспоминаниях старого общинника» В. И. Скороходова («Ежемесячный журнал», изд. В. С. Миролюбовым, 1916, № 7—8) и в воспоминаниях Ф. Казманова «Среди толстовцев», гл. III — рассказ Е. Н. Воробьева о посещениях им Толстого (в книге Евг. Баранова и Ф. Казманова «Толстой жив», изд. «Читатель», М. 1911). — В январе 1900 г. Е. Н. Воробьев приезжал к Толстому за советом в связи с своим намерением оставить непосильный земледельческий труд и отдаться исключительно литературной работе, к которой он чувствовал склонность.

21. 820. письма от St. John — Артур Карлович Син-Джон (Arthur St. John), англичанин, лично знакомый с Толстым и живший долгое время с духоборами. — О нем см. т. 53, комментарий к Дневнику от 19 сентября 1897

22. 820. и Sinet — Эдуард Сине (Sinet), французский художник, единомышленник Толстого, лично знакомый с ним, прислал ему письмо о духоборах, у которых в Канаде он тогда был, и о своей личной жизни (письмо от 7 января н. ст. 1900 г., АТБ). В своем ответе ему от 5 февраля 1900 г. Толстой дает ему советы в связи с намерением Сине жениться. См. т. 72, письмо № 243. О Сине см. т. 53, комментарий к Дневнику от 21 февраля 1899.

23. 825-26. был Горький..... Настоящий человек из народа. — Максим Горький (псевдоним Алексея Максимовича Пешкова, р. 16 марта 1868 г.), впервые сделал попытку познакомиться с Толстым еще в 1889 году; свидание их тогда не состоялось, вследствие болезни Толстого. — 16 января 1900 года Горький пришел к Л. Н. Толстому в Хамовники вместе с В. А. Поссе. Толстой засыпал Горького вопросами, «выспрашивал» у него, как он «жил, учился и что читал», и сам много высказывался, в частности об его сочинениях. Высказывался он со всей искренностью и откровенностью. Говорил, что «Фому Гордеева» «начал читать, но кончить не мог, не одолел», и утверждал, что в нем «всё выдумано». Хвалил «Ярмарку в Голтве» («просто, правдиво»). Усадив Горького в своем кабинете против себя, он так «обнаженно и резко» говорил по поводу «Вареньки Олесовой» и «26 и одна», что Горький был даже подавлен его тоном. Вместе с тем Толстой был и внимателен и ласков, а прощаясь обнял и поцеловал Горького. «Вы настоящий мужик! — сказал он ему.— Вам будет трудно среди писателей, но вы ничего не бойтесь, говорите всегда так, как чувствуете, выйдет грубо — ничего! Умные люди поймут».

По позднейшему свидетельству Горького вся беседа «несколько напоминала экзамен». Этим быть может объясняется, что по выходе из Хамовников, на вопрос Поссе, как ему понравилось у Толстого, Горький ответил: «Да как тебе сказать... Финляндия какая-то... Ни родное, ни чужое, да и холодно». Спустя же несколько дней самое первое, неожиданное для Горького, впечатление рассеялось, и его потянуло вновь к Толстому, и только нездоровье помешало поездке. Тогда он написал (18 или 19 янв. 1900 г.) Толстому первое письмо. «За всё, что вы сказали мне, — писал он, — спасибо вам, сердечное спасибо, Лев Николаевич! Рад я, что видел вас и очень горжусь этим. Вообще я знал, что вы относитесь к людям просто и душевно, но не ожидал, признаться, что именно так хорошо вы отнесетесь ко мне». В ответ на это письмо Толстой написал (9 февраля 1900 г.): «Я очень, очень был рад узнать вас и рад, что полюбил вас. Аксаков говорил, что бывают люди лучше (он говорил — умнее) своей книги и бывают хуже. Мне ваше писанье понравилось, а вас я нашел лучше вашего писанья. Вот какой делаю вам комплимент, достоинство которого, главное, в том, что он искренен». Об этой первой встрече Толстого с Горьким см. в «Воспоминаниях о Л. Н. Толстом» М. Горького, изд. З. И. Гржебина, 2-е дополн., Берлин — П. 1922, стр. 65—67 (наиболее полный текст этих воспоминаний в сборнике М. Горького — «Воспоминания», изд-во «Книга», Берлин, 1923, или в его «Собрании сочинений», т. 21, изд. 2-е ГИХЛ, М.—Л. 1933), и в книге В. А. Поссе «Мой жизненный путь. Дореволюционный период», изд. «Земля и фабрика», М.—Л. 1929, стр. 182—187. Еще см. переписку Толстого и Горького и статью К. С. Шохор-Троцкого «Л. Н. Толстой и Максим Горький (новые материалы)», напечатанные в юбилейном сборнике «М. Горький в Н. -Новгороде», изд. Нижгубоно, Н. -Новгород, 1928, стр. 186—200 и 301. См. также т. 72, письмо № 245. Когда в 1901 году Горький был арестован, Толстой хлопотал об его освобождении. В письме к кн. Святополк-Мирскому от 6 мая 1901 г. Толстой между прочим писал: «Я лично знаю и люблю Горького не только как даровитого, ценимого и в Европе писателя, но и как умного, доброго и симпатичного человека» (см. т. 73); еще лестный отзыв Толстого о Горьком (апрель 1899 г.) см. в «Письмах А. П. Чехова», т. V, Кн-во писателей, М. 1915, стр. 482. Позднее (1902) Толстой писал, что Горький «невольно отдает дань модному и в высшей степени мне отвратительному учению Ничшианства» (письмо к Коренгольду, см. т. 73), а еще позднее отзывался о некоторых его произведениях определенно отрицательно (см. «Толстовский Ежегодник 1912 г.», М., стр. 140, и сводку М. О. Х?рoша «Толстой о Горьком», в журн. «На литературном посту», 1928, № 10). — Отзывы Горького о Толстом содержатся, между прочим, и в его статьях (см. его «Заметки о мещанстве» в газ. «Новая жизнь» за 1905 г., перепечатанные в книге: М. Горький. «Статьи 1905—1916 гг.», 2-е издание «Парус», П. 1918). Еще см.: Конст. Пятницкий, «Письма Горького о Л. Н. Толстом» — «Красная газета», веч. вып., Л. 1928, № 257 от 17 сентября.

24. 827-31. Какое у женщин удивительное чутье..... и верно. — В этой мысли Толстой вскользь коснулся того духа моды, который возник в эпоху нарастания славы Горького. Как известно, это нарастание его популярности приняло (по выражению С. А. Венгерова) «лихорадочный темп» всего лишь за полтора года до записи Толстого, а именно в 1898 году, в связи с выходом отдельного издания «Очерков и рассказов» Горького. К моменту же встречи писателей интерес к Горькому уже носил тягостный для него самого характер. Его осаждали просьбами о выступлениях на вечерах (о чем была, как сообщает Поссе, речь и в Хамовниках у Толстого), и его «появление в публике возбуждало настоящую сенсацию». Этот «элемент психологической моды» Горький и подчеркнул в своем вскоре написанном рассказе «О писателе, который зазнался» (см. статью С. А. Венгерова «М. Горький» в «Русской литературе XX века. 1890—1910», изд. «Мир», т. I, стр. 195). — Возможно, что запись Толстого об «удивительном чутье» женщин вызвана как беседой с Горьким, так и разговорами вокруг Толстого по поводу Горького.

25. 99. Читал Даму с собачкой Чехо[ва]. — Рассказ А. П. Чехова «Дама с собачкой» был прочитан Толстым в «Русской мысли», 1899, № 12. — Об отношении Толстого к Чехову см. т. 50, комментарий к Дневнику от 7 января 1889. Еще см. т. 53.

27 января. Стр. 10.

26. 1010-11. Ездил смотреть Дядю Ваню — Толстой смотрел пьесу Чехова «Дядя Ваня» 24 января 1900 года в постановке Московского Художественно-Общедоступного театра, руководимого К. С. Станиславским и В. И. Немировичем-Данченко. Толстой не любил пьес Чехова, о чем не раз говорил ему самому (см. воспоминания П. П. Гнедича и Б. А. Лазаревского в «Международном толстовском альманахе», сост. П. Сергеенко, изд. «Книга», М. 1909, стр. 32 и 92).

27. 1011-12. Захотел написать драму Труп, набросал конспект. — Драма «Труп», потом названная «Живой труп», была задумана Толстым еще в декабре 1897 г. (см. т. 53). Толстой много работал над ней в 1900 году, но она не была им закончена и была впервые напечатана лишь в 1911 г., в отдельном издании и в «Посмертных художественных произведениях Л. Н. Толстого», изд. A. Л. Толстой. Еще см. т. 34.

Некоторые сведения об источнике сюжета «Живого трупа» см. в статье А. Ф. Кони „«Живой труп» в действительности“ («Ежегодник императорских театров» 1911, вып. VII), в книге Н. В. Давыдова «Из прошлого» (М. 1914) и в его же воспоминаниях — в «Сборнике воспоминаний о Л. Н. Толстом», изд. «Златоцвет», М. 1911. Еще см. т. 53, Дневник, запись 29 декабря 1897 г. и комментарий к ней, а также статью-воспоминания П. А. Буланже: „Как писалась драма «Живой труп»“ («Русское слово», 1911, № 232, 9 октября). См. еще прим. 169.

28. 1012-13. Очень тяжело было от появления Г. Все расплата не кончена. Так ему и надо. — Приехавшая в январе 1900 года в Москву и остановившаяся в Хамовниках сестра Толстого, гр. Мария Николаевна Толстая, выписала себе из Пирогова свою старую горничную Агафью Михайловну Трубецкую[1580] (Гашу), предки которой были крепостными родителей бабки Толстого, кн. Ек. Дм. Волконской, рожд. Трубецкой. А. М. Трубецкая, еще в 1859—1863 годах, была с Марией Николаевной за границей. Тогда же, еще в бытность его холостым, Толстой был в связи с ней, о чем в свое время рассказал Софье Андреевне. См. ДСАТ, III, стр. 81, запись 13 сентября 1898 г. Еще см. Е. В. Оболенская-Толстая, «Моя мать и Лев Николаевич» — журн. «Октябрь» 1928, 9—10, стр. 213 и 215. — Когда А. М. Трубецкая приехала, по вызову Марии Николаевны, в Москву, Софья Андреевна была так недовольна этим, что Агафье Михайловне пришлось уехать обратно. Мария Николаевна была изумлена проявленным Софьей Андреевной отношением к далекому прошлому своего мужа. Агафья Михайловна уверяла, что между Львом Николаевичем и ею никогда ничего не было. Вокруг этого инцидента было много семейных разговоров. (Сообщено зятем Толстого Н. Л. Оболенским.)

В словах «Так ему и надо» Толстой подразумевает самого себя.

13 марта. Стр. 10—15.

29. 1017. с Ольгой. — Ольга Константиновна Толстая (р. 1872), рожд. Дитерихс, первая жена Андрея Львовича Толстого (1877—1916). См. о ней т. 53.

30. 1020. О патриотизме, к[оторое] много раз переписывал — Статья «Патриотизм и правительство», вскоре напечатанная с датой: «Пирогово, 10 мая 1900 г.», в «Листках Свободного слова» (№ 16, Christchurch, 1900) и в «Свободной мысли», Женева, 1900, № 7. Еще см. т. 34.

31. 1023-24. Теперешнее положение, особенно Гаагская конференция, показали — Конференция мира, состоявшаяся в Гааге (Голландия) 18 мая 1899 года и созванная по инициативе Николая II, имела целью сократить военные бюджеты, остановить рост вооружений, запретить «жестокие» способы войны (разрывные пули, газы) и т. п. — Несмотря на подписание ряда деклараций и конвенций, вскоре же стала несомненной бесплодность таких конференций и мероприятий и полное их бессилие предупреждать войны и уменьшать вооружение стран. — Толстой отрицательно смотрел не только на Гаагскую конференцию, но и на другие подобного рода начинания — конгрессы мира, общества мира и т. п.

32. 1027. О 36 ч[асовом] дне кажется выйдет. — Статья «Рабство нашего времени». См. прим. 8.

33. 113. были молокане из Карса — хотят переселяться, — Пять тысяч молокан, живших в Карсской области, отправили к Л. Н. Толстому своих представителей, с просьбой помочь им добиться разрешения, подобно духоборам, переселиться в Америку. См. еще прим. 54.

34. 119. 2 духобора из Архангельска. — Духоборы Иван Иванович Пономарев (ум. 1927? в Колумбии) и Черненков, по отбытии трехгодичной ссылки в Архангельской губернии, получили разрешение на выезд в Канаду к переселившимся туда в 1898—1899 годах духоборам.

35. 119-10. Известие о 5 в Владик[авказской] тюрьме. — Толстой получил от Син-Джона известие, что во Владикавказской областной тюрьме находятся пять молодых духоборов (из числа оставшихся в России), отказавшихся в призыв 1899 года от военной службы, ссылаемых за это в Сибирь и нуждающихся в деньгах для приобретения одежды. Имена этих духоборов: Федор Семенович Арищенков, Федор Егорович Дьячков, Михаил Григорьевич Евдокимов, Тимофей Федорович Маркин, Федор Николаевич Струков. — Получив от киевского сектанта Ф. М. Дзюбы 25 рублей (с просьбой употребить их на помощь преследуемым), Толстой переслал эти деньги заключенным духоборам на имя начальника Владикавказской тюрьмы, которым в то время был подполковник кн. Микеладзе. — Об этих духоборах см. в «Свободной мысли», Женева, 1900, № 5—6, стр. 77. Еще см. т. 72, письма № 251 (Син-Джону), 260 (Дзюбе) и 261 (начальнику Владикавказской тюрьмы).

36. 1110. Плутни Тверского, чтобы выманить Духобор. — П. А. Тверской — псевдоним, которым пользовался русский неполитический эмигрант Петр Алексеевич Дементьев (1852—1923?), сотрудник «Вестника Европы» и других журналов. Сам Тверской еще в 1899 г. сообщил Толстому о себе: «Зовут меня Петр Алексеевич, я — бывший Весьегонский (Тверской губ.) уездный предводитель дворянства и председатель земской управы, когда-то бросивший службу в гвардии, чтобы «идти в народ» и работать в земстве (1871—1881), на что и ухлопал всё мое состояние, и, кроме того, должен был эмигрировать. Здесь я долгим, тяжелым трудом, начатым без гроша чернорабочим на лесопилке, добился материальной независимости». (Письмо от 27 июня н. ст. 1899. АТБ.) Тверской натурализировался под фамилией Demens и обосновался в Лос-Анжелосе. В 1899—1900 гг. он усиленно старался убедить поселившихся в Канаде духоборов переселиться в Калифорнию, где он имел большие поместья, а потому был заинтересован в дешевой рабочей силе. В связи с этим, Толстой получил от него в начале февраля 1900 года обширное письмо, в котором он, между прочим, писал: «Мне удалось заинтересовать в переселении нескольких богачей архимиллионеров, в том числе некоего C. P. Huntington’a, владельца самой большой и самой богатой железнодорожной системы Запада, the Southern Pacific R. R. Company. Благодаря всему этому, недостижимое, повидимому, дело переселения и устройства 7400 нищих оказалось возможным. У них нет денег ни на переезд, ни на покупку земель, ни на устройство на новом месте, ни даже на пропитание. Но все эти преграды удалось устранить. Нашлись люди, предлагающие уплатить все расходы по перевозке и их и их семей и имущества, без процентов, с выплатой незначительными, сравнительно, постепенными вычетами из их будущей заработной платы. Другие предлагают годную землю, без цента наличными, с выплатой за нее после того, как будут ими уплачены расходы на их перевозку, посредством самых незначительных месячных взносов. Третьи дают постоянную подходящую работу, давая готовые жилища и гарантируя не менее двух долларов в день каждый день в году, кроме воскресений, на несколько лет. Само собой разумеется, что все эти предложения основаны на репутации честности и добросовестности духоборов и, относительно некоторых условий, под личным моим ручательством в исполнении ими договора. К счастию, мое личное финансовое и деловое положение в нашем штате настолько прочно установлено, что такое ручательство считается достаточным» (письмо от 28 января н. ст. 1900 г.). — Толстой ему не ответил. — Ряд писем Тверского к духоборам в AЧ (ГТМ).

7 марта 1900 г. Толстой получил письмо от Джона Беллоуза (см. прим. 845) с сообщением о том, что благодаря Тверскому «духоборы взбулгачились ехать в Калифорнию», а позднее им был получен ряд сообщений об этом же деле от людей, близко стоявших к духоборам. Они подтверждали, что большинство духоборов довольно своим положением в Канаде и не собирается никуда переселяться, и что лишь очень немногие отдельные лица (в том числе А. М. Бодянский) пытались найти для себя такое место поселения, где было бы возможно вести хозяйство без животноводства (письмо А. М. Бодянского к Толстому 10 апреля 1900 г., АТБ). См. т. 72, письма №№ 257 (Духоборам, переселившимся в Канаду) и 278 (кн. Д. А. Хилкову).

В начале 1900 года в «Новом времени» возникла полемика между Тверским и С. Н. Сыромятниковым (Сигмой) по поводу жизни духоборов в Америке (см. №№ 8583 и 8619 от 19 января и 25 февраля); позднее, вследствие завязавшейся полемики, Тверским было напечатано еще письмо в редакцию — «По поводу судьбы русских переселенцев в Канаде» («Вестник Европы» 1900, № 5), на которое отозвались А. Сакмаров (А. М. Хирьяков) письмом в редакцию («Вестник Европы», 1900, № 6), Л. А. Сулержицкий статьями в «Северном курьере» (1900, №№ 237 и 238) и В. Д. Бонч-Бруевич статьею в журн. «Народное хозяйство» (1901, № 5). Кроме того, Тверской напечатал книжки: «Духоборческая эпопея» (Спб., 1900) и «Новые главы духоборческой эпопеи» (Спб. 1901), в которых, между прочим, подробно излагает свой проект переселения духоборов в Калифорнию и отрицательно отзывается о влиянии А. М. Бодянского на духоборов (книжки были напечатаны по сведениям В. Д. Бонч-Бруевича журналом «Миссионерское обозрение», органом враждебно относившимся к духоборам). — См. еще статью П. А. Тверского «Из деловой переписки с К. П. Победоносцевым» («Вестник Европы», 1907, № 12).

37. 1111. Приехал милый Буланже — Павел Александрович Буланже (1865—1925), высланный в сентябре 1897 года из России за сношения с кавказскими духоборами и помощь им, после двух с половиною лет изгнания получил разрешение возвратиться в Россию. При этом с него было взято «письменное обязательство в том, что будет воздерживаться от всяких сношений с графом Львом Толстым и его единомышленниками на почве принятия на себя каких бы то ни было поручений по сектантским делам, а равно воспроизведения всеми способами воспрещенных к обращению сочинений названного писателя». Однако уже осенью того же 1900 г., вследствие получения «агентурных указаний» о поведении и намерениях Буланже, Департамент полиции «предложил московскому обер-полицеймейстеру предупредить словесно Буланже, что если он не прекратит безусловно всякого участия в делах сектантов и деятельности единомышленников Толстого, то вновь подвергнется удалению за границу» («Записка для памяти» чиновника особых поручений при Департаменте полиции Ратаева от 11 октября 1900 г. См. сводку В. Н. Карякина «Московская «охранка» о Л. Н. Толстом и толстовцах» — «Голос минувшего», 1918, № 4—6, стр. 302—303). О Буланже подробнее см. т. 50, комментарий к Дневнику от 9 ноября 1889 г. Еще см. т. 53.

38. 1111. Суллер — Леопольд Антонович Сулержицкий (1872—1916), выехавший 10 декабря 1898 года из России в качестве проводника кавказских духоборов, переселявшихся в Канаду, и проживший с духоборами больше года, вернулся в Россию. Вскоре он напечатал статью «О духоборах в Канаде» («Русские ведомости», 1900, № 56 от 26 февраля). Позднее выпустил книгу «В Америку с духоборами», изд. «Посредник», М. 1905. — В кругу друзей, в том числе и у Толстых, его большей частью называли «Суллер». Подробнее о Сулержицком см. т. 52, комментарий к Дневнику от 7 декабря 1895 г.

39. 1111-12. Коншин. — Александр Николаевич Коншин (1867—1919) незадолго до того приехал из Канады, куда он в числе других сопровождал, по просьбе Толстого, четвертую партию духоборов. О нем подробнее см. т. 52, комментарий к Дневнику от 19 декабря 1891 г.

40. 1112. Колечка живет, помогает мне. — Николай Николаевич Ге (р. 1857), сын художника Н. Н. Ге, помогал Толстому в его работах — переписывал рукописи и т. п. — Подробно о Н. Н. Ге см. т. 49 и 50.

41. 1112. Сер[ежа] с нами — Сергей Львович Толстой.

42. 1318. поэзия: «Для берегов отчизны дальней» — Стихотворение Пушкина, обращенное к Амалии Ризнич и написанное 27 ноября 1830 года:

Для берегов отчизны дальной
Ты покидала край чужой;
В час незабвенный, в час печальной
Я долго плакал пред тобой..
Мои хладеющие руки
Тебя старались удержать,
Томленья страшного разлуки
Мой стон молил не прерывать
Но ты от горького лобзанья
Свои уста оторвала;
Из края мрачного изгнанья
Ты в край иной меня звала.
Ты говорила — В день свиданья
Под небом вечно-голубым,
В тени олив, любви лобзанья
Мы вновь, мой друг, соединим.
Но там, увы, где неба своды
Сияют в блеске голубом,
Где тень олив легла на воды,
Заснула ты последним сном.
Твоя краса, твои страданья
Исчезли в урне гробовой —
Но сладкий поцелуй свиданья...
Его я жду; он за тобой...

Это стихотворение Толстой упоминает в первой редакции второй главы романа «Семейное счастье» (1858 г.) — слова героини романа: „Или за то, что слезы у меня навернутся, читая «Для берегов отчизны дальней»“. См. т. 5, стр. 173 и 311.

43. 1412. В работном доме — Существовавший в то время только в Москве «Городской Работный дом» состоял в ведении Городского присутствия по разбору и призрению нищих. Он помещался в Большом Харитоньевском переулке, д. № 24 (собств.), а его отделение — на Ермаковской улице, в доме Городской управы. Рассказ Толстого о посещении Работного дома см. в книге А. Б. Гольденвейзера «Вблизи Толстого», I, М. 1922, стр. 29, запись 24 февраля 1900 г.

44. 2420-22. Лесинг, кажется, сказал..... моя жена. — Готхольд Эфраим Лессинг (Gotthold Ephraim Lessing, 1729—1781), немецкий поэт и критик. — Эпиграмма Лессинга, упоминаемая Толстым в Дневнике, такова:

Das b?se Weib.

Ein einzig b?ses Weib lebt h?chstens in der Welt.

Nur schlimm, dass jeder seins f?r dieses einz’ge h?lt.

(G. Eph. Lessings S?mtliche Schriften, herausgegeben von K. Lachmann. Stuttgart. 1886, т. 1, стр. 12.)

Перевод эпиграммы: «Одна единственная злая женщина существует на свете, но, к сожалению, каждый считает свою жену такой единственной женщиной». Эпиграмму эту Толстой неоднократно вспоминал и приводил и раньше. В конце 1880-х годов он поместил ее в одной из первых редакций «Крейцеровой сонаты» в рассказ Позднышева (см. т. 27, стр. 385 и 612). Еще см. т. 52, Дневник, 1893, 5 октября.

19 марта. Стр. 15—17

45. 1529-31. Читал психологию, и с большой пользой, хотя и не для той цели, для к[оторой] читаю. — Толстой читал сочинения по психологии Вундта и Гефдинга (см. запись 24 марта 1900 г. и прим. 48 и 49). С какой целью он начал читать эти книги, сведений не сохранилось.

46. 161. Приехала Таня, довольна, счастлива. — Татьяна Львовна Сухотина (р. 1864), старшая дочь Толстого, вышедшая 14 ноября 1899 г. замуж за Михаила Сергеевича Сухотина. На другой день после свадьбы она уехала с мужем за границу, где жила сначала в Вене, а затем в Риме. См. т. 53, Дневник от 20 ноября 1899, текст и комментарий.

24 марта. Стр. 17—19.

47. 189. Вчера была страшная операция Тани. — Т. Л. Сухотиной, страдавшей фронтитом, 23 марта 1900 года была сделана в московской университетской клинике трепанация части черепа. Операцию делал приват-доцент доктор медицины (отоларинголог) Станислав Федорович фон-Штейн. В написанном в день операции письме к дочери, М. Л. Оболенской, Толстой так передает свои впечатления и переживания:

«Операция Тани кончилась благополучно.

Нынче утром, 23-го, совершилась ужасная Танина операция. Мама и Мих[аил] Серг[еевич] пошли с утра с нею в клинику. Должно было начаться в 10 и кончиться в 11. Я посидел дома, но не в силах был оставаться и, пропустив 11, пошел в клинику, надеясь придти к концу. Прошел час, два, всё нет конца. Она наверху в операционной среди кучи докторов в белых халатах с зеркалами на лбу, которые над ней, бесчувственной, что-то делают. Пришел Сережа, Маруся [М. А. Маклакова], Количка, потом Миша, Саша. Мы все, тоже в белых халатах, ждем и мучаемся. Я с Мих[аилом] Серг[еевичем] вошел наверх, заглянул в дверь; меня позвали, я вошел: лежит труп желто-бледный, бездыханный, ноги выше головы, и в закинутой голове дыра в черепе такого размера [чертеж], кровавая и глубокая, пальца в три, и толпа белых смотрит, а один ковыряет. Оказалось, что в лобной полости было неожиданно три перегородки, которые они разрушали и всё выскребали и этим объясняли продолжительность — более 21/2 часов.

Когда ее снесли вниз, она долго не могла очнуться — ложкой ей разжимали стиснутый с пеной рот. Я позвал: Таня. Она открыла глаз (другой завязан и из под повязки кровь) и опять закрыла. Ее рвало, тошнило. Говорят, что операция удалась. Трубка вставлена.

Сейчас 11-й час вечера, я только что от нее. Она совсем слаба, но духом бодра, не жалуется и не боится. Маруся у ней ночует.

Общее впечатление мое, что это западни, в кот[орые] доктора ловят людей. И они ужасно противны. Я думаю, особенно ясно это понял после очень сильного пережитого чувства и вызванных им мыслей, что всё это ненужно и дурно. Умереть мы все всегда умрем и болеть все будем: выздоровеем от одной, заболеем от другой. И главное — лечить отдельно каждый себя за 50, 500, 5000 не должен и не может. Не должен потому, что другие мрут без помощи, и помогать нужно всем, а не каждый только себе и своим, и не может потому, что так устроено, что при всех этих помощах столько же опасности, сколько было бы без леченья». См. еще т. 72, письма №№ 264 (М. Л. Оболенской) и 265 (А. Л. и О. К. Толстым).

Вспоминая об операции, сделанной Т. Л. Сухотиной, Александра Львовна Толстая сообщает: «... вечером мама [С. А. Толстая] с возмущением рассказывала про профессора. Отец сидел рядом с операционной и ждал. Вдруг дверь отворилась и с засученными рукавами, в белом халате вышел фон-Штейн.

— Лев Николаевич, хотите посмотреть на операцию?

На столе захлороформированная, без сознания лежала Таня, бледная как смерть. Кожа на лбу была разворочена, череп пробит, лицо в крови. Отец побледнел и зашатался. Его подхватили под руку». См. Александра Толстая, «Из воспоминаний» — «Современные записки», XLVI, Париж 1931, стр. 140.

48. 1824-25. Читаю психологию. Прочел Вундта — Вильгельм Вундт (Wilhelm Wundt, 1832—1920), немецкий физиолог и философ, профессор Лейпцигского университета, основатель так наз. экспериментальной психологии. Толстой, вероятно, читал его «Grundriss der Psychologie», Лейпциг 1896 (русский перевод под редакцией Н. Я. Грота).

49. 1825. и Кефтинга. — Так в подлиннике. Должно быть: Гефдинга («Очерки психологии, основанной на опыте», пер. под ред. Я. Колубовского, М., 1896), которого Толстой читал и который придерживается теории параллелизма душевной и телесной жизни, критикуемой Толстым ниже. — Гаральд Гефдинг (Harald H?ffding, p. 1843 г.), датский психолог, профессор Копенгагенского университета. Его «Очерки психологии» получили широкое распространение в качестве университетского руководства по психологии.

50. 208. по Дарвину — Чарльз Дарвин (Charles Darwin, 1809—1882), английский естествоиспытатель, основоположник теории естественного отбора. См. т. 50, Дневник от 19 декабря 1888 и комментарии к нему.

6 апреля. Стр. 20—24.

51. 2017. Сережа играет — Сергей Львович Толстой играл на фортепиано.

52. 2022. Был на лекции Обол[енского], — Леонид Егорович Оболенский (1845—1906), писатель, философ, знакомый с Толстым с середины 1880-х годов. Подробнее о нем см. т. 50 и 51.

31 марта 1900 г. в библиотечном зале университета состоялось под председательством кн. C. Н. Трубецкого 183-е заседание Московского Психологического общества, в котором Л. Е. Оболенский прочел доклад на тему:

«Аристократизм, как всеобщий идеал». Толстой, хотя и был почетным членом Общества, сидел среди «посторонней публики», вследствие чего присутствие его не отмечено в отчете. См. «Вопросы философии и психологии», кн. 56, стр. 199.

53. 2022-23. и странная случайность: обратился к его сыну. — Толстой в ту зиму лечился от ревматизма горячими ваннами и прямо с заседания должен был пойти в водолечебницу. Не имея возможности прослушать доклад до конца, Толстой, собравшись уйти, но боясь обидеть своим уходом докладчика, обратился к своему соседу с просьбою как-нибудь передать ему, что он уходит не потому, что ему скучно или не нравится доклад, а потому что для него заказана ванна. И тут Толстой узнал, что соседом его был сын лектора — Леонид Леонидович Оболенский (1873—1930), в то время экономист, сотрудник газет. Впоследствии видный деятель партии ВКП(б), после Октябрьского переворота Л. Л.

Оболенский сначала работал на дипломатическом поприще — он участвовал в подписании Рижского мира, а затем был полномочным представителем СССР в Польше. Позднее он перешел на работу в Наркомфин СССР (членом коллегии), а в 1929 г. был назначен начальником Главискусства (Наркомпрос РСФСР). Затем стал директором Государственного Эрмитажа. Специалист в области марксистского искусствоведения.

54. 2023-25. в тот вечер, как ехал к Олсуф[ьеву], чтобы передать прошение молокан, приехал мисионер американский — Гр. Александр Васильевич Олсуфьев (1843—1907), генерал-адъютант, старинный знакомый Толстого. О нем см. т. 49 и 70. О миссионере сведений не найдено.

Представители карсских (см. прим. 33), а позднее трех тысяч эриванских молокан просили Толстого помочь им исхлопотать разрешение на выезд из России в Америку. Толстой отвез прошение карсских молокан на «высочайшее имя» находившемуся временно в Москве гр. Александру Васильевичу Олсуфьеву, который, будучи генерал-адъютантом Николая II, имел возможность передать прошение непосредственно царю, минуя канцелярии. См. письмо Толстого к гр. А. В. Олсуфьеву (недоставленное?) от 2 мая 1900 г., т. 72, № 277. Толстой позднее сообщил кн. Д. А. Хилкову: «Олсуфьев передал Николаю и Николай сказал: опять духоборы? Олсуфьев сказал: нет, молокане. — Ну оставьте, я прочту». (См. т. 72, письмо № 278, от 2 мая 1900 г.). Разрешение было молоканами получено неофициально только в 1901 г., причем выезд из России они могли осуществлять лишь небольшими партиями, по полтораста-двести человек. Переселение их совершалось в течение десяти лет с 1901 до 1911 года. Поселились они в Калифорнии и Мексике. См. т. 72, стр. 352—353.

55. 2030. с Сашей. — Александра Львовна Толстая (р. 1884), младшая дочь Толстого. Ей было в то время около шестнадцати лет. О ней см. т. 49.

56. 2030. С Левой — Лев Львович Толстой (р. 1869), третий сын Толстого.

2 мая. Стр. 24—25.

57. 248-9. Все время б[ыл] занят двумя статьями. — Статьи «Рабство нашего времени» и «Патриотизм и правительство» (см. прим. 8 и 30).

58. 2410. Было и тяжелое, — Возможно, что Толстой имеет в виду переживания в связи с перенесенной Татьяной Львовной операцией и с «горем» С. Н. Толстого (см. прим. 47 и 11), которое для него, Толстого, по его словам, «продолжает быть очень, очень больно». См. т. 72, письмо № 266, к М. Л. Оболенской от 2 апреля 1900 г.

59. 2411-12. Завтра еду к Маше. — Толстой поехал к дочери, М. Л. Оболенской, в ее имение Пирогово Крапивенского уезда Тульской губ., находившееся по соседству с имением брата Толстого — Сергея Николаевича. — В письме к Чертковым от 7 мая 1900 г. Толстой писал: «Я живу у Маши 4-й день и, несмотря на то, что она бедняжка больна — выкинула, мне так хорошо у нее, что я чувствую себя особенно счастливым» (См. т. 88). Толстой ездил в Пирогово повидаться как с Марьей Львовной, так и с Сергеем Николаевичем. См. т. 84, письма Толстого к С. А. Толстой от 6 мая 1900 г.

60. 2530. Кончил все письма — 2 мая 1900 г. Толстой написал письма: кн. Лидии Борисовне Барятинской (по сцене — Яворской) в ответ на ее просьбу принять участие в затеянном ею сборнике в пользу голодающих; студенту Отто Домбровскому (Москва) в ответ на религиозные вопросы; вице-президенту Академии наук Михаилу Ивановичу Сухомлинову в ответ на присланный диплом (на звание почетного академика) и на просьбу сообщить имена писателей, предлагаемых Толстым к избранию в почетные академики; гр. Александру Васильевичу Олсуфьеву (недоставленное?) с просьбой о передаче Николаю II прошения эриванских молокан; кн. Дмитрию Александровичу Хилкову в ответ на его письмо из эмиграции; Паулю Эльцбахеру в ответ на его сообщение об отсылке Толстому его книги об анархизме; Иоганну Клейнпопену, старику-инвалиду германской армии; чешскому учителю Ценеку Сыровы в ответ на его желание переменить «свое настоящее положение на простую жизнь крестьян»; Альберту Шкарвану в ответ на его письмо по поводу полемики о переведенном Шкарваном рассказе Мопассана. — См. т. 72, письма №№ 274—282.

5 мая. Стр. 25—26.

61. 2535. Видел Сережу. — Брат Толстого, граф Сергей Николаевич Толстой (1826—1904).

62. 261. Обдумал Нов[ое] рабство — Одно из названий статьи «Рабство нашего времени».

63. 269. Думаю о крестьянском романе. — Замысел этот не был осуществлен.

17 мая. Стр. 26.

64. 2628. Вчера написал 2-й акт Трупа. — Т. е. драмы «Живой труп». См. прим. 27.

19 мая. Стр. 27.

65. 273. написал два акта. — Драмы «Живой труп».

66. 275-6. писал последнюю главу. — Статьи «Рабство нашего времени».

23 июня. Стр. 27.

67. 2712-14. Ужасно хочется писать..... продолжение Воскр[есения]: крестьянская жизнь Нехлюдова. — Замысел этот не был осуществлен. См. т. 33.

68. 2719. америк[анец] Курти. — Иеремия Куртин, американский литератор, переводчик. О нем имеются следующие сведения в письме Победоносцева к Александру III от 8 января 1893 г.: «Лет 15 тому назад при здешнем северо-американском посольстве состоял молодой человек, Иеремия Куртин. Он усердно занимался тогда изучением русского и славянских языков. Давно уже выехав отсюда, он проживает в Америке и в Ирландии, и от времени до времени выпускает в свет свои переводы с русского и польского языка. Так, в недавнее время изданы в Америке переводы его из Пушкина, из Лермонтова, большие исторические романы Сенкевича, русские сказки и т. под. Свои издания он мне иногда присылает. Ныне прислал свой перевод «Князя Серебряного», гр. Толстого, и просит меня поднесть эту книгу от имени его вашему императорскому величеству» («К. П. Победоносцев и его корреспонденты», т. I, полут. 2, М. 1923, стр. 975).

В начале июня 1900 года Куртин приехал в Россию, как сообщали газеты, специально для свидания с Толстым и с художником В. В. Верещагиным.

69. 2719-20. St. John. Я полюбил его. — Артур Карлович Син-Джон (St. John) был у Толстого дважды: в начале мая в Пирогове и 19?—21 июня в Ясной поляне. Он собирался ехать в Финляндию для ознакомления с учебными заведениями. Но 4 июля был арестован у П. А. Буланже на даче и отправлен с жандармами до австрийской границы. Высылка его из России была вызвана тем, что будучи еще раньше выслан из России «за агитацию в среде духоборов» (см. т. 53), он «самовольно» приехал в Россию весной 1900 г. Его же пребывание в России было нежелательно для властей из-за его близости с духоборами и с Толстым. — Переехав границу, Син-Джон написал Толстому письмо, в котором, вспоминая свое последнее общение с Толстым, между прочим, писал: «Это было так приятно, что я Вам мог, хотя так мало, играть r?le секретаря». (Spolna, 28 июня н. с.) Действительно, гостя у Толстого в Ясной поляне, Син-Джон помогал Толстому: писал под диктовку Толстого английские письма, отвечал по его поручению и т. п. См. т. 72, письма № 318 (Кенворти), 322 (Гарнету) и 323 (Любену), а также № 327 (М. Л. Оболенской), в примечании к которому дана цитата из письма П. А. Буланже от 6 июля об аресте Син-Джона.

12 июля. Стр. 27—31.

70. 281. Таня здесь. Жалкая. — Татьяна Львовна в то время ждала ребенка. Накануне дня записи, 11 июля, Толстой писал М. Л. Оболенской: «Я рад очень Тане». См. т. 72, письмо № 327.

71. 3021-22. Зло все..... от промежуточных, как это же говорит Паскаль. — Ср. Блез Паскаль. Мысли (о религии). Перевод с французского П. Д. Первова. Издание 2-е, дополн., М. 1899, стр. 68 (глава IV, § XIV).

72. 318 и 3122-23. Вечер... Сыро, дождь... Пчела торопится. — Эти заметки Толстой, вероятно, был намерен использовать в одном из произведений.

73. 3233. Евангелики, — Под общим названием «евангеликов» принято обозначать тех верующих в дословную боговдохновенность Библии, которые, не принадлежа ни к одной из традиционных государственных церквей, верят в Иисуса Христа, как единородного сына божьего и своего искупителя перед богом-отцом от кары за свою греховность, унаследованную ими от Адама, сотворенного богом.

7 августа. Стр. 32—33.

74. 3226-27. Кончил и отослал и Р[абство] н[ашего] в[ремени] и о смерти Гумберта. — Гумберт (Ubberto I, 1844—1900), итальянский король, был убит в Монце анархистом Бресси 29 июля 1900 года. Это событие вызвало со стороны Толстого статью «Не убий», впервые напечатанную в «Листках Свободного слова» (№ 17, 1900). Статья датирована 8 августа 1900 г.

Обе упомянутые статьи Толстой отослал В. Г. Черткову в Англию для напечатания.

Гаэтано Бресси был приговорен судом присяжных к пожизненному тюремному заключению, а на другой день был задушен в своей камере тюремным надзирателем. По официальной же версии он кончил самоубийством. — Назначенное Бресси наказание дало мысль группе русских женщин обратиться к вдове Гумберта королеве Маргарите с просьбой об облегчении участи осужденного юноши. См. об этом письмо Евгении Александровны Караваевой к Толстому и его ответ ей от 5 октября 1900 г. в т. 72, стр. 476—477.

75. 3227-28. Здесь теперь Меньшиков — Михаил Осипович Меньшиков (1859—1919), писатель, публицист, лично знакомый с Толстым и в 1890-х годах относительно близкий ему своим образом мыслей. См. о нем подробнее т. 52, комментарий к Дневнику от 24 января 1894.

М. О. Меньшиков приезжал в Ясную поляну просить у Толстого для журнала «Неделя» драму «Живой труп». Толстой отказал. Осенью того же года Меньшиков прислал ему письмо (дата: 29 сентября 1900), в котором, между прочим, писал: «... Летом я уехал от вас в радостном волнении, убедившись, что Вы ко мне действительно расположены. Хоть в совести своей я знаю, что не заслуживаю этого, и это больно, но всё же хочется, чтобы это так было. — Помните, мы говорили о «Неделе», о том, что если не разрешат Буланже «Знамя», то у людей вам близких всё же будет свой журнал, пока «Неделя» останется в моих руках. Новые издатели «Недели» хорошо знают мои взгляды, но окончательно вручили мне действительное заведывание газетой, так что теперь я должен считать себя ответственным нравственно за всё, что у нас появится. Появляется и появится, конечно, много ложного, необдуманного, но хотелось бы, чтобы это случалось только невольно. — Не скрою, дорогой Лев Николаевич, что мне очень хочется Вашей поддержки. Нуждаюсь в ней, но просить не смею... — Так как очень хочется иметь что нибудь Ваше и ничего нет, то я придумал — не разрешите ли вы напечатать довольно большие два письма ваших о разуме, писанные ко мне в 1897 г.?... — Конечно, «Неделя» была бы страшно рада помещать всё, что вы напишете, т. е. беллетристическое, но это — мечта. — Не заподазривайте меня в корыстных целях (я не издатель), и не о материальной выгоде хлопочу. Мне просто хотелось бы быть к вам поближе...» (АТБ). См. еще письма Толстого к Меньшикову 1900 года — т. 72, №№ 376, 377 и 398.

Вскоре, с переходом Меньшикова в «Новое время», Толстой изменил к нему отношение и отзывался об его газетной деятельности отрицательно.

76. 3229. и Страхов Ф. А. — Федор Алексеевич Страхов (1861—1923), друг и единомышленник Толстого, автор ряда философских книг и статей. Книга его «Искание истины», изд. «Посредника», снабжена вступительным письмом Толстого. Целый ряд мыслей Ф. А. Страхова Толстой включил в «Круг Чтения». — О нем см. статью A. C. Панкратова — «Ученик Толстого» — «Русское слово», 1910, № 276; еще см. заметку «Смерть толстовца Ф. А. Страхова» в «Известиях ВЦИК», 1923, № 211 от 18 сентября. — Подробнее о нем см. т. 50, комментарий к Дневнику от 1 января 1889.

77. 3235, Маша с мужем. — Марья Львовна и Николай Леонидович Оболенские. См. прим. 9.

15 августа. Стр. 33—35.

78. 357-8. (прекрасная выписка из Ничше) — Толстой имеет в виду главу «О ребенке и браке» в сочинении Ницше «Так говорил Заратустра». В архиве Толстого сохранилась упоминаемая им в Дневнике «выписка», сделанная неизвестной редакции рукою. Приводим полностью эту выписку, дающую текст Ницше в русском переводе:

«У меня вопрос к тебе одному, брат мой: как ложь брошу я этот вопрос в твою душу, чтобы узнать глубину ее.

Ты молод, ты хочешь ребенка, хочешь жениться. Но я спрашиваю тебя: такой ли ты человек, который имеет право желать ребенка. Побеждаешь ли ты себя, владеешь ли ты собой, властелин ли ты своей чувственности и господин своих добродетелей?

Вопрошаю я тебя так: не говорит ли из твоего желания — животное и потребность, или одиночество, или недовольство собой?

Я хочу, чтобы и твоя победа и твоя свобода стремились бы к ребенку.

Живые памятники должен ты воздвигнуть твоей победе и твоему освобождению.

Ты должен строить выше своей постройки. Но прежде должен ты построить себя прямоугольным и телом и душою.

И не только должен увеличиваться в ширину, но и в вышину. В этом да поможет тебе сад брака.

Высшее тело должен ты создать, первое движение, колесо, катящееся само собою — ты должен сотворить творящего.

Брак это есть желание двоих сотворить одно, которое более тех, которые его создали.

Брак есть взаимное уважение друг к другу, уважение к желающему то же самое.

Пусть это будет смыслом и правдой твоего брака».

Выписка эта, находившаяся в Яснополянском кабинете Толстого, хранится в ГТМ.

См. еще эту цитату из Ницше в более удачном переводе Ю. М. Антоновского (изд. 2-е, П. 1903, стр. 93—94). Ср. текст цитаты в подлиннике: «Nietzsche’s Werke. Erste Abtheilung. Band VI. Also sprach Zarathustra», verl. von C. G. Naumann, Leipzig, 1904, стр. 102—103 («Von Kind und Ehe»).

21 августа. Стр. 35—37.

79. 3525-27. Писал драму..... лица изменились. — Толстой писал драму «Живой труп». См. т. 34.

80. 3529. Нынче поднялся старый соблазн. — Под словами «старый соблазн» Толстой подразумевает желание уйти из тяготивших его условий жизни.

81. 3529-30. Ал[ександр] Пет[рович] ушел. — Александр Петрович Иванов (1837—1912), переписчик Толстого. О нем см. т. 49 и 50. — Уйдя из Ясной поляны, А. П. Иванов, спустя немного времени, появился в Москве, в Хамовниках, и Софья Андреевна написала Льву Николаевичу об его поведении: «Александр Петрович всё пьет, второй день, кричит и ругается с людьми, ничего не делает, спит, и того и гляди, что пропадет...». «Александр Петрович, пропив два рубля, занятых у прислуги, всё спал, но теперь пришел в аккуратность и начал переписывать...» (Письма от 22 и 24 октября 1900 г., АТБ).

82. 3530. Вчера был Буланже с редак[тором]. — П. А. Буланже намерен был тогда издавать при ближайшем участии Толстого, И. И. Горбунова-Посадова и А. Н. Коншина, «еженедельный, иллюстрированный, литературно-политический и научный журнал» в духе взглядов Толстого, под названием «Утро». Официальным редактором его был намечен приезжавший в Ясную поляну 20 августа 1900 года Митрофан Викторович Довнар-Запольский (о нем см. ниже, прим. 294). Художественным отделом журнала должен был заведывать художник Константин Анемподистович Михайлов (о нем см. прим. 294). Официальным издателем согласился быть Александр Николаевич Коншин (см. прим. 39), который и обратился за разрешением на журнал в Главное управление по делам печати. Журнал был близок к осуществлению, но в последней фазе хлопот по его разрешению тогдашний реакционно настроенный начальник Главного управления по делам печати, князь Н. В. Шаховской (1857—

1906), в последний момент объявил, что он не может разрешить этого журнала, связанного с Толстым. Этот отказ в разрешении журнала был подготовлен Департаментом полиции, установившим путем перлюстрации писем Коншина и Буланже, что «Коншин и Довнар-Запольский являются лишь подставными лицами, под фирмою которых он [журнал] будет выходить: закулисным же редактором газеты будет Буланже, а главными сотрудниками — граф Лев Толстой и его последователи, как-то: князь Хилков и Цецилия Виннер, Маковецкий, Шарапова и т. п. личности, более или менее сомнительной благонадежности». См. заметку „Судьба еженедельника «Утро»“ в сводке В. Н. Карякина «Московская «охранка» о Л. Н. Толстом и толстовцах» — «Голос минувшего», 1918, № 4—6, стр. 300—303.

В день посещения Ясной поляны П. А. Буланже и М. В. Довнар-Запольским Толстой совместно с ними разрабатывал план издания журнала.

83. 3530. с редак[тором]. — Т. е. с М. В. Довнар-Запольским. Митрофан Викторович Довнар-Запольский (1867—1934), историк и этнограф, доктор русской истории. По окончании историко-филологического факультета киевского университета св. Владимира, в 1894 году переехал в Москву, где готовился к профессуре и в 1899 г. начал чтение лекций в университете. В 1901 г. перешел в киевский университет на кафедру русской истории, которую занимал до 1920 г. В Киеве он открыл в 1905 г. Высшие женские вечерние курсы, и в 1906 г. Высшие коммерческие курсы, преобразованные позднее в Коммерческий институт, директором которого он состоял. После 1920 г. он работал в Харькове (Институт народного хозяйства), в Баку (Политехнический институт) и в Московской Сельскохозяйственной академии имени Тимирязева, где читал курс по истории народного хозяйства. По выходе в 1929 году в отставку, продолжал научно-исследовательскую работу, в частности работал по промысловой кооперации, изучал экономику кустарных художественных промыслов. — М. В. Довнар-Запольский написал ряд трудов по русской истории и по истории, литературе и этнографии Белоруссии, а также по истории русского революционного движения и по истории русского народного хозяйства. Диссертации его: магистерская — «Государственное хозяйство великого княжества Литовского при Ягеллонах», т. I, Киев 1901; докторская — «Очерк истории западно-русского крестьянства в XVI в.», Киев 1905. Список его трудов напечатан в «Гiстарычна-архэолёгiчни зборнiке», изд. Інстытуту Беларускае культуры, № 2, Минск 1929.

В 1900 году, когда М. В. Довнар-Запольский познакомился с Толстым, то жил еще в Москве, читал в качестве приват-доцента лекции в университете, занимал должность старшего помощника архивариуса Московского архива Министерства юстиции, состоял секретарем Археографической комиссии Московского археологического общества и преподавал в женских гимназиях Ржевской и Купчинской. Кроме того он в то время был неофициальным редактором еженедельного журнала «Народное благо».

Вспоминая о своем первом посещении Толстого, Довнар-Запольский говорит, что по портретам он представлял себе его «полным, мощным старцем с суровым лицом», а в действительности он увидел «фигуру старца, украшенную красивой бородой, среднего роста, немножко сгорбленного и довольно тщедушного, широкие складки блузы висели на нем... Внешний облик его давал впечатление мягкости, как бы соответствовал высоте его учения, исходившего из любви к ближнему». «Вслед за короткой передышкой после обеда, всё остальное время до позднего вечера я провел со Львом Николаевичем и Буланже. До вечернего чая мы были в саду и почти всё время разрабатывали план издания журнала, план будущих работ. После чая мы отправились гулять, сначала по полям, потом зашли в лес над рекой Воронкой. Густой туман спустился наземь, мы долго не могли попасть обратно к усадьбе. Так как мы ходили по бездорожью, то Лев Николаевич заблудился, и только поздним вечером мы наконец попали к забору сада, через который пришлось перелезать. Правду говоря, я страшно устал, несмотря на свои молодые годы, но хуже то, что в ходьбе я отставал от Льва Николаевича, приходилось не раз просить замедлить шаг или дать передышку». Толстой шутил, убеждал Довнар-Запольского бросить городской образ жизни и «со страстностью молодого убежденного врача» уговаривал его бросить куренье.

В связи с проектом организации журнала М. В. Довнар-Запольский вспоминает о сущности своих бесед с Толстым. «... В нашей беседе вопрос об издании журнала играл большую роль. Меня очень стесняло обращение со мной великого писателя как с таким редактором, который должен давать указания сотрудникам, в том числе и самому Толстому. Меня стесняли его просьбы дать ему тот или иной совет. В это самое время Лев Николаевич был близок к окончанию драмы «Живой труп» и работал над повестью. Он спрашивал меня, с каким из этих произведений удобнее выступить с первого же номера. Мне думалось, что начать с повести было бы удобнее. С этим он согласился и заявил, что немедленно же засядет за ее окончание и отделку. — После некоторых колебаний Лев Николаевич согласился взять на себя редактирование литературного отдела. Он с увлечением говорил о своей будущей редакторской работе и приводил меня в смущение своими заявлениями, что обо всем будет со мной совещаться. Я мог возражать ему только одно, что я совсем не подготовлен к тому, чтобы разбираться в вопросах изящной литературы». В той же беседе Толстой рассказал Довнар-Запольскому о том, что обдумывает «повесть из жизни декабристов». Он советовался с своим гостем, как историком, и поразил его «тем многолетним накоплением знаний эпохи, которое выявил в разговоре». (Сообщение М. В. Довнар-Запольского. Архив К. С. Шохор-Троцкого).

О затеянном П. А. Буланже журнале и о судьбе этой затеи см. прим. 82, 92, 160 и 206. Еще см. т. 88, письмо к В. Г. Черткову от 11 декабря 1900.

84. 3530-31. Читал George Eliot — Джордж Элиот (George Eliot, псевдоним Мэри-Анны Эванс, 1819—1881) считается после Диккенса и Теккерея самой выдающейся представительницей английского романа девятнадцатого века. Толстой высоко ценил ее творчество, а ее роман «Адам Бид» («Adam Bede») причислял к образцам «высшего» искусства («Что такое искусство?», гл. XVI). См. еще отзывы Толстого о Дж. Элиот в т. 60, письмо к гр. А. А. Толстой от 12 июня 1859 г., и т. 83, письмо к С. А. Толстой № 297 от 2 февраля 1885 г.

В Яснополянской библиотеке имеются следующие сочинения Элиот: «Adam Bede» (Leipzig, 1859), «Felix Holt, the Radical» (L. 1867), «Romola» (L. 1863), «The Mill on the Floss» (L. 1860), «Middlemarch» (Berlin, 1872—74). Первые три издания с пометками Толстого.

Какое сочинение Элиот читал Толстой в августе 1900 года выяснить не удалось.

85. 3531. и Ruskin’а — Джон Рёскин (John Ruskin, 1819—1901), английский писатель, критик, историк искусства, экономист.

Какие сочинения Джона Рёскина Толстой читал в августе 1900 года неизвестно. Возможно, что он читал в рукописи подготовленный Л. П.

Никифоровым перевод отдельных произведений Рёскина или сборников его афоризмов (в 1900—1902 годах вышел в свет ряд произведений Рёскина в переводе Л. П. Никифорова).

86. 369. Сережу называю Андрю[шей], — Сыновья Толстого: Сергей Львович и Андрей Львович.

87. 3715. Начал о безверии. — Статья эта не была закончена Толстым.

30 августа. Стр. 38—39.

88. 3812. 72 года. — Л. Н. Толстому исполнилось семьдесят два года 28 августа 1900 г.

89. 3918 Что отец делает, то и сын делает. — Ср. Евангелие Иоанна, V, 19: «... Иисус сказал: истинно, истинно говорю вам: сын ничего не может творить сам от себя, если не увидит отца творящего: ибо, чт? творит он, то и сын творит также».

7 сентября. Стр. 39—42.

90. 392829. Андрюша уезжает..... подвод. — Андрей Львович Толстой переезжал с женой и ребенком из Ясной поляны в свое имение Таптыково (Тульской губ. и уезда), находившееся в семнадцати верстах от Ясной поляны.

91. 3929. Salomon..... здесь. — Карл Альфонсович Саломон (Charles Salomon, p. 16 июля 1863), знакомый Толстых, профессор русского языка в парижских учебных заведениях и переводчик некоторых произведений Толстого на французский язык. О нем см. т. 52, комментарий к Дневнику от 23 августа 1893.

92. 3930. Журнал не устраивается. — М. В. Довнар-Запольский получил от управляющего канцелярией московского генерал-губернатора (вел. кн. Сергея Александровича) В. К. Истомина неудовлетворительный ответ в связи с хлопотами о журнале. На «записке для памяти», составленной чиновником особых поручений при Департаменте полиции Л. А. Ратаевым и пересланной Департаментом московскому генерал-губернатору «на заключение», последний надписал резолюцию: «Высказаться отрицательно» («Голос минувшего», 1918, № 4—6, стр. 303).

93. 403233. увеличивает знаменатель. — Толстой любил говорить, что «человек это дробь. Все качества, достоинства человека — числитель. Мнение же его о себе — знаменатель. Избави Бог, если, как это часто бывает, разрастется до бесконечности знаменатель» (из письма к П. П. Соколову от 11 апреля 1910 г.). «Постарайтесь как можно больше уменьшить ваш знаменатель, и чем больше вы достигнете этого, тем радостнее будет ваша жизнь для вас самих и тем нужнее другим людям» (из письма к Ш. Миньковичу от 27 марта 1910 г., т. 81). — См. еще о том же в т. 42, «Круг чтения» на 9 сентября, и в книге Н. Н. Гусева «Два года с Л. Н. Толстым» (изд. «Посредник», М. 1912, стр. 238).

94. 411213. Человек ходит, Бог водит — русская пословица.

95. 4211. 11) К большой драме — Под «большой драмой» Толстой, вероятно, подразумевает «драму христианского воскресения» (см. т. 53, Дневник от 13 декабря 1897), т. е. драму человека, переживающего начальное пробуждение религиозного сознания. Название же «драма христианского воскресения», как и название «своя драма» (в списке сюжетов — см. стр. 340), несомненно является одним из названий той незаконченной им драмы, которую Толстой позднее озаглавил «И свет во тьме светит» и которая впервые появилась в свет в «Посмертных художественных произведениях» (изд. A. Л. Толстой, М. 1911), но с обширными цензурными пропусками. Полностью драма эта впервые вышла в заграничном издании И. П. Ладыжникова (под ред. В. Г. Черткова, Берлин, 1912) и в издании Толстовского Общества в Москве — по подлинным рукописям автора под ред. В. И. Срезневского (М. 1919), напечатавшего статью „О личном элементе в драме Л. Н. Толстого «И свет во тьме светит»“ («Бирюч Петроградских госуд. академических театров», II сб. статей под ред. A. C. Полякова, П. 1920). Еще см. т. 35. — Автобиографичность этой драмы, между прочим, подтверждена самим Толстым — в его письме к М. Л. и Л. Л. Толстым (май 1893): «Пересматривал начатое [«И свет во тьме светит»] и одно начало — вы не знаете — и хочу кончать и выложить там часть то[го], что испытываю» (см. т. 66); в беседе же с Оскаром Блюменталь Толстой сказал: «Я обдумываю уже в течение нескольких лет драму, близкую моему сердцу... Эта пьеса будет содержать мои собственные испытания — мою борьбу, мою веру, мои страдания, — всё, что близко моему сердцу». См. «Сборник воспоминаний о Л. Н. Толстом», изд. «Златоцвет», М. 1911, стр. 70. Слова сказаны весной 1894 г.

96. 422425. К мал[ой] драме: умирая, Федя...... несите. — «Малой драмой» Толстой здесь назвал драму «Живой труп». В последней редакции этой драмы умирающий Федя Протасов говорит другие слова. См. т. 34.

22 сентября. Стр. 4244.

97. 422829. Галя Ч[ерткова] пишет..... два начала воззваний. — Анна Константиновна Черткова (1859—1927), рожд. Дитерихс, жена В. Г. Черткова, друг и единомышленница Толстого, деятельный и выдающийся инициативою и энергией сотрудник издательства «Свободное слово», а также всех других редакционных и издательских начинаний В. Г. Черткова. В то время жила вместе с ним в Англии. — См. о ней т. 50, Дневник от 25 июля 1889, с комментарием, и т. 85, комментарий к письму № 119.

Толстым упоминается письмо А. К. Чертковой от 15 сентября 1900 (АТБ).

Еще в 1897—1898 гг. Толстой набросал текст двух «воззваний», которые тогда не были им закончены. В 1900 году, по просьбе А. К. Чертковой, он вновь взялся за них и обработал. Обе эти статьи были впервые напечатаны в изд. «Свободного слова» (Christchurch, 1900), под названием: «Где выход?» («Листки Свободного слова», № 18) и «Неужели это так надо?». Впоследствии обе статьи были напечатаны и в России в разных изданиях, но все издания с полным текстом были конфискованы. См. еще т. 34.

98. 423032. В одном вписал..... религии. — В «воззвании», превратившемся в статью «Неужели это так надо?»

99. 431. Был у Маши и у бр[ата] Сережи.— Толстой был в Пирогове, у М. Л. Оболенской и у гр. С. Н. Толстого.

100. 4312. был у Андрюши. — Андрей Львович Толстой в это время устраивался в приобретенном им имении Таптыково, Тульского уезда. — Толстой писал тогда же С. А. Толстой: «Дня три тому назад был у Андрюши с Сашей. У него очень хорошо по внешности, но и внутренно не дурно». См. т. 84, письмо от 22—23 сентября 1900 г.

101. 4356. Таня уехала. Нынче от нее милое письмо. — Татьяна Львовна Сухотина уехала в имение своего мужа Кочеты, Новосильского уезда Тульской губернии.

5 октября. Стр. 44—45.

102. 4428. Все тем же занят. — Работой над статьей «Неужели это так надо?» (см. прим. 97).

103. 442829. Одну, о земельном труде, послал. — Толстой послал В. Г. Черткову в Англию для напечатания статью «Где выход?» (см. прим. 97).

104. 442930. Был бодрый Бул[анже]. Журнал не брошен. — П. А. Буланже продолжал настойчиво добиваться разрешения журнала.

105. 4512. напрасно сказал, что сознание Б[ога] в себе не помогает. — 2-го октября 1900 г. Толстой писал В. Г. Черткову: «Вы знаете, что у меня всегда есть дорогие мне, потому что нужные для моей жизни, мысли, которыми я руководствуюсь, лечусь, подкрепляюсь, как духовным лекарством. И всегда бывает так, как и в материальном лекарстве, — организм притерпится к лекарству, и оно уже не действует. Последнее же время, больше месяца, у меня есть лекарство удивительно помогающее и до сих пор действующее. Лекарство это предназначено от разлучения с Богом, — у меня оно выражается — хотел сказать: приготовляется — так: я напоминаю себе, как могу чаще, что во мне божеское начало есть, Бог, такое существо, которое не может ни огорчаться, ни сердиться, ни бояться, ни стыдиться, ни гордиться, а может только делать то, что Бог «что Отец делает, то и сын», только делать добро людям, любить. И вот часто напоминая себе это в спокойные минуты, когда один и можешь молиться, приучаешь себя к тому, чтобы вспоминать это, сознавать в себе Бога в трудные минуты жизни, когда ты огорчен, обижен, раздражен, испуган. И стоит только вспомнить, кто ты, — и такое устанавливается спокойствие, — если не всегда любовь к обидевшему или огорчившему, то уж наверно отсутствие раздражения, недоброты. Даже какое-то особенное, почти физическое чувство радости и успокоения испытываешь. На меня это действует удивительно, но ведь все мы идем отдельными путями... На меня же ни одно из моих духовных лекарств не действовало так благотворно и продолжительно». См. т. 88.

106. 4523. Читаю китайских классиков. — Толстой еще с начала 1880-х годов стал изучать китайскую философию. В 1884 году он писал В. Г. Черткову: «Я занят китайской религией. Очень много почерпнул хорошего, полезного и радостного для себя. Хочу поделиться с другими, если Бог поможет». Тогда же: «Я занят очень китайской мудростью.

Очень бы хотелось сообщить вам и всем ту нравственную пользу, которую мне сделали эти книги». (См. т. 85, №№ 6 и 8). Работать в этой области Толстой продолжал до конца жизни.

В комментируемой записи Толстой несомненно имеет в виду издание: «The Chinese Classics». Translated into English with Preliminary Essays and Explanatory Notes by James Legge, D. D. Vol. I. «The Life and Teachings of Confucius». Fourth Edition. London 1875; v. II. «The Life and Works of Mencius». London 1875; v. III. «The She King; or the Book of Ancient Poetry». London 1876. Этот сделанный с подлинника перевод «китайских классиков» считается одним из лучших. Переводчик и комментатор Джемс Лег (1815—1897) — крупнейший английский китаист, профессор Оксфордского университета, свыше тридцати лет проживший в Китае.

Толстой с 1880-х годов многократно пользовался трудами Лега. В 1893 г. он предлагал В. Г. Черткову перевести два его тома о Конфуции (см. прим. 149) и о Менции (или Мын-Цзы, 371—289 до н. э.) «со всеми его [Лега] исследованиями о жизни этих мудрецов и о современных и близких им философах» (см. т. 87, письмо от 12 ноября 1893).

107. 453. Написал 10 писем. — Из этих десяти писем редакции достоверно известны только два письма: к Евгении Александровне Караваевой (см. прим. 74) и к В. В. Стасову. Кроме них, быть может, написаны в тот же день письма к И. М. Трегубову (дата редактора: Октября 4?) и к H. Н. Ге (дата редактора: Октября 25?). См. т. 72, стр. 474—478.

9 октября. Стр. 45—47.

108. 457. Кроме Дунаева с доч[ерью] — Александр Никифорович Дунаев (1850—1920), близкий знакомый Толстого, директор Московского Торгового банка. О нем см. т. 50, комментарий к Дневнику от 26 ноября 1888. — Его дочь Лидия Александровна (р. 13 августа 1877), в 1901 г. вышла замуж за доктора Андрея Гавриловича Русанова, сына Г. А. Русанова.

109. 4578. и Ив. Ив. Бочкарева. — Иван Иванович Бочкарев (1842—1915), бывший революционер-шестидесятник, в это свое посещение Ясной поляны читал вслух «бумаги», относившиеся к его отказу «именовать себя православным» (мотивировал он его «нежеланием лгать»). См. воспоминания И. В. Ильинского «Мои поездки в Ясную поляну» — «Толстой. Памятники творчества и жизни», сборн. 4, М. 1923, стр. 106—107. О Бочкареве подробнее в т. 53, комментарий к Дневнику от 26 сентября 1895.

110. 458. Веселитская. — Лидия Ивановна Веселитская-Божидарович (р. 5 марта 1857), романистка, писавшая под псевдонимом В. Микулич. Впервые была у Толстого в 1893 году. В напечатанные ею воспоминания о нем — «Тени прошлого», П. 1913 (перепечатаны с небольшими изменениями в книге «Встречи с писателями», изд-во писателей в Л., 1929) — вкралось немало неточностей.

111. 4589. Тотомианц, молодой марксист, — Вахан (Вахтанг) Фомич Тотомианц (р. 1875), доктор общественных наук Брюссельского университета, писатель по экономическим вопросам, автор многих сочинений по вопросам кооперации, впоследствии приват-доценг Московского университета и лектор разных высших учебных заведений. Известно письмо Л. Н. Толстого к нему о кооперативном движении 1910 г. — см. т. 81.

В октябре 1900 года В. Ф. Тотомианц приезжал к Толстому в качестве представителя газеты «Северный курьер», выходившей в Петербурге под редакцией князя В. В. Барятинского и К. И. Арабажина. Толстой еще в марте 1900 года предоставил газете главу из своей статьи «Рабство нашего времени», но редакция получила от министра внутренних дел Д. С. Сипягина предупреждение, что напечатание статьи повлечет за собою закрытие газеты. 22 декабря того же года газета была закрыта.

112. 459. вчера Поссе — Владимир Александрович Поссе (р. 1864), в то время фактический редактор вскоре прекращенного правительством и перенесенного тогда изданием в Лондон марксистского журнала «Жизнь», а позднее редактор журнала «Жизнь для всех». Познакомился он с Толстым в 1895 г. См. его книгу «Мой жизненный путь. Дореволюционный период (1864—1917 гг.)», изд. «Земля и фабрика», М.—Л. 1929. В них воспоминания о Толстом — стр. 180—208, и еще стр. 450—451.

Приехав к Толстому с Горьким Поссе просил Толстого о поддержке «Жизни» предоставлением драмы «Живой труп». Толстой исполнить эту просьбу не мог. См. т. 72, письма №№ 397 и 399 от 6 и от 14 октября 1900 г. Тем не менее Поссе вскоре вновь, через Л. А. Сулержицкого, просил Льва Николаевича о том же. Сулержицкий писал об этом Толстому «... он очень просит вас помочь ему. Он говорит, что вы могли бы посылать ему черновики и он перепечатывал бы вам в гранках с большими полями и через день вы бы получали и опять посылали и т. д. покуда вам нужно. Это ни к чему вас не обязывает. На второй день выхода предлагает в ваше распоряжение 100 000 экземпляров этого же формата и печати, что и в журнале. Если же никак нельзя пьесы, то может быть «Где корень зла» дали бы ему. Он надеется, что ему удалось бы напечатать». (Письмо от 10 ноября 1900 г., АТБ). Толстой всё же не смог удовлетворить просьбу Поссе. — Еще см. прим. 377.

113. 45910. и Горький. — Горький провел в Ясной поляне весь день 8 октября 1900 года. С. А. Толстая дважды сфотографировала его вместе с Толстым. Об этом посещении Горьким Толстого см. статью К. С. Шохор-Троцкого в сборнике «М. Горький в Н. -Новгороде», Н. -Новгород 1927; еще см. воспоминания В. А. Поссе «Мой жизненный путь. Дореволюционный период», изд. «Земля и фабрика», М.—Л. 1929, стр. 187—189, а также И. В. Ильинский, «Мои поездки в Ясную поляну» — «Толстой. Памятники творчества и жизни», сборн. 4, ред. В. И. Срезневского, М. 1923, стр. 103—108.

114. 4511. был у М[арьи] А[лександровны] — У М. А. Шмидт в Овсяникове (в пяти верстах от Ясной поляны).

115. 4517—18. Кажется нынче окончательно, и завтра пошлю. — В Англию В. Г. Черткову для напечатания в издании «Свободного слова».

10 октября. Стр. 4748.

116. 4720. опять поправил конец — Статьи «Неужели это так надо?» — В письме к В. Г. Черткову от 15 октября 1900 г. Толстой написал: «Я очень долго исправлял, дополнял второе начало о рабочих, которое я назвал «Неужели это так надо?», и, нужно ли оно вам будет или нет (это будет третье повторение того же), я решил теперь отправить его вам. И нынче Алекс[андр] Петр[ович] делает другую копию и завтра отошлю». См. т. 88.

117. 4722—25. Неприятное впечатление..... это Левино, переписываемое девочками какое то писание. — Лев Львович Толстой в 1900—1901 году напечатал: 1. «Прелюдия Шопена и другие рассказы: Первый ребенок. — Помещик.— Сон» (М. 1900); 2. «В голодные годы. Записки и статьи» (М. 1900); 3. «Современная Швеция в письмах — очерках и иллюстрациях» (М. 1900); 4. «Против общины. Три статьи: Мир — дурак. — Неизбежный путь. — Тормаз русской культуры» (М. 1900); 5. «Для детей. Рассказы» (изд. 2-е дополн., М. 1901). — Какое из сочинений Льва Львовича переписывалось в октябре 1900 года в Ясной поляне, установить не удалось. См. еще т. 73, письмо к гр. С. Н. Толстому от 6 ноября 1901 г.

16 октября. Стр. 48—49.

118. 4826. еду к Тане. — К дочери своей, Татьяне Львовне Сухотиной, в Кочеты, имение М. С. Сухотина, в Новосильском уезде Тульской губернии. — О Кочетах см. в дневнике В. Ф. Булгакова «Лев Толстой в последний год его жизни» (изд. «Задруга», М. 1920, стр. 188).

119. 4827—28. упал и повредил больную руку. — «Больной рукой» Толстой считал свою правую руку, которую он вывихнул еще в 1864 году на охоте (см. тт. 61 и 83, письма №№ 20—36, и воспоминания Т. А. Кузминской «Моя жизнь дома и в Ясной поляне», ч. 3, 2-е изд. М. и С. Сабашниковых, М. 1928, стр. 9, 10, 15—20). — В письме к В. Г. Черткову от 15 октября 1900 г. Толстой сообщал: «я вчера, гуляя по саду, погряз в резиновых калошах, упал на руку так сильно, что не владею ей для больших движений и пишу с трудом, с особенными приспособлениями».

120. 4833. Немир[ович] Данч[енко] б[ыл] о драме. — Владимир Иванович Немирович-Данченко (р. 11 декабря 1858), беллетрист и драматург, один из основателей и руководителей Московского Художественного театра, впоследствии народный артист республики. Приезжал к Толстому просить для Художественного театра его драму «Живой труп». Поездка была безуспешна. Толстой дать пьесу отказался. В долгом разговоре, он, между прочим, говорил Немировичу-Данченко, что для постановки его новой пьесы была бы необходима вертящаяся сцена, так как он писал ее не актами, а картинами, считая, что это ему обеспечивает большую свободу в обработке материала. Говорил еще о том, что пьесу для театра у нас пишут слишком правильным языком, а нужно ее писать со всеми кажущимися неправильностями разговорной речи. Он заботился в «Трупе» о такой «неправильной речи». И, наконец, сказал, что пьеса, это — «баловство». См. H. Е. Ефрос, «Живой труп» на сцене Художественного театра» — журн. «Студия», 1911, № 1, 1 октября. Еще см. «Неделя», 1900, № 43, 22 октября, стр. 1465; «Рампа и жизнь», 1910, № 46. — После смерти Толстого пьеса «Живой труп» была А. Л. Толстой и В. Г. Чертковым предоставлена Художественному театру для постановки. Первое представление ее состоялось 23 сентября 1911 года.

121. 491—2. Не убий во всех газетах, даже в Итал[ьянских], с исключениями. Жду посетителей. — В статье «Не убий», написанной по поводу убийства итальянского короля Гумберта (см. прим. 74), вместе с осуждением насильственной правительственной деятельности вообще, содержатся резкие суждения о современных Толстому главах европейских держав — Вильгельме II, Николае II и др. Поэтому Толстой допускал возможность и ожидал принятия царской властью тех или иных мер против него, как автора. — Из итальянских публикаций этой статьи в библиотеке Толстого сохранилась следующая: Leone Tolstoi — «Non uccidere! A proposito dell’assassinio di Ubberto I» в журн. «La Vita Internazionale», Milano, 1900, № 20. (В. Ф. Булгаков. Описание Яснополянской библиотеки. ГТМ).

28 октября. Стр. 49—52.

122. 4923. М[ихаил] С[ергеевич] — М. С. Сухотин (1850—1914), тульский помещик. Зять Л. Н. Толстого, с 14 ноября 1899 г. муж Татьяны Львовны. О нем см. т. 49. Еще см. стр. 63 и прим. 888, а также т. 73, письмо к М. Л. Оболенской от 24 февраля 1901.

123. 4925. От С[они] хорошие письма. Очень жаль ее. — В полученных Толстым в Кочетах письмах от Софьи Андреевны она, между прочим, сообщала о своей боязни, что «опять основательно заболевает сердцем» (письмо от 18 октября), и о том, что у нее сильно ослабело зрение (22 октября). «Как хорошо, что мы по старому так часто с тобой переписываемся, милый Левочка. — ... Тебя не зову [в Москву]; трудно было расстаться, а теперь я о тебе успокоилась, слава богу, что ты так здоров, бодр и только, пожалуйста, всё-таки берегись, тем более берегись, всё ведь 72 года, и это всегда надо помнить и стараться подольше пожить. Когда выпадет снег и будет тишина в Москве, когда мы очень соскучимся друг без друга — тогда приезжай. Пока мне еще времени на это не было, да и страшно тебя сюда звать. — ... Ужасаюсь на количество твоих писем, полученных на этих днях. Еслиб не мои слабые глаза, я бы что-нибудь с ними помогла тебе, а теперь и так, сейчас, черное кольцо застилает и трудно писать». (Письмо от 24 октября 1900 г. АТБ).

124. 5011. от Сократа — Сократ (469—399 до н. э.), древне-греческий философ, очень любимый Толстым. См. т. 51, Дневник от 20 марта 1890 и комментарий к нему.

125. 5011. до Амиеля, — Анри-Фредерик Амиель (Henri Amiel, 1821—1881), французский мыслитель. См. т. 52, Дневник от 1 октября 1892 и комментарий к нему.

126. 5011. Тютчев, — Федор Иванович Тютчев (1803—1873), один из наиболее любимых Толстым поэтов. Толстой был лично знаком с ним и в сентябре 1871 г. писал А. А. Фету, после встречи с Тютчевым в поезде: «и теперь, что ни час вспоминаю этого величественного и простого и такого глубокого, настояще-умного старика» (см. т. 61). Об отношении Толстого к Тютчеву см.: А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого» (2 т., изд. «Кооперативного изд-ва», М. 1922—23, по указателю); В. Ф. Лазурский, «Воспоминания о Л. Н. Толстом, М. 1911, стр. 45—48; В. Ф. Булгаков, «Лев Толстой в последний год его жизни» (изд. «Задруга», 1920, по указателю); С. Л. Толстой, «Л. Н. Толстой о поэзии Ф. И. Тютчева» («Толстовский ежегодник 1912 г.», М. 1912, стр. 143—148). Еще см. статью Д. Д. Благого, «Толстой — читатель Тютчева» в сборн. «Урания», изд. музея-усадьбы «Мураново», М. 1929.

127. 5012. Moпacaн — Гюи де Мопассан (Guy de Maupassant, 1850—1893), французский писатель. — См. т. 50, комментарий к Дневнику от 1 декабря 1889. Еще см. воспоминания Ю. А. Веселовского «Беседа с Толстым» («Международный толстовский альманах», изд. «Книга», 1909, стр. 40—41) и дневник В. Ф. Булгакова «Лев Толстой в последний год его жизни» (М. 1920, по указателю).

128. 5013. Шопен — Фредерик Шопен (Chopin 1809—1849), польский композитор, произведения которого Толстой особенно любил. См. списки «Музыкальных произведений, любимых Л. Н. Толстым» («Толстовский ежегодник 1912 г.», М. 1912) и дневник А. Б. Гольденвейзера «Вблизи Толстого» (2 т., М. 1922—1923, по указателю).

129. 5013. Гайден. — Иосиф Гайдн (Joseph Haydn, 1732—1809), немецкий композитор, произведения которого нравились Толстому. См. там же.

В виду отсутствия в этой фразе (в подлиннике) знаков препинания, в последних словах ее, касающихся музыки, запятые поставлены согласно авторитетному мнению А. Б. Гольденвейзера.

130. 5015. Армия спасения — «Армия спасения» основана в 1878 г. английским проповедником Вильямом Бутсом (Booth, 1829—1912). «Цель Армии — спасение заблудших душ верой, молитвой и филантропической деятельностью; члены ее дают обет скромной, незлобивой христианской жизни, отрекаются от светских книг и светских удовольствий и обязуются посвятить всю свою жизнь исключительно служению Армии... Стремясь, по крайней мере в теории, к улучшению положения бедного класса на почве государственного строя, Армия относится отрицательно ко всякому учению, имеющему целью изменение этого строя. Члены Армии имеются в 45 странах, но больше всего их в англо-саксонских странах, в Скандинавии и Германии. Во главе Армии стоит В. Бутс, присвоивший себе неограниченную и бесконтрольную власть. Во внешних проявлениях Армии много ложного и искусственного». См. статью Б. В. Авилова в «Энциклопедическом словаре Т-ва Бр. Гранат», изд. 7-е, т. VII. — Еще см. ст. А. В. Горбунова «Армия спасения и ее социальная схема» (доклад в Моск. Юридич. о-ве, «Русская Мысль», 1897, № 12), в которой содержатся указания английской литературы об Армии. — В письме к В. Г. Черткову от 24 июля 1884 г. Толстой писал: «Недавно я читал газету de l’arm?e du Salut [т. е. Армии спасения]. Мне странна, непонятна их форма выражения, но деятельность их, ведущая к воздержанию, к любви, к вниманию к учению Христа, возбуждает во мне любовь и уважение к ним и радость... — Помню, вы мне объяснили путь, которым они приходят к Христу: 1) страх перед вечными мученьями, 2) надежда на спасение от них, 3) учение об искуплении, 4) вера в это учение и есть то спасение. — Путь этот очень странен для меня. Я с детства никогда не верил в загробные мучения и знаю большую половину людей, которые не могут верить в это. Но знаю и людей, которые верят в это — преимущественно женщины. Этот 2-й разряд людей (мне кажется, что их характерная черта есть сердечная холодность) мало способен к тому, чтобы познать радость любви, и потому он приводится к любви страхом. — Знаете, как стадо гонят поить: одни, энергичные субъекты бегут сами к воде от жажды, других надо подогнать. И вот мне кажется, что эта армия спасения и учение это исполняет это дело — то дело, которое прежде исполняла церковь..... Это учение подгоняет людей к ключу воды живой — и больше ничего уже не может делать. Оно приводит людей, отошедших от Христа, опять к нему. И прекрасно, что они делают это, и больше от них требовать нечего..... Ошибаются они только в том, что они настаивают на том, что воду надо пить именно так, а не иначе, и в таком именно положении. И ошибка эта им вредит тем более, что об этом приеме, как именно пить воду, они никогда и не думали и не думают, а берут старое, давно избитое и оказавшееся на деле неудобным предание». (См. т. 85, письмо № 22).

131. 5015. Гегель, — Георг-Вильгельм-Фридрих Гегель (Georg-Wilhelm-Friedrich Hegel, 1770—1831), немецкий философ. — См. т. 51, Дневник от 20 марта 1890 и комментарий к нему, и выше, Дневник от 8 марта 1901.

132. 5016. Спенсер — Герберт Спенсер (Herbert Spencer, 1820—1903), английский философ. В письме к H. Н. Страхову от 26 марта 1891 г., благодаря его за присылку книги Спенсера, Толстой писал: «Только это не в коня корм. Я совсем забыл уже то действие, которое производит на меня Спенсер, но при попытке прочтения этой брошюрки повторялось много раз испытанное прежде: не скука, но подавленность, уныние и физическая невозможность читать дальше одной страницы». См. т. 65, или «Переписку Л. Н. Толстого с Н. Н. Страховым», Спб. 1914, стр. 426. По словам Моода, «на вопрос, изучал ли он внимательно многотомные сочинения Г. Спенсера, Толстой ответил: — Я принимался за эту работу много раз, но это всегда производило на меня впечатление, как будто я жую мякину». («Минувшие годы», 1908, № 9, стр. 109, — «Э. Моод о Л. Н. Толстом», статья В. П. Батуринского по поводу книги «Tolstoy and his Problem, Essays by Aylmer Maude», London, 1901, стр. 32—36). Еще см. т. 52, Дневник 14 февраля 1891.

133. 5016. Шекспир, — Вильям Шекспир (William Shakespeare, 1564—1616), английский драматург и поэт. — Л. Н. Толстой посвятил ему отдельную статью — «О Шекспире и о драме», написанную в 1903—1904 гг. См. еще прим. 461 и 462.

134. 5016. Дант, — Данте Алигьери (Dante Alighieri, 1265—1321), итальянский поэт, которого Толстой ценил очень невысоко.

135. 5017. Рафаель, — Рафаэль Санти, или Санцио (Rafaelo Sanzio, 1483—1520), итальянский художник, произведений которого Толстой не любил (гравюры с его картин висели в кабинете Толстого из уважения к подарившей их ему гр. Александре Андреевне Толстой).

136. 5017. Бах, Бетховен, — Иоганн-Себастьян Бах (Johann Sebastian Bach, 1685—1750) и Людвиг Бетховен (Ludwig van Beethoven, 1770—1827), немецкие композиторы, многие сочинения которых Толстому не нравились. Сочинения же их, которые он любил, указаны в списках «Музыкальных произведений, любимых Л. Н. Толстым» («Толстовский ежегодник 1912 г., М. 1912»).

137. 5017. Вагнер. — Рихард Вагнер (Richard Wagner, 1812—1883), немецкий композитор, произведения которого Толстой не любил. Об его музыкальном творчестве Толстой отзывался резко отрицательно (см. т. 30, «Что такое искусство?», гл. XIII; а также т. 53, Дневник от 2 мая 1896).

138. 5018—20. Навел меня на эти мысли мой нарастающий ноготь. Осталось мясоткань. Отчего на ней в этом месте растет ноготь? — Живший в то время в Кочетах доктор Иван Моисеевич Сивицкий (см. прим. 773) вспоминает: «Я хорошо помню, что Лев Николаевич, едучи в Кочеты, к своему зятю М. С. Сухотину, сильно повредил один палец: дверцой вагона прищемил его. Палец припух, посинел от кровоизлияния под ноготь, который пришлось удалить. Ежедневные перевязки делал я Льву Николаевичу. Несмотря на болезненность перевязок Лев Николаевич переносил боль довольно терпеливо и только отдувался, выпуская шумно из уст воздух. И вот, помнится, когда ноготь сошел и начал нарастать новый, Лев Николаевич задал мне вопрос, почему ноготь, когда отрастет, будет точь-в-точь похож на первоначальный. На это я ответил Льву Николаевичу, что произойдет это только в том случае и потому, что сохраняется первоначальное ложе, так назыв. matrix, которая произведет такой же ноготь, какой был прежде. Если бы ложе было в большей или меньшей степени разрушено, ноготь в первоначальной своей форме не отрос бы. «Но почему же это произойдет?» настаивал Лев Николаевич, очевидно неудовлетворенный моим ответом». (Из письма И. М. Сивицкого к К. С. Шохор-Троцкому от 25 мая 1929 г., архив последнего).

139. 5033—34. глиоматозная серингомиэлия. — Заболевание центральной нервной системы, преимущественно в полости спинного мозга. В связи с чем Толстой записал название этой болезни выяснить не удалось.

[29 октября.] Стр. 52—53.

140. 5218—19. Обдумывал Китайское послание. — «Китайское послание» было задумано в связи с серьезными политическими событиями в Китае. Возникшие в Китае «Общества Большого Кулака», члены которых по-английски назывались «боксерами», подготовили и организовали так наз. «боксерское восстание», главной целью которого было освобождение Китая от вмешательства в его жизнь чужестранцев, главное европейцев. В мае 1900 года начались столкновения боксеров с европейцами, причем было убито несколько миссионеров и китайцев-христиан. Тогда европейские посольства поспешили вызвать в Пекин гарнизон из трехсот сорока матросов-европейцев. Вскоре армия боксеров, явно поощряемая правительственными лицами, осадила посольский квартал в Пекине. Хотя официально война не была объявлена и дипломатические сношения продолжались, «повстанцы»-боксеры получали поддержку от правительства и регулярные войска не только братались с боксерами, но и переходили на их сторону. — 4/16 июня европейцы бомбардировали и захватили китайскую крепость Таку, а 7/20 июня китайцами был убит германский посланник барон фон-Кеттелер, известный своими издевательствами над верованиями и обычаями китайцев. В тот же день китайские войска и боксеры начали обстреливать европейский квартал Пекина. На выручку европейцам подошли к Пекину японские и русские войска, и 2/14 августа, после ожесточенного боя, осажденные европейцы были освобождены войсками под командой генерала Линевича, после чего европейцы энергично принялись «водворять порядок» и «усмирять боксеров», проявляя при этом исключительную жестокость. Русское же правительство, кроме того, предписало мирному китайскому населению города Благовещенска выселиться в двадцать четыре часа с русской территории. Согнанным на берег Амура китайцам не было предоставлено никаких средств переправы и они, под угрозой немедленной расправы, стали вплавь перебираться на ту сторону Амура. Тут произошло грандиозное «потопление китайцев», так как русские войска обстреливали плывущих китайцев. Погибло от трех до семи тысяч человек и лишь немногие достигли китайского берега.

Толстой с негодованием следил за событиями в Китае и еще в статье «Не убий» (дата: 8 августа 1900) упомянул «ужасную по своей несправедливости, жестокости и несообразности с проектом мира, китайскую бойню». В письме же к В. Г. Черткову от 2? октября 1900 г. он писал: «Нынче, читая о наказаниях китайцев во имя христианства, ужасно захотелось написать послание китайцам, в котором сказать им, что те христиане, которых они знают и которые их мучают, — самозванцы и клевещут на Христа, а что христиане любили бы и помогали бы им и любят и готовы помогать им и т. п...» (см. т. 88). И, действительно, он в октябре-ноябре (?) 1900 г. несколько раз пытался набросать «послание китайцам» («Христиане — китайскому народу»), но ни один из набросков не был закончен и отделан. В одном из них, обращаясь к китайцам, Толстой писал: «Среди вас совершают теперь величайшие злодейства вооруженные люди, называющие себя христианами. Не верьте им: люди эти не христиане, а шайка самых ужасных, бессовестных разбойников, не переставая грабивших и грабящих, мучающих, развращающих и губящих телесно и душевно весь рабочий народ — 9/10 населения в Европе и Америке, и теперь желающих захватить и вас ограбить, покорить, а главное — развратить, потому что без развращения тех народов, которых они мучают, эта небольшая шайка разбойников не могла бы властвовать над миллионами...» Наброски «Послания китайцам» см. в т. 34. Еще см. письмо к В. Г. Черткову от 15 октября 1900 г. в т. 88.

141. 532. Декарт. — Рене Декарт (Ren? Descartes, 1596—1650), французский мыслитель. См. т. 51, Дневник, 1890, 20 марта, и комментарий к нему, а также книгу Н. Я. Грота, «Основные моменты в развитии новой философии», изд. «Посредник», М. 1894, стр. 48—49.

[30 октября.] Стр. 53.

142. 5310—11. с Ал[ександром] Мих[айловичем] — Александр Михайлович Сухотин (15 октября 1827 — 4 февраля 1905), живший в то время в Кочетах, дядя Мих. Серг. Сухотина. Участник Севастопольской обороны, мировой посредник (1861), новосильский (Тульской губ.) уездный предводитель дворянства (1871—1879) и земский деятель, преимущественно по народному образованию. — Пользовался большой любовью местного населения, как мягкий и сердечный человек. — С Толстым был знаком с молодости, вероятно еще с конца 1840-х годов. — О нем см. в воспоминаниях Н. В. Давыдова «Из прошлого» (М. 1915, стр. 194). Еще см. т. 47, по указателю.

143. 5311. и с приехавшими Шепелевыми. — У Сухотиных были соседи — помещики Новосильского уезда (именье Котлы): Александр Дмитриевич Шепелев (1829—1915), участник Севастопольской обороны, генерал-лейтенант, и его дочь — Елена Александровна Шепелева-Воронович (р. 1861) с мужем Александром Михайловичем Шепелевым-Вороновичем, генерал-майором. — Кто из Шепелевых приезжал 30 октября 1900 года в Кочеты к Сухотиным точно установить не удалось.

31 октября. Стр. 53.

144. 5315—16. получил письма, прочел и написал. — Из писем, написанных Толстым 31 октября 1900 г., известно только одно — к В. Г. Черткову. См. т. 72 и 88. В этот же день Толстой написал телеграмму директору «La Scena Illustratа» с приветствием итальянскому композитору Верди. См. т. 72, стр. 492.

6 ноября. Стр. 53.

145. 5320. Переезд до станции — От имения Сухотиных Кочеты до станции Архангельская (переименованной позднее в ст. Благодатная) надо было ехать пятнадцать верст на лошадях. Станция Архангельская находилась на линии Орел — Грязи, Юго-восточных жел. дор. — Об этом переезде Толстого до станции С. А. Толстая рассказывает: « Дороги все замерзли после месяца дождя и слякоти, и езда сделалась невозможно тряска. Он шел пешком к станции, заблудившись, по незнакомой дороге, четыре часа под ряд, потный, потом сел на тряскую долгушу и так доехал до станции». См. ДСАТ, III, стр. 124, запись 5 ноября 1900 г.

Быть может в связи с этой попыткой Толстого добраться до станции Архангельская пешком, в его записной книжке 1900 г. имеется набросок плана местности близ имения Кочеты и ст. Архангельская. См. чертеж № 4 на вкладном листе между стр. 224 и 225.

Приехал Толстой в Москву 3 ноября.

146. 5320—22. устал..... Палец тоже болит. — 5 ноября 1900 года Толстой писал В. Г. Черткову: «На меня нашла спячка духовная, я все эти две недели и теперь два дня в Москве ничего не пишу. Содействует этому сначала ушиб всей руки (правой, больной). Теперь она поднимается, хотя и больно, а потом прищипленный в вагоне в двери большой палец на правой же руке, который и до сих пор болит и не дает действовать рукой — пишу с трудом». См. т. 88.

147. 5322. Только письма справил. — Из писем, написанных Толстым в первые дни по возвращении в Москву известны следующие: 4 ноября он написал А. Файфильду (отправлено не было); 5 ноября — земскому врачу Александру Александровичу Волкенштейну на Сахалин, куда он поехал к сосланной жене Л. А. Волкенштейн; П. Н. Сокольникову в Якутск (см. прим. 498) и В. Г. Черткову (см. т. 88); 6 ноября — Т. Л. Сухотиной. См. т. 72, стр. 493—500.

[7 ноября.] Стр. 53—54.

148. 5411—13. Думал о трех статьях: ..... религии. — О первой из трех задуманных статей см. прим. 140. Вторая — вовсе не была написана. Мысль же третьей была позднее развита Толстым в статье: «Что такое религия и в чем ее сущность?» (1901—1902) и в других.

12 ноября. Стр. 54—62.

149. 5424. занимаюсь Конфуцием, — Конфуций (имя — Чиузи; фамилия — Кон; фуций — значит учитель; 551—478 до нашей эры), китайский философ, очень любимый Толстым, основатель религии, насчитывающей наибольшее в мире число последователей. Его учение изложено его учениками в книгах: «Великая наука», «Учение о Середине» и «Разговоры Конфуция». — См. книги П. А. Буланже: «Жизнь и учение Конфуция». Со статьей Л. Н. Толстого «Изложение Китайского учения», изд. «Посредник», М. 1903 и: «Конфуций, Жизнь его и учение», под редакцией Л. Н. Толстого, изд. «Посредник», М. 1910. См. еще прим. 106 и 150.

Л. Н. Толстой отмечает свои впечатления от книг об учении Конфуция еще в 1884 году. См. т. 49, Дневник, от 31 марта, 10 и 11 апреля 1884; и т. 85, письма №№ 5, 6 и 8 к В. Г. Черткову от 1884 г.

Книги о Конфуции Лев Николаевич преимущественно брал в библиотеке Румянцовского музея. Он, между прочим, изучал следующие издания: В. П. Васильев, «Религии Востока» (Спб. 1873); Сергей Георгиевский, «Принципы жизни Китая» (Спб. 1888); Макс Мюллер, «Религии Китая»; М. G. Pauthier, «Chine ou Description historique, g?ographique et litt?raire de ce vaste empire» (1837); переводы священных книг китайцев на английский (см. прим. 106) и французский (Pauthier) языки, и др. Еще см. прим. 181.

150. 5425—26. Хочу записать, как я понимаю теперь «Великое Учение» и «Учение середины». — «Великое Учение», или же «Великая Наука», является вступительным трактатом конфуцианской морали и содержит «учение о нравственности, основанной на четырех свойствах человеческой души: любви, правде, уважении к ближним и знании». См. русский перевод с китайского (в обработке ученого XII века Сю-Ки, с толкованиям Со-Си) и предисловие Д. П. Конисси, — «Вопросы философии и психологии», кн. 16, 1893; и в книге П. А. Буланже, указанной в прим. 149.

Китайское же «Учение Середины», или учение о «золотой середине», содержится в одной из священных книг последователей Конфуция «Средина и постоянство» («Thoung-young»), или «О неизменных законах духовной жизни, ИЛИ учение о неизменности в состоянии середины». Русский перевод ее сделан Конисси: «Средина и Постоянство (Священная книга последователей Конфуция)», пер. с китайского, изд. журнала «Вопросы философии и психологии», М. 1896 (оттиск из этого журнала, кн. 29-я, 1895); имеется, среди немногих книг, на полке в яснополянском кабинете Л. Н. Толстого. Еще см. перевод в книге П. А. Буланже.

В Дневнике своем от 23 марта 1884 г., в связи с своими занятиями, Толстой записал: «учение середины Конфуция удивительно». См. т. 49. Тогда же, в 1884—1885 гг., Толстой сделал попытку изложить «Книги Конфуция», «Великое учение» и «Книги Пути Истины». См. т. 25.

151. 5431551. известие, что кн[ягиня] Вяземская..... по 2000 р[ублей]. — Вероятно Толстой имеет в виду кн. Марию Владимировну Вяземскую, рожденную гр. Левашову, жену кн. Л. Д. Вяземского (см. прим. 579). Имение Вяземских Лотарево находилось в Тамбовской губ. — Получил Толстой поразившие его сведения от лица, лично знавшего Вяземских.

152. 5519—20. («Ибо где будет..... сердце ваше».) — Евангелие Матфея, VI, 21.

153. 574. Учение середины. — См. прим. 150.

154. 577. (Я есмь..... истина.) — Евангелие Иоанна, XIV, 6.

155. 5822. (Выбоги, сыны божьи.) — Евангелие Иоанна, X, 34—36.

14 ноября. Стр. 62.

156. 6217—18. тяжелое известие от Маши. — Марья Львовна Оболенская, в письме от 11 ноября 1900 г., написанном из Пирогова, сообщила Толстому о происшедшем там в семье брата Льва Николаевича, гр. С. Н. Толстого, событии. Старшая дочь Сергея Николаевича, Вера Сергеевна Толстая (1865—1923), проведшая несколько месяцев у жившей в Сызрани своей сестры Варвары Сергеевны, приехала в Пирогово не одна, а с ребенком, родившимся от державшегося ею в тайне от отца кратковременного брака ее с Абдуррашидом Абульфатхом Сарафовым. После неудачного брака другой дочери (Варвары Сергеевны), этот брак был для старика-отца новым большим горем. — М. Л. Оболенская писала отцу:

«Милый папа, у нас тут на этих днях совершилось большое событие: приехала Вера со своим 6-ти недельным ребенком. Приехала как снег на голову, — дядя Сережа ничего не знал и выслали за ней только по ее телеграмме. Оказалось, что она поручила Маше (своей сестре) всё рассказать дяде Сереже и вслед за Машей написала ему письмо, в котором просит его принять ее с ребенком и всё откровенно ему рассказывает... [письмо пропало на почте]. — Дядя Сережа совсем не был подготовлен и страшно удивился, увидав ее с ребенком. Она тоже ехала, думая, что он всё знает и, наткнувшись на его удивление и ничего не понимая, ужасно смутилась... — Сначала дядя Сережа, думая, что это приемыш, начал сердиться, но Вера всё ему сразу рассказала, ужасно плакала, сказала, что приехала, думая, что он знает, приехала совсем, навсегда. Дядя Сережа, конечно, страшно был взволнован, много они в эту ночь пережили, все плакали, и Вера так умилена и тронута отношением стариков к ней, что не переставая ревет... Она чувствует, что принесла дяде Сереже много горя, а он, как она пишет в своей записке ко мне, так удивительно хорош к ней, что она от этой доброты еще больше чувствует себя виноватой...» (АТБ). Еще см. прим. 166.

Ребенок В. С. Толстой — Михаил Ильич Толстой (р. в октябре 1900 г., ум. в августе 1922 г.) отчество получил по крестному отцу. С младенческого возраста он пользовался любовью деда и всех, с кем соприкасался. Мать отдала много сил и внимания его воспитанию и сумела привить ему любовь к труду. Еще не кончив школы, он, живя в Пирогове, работал все крестьянские работы. Последние же годы работал в Туле на заводе.

О В. С. Толстой и об отношении Толстого к ней см. т. 50, комментарий к Дневнику от 24 января 1889 г.; т. 58, Дневник от 20 июля 1910, и т. 73, письмо к ней от 23? августа 1901 г.

157. 6218. Написал письма Сереже, — В письме к брату, гр. С. Н. Толстому, от 13 ноября 1900 г. Лев Николаевич старался утешить его в его горе и писал, что, узнав о случившемся у них событии, он «испытал тяжелое чувство, доходящее до физической боли». Читая это письмо Льва Николаевича, С. Н. Толстой, его жена Мария Михайловна и дочь Вера Сергеевна, все плакали (письмо М. Л. Оболенской к Толстому от 22 ноября 1900 г., АТБ). Получив письмо, Сергей Николаевич написал М. Л. Оболенской: «Мы получили письмо от Льва Николаевича, письмо, конечно, такое, какие он один умеет писать. Дай Бог ему всего за это, особенно, чтобы он был здоров» (АТБ). Текст этого письма Толстого к брату неизвестен. См. т. 72, стр. 551, и т. 73, письмо к Т. Л. Сухотиной от 9? марта 1901.

158. 6218. Маш[е], — Толстой ответил Марье Львовне на ее письмо от 11 ноября, но текст этого письма неизвестен. См. т. 72, стр. 551.

159. 6218—19. М[арии] А[лександровне]. — М. А. Шмидт (1844—1911), друг и единомышленник Толстого. О ней см. т. 49 и 50, комментарий к Дневнику 1884 и 1888 гг. М. А. Шмидт 3 ноября 1900 года серьезно захворала. 10 или 11 ноября Толстой послал жившему у нее в Овсяникове X. Н. Абрикосову телеграфный запрос о состоянии ее здоровья. В ответном письме к Толстому от 11 ноября X. Н. Абрикосов сообщал: «Она страшно ослабла. Казалось, что не выживет. Девятого Лев Львович привез Руднева, который предположил тиф... — Настроение у Марии Александровны всё время тихое и кроткое. Она напоминает того старца из Оптиной пустыни, о котором вы рассказывали. Говорит, что болезни хороши для людей, спокойно ожидает смерти, с уверенностью, что она пойдет к Отцу и ей будет хорошо. Как-то, когда ей было очень худо, она заговорила о ее похоронах: «Хоть и всё равно, что будут делать с моим трупом, а всё-таки хотелось бы мне, чтобы церковь не совершала бы над ним своей комедии», — говорила она и просила написать прошение тульскому архиерею о том, чтоб не препятствовали бы ее друзьям похоронить ее на огороде в усадьбе Татьяны Львовны, в Овсяникове, без вмешательства церкви. И сейчас, когда я сел писать Вам, она опять повторила это и просила написать Вам об этом, прося Вашего совета, как устроить это... — Я так и ждал смерти Марии Александровны, теперь же у меня есть надежда, что она выздоровеет. Мария Александровна была очень тронута Вашей телеграммой и даже заплакала. О дальнейшем ходе болезни сообщу Вам. Мария Александровна говорит, что она бы желала иметь на готове прошение к архиерею, даже и в том случае, если она выздоровеет теперь» (АТБ).

14 ноября 1900 г. Толстой написал письмо не самой М. А. Шмидт, а X. Н. Абрикосову, в ответ на его письмо. Он писал ему:

«Скажите милой, близкой моему сердцу М. А., что хотя и твердо верю, что Тот, кто посылает нас в эту жизнь и берет нас из нее, делает всё добро, всё-таки жалею расстаться с любимым человеком. Думаю, что и жалость эта от Него. Радуюсь спокойствию и кротости. Очень жалею, что не могу быть с нею. Не могу только потому, что огорчу этим людей. Нынче постараемся с Дунаевым сочинить прошение и пришлем». См. т. 72, стр. 503.

18 ноября. Стр. 62—63.

160. 6232631. Вчера узнал, что журна[л] будет разрешен. — Надежда на разрешение журнала скоро вновь разрушилась. Вскоре П. А. Буланже поехал, в связи с этим делом, в Петербург, с тем, чтобы добиться разрешения у начальника главного управления по делам печати, князя Н. В. Шаховского. Он должен был хлопотать через некоторых влиятельных лиц, к которым у него были письма. Но судьба журнала была явно предрешена: против него были московский генерал-губернатор вел. кн. Сергей Александрович и Департамент полиции. И 10 декабря 1900 года П. А. Буланже писал Толстому из Петербурга: «Снова и снова неудача. Елизавета Ивановна [Черткова] за границей и я больше не имею ходов для передачи письма. Видел князя Шаховского и окончательно выяснился наш крах. Говорил я с ним очень долго, говорил откровенно, сердечно и... грустно мне. Грустно мне, потому что чувствовалось, что метал бисер. Но ваше сильное средство оказало всё-таки свое действие. Он сильно задумался и хочет лично поговорить с вами, когда приедет в Москву около 20 декабря...» (АТБ). Какое именно «сильное средство» было рекомендовано Толстым П. А. Буланже при его хлопотах, неизвестно. Князь же Н. В. Шаховской, сколько известно, не выполнил своего намерения лично повидаться с Толстым.

161. 639—10. Слышал разговоры о Л[евином] сочинении и заглянул в книгу — В какую книгу Льва Львовича Толстого «заглянул» Лев Николаевич, выяснить не удалось. Список сочинений Л. Л. Толстого, вышедших в 1900 году, см. в прим. 117. — Имеющиеся в Яснополянской библиотеке экземпляры этих сочинений или вовсе не разрезаны или разрезаны не полностью и никаких пометок Толстого не содержат. (В. Ф. Булгаков. Описание Яснополянской библиотеки, ГТМ).

19 ноября. Стр. 63.

162. 6318. Ходил с М[ихаилом] С[ергеевичем]. — М. С. Сухотин, зять Толстого. См. прим. 122.

163. 6319. Был у Буланже. — Павел Александрович Буланже жил тогда в Москве, на Старой Басманной улице, в доме Аминезарб, № 15.

164. 6319—20. Говорил с Филипповым о марксизме. — Михаил Михайлович Филиппов (1858—1903), издатель-редактор еженедельного журнала «Научное обозрение», автор ряда работ по философии, истории, политической экономии, а также и по естественным наукам. «Филиппов был активным работником в лагере марксистов в период так называемого легального марксизма. Основанный им в 1894 году журнал «Научное обозрение» во всё время своего существования был проводником марксистской мысли». В его журнале сотрудничали В. И. Ленин и Г. В. Плеханов. Сам Филиппов считал марксизм стоящим «ближе всех к истине». Вместе с тем в письме к дочери накануне своей смерти он просил ее прочесть «великую книгу — Евангелие», подчеркивая, что „важно учение о любви к людям — «бог есть любовь»“. См. Борис Филиппов «Памяти М. М. Филиппова» — «Красная летопись» 1924, № 1, стр. 240—248. Еще см. «Ленинский сборник», т. IV, изд. Института Ленина, М. -Л. 1924, стр. 19. — М. М. Филиппов написал о Толстом статью: „Лев Толстой и его «Воскресенье»“ — «Научное обозрение», 1900, №№ 6 и 7.

23 ноября. Стр. 63—64.

165. 6333643. Песня Капказ;..... «Зачем умчался на гибельный Капказ» — Из старинной популярной песни, создавшейся очевидно в эпоху Николая I, во время войны на Кавказе.

24 ноября. Стр. 64.

166. 6411. Получил письмо от М[аши] и Сер[ежи].— 24 ноября 1900 года Толстой получил письма из Пирогова от М. Л. Оболенской и гр. С. Н. Толстого. Марья Львовна переслала ему полученную ею от Сергея Николаевича записочку, а в своем письме приводит текст записки, присланной ей Верой Сергеевной Толстой, и дополнительно сообщает от себя (22 ноября): «У них [т. е. у В. С. и С. Н. Толстых] чувствуется теперь всё это время напряженное, но очень, особенно любовное друг к другу отношение. Записки, начатые Верочкой и прерванные ребенком, дописываются дядей Сережей и видно жизнь их еще стала ближе и теснее» (АТБ). Спустя месяц, 20 декабря, Толстой писал своей дочери Т. Л. Сухотиной: «Посылаю тебе, голубушка Таничка, письма Маши о Вере, над которыми я плакал и всегда плачу, когда их перечитываю.... Я ничего больше того, что в письмах, не знаю. И, странное дело, не хочется знать. Много тут хорошего вызвано этим страшным делом. Как однако благодетельно несчастие!» См. т. 72, стр. 535.

Гр. С. Н. Толстой в своем, полученном Львом Николаевичем 24 ноября письме (от 23 ноября), между прочим, писал: «Прости меня, что не сейчас ответил на твое письмо, но несмотря на то, что ты писал, «чтобы я не считал нужным отвечать, что мне будет это трудно, и что ты думаешь, что знаешь, чт? во мне делается», — мне всё-таки хочется тебе написать несколько слов. Мы всегда, получая почту, ждем со страхом писем от Вари и со страхом другого рода писем от Гриши [см. прим. 913] и вместо того получили твое письмо, в котором ты, хотя и говоришь, что утешать нас не станешь, и не можешь, но всё-таки утешил на сколько это возможно... — Ты в конце письма говоришь, что с Богом лучше жить, чем с людьми, и что всякое несчастие пригоняет к этому. Русская поговорка о том, что когда случилось несчастие, — это Бог вспомнил, была не совсем ясно понятна до случившегося, но теперь она вполне понятна и надо быть готову на всё еще худшее... но что делать, хоть редко, но верно и с другими было тоже что-нибудь подобное в другом роде, и переносили, и повторяю надо быть готову ко всему, хотя потому труднее, что неожиданнее; она жила два дня и я все не мог понять всего случившегося, или невольно нарочно старался на этом не останавливаться... Наказание за гордость, считал, что мои дети не могут ничего такого сделать; не будь этого, можно было два года назад всё это остановить, но гордость помешала, высоко их ставил: как, мои дети? Вот в чем виноват и за что наказан...» (АТБ).

Это письмо брата и сообщения Марьи Львовны глубоко тронули Толстого, который отлично знал характер своего брата и то, как трудно и тяжело переживал Сергей Николаевич жизненные неудачи, ошибки и страдания своих детей. См. еще прим. 156 и 157.

26 ноября. Стр. 6465.

167. 654. Читаю Евангелие по голландски. — Голландский язык Толстой стал изучать зимой 1897—1898 года, вероятно в связи с возникшим около того времени общением его с голландскими единомышленниками Ван-дер-Вэром, Ван-Дэйлем и др. Толстой получал выходивший тогда под редакцией Ван-дер-Вэра журнал «Vrede» и уже в феврале 1898 года свободно мог его читать. Овладел же он языком, читая на нем Евангелие. (Воспоминания X. Н. Абрикосова: «Двенадцать лет около Л. Н. Толстого». Рукопись). В октябре 1900 года Толстой, отвечая на письмо голландского единомышленника Феликса Орта, заключил письмо словами: «Мне жаль, что я не могу читать по голландски. Хочу теперь выписать голландское Евангелие и выучиться этому языку». (Письмо от 5/18 октября 1900 — см. т. 72, стр. 480). Вскоре Толстой получил голландское издание Евангелия: «Het Nieuwe Testament or Alle Booken des Nieuwen Verbonds van onzen Heere Jesus Christus, Op last van de Hoodmogende Heeren Staten-Generall der Vereenigde Nederlanden, Uitgegeven door Het Nederlandsch Bijbelgenootschap». Amsterdam, 1894. Надпись: «Aan Leo Tolstoy von zijn Hollandsche vrienden. 29.10.1900». Дословный перевод: «Новый Завет или все книги Нового Завета господа нашего Иисуса Христа. По поручению Государственного Канцлера Нидерландских Штатов издано Нидерландским Библейским Обществом». Амстердам, 1894. — Надпись: Льву Толстому от его голландских друзей. — Толчком к возобновлению в конце ноября занятий голландским языком и к чтению Евангелия на этом языке послужило посещение Толстого в конце ноября и начале декабря 1900 г. голландцем Энгеленбергом, занимавшим высокую административную должность на острове Яве, в голландской Индии. (См. Б, IV, стр. 14—15; воспоминания А. М. Хирьякова в «Сборнике воспоминаний о Л. Н. Толстом», изд. «Златоцвет», М. 1911, стр. 75—77. — Еще см. т. 72, письма к Е. И. Попову 5 декабря 1900, и к П. И. Бирюкову 6 декабря 1900, №№ 421 и 422). О занятиях Толстого голландским языком зимой 1900—1901 гг. см. еще А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», т. I, М. 1922, стр. 53.

28 ноября. Стр. 65—66.

168. 6531—32. Вчера читал статью Новикова — Прочитанная Толстым в рукописи статья очень ценимого им талантливого и смелого писателя-крестьянина Михаила Петровича Новикова (р. 1871) не могла быть пропущена цензурой и лишь впоследствии была напечатана за границей анонимно под названием «Голос крестьянина. (Ненапечатанное в России письмо в «Журнал для всех»)», изд. «Свободное слово», Christchurch, 1904. В этой статье М. П. Новиков, между прочим, пишет: «Заканчивая мое к вам письмо, в виде последнего слова, мне страстно хочется сказать всем «господам» следующее: «Мы, «мужики», усердно просим тех, в чьих руках зажата или, вернее, затаена наша свободная жизнь, отдать нам эту жизнь обратно, отдать всю без изъятия, отдать в наше собственное распоряжение и не заботиться о нашем образовании; не лечить наши болезни порошками и каплями; не показывать нам «туманных картин»; не навязывать «веры» в невидимое, непонятное, чудесное. От неимения всего этого мы нисколько не страдаем и не сделаемся хуже, чем есть. Страдаем же мы оттого, что вы отнимаете у нас наше добро в форме законных поборов. Не отнимайте же у нас ничего. Страдаем мы и оттого, что по неравноправию и обездоленности, при дележе богатств природы, мы должны быть вашими подтирками и «мужиками». Не принуждайте нас к этому; няньчайте сами своих детей, готовьте себе сами обеды по вкусу, добывайте себе сами всё то, что называется хлебом насущным, пашите свои нивы, косите свои покосы, пасите своих животных, выносите свои нечистоты, и ваша жизнь от этой перемены примет сама собой форму желанного золотого века, о котором мечтают и ваши лучшие люди. Ложь и лицемерие, на которых построена ваша настоящая жизнь, пропадет от вас с того же дня, и вы почувствуете облегчение от давящей вас теперь тоски, беспокойства, страха и, главное, лжи. — Еще мы страдаем от того, что у нас нет всего того, что нужно на потребу жизни, так как все лучшие земли, леса и даже вода захвачены вами. Так откажитесь от греха землевладения, откажитесь от готового содержания и выгодных мест. Откажитесь требовать себе от других то, чего вы не припасли сами себе, откажитесь от привилегий своей знатной породы и названий «барина» и «барыни»; пусть эти позорные имена отойдут назад в архив прошлого времени, — откажитесь быть «господами»... У нас одна к вам слезная просьба: не нападайте на нас с оружием, не подступайте к нам с угрозами наказания, не считайте чужого труда своим; узаконьте не землевладение, а право труда на свое добро. — Дайте нам только возможность без устрашения от ваших набегов заниматься на своих полосах любимым делом земледелия. Примкните и вы к нам, чтобы вместе, по-братски, войти в радость жизни, и не думайте и не бойтесь, что мы без вас одичаем и потеряем дорогу к богу: бог жив в нас помимо ваших катехизисов и священных историй, и мы его знаем. Самаряне милосердые не из знатной породы выходят! — Не мешайте богу пасти свое стадо. Пусть он властвует непосредственно над своим народом и тогда, наверное, не поднесет один народ другому меча, а будет мирно заниматься борьбой с природой, уважая личность и труд соседа, и не боясь устрашения со стороны старост, старшин, становых, попов, земских начальников и проч., которым теперь дано «право» во всякое время отнимать у нас то, что мы добываем со страшным трудом и усилием, и при которых нам нельзя быть людьми и жить, славя бога, а можно только существовать в форме рабочих животных, нося в сердце постоянную безмолвную злобу и проклятия нашим притеснителям, наложившим на нас ярмо неудобоносимое.»

Под статьей дата — 3 октября 1900 г. Толстой читал ее 30 ноября 1900 и 31 января 1901 г. своим гостям. См. ДСАТ, III, стр. 131 и 140. О Новикове см. еще прим. 356 и подробно в т. 53, Дневник от 2 мая 1896 и комментарий.

169. 6535. Драму Труп надо бросить. — В письме к В. Г. Черткову от 11 декабря 1900 года Толстой писал: «Драму [«Живой труп»] я шутя, или вернее — балуясь, написал начерно; но не только не думаю ее теперь кончать и печатать, но очень сомневаюсь, чтобы я когда-нибудь это сделал. Так много более нужного перед своей совестью, и так я себя чувствую — вот уже скоро два месяца — неспособным к умственной работе, не чувствую потребности к ней. Сначала это меня огорчало, а теперь думаю, что это хорошо. Душа ne ch?me pas [не пустует] — идет другая работа, может быть — лучшая». См. т. 88.

О причинах, сыгравших роль в решении Толстого оставить разработку сюжета драмы «Живой труп», сообщалось в печати неоднократно. Сюжет этот был сообщен ему Н. В. Давыдовым, который в своих воспоминаниях, рассказав его историю, добавляет: «Сведения о драме и ее сюжете попали в печать, и в результате этого к Льву Николаевичу как-то явился незнакомый ему человек и, когда они остались вдвоем, объявил, что он — «труп», т. е. то самое лицо, которое Лев Николаевич описал в драме. N подробно рассказал всю свою жизнь и очень растрогал Льва Николаевича, говорившего потом, что в действительности жизнь гораздо интереснее, чем отражение ее в литературе; я знаю, со слов самого Льва Николаевича, что он решил не выпускать в свет этой драмы в том виде, как он ее написал, а хотел под влиянием рассказа N многое в ней изменить... — N дал Льву Николаевичу слово, что больше не будет пить, а Лев Николаевич при посредстве друзей своих устроил г. N на какое-то место, где тот благополучно служил в течение долгих лет, вплоть до своей смерти, причем сдержал свое слово и больше не пил». (Н. В. Давыдов, «Из воспоминаний о Л. Н. Толстом» — в «Сборнике воспоминаний о Л. Н. Толстом», изд. «Златоцвет», М. 1911, стр. 25—29; ср. с его же воспоминаниями «Письма Л. Н. Толстого к Н. В. Давыдову» — «Толстой. Памятники творчества и жизни», сборн. 2, изд. «Задруга», М. 1920, стр. 43—44). — Также и в заметке „Почему не может быть окончен «Труп»“, помещенной в «Русском слове» (1902, № 238, «Московские вести»), сообщалось, между прочим, о том, что прочтя в газетах пересказ фабулы начатой Толстым драмы, «главное действующее лицо действительного происшествия г. N, занимающий в настоящее время видную должность, узнал по пересказу «Трупа» себя и посетил Толстого. Результатом этого свидания было бесповоротное решение писателя не продолжать уже близкого к развязке произведения». — В статье же П. А. Буланже „Как писалась драма «Живой труп»“ («Русское слово», 1911, № 232 от 9 октября) содержатся иные сведения о причинах, повлиявших на приостановку работы Толстого над сюжетом этой драмы. «Ясно помню, — пишет П. А. Буланже, — как зимой 1900—1901 годов, во время моего посещения Льва Николаевича в Хамовниках в Москве, к нему явился вечером юноша и попросил свидания наедине... Когда Лев Николаевич вернулся в столовую, то рассказал, что у него был очень милый юноша, явившийся с просьбой от своей матери, которая прочла в газетах описание драмы и нашла большое сходство с тем случаем, который был у нее в жизни. Она перенесла суд и много тяжелого и боялась, что опубликование драмы снова вызовет ее заглохнувший было судебный процесс. Она просила Льва Николаевича не опубликовывать своего произведения. — И что же вы сказали? — спросили мы в один голос... — Конечно, я обещал не опубликовывать, — ответил Лев Николаевич. — Человеческая жизнь дороже всяких писаний». — А. Б. Гольденвейзер сообщает о том же в своем дневнике (запись 1 февраля 1901): «По поводу своей драмы «Труп» Лев Николаевич сказал мне: «Ко мне приходил сын жены описанного мною человека, а потом и он сам. Сын от имени матери просил не опубликовывать драму, так как ей это было бы тяжело, да и кроме того она боится, чтобы опять не вышла история. Я, разумеется, обещал. Их приход мне был очень интересен и полезен. Я еще раз, как и раньше неоднократно, убедился, насколько психологические побуждения, которые сам придумываешь для объяснения поступков людей, которых описываешь, ничтожнее, искусственнее побуждений, руководивших этими людьми в действительности. После беседы с ними, я охладел к этой работе». — «Сюжет «Трупа» — добавляет А. Б. Гольденвейзер, — сделался достоянием газет из-за Ал. Петр. Иванова (переписчика Льва Николаевича), который запил и где-то на Хитровке разболтал такому же пропойце — репортеру «Новостей дня», что Лев Николаевич пишет драму и на какой сюжет. А тот сделал из этого статейку и сейчас же поместил в «Новостях дня». Это и вызвало приход ко Льву Николаевичу действующих лиц драмы, но это же и было одним из поводов, заставивших Льва Николаевича бросить драму, не отделав ее».[1581] («Вблизи Толстого», т. 1, М. 1922, стр. 53). Ср. с заметкой: «Как стало известно о «Живом трупе» (Беседа с переписчиком Л. Н. Толстого)» — в газ. «Утро России», 1911, № 222 от 28 сентября.

Все эти сообщения П. А. Буланже, А. Б. Гольденвейзера и Н. В. Давыдова не вполне точны. В действительности, Н. С. Гимер, прообраз «Живого трупа», бывал у Толстого еще зимой 1899—1900 г., вероятно, в январе или феврале 1900 г. В архиве Толстого сохранилось одно письмо Н. С. Гимера от 16 марта 1900 г. В виду исключительной важности этого документа, приводим его текст: «Ваше сиятельство граф Лёв Николаевич, Извините меня, что я беспокою вас, но обстоятельства мои так плохи, что заставляют это. Я был у г-на Буланже и он сказал мне, что еще ничего не мог сделать, но что всё-таки надеется устроить мне службу.[1582] В настоящее же время мне положительно нечем существовать и, главное, потому, что не имея никакого костюма, я не могу никуда выйти, так как даже пальто, в котором я прихожу к Вам, я беру у других. Потому, если возможно, Ваше сиятельство, дайте возможность мне одеться, до получения службы, чтобы я мог как-либо просуществовать. Может быть, у вас найдется старое ненужное платье. Затем опять умоляю, ваше сиятельство, дайте возможность вырваться из этой жизни, сделайте это ради моего сына, каково его положение, отец на Хитровом рынке, а мать... [[4]]. Еще раз простите, что осмелился писать вам, но при личном свидании я на словах не могу просить вас об этом. Имея одежду, я могу бывать у старых своих знакомых и этим как-нибудь существовать до получения обещанной службы. Остаюсь с глубоким почтением известный вам Николай Гимер. Адрес мой: Солянка, Подколокольный пер., дом Ярошенко, кв. № 30-й». (АТБ).

Сведения о судебном деле супругов Гимер, послужившем для Толстого толчком к написанию драмы «Живой труп», библиографию, относящуюся к этому процессу и остальной материал, посвященный работе Толстого над драмой, — см. в комментарии к дневниковой записи 29 декабря 1897 г., т. 53. Еще см. о личном знакомстве Толстого с семьей Гимер в конце 1880-х годов — в тт. 50 (Дневник и записные книжки 1888—1889 гг.) и 64 (письма 1887—1889 гг.).

170. 6536. А если писать, то ту драму — Толстой имеет в виду драму, озаглавленную им позднее «И свет во тьме светит». См. прим. 95.

171. 6536. и продолжение Воск[ресенъя]. — Этот замысел не был Толстым осуществлен. См. т. 33.

30 ноября. Стр. 66.

172. 664-6. говорил много с Софрон[овым] и вечером с Новиковым. — Сергей Павлович Софронов (1863—1915), единомышленник Толстого, приезжал из с. Ирошниково Владимирской губернии в Москву повидаться с Толстым. О нем см. т. 52, комментарий к Дневнику от 22 августа 1894. — О Михаиле Петровиче Новикове см. прим. 168.

1 декабря. Стр. 66—69.

173. 6613-14. Вчера б[ыла] куча посетителей. — 30 ноября у Толстого были писатель кн. Дмитрий Николаевич Цертелев (1852—1911), с которым он играл в шахматы, А. Н. Дунаев, П. А. Буланже, И. И. Горбунов-Посадов, К. А. Михайлов и сын друга Толстого врач Андрей Гаврилович Русанов (р. 1874), впоследствии профессор. О первых четырех см. т. 50 (по указателю), о Михайлове см. прим. 294.

Друзьям своим Толстой читал вслух статью М. П. Новикова. См. прим. 168 и ДСАТ, III, стр. 131.

174. 6713. Робинзон, — имя героя известного сочинения английского писателя Даниэля Дефо (1660—1731): «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо, йоркского моряка, рассказанные им самим». — Толстой считал это сочинение «образцовой» книгой для детского чтения и любил его перечитывать. («Лев Толстой в последний год его жизни», дневник В. Ф. Булгакова, изд. 3-е, М. 1920, стр. 344, запись 11 октября 1910 г.)

175. 6720. Так это и б[ыло] и с декабристами — Л. Н. Толстой лично был знаком с некоторыми декабристами, уже по возвращении их из ссылки. Он встречался с М. И. Муравьевым-Апостолом, кн. С. Г. Волконским, Д. И. Завалишиным, П. Н. Свистуновым, А. П. Беляевым (его воспоминания Толстой редактировал — «Русская старина», 1880, т. XXIX и сл.). В письме к духобору И. Е. Конкину от 24 февраля 1901 г. Толстой, между прочим, писал: «Довелось мне видеть возвращенных из Сибири декабристов и знал я их товарищей и сверстников, которые изменили им и остались в России и пользовались всякими почестями и богачеством. Декабристы, пожившие в каторге и в изгнании духовной жизнью, вернулись после 30 лет бодрые, умные, радостные, а оставшиеся в России и проведшие жизнь в службе, обедах, картах были жалкие развалины, ни на что никому не нужные, которым нечем хорошим было помянуть свою жизнь. Казалось, как несчастны были приговоренные и сосланные, и как счастливы спасшиеся, а прошло 30 лет и ясно стало, что счастье было не в Сибири и не в Петербурге, а в духе людей, и что каторга и ссылка и неволя были счастье, а генеральство и богатство и свобода были великие бедствия». См. т. 73. — Жизнь декабристов и их эпоха не переставали интересовать Толстого с 1856 по 1905 г. См. т. 17, наброски романа «Декабристы»; т. 62, переписку его с А. П. Беляевым, П. Н. Свистуновым, В. В. Стасовым — конца 1870-х гг.; еще см. воспоминания Г. А. Русанова «Поездка в Ясную поляну (24—25 августа 1883 г.)» — «Толстовский ежегодник 1912 года», М. 1912, стр. 63.

176. 6732. Притча о талантах — Евангелие Матфея, гл. XXV, ст. 14—30; еще см. Евангелие Луки, гл. XIX, ст. 12—26.

177. 6823. «Неер Элохим непещ адам» — из Библии, «Книги Притчей Соломоновых», XX, 27. — Правильнее было бы написать: нер Элогим нефеш адам. В подлинном же тексте сказано иначе: «нер Иегова нишмат адам». — В статье «Что такое религия и в чем ее сущность» Л. Н. Толстой писал: «Душа человеческая есть светильник Бога», говорит мудрое еврейское изречение. Человек есть слабое, несчастное животное до тех пор, пока в душе его не горит свет Бога. Когда же свет этот загорается (а зажигается он только в душе, просвещенной религией), человек становится могущественнейшим существом мира» (гл. XVII).

8 декабря. Стр. 69—70.

178. 695-7. За это время получил письмо из Канад[ы]..... и написал письмо Государю. — В начале декабря 1900 года Л. Н. Толстой получил от жившего в Канаде с духоборами Александра Михайловича Бодянского письмо с сообщением о том, что одиннадцать духоборок, выехавших из России вместе с другими, желают поехать к сосланным в Якутскую область мужьям и сыновьям, или, как писал Толстой царю, эти женщины, «как особенной милости, просят о том, чтобы им дана была возможность из свободной и обеспеченной жизни переехать в самое ужасное место изгнания и самые тяжелые условия».

Для этого требовалось разрешение высшего русского правительства, так как духоборы получили право выехать за границу только под условием никогда не возвращаться в Россию. Толстой написал об этом письмо Николаю II, приложив к своему письмо А. М. Бодянского и настоятельно указывая на необходимость прекращения всех гонений за веру. Разрешение на проезд в Якутскую область было духоборками получено, и русский консул в Канаде Н. Б. Струве пожелал «взять на себя руководство и хлопоты» в деле переезда этих женщин из Канады, с целью облегчить им путешествие» (письмо Н. Б. Струве к Толстому от 27 апреля 1901 г., АТБ).

Письмо Толстого к царю в связи с этим делом от 7 декабря 1900 г. помимо него распространилось в копиях среди придворных лиц, проникло в более широкие круги русского общества и наконец появилось в переводах в иностранной печати. Вследствие этого В. Г. Чертков напечатал его в «Листках Свободного слова» (№ 23, 1901), где оно впервые и появилось в полном виде. Первая, не посланная и позднее значительно измененная версия этого письма впервые опубликована в Б, IV, стр. 15—16. — См. еще т. 72, стр. 510 и 514—522.

179. 698-22. Все стараюсь быть немного получше..... и как тяжела обратная. — В письме к Чертковым Толстой в этот же день (8 декабря 1900) писал: «Я тоже много переживал последнее время... Как хороша китайская мудрость, которая говорит, что человек должен быть более всего внимателен к себе, когда он один, и забота его должна быть одна: чтобы ничего не было дурного в его сердце. Эта уединенная работа могущественно помогает и сейчас, при первом столкновении с людьми, уже видишь как легче сначала не показывать зло, потом и не быть злым, потом и быть добрым. В этом кое-как продвигаюсь, чего и вам желаю». См. т. 88.

180. 6920-21. От Маш[и] милое письмо. — Толстой получил от М. Л. Оболенской письмо от 7 ноября 1900 г. Цитату из него см. в т. 72, стр. 526.

181. 705. В китайском учении Середины — Об «Учении Середины» — см. прим.

11 декабря. Стр. 70—71.

182. 711-2. Получил пись[ма] Ч[ертковых] и написал им. — Владимир Григорьевич (р. 1854), ближайший друг Толстого, живший в то время (с 1897) изгнанником в Англии вместе с женой (см. прим. 97). Сохранилось его письмо от 19 декабря н. с. «по вопросу о делах переводов» сочинений Толстого на иностранные языки (AЧ). Ответ Толстого см. т. 88.

183. 7124-26. Как хорош ответ Эмерсона..... without it. — Ральф Уольдо Эмерсон (Ralph Waldo Emerson, 1803—1882), американский философ и поэт, высоко ценимый Л. Н. Толстым. Об Эмерсоне и отношении Толстого к нему см. т. 49, в комментарии к Дневнику 1884 г. Еще см. т. 51, Дневник от 4 января 1890.

15 декабря. Стр. 71—73.

184. 7127-28. Дав[ыдов] одобрил письмо Г[осударю] и взялся послать его. — Николай Васильевич Давыдов (1848—1920) был в это время председателем Московского Окружного суда и приват-доцентом Московского университета. Обладая связями в Петербурге, он взялся переслать по назначению письмо Толстого к царю о духоборческих женщинах и прекращении преследований за веру (см. прим. 179). Подробные сведения о Н. В. Давыдове см. в т. 49, комментарий к Дневнику 1884 г.

185. 7131. С[оня] в Ясной. — С. А. Толстая уехала 11 декабря в Ясную поляну, возвратилась 16 декабря. См. ДСАТ, III, стр. 134.

186. 7132. Проезжал Л[ева]. — Лев Львович был в Москве проездом из Ясной поляны, где жила в это время его семья, в Петербург, где он купил дом.

187. 729-13. Прошел мимо лавченки книг..... Не то ли и с Труп[ом]? — Ср. с рассказом Толстого о том же в книге П. Сергеенко «Как живет и работает гр. Л. Н. Толстой», изд. 2-е, М. 1908, стр. 77.

188. 735. Claud[e] Bernard, — Клод Бернар (Claude Bernard, 1813—1878), французский физиолог, профессор Парижского университета, основатель так наз. экспериментальной физиологии.

189. 735. Dubois-Raihmone. — Правильно: Du-Bois-Reymond. Эмиль Дю-Буа-Реймон (1818—1896), немецкий физиолог, профессор Берлинского университета. — Толстой, будучи в 1860 году в Берлине, слушал его лекции. См. т. 48. Еще см. прим. 423.

190. 735-6. и еще кто то. — Возможно, что Толстой имеет в виду Фехнера. Густав Фехнер (Gustav-Theodor Fechner, 1801—1887), немецкий медик и физик, профессор Лейпцигского университета, основатель психофизики.

191. 7312-13. Шопенгауера Parergа u[nd] Paralipomena — Это сочинение одного из наиболее любимых Толстым мыслителей Артура Шопенгауэра (см. прим. 319) сохранилось в Яснополянской библиотеке в трех изданиях: 1) Arthur Schopenhauer, «Parerga und Paralipomena». Herausgegeben von Dr. Hermann Hirt. Bibliothek der Gesamt-Literatur. Halle und d. S. Hendel. 2) — Zweite Auflage aus dem handschriftlichen Nachlasse des Verfassers herausgegeben von Dr. Julius Frauenst?dt. Zweiter Band. Berlin 1862. (Имелся и первый том этого издания, но был потерян). 3) „«Афоризмы и максимы». Из «Parerga und Paralipomena»“. Пер. Ф. В. Черниговца, т. 1, изд. 4-е А. С. Суворина, Спб. 1892.

192. 7317. Саша грубо сказала. — Александра Львовна Толстая, младшая дочь Толстого, в то время шестнадцатилетняя девушка.

19 декабря. Стр. 73—75.

193. 7329-30. Был Лева и начал разговор о своем писаньи. — Лев Львович заезжал в Москву на обратном пути из Петербурга в Ясную поляну. О каком его сочинении был разговор, редакции неизвестно.

194. 7332. Написал письма все. — Из написанных Толстым в дни 15—19 декабря 1900 г. писем известны только следующие: 15 декабря — М. Л. Оболенской в ответ на ее письмо (см. прим. 181); 17 декабря — В. К. Заволокину (см. прим. 208), и 19 декабря — Виктору Анатол. Лебрену. См. т. 72, стр. 525—532.

20 декабря. Стр. 75—76.

195. 7513. Читал Буддийские Сутты. — Л. Н. Толстой читал издание «Буддийские Сутты. В переводе с пали[1583] проф. Рис-Дэвиса, с примечаниями и вступительной статьей. Русский перевод и предисловие Н. И. Герасимова», «Восточная Библиотека», т. II, М. 1900. — Среди книг, находящихся на полке в кабинете Толстого, имеется экземпляр этого издания (с надписью: «Л. Н. Толстому от М. О. Меньшикова»), содержащий много отметок Толстого. Книга была использована им при составлении «Круга чтения».

Буддийские Сутты, или Суттры, являются одной из частей Вед (см. прим. 209). В них содержатся «правила обрядов жертвоприношений и правила домашней и гражданской жизни».

29 декабря. Стр. 76—79.

196. 7631. У Левы умер ребено[к]. — 24 декабря 1900 года в Ясной поляне умер внук Толстого Лёвушка Толстой (р. 8 июня 1898), первый ребенок Льва Львовича и Доры Федоровны. Похоронили его 28 декабря на кладбище в сельце Кочаки, в двух верстах от Ясной. — Родители исключительно тяжело переживали смерть мальчика, о чем Толстой мог судить по письмам Льва Львовича и находившейся в Ясной поляне Софьи Андреевны. См. ДСАТ, III, стр. 135—136.

197. 7633771. Таня родила мертвого — Т. Л. Сухотина 26? декабря преждевременно родила мертвую девочку. Толстой 27 декабря написал ей в связи с этим в Кочеты письмо. См. т. 72, стр. 542, и еще ДСАТ, III, стр. 136.

198. 771-2. Здесь Илья. — Илья Львович Толстой (1866—1933), второй сын Толстого, приехал в Москву из своего имения Мансурово Калужской губернии и уезда. Он привез с собой пятилетнего сына Мишу.

199. 773. Пришел старичок из Нижн[его]. — Христофор Иванович Шалашов (184.—1923), крестьянин села (теперь города) Богородское Горбатовского уезда Нижегородской губ., бывший прежде ревностным православным, а затем ставший «свободным духовным христианином» и примкнувший к секте так наз. старо-молокан. Приходил он в Москву пешком, чтобы познакомиться и побеседовать с Толстым, и прожил у него в хамовническом доме несколько дней.

200. 776-7. Читал об удивительных машинах. — Где об этом читал Толстой выяснить не удалось.

201. 7719-20. Читал Ничше Заратустра и заметку его сестры о том, как он писал — Толстой читал сочинение Фридриха Ницше «Also sprach Zarathustra» (11-е изд. 1899). В переводе — «Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого» (русск. пер. Ю. М. Антоновского, Спб. 1907). Кроме этого сочинения, читанного Толстым в немецком подлиннике, он в то время читал вероятно статью сестры философа Елизаветы Ферстер-Ницше, напечатанную по-немецки в журнале «Die Zukunft», от 6 января 1900 г. Русский перевод этой статьи „Как возник «Заратустра»“ напечатан в журн. «Жизнь», изд. М. С. Ермолаева, 1901, т. 3. Еще см. «Листки Свободного слова», № 23, Christchurch, 1901, стр. 17.

31 декабря. Стр. 79.

202. 799-10. Сейчас получил письмо от господина, устраивающего библиотеку. — Упомянутое Толстым письмо от организатора какой-то провинциальной библиотеки найти в архиве Толстого не удалось. Не исключена возможность, что оно было передано в устроенный Софьей Андреевной в Хамовническом доме склад изданий сочинений Толстого. Просьб о бесплатной присылке не только отдельных произведений, но и комплектов «собрания сочинений», Л. Н. Толстой получал немало и он, разумеется, охотно удовлетворял бы их, если бы это было фактически возможно. Но дело издания и распространения «собраний сочинений» Толстого находилось с 1885 года в руках Софьи Андреевны, которая считала возможным бесплатное или льготное предоставление экземпляров лишь в исключительных случаях, тем более, что в случае более широкого бесплатного снабжения библиотек изданиями, число подобных просьб несомненно значительно возросло бы. — Толстой, отойдя от дела издания своих произведений и печатно заявив об отказе от литературной собственности на свои писания, написанные после 1881 года, естественно избегал так или иначе вмешиваться в организованное Софьей Андреевной издательское дело. И поэтому он очень редко обращался к ней с просьбой о посылке кому-либо комплекта его сочинений. Вместе с тем он всегда бывал рад иметь возможность снабжать своими книгами тех, кто в них нуждался. Последние десять лет эту возможность Толстому предоставляли, посылая ему свои издания, издательства: «Посредник», «Свободное слово» (А. К. и В. Г. Чертковых) и «Свободная мысль» (П. И. Бирюкова). — Об отказе Толстого от литературной собственности см. т. 52, Дневник 1891, и т. 66, письмо в редакцию, 1891. Об отказе же его от имения, денежных доходов и т. п. см. т. 78, письма в редакции газет от 30 октября 1908, и С. А. Энгельгардту от 12 ноября 1908; еще см. записки H. Н. Гусева «Два года с Л. Н. Толстым», М. 1912, стр. 215 и др.

203. 7933. Хоте[л] так переделать свою драму. — Вероятно, подразумевается драма «Живой труп».

Сноски

2. Повторено по рассеянности: у себя

3. Зачеркнуто: въ пространстве.

4. Зачеркнуто: Пределъ

5. Зачеркнуто: Одну

6. Зачеркнуто: В[семъ].

7. В подлиннике эта фраза написана после слов: Свою отдельность я познаю матерiей въ себе и вне себя. Она обведена кругом и на полях указано место перестановки.

8. Зачеркнуто: того

9. Зачеркнуто: понятiя

10. Зачеркнуто: понятiя

11. Зачеркнуто: (соотношенiя)

12. Написано поверх: 189

13. Означает: Если буду живъ.

14. Зачеркнуто: поль

15. Зачеркнуто: сла

16. Зачеркнуто: над

17. Слова: все больше и больше вписаны над строкой вместо зачеркнутого: такъ разожжешь, что все

18. Зачеркнуто: будешь чу

19. Зачеркнуто: и сознан

20. Можно прочесть: дастъ

21. Зачеркнуто: спор

22. Зачеркнуто: и потому

23. Написано: на конце

24. Зачеркнуто: несомненно

25. Зачеркнуто: да и совесть укоряетъ.

26. Зачеркнуто: и говорило, что не грехъ по приказанiю.

27. Зачеркнуто: все пр

28. Зачеркнуто: что

29. В подлиннике ошибочная нумерация: 12, 13.

30. Зачеркнуто: не могу

31. Так в подлиннике

32. Зачеркнуто: Отделен[iе] свое онъ сознаетъ какъ матерiю.

33. Зачеркнуто: въ

34. Слова: т. е. нового рожденiя вписаны между строк.

35. Так в подлиннике

36. Зачеркнуто: ф

37. Зачеркнуто: уже

38. Зачеркнуто: не только в

39. В подлиннике: война

40. Зачеркнуто: не

41. Зачеркнуто: для

42. Зачеркнуто: испол

43. Зачеркнуто: <перенесъ свое> <вспомн[илъ]>

44. Зачеркнуто: 1) Да,

45. Написано над строкой вместо зачеркнутого: известности.

46. Зачеркнуто: кроме нуж[ды]

47. Зачеркнуто: найти

48. В подлиннике дальше ошибочная нумерация: 4, 5, 6.

49. Зачеркнуто: самое ва

50. [Ближайшее лучшее]

51. [Ближайшее худшее]. Слова: next worse вписаны над строкой.

52. Зачеркнуто: всего

53. Эта мысль, — зa исключением слов: хуже всего и безнравственной, — вписана над строкой вместо зачеркнутого и вымаранного. Первоначальный текст: хуже всего жениться на физич[ески] целомудр[енной], но безнравственной женщ[ине] и съ ней проводить жизнь. — Ср. его с соответствующей этой мысли записью в Записной книжке (стр. 212).

54. Фраза эта обведена кругом.

55. Зачеркнуто: уделана

56. Зачеркнуто: чтобы отдать

57. Зачеркнуто: зак

58. Абзац редактора.

59. Слова: выкажу добрыя чувства вписаны над зачеркнутым: выставлю

60. Написано неясно.

61. Слова: и тайное отъ людей вписаны вместо зачеркнутого: все

62. Зачеркнуто: дело это со

63. Здесь в подлиннике оставлена незаполненной нижняя треть страницы. — Ср. эту запись с соответствующим ей местом в Записной книжке (стр. 213).

64. Зачеркнуто: прелесть

65. Зачеркнуто: <нр> <и>

66. Так в подлиннике.

67. Зачеркнуто: к. кончено[?]

68. Слово: царская вписано над строкой.

69. Зачеркнуто: наде

70. Ср. соответствующее этой записи место в Записной книжке (стр. 213).

71. Зачеркнуто: (не могъ разобрать). См. Записную книжку стр. 214.

72. В подлиннике дальше ошибочная нумерация: 9, 10.... 16, 17.

73. Зачеркнуто: нравс

74. Зачеркнуто: Въ

75. Зачеркнуто: А только вспомни

76. Эта фраза отчеркнута.

77. Последняя фраза вписана между строк.

78. Зачеркнуто: тогда когда идея

79. Зачеркнуто: распростран

80. Зачеркнуто: составля

81. Зачеркнуто: возвышаю

82. Зачеркнуто: Во

83. Абзац редактора.

84. Слово: хотя вписано над строкой вместо зачеркнутого: но

85. Перед дальнейшей нумерацией все абзацы редактора.

86. Слова: Помни смерть: вписаны над строкой.

87. Вписано над строкой и зачеркнуто: 3) но что лучше ничего не делать чемъ делать ничего — ложно. 4)

88. Можно прочесть: ложно. Эта фраза вписана между строк.

89. Слова: осторожной и важной вписаны над строкой.

90. Зачеркнуто: довол

91. Можно прочесть: спутал[ъ].

92. Последние двенадцать абзацев сделаны редактором.

93. Зачеркнуто: чести

94. Зачеркнуто: смыслъ

95. Зачеркнуто: разуму и ра

96. Зачеркнуто: слу

97. Зачеркнуто: вре

98. Зачеркнуто: важ

99. Последние семь абзацев сделаны редактором.

100. Исправлено из: въ первомъ

101. Зачеркнуто: Нельзя писать разумныя

102. Зачеркнуто: оставл

103. Зачеркнуто: вы

104. Перечеркнуто: Я вижу и слышу, что звонятъ въ колокола и потомъ вижу народъ идущiй въ церкви. Одни говорятъ, что это происходитъ отъ того, что <какъ> колокола имеютъ свойств[о] вызывать въ людяхъ потребность итти въ церкви и потому причина въ колоколахъ; другiе говорятъ, что <это люди> те самые люди, кото[рые] ходятъ въ церкви и звонятъ въ колокола и потом

105. Первоначально стояло: частью. Потом перед этим словом вставлено: от

106. Зачеркнуто: онъ тол

107. Это слово зачеркнуто и восстановлено.

108. Зачеркнуто: но

109. Зачеркнуто: вытек

110. Абзац редактора.

111. Абзац редактора.

112. Зачеркнуто: что

113. В подлиннике дальше ошибочная нумерация: 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11.

114. Зачеркнуто: питанiе

115. Зачеркнуто: Это

116. Слово: неверная вписано между строк.

117. Ср. на стр. 29 запись в Дневнике 12 июля 1900 г., мысль 8, и соответствующую запись в Записной книжке, воспроизведенную факсимильно (стр. 217).

118. Зачеркнуто: влiяютъ на

119. Зачеркнуто: и людя

120. Исправлено из: я могу

121. Исправлено из: матерiя. Слова: представляются человеку вписаны над строкой.

122. Зачеркнуто: онъ видитъ и

123. Зачеркнуто: мiра

124. Зачеркнуто: Вотъ эти то пределы

125. Зачеркнуто: и составляетъ то что мы

126. Зачеркнуто: Движенiе есть

127. Зачеркнуто: тогда какъ

128. Зачеркнуто: требовать чтобы челов

129. Написано: направленiи

130. Зачеркнуто: поле

131. Слова: т. е.... новое, вписаны над строкой.

132. Зачеркнуто: эту но

133. Зачеркнуто: закон

134. Зачеркнуто: Вс

135. Зачеркнуто: шишке

136. Слова: большей частью вписаны над строкой.

137. После этой записи Толстой оставил незаполненными треть страницы и дальнейшие двадцать шесть страниц (тринадцать листов) тоже не заполнил. Продолжать Дневник он стал в новой тетради.

138. На обороте клеенчатой обложки тетради надпись Толстого: Съ 19 Мая 1900 по 6 Окт. 1902.

139. Зачеркнуто: Поз

140. Написано: трогаютъ, и далее зачеркнуто: картины

141. Зачеркнуто: <рас> <пр>

142. Зачеркнуто: Хочу записать то чт[о]

143. Зачеркнуто: съ ча

144. Зачеркнуто: знаю

145. Последние три слова вписаны между строк вместо зачеркнутого: оно

146. Ср. на стр. 22 запись в Дневнике 6 апреля, мысль 9, и соответствующую запись в Записной книжке, воспроизведенную факсимильно (стр. 217).

147. Зачеркнуто: ж

148. Зачеркнуто: стихи, живыя кар

149. Зачеркнуто: въ этомъ мi

150. Зачеркнуто: по ме

151. Зачеркнуто: муд

152. Зачеркнуто: чтобы онъ не

153. Можно прочесть: 500

154. Зачеркнуто: Почему

155. Зачеркнуто: звезду

156. Зачеркнуто: <в> <про[ходитъ]>

157. Зачеркнуто: о буду

158. Зачеркнуто: и

159. Зачеркнуто: счита

160. Зачеркнуто: личномъ

161. Зачеркнуто: что

162. Зачеркнуто: Духо

163. Зачеркнуто: лю

164. Зачеркнуто: оди

165. Зачеркнуто: въ 10

166. Зачеркнуто: наде

167. Зачеркнуто: сказать

168. Зачеркнуто: или въ ка

169. Зачеркнуто: созн

170. Зачеркнуто: попро

171. Исправлено из: Читаю

172. Зачеркнуто: и

173. Следующая фраза отчеркнута на полях красным карандашом двумя чертами.

174. Зачеркнуто: ду

175. Исправлено из: говорятъ

176. [помеха]

177. Зачеркнуто: ну

178. Первоначально в подлиннике стояло: нетъ къ ней призванiя

179. Зачеркнуто: часто; вставлено: не

180. Зачеркнуто: ложнымъ; вставлено: окончательнымъ

181. Зачеркнуто: Вор

182. Написано поверх слова: лучше

183. Зачеркнуто: своему счастiю

184. Зачеркнуто: по недоразуменiю сначала

185. Зачеркнуто: жизни

186. Вписано между строк со слов: до техъ поръ... кончая словом: отдельной

187. Зачеркнуто: от

188. Написано: сафаофу

189. Зачеркнуто: долгъ

190. Зачеркнуто: быть счаст

191. Зачеркнуто: то

192. Зачеркнуто: кот

193. Зачеркнуто: своей недоб

194. Зачеркнуто: самымъ

195. Написано поверх слов: не то

196. Зачеркнуто: Тог

197. Зачеркнуто: поле

198. В подлиннике здесь оставлены незаполненными три строки.

199. Зачеркнуто: не найдешь

200. Зачеркнуто: <бра> <де>

201. Зачеркнуто: записывать

202. Зачеркнуто: будетъ

203. [Милостивый государь и преданный вамъ]

204. Зачеркнуто: <въ кам[ере?]> <после ранен[iя]>

205. Написано поверх слова: онъ [?]

206. Зачеркнуто: Сознанiе въ се

207. Зачеркнуто: для Бо

208. Зачеркнуто: част

209. Зачеркнуто: но тепе

210. Зачеркнуто: но до т

211. Можно прочесть: нашъ

212. Зачеркнуто: взд

213. Зачеркнуто: кто

214. Зачеркнуто: разумной

215. Зачеркнуто: уст

216. Зачеркнуто: тре

217. Зачеркнуто: до

218. Зачеркнуто: след

219. Зачеркнуто: и Бога

220. Зачеркнуто: Главное же

221. Зачеркнуто: пр

222. Зачеркнуто: кри

223. Зачеркнуто: ничьей

224. Зачеркнуто: бер

225. Зачеркнуто: цер

226. Зачеркнуто: объя

227. Зачеркнуто: застр

228. Зачеркнуто: кроме

229. Зачеркнуто: запрещено

230. Зачеркнуто: внушать

231. Зачеркнуто: любви

232. Зачеркнуто: ума

233. [Tout comprendre c’est tout pardonner. — Все понять значит все простить.]

234. Зачеркнуто: одна

235. Зачеркнуто: б[ыло]

236. Последняя фраза, судя по чернилам, вписана позднее.

237. Зачеркнуто: Ca

238. Зачеркнуто: установленiе

239. На незаполненной до конца строчке и в следующей строке под словом: Сейчас, — написано бледным красным карандашом: глiоматозная серингомiэлiя

240. Зачеркнуто: большинства

241. Зачеркнуто: Ка[нта]

242. Написано поверх слова: Бетховен[ъ]

243. Зачеркнуто: они были безп

244. Зачеркнуто: выжив

245. Зачеркнуто: откр

246. Зачеркнуто: удиви

247. Зачеркнуто: ей н

248. Зачеркнуто: такъ: чт[о]

249. В подлиннике здесь оставлены незаполненными четыре строки. — В Записной книжке в соответствующем месте имеются следующие две заметки:

1) Или скорее до техъ поръ н[е] нужны академiи, пока люди продолж[аютъ] [?] воспитыва[ться] въ одуряющихъ и развращающихъ ихъ религiозныхъ ученiяхъ.

2) Привычка собственности. Я считаю хорошимъ, что мужикъ бралъ лесъ, и непрiятно... (См. стр. 230.)

250. Зачеркнуто: это

251. Зачеркнуто: безчисленныхъ

252. Зачеркнуто: совершаются

253. Зачеркнуто: жизни

254. Зачеркнуто: заяв

255. Зачеркнуто: Арис

256. Зачеркнуто: сов

257. Зачеркнуто: и

258. Написано поверх слова: времени. — Далее зачеркнуто: и н

259. [благосостояния]

260. Последняя фраза приписана другими чернилами, вероятно 6 ноября.

261. Зачеркнуто: Я дожи

262. Это слово написано неясно.

263. Зачеркнуто: 1)

264. Зачеркнуто: жизнь н

265. Зачеркнуто: или просто «Ученiе» въ томъ, что по

266. Зачеркнуто: какъ достигнуть всем[ъ]

267. Написано: высшаго.

268. Исправлено из слова: добродетели, в свою очередь исправленного из слова: добра. — Далее зачеркнуто: как

269. Зачеркнуто: (по некот[орымъ] китайскимъ коментаторамъ — любить) народъ.

270. Зачеркнуто: оставаться

271. Зачеркнуто: достигнуть

272. Зачеркнуто: добромъ

273. Зачеркнуто: уч

274. Зачеркнуто: усовершенствован[iе] человека

275. Зачеркнуто: усовершенств[ованiя] человека

276. Это слово изменено из слова: исправленiе. — Далее зачеркнуто: сердца

277. Зачеркнуто: сердце человека.

278. Зачеркнуто: <ясность> <правдивость> <искренность прямота>

279. Зачеркнуто: <недв[ойственность]> <цельность недвойственность и [1 неразобр.]>

280. Зачеркнуто: <ясности, правд[ивости]> <прямоты цельности недвойственности)

281. Зачеркнуто: того, что нужно

282. Зачеркнуто: высшей степени

283. Зачеркнуто: (того ч[то] нужно) нужно

284. Зачеркнуто: <(изследованiе вещей)> <познанiе>

285. Зачеркнуто: <Чтобы достигнуть высшаго добра нужно>

286. От слов: Когда ясно... кончая словами: достигнуть цели, — в подлиннике отчеркнуто и сбоку вкось надписано: пропустить.

287. Зачеркнуто: не пере

288. Зачеркнуто: средства

289. Зачеркнуто: Человекъ <личность> есть корень всего и потому

290. От слов: Чтобы... кончая словом: человекъ, — в подлиннике перечеркнуто.

291. Зачеркнуто: <человеку> <достигнуть высшаго [испр. поверх: высшимъ] добра ему>

292. Это слово зачеркнуто и вновь восстановлено.

293. Зачеркнуто: т. е. зак

294. Зачеркнуто: исправ

295. Зачеркнуто: исправляться об

296. Зачеркнуто: каяться въ

297. Зачеркнуто: вно

298. Зачеркнуто: на

299. Зачеркнуто: только чтобы <то[лько]> онъ былъ искрененъ

300. Зачеркнуто: его

301. Зачеркнуто: есть

302. Зачеркнуто: отъ него вредно <ду[рно]> ложно и дурно. Для того же, чтобы узнать этотъ путь можетъ человекъ тогда когда онъ одинъ и никакiя страст[и] ни впечатленiя не волнуютъ его; когда онъ познаетъ этотъ путь, тогда и действiя его, если онъ будетъ руководить

303. Зачеркнуто: найт[и]

304. Зачеркнуто: И потому мудрый человекъ долженъ быть более всего внимателенъ къ себе когда онъ одинъ

305. Зачеркнуто: п[отому] ч[то] то, что происходитъ втайне въ <его> душе человека то и проявится въ его поступкахъ. Если же человекъ въ своихъ действiяхъ руководится темъ что онъ позналъ въ уединенiи то поступки его будутъ содействовать согласiю [испр. из: согласно] <съ волею Неба> людей поступкам[ъ] другихъ и составятъ союзъ <середины> и будетъ общее благо. И потому добродетельный человекъ <держащiйся согл[асiя] середины> содействующiй соглас[iю] людей увеличиваетъ согласiе, a недобродет[ельный] человекъ <не держась согласiя> нарушаетъ согласiе. Добродет[ельный] человекъ

306. Зачеркнуто: когда же чувства эти возбуждены въ ихъ настоящихъ пределах является состоян[iе] согласiя.

307. Зачеркнуто: всеоб

308. Зачеркнуто: И потому

309. 3aчеркнутo: путь

310. Зачеркнуто: более всего

311. По рассеянности не зачеркнуто: своихъ

312. Зачеркнуто: Для того чтобы найти и понять путь

313. Зачеркнуто: Кто

314. Зачеркнуто: кто действуетъ

315. Зачеркнуто: <применяясь къ взаимности> <онъ близокъ отъ пути>

316. Зачеркнуто: понималъ

317. Зачеркнуто: не делай и другому

318. Написано поверх: отъ. Далее зачеркнуто: пути

319. Зачеркнуто: у него нетъ

320. Зачеркнуто: воли и

321. Зачеркнуто: ему надо

322. Написано поверх слова: искать

323. Зачеркнуто: идущiй

324. Зачеркнуто: человеку

325. Зачеркнуто: Главное что нужно для достижен[iя] добра это искренность. Искренность <Sincerity> есть свойство Неба. Достиженiе искренност[и] <неизменность> <могуществ[о] любви> есть свойство человека <действiе прямоты искренности недвойственности>.

326. Зачеркнуто: прямо <просто> недвойственно неизменно

327. Зачеркнуто: могущество правдивост[ь?] любовь есть действi[е] Неба.

328. Зачеркнуто: <любовью> <прямотою, искренностью, недвойственностью>

329. Зачеркнуто: все

330. Зачеркнуто: онъ

331. Зачеркнуто: <любви, прямоты, иск[ренности] недв[ойственности]> <неизменности>.

332. Зачеркнуто: этого

333. Зачеркнуто: долгое

334. Зачеркнуто: и

335. Зачеркнуто: его

336. Зачеркнуто: ст

337. Зачеркнуто: у насъ

338. Зачеркнуто: любовь

339. Зачеркнуто: <любви> <прямоты> <то>

340. Зачеркнуто: <любовь> <прямота>

341. Зачеркнуто: р

342. Зачеркнуто: <любовь> <прямот[а]>

343. Здесь по рассеянности повторено слово: сознательность.

344. Зачеркнуто: <любов[ь]> <прямота>

345. Зачеркнуто: <любви> <прямоты>

346. Зачеркнуто: то

347. Зачеркнуто: любви

348. Зачеркнуто: отъ нихъ онъ

349. Зачеркнуто: <любви> <прямоты>

350. Зачеркнуто: <Любовь> <прямота>

351. Зачеркнуто: трогаетъ

352. Зачеркнуто: <любовью> <прямотою>

353. Зачеркнуто: <любов[ью]> <прямото[ю]>

354. Зачеркнуто: обновляетъ

355. Окончание слова неясно написано. Далее зачеркнуто: себя есть; и по рассеянности не зачеркнуто: онъ становится

356. Зачеркнуто: восполняя

357. По рассеянности не зачеркнуто: другихъ. — Далее зачеркнуто: <есть> <онъ <знающ> обладаетъ>.

358. Зачеркнуто: <любви> <прямоты>

359. Зачеркнуто: Будучи та[кою].

360. Зачеркнуто: <она делается явною> <Делаясь явною сообща>

361. Зачеркнуто: И

362. По ошибке зачеркнуто. Далее зачеркнуто, затем восстановлено и вновь зачеркнуто: блестящею

363. Зачеркнуто: блестящимъ

364. Зачеркнуто: она

365. Зачеркнуто: и

366. Зачеркнуто: будутъ несчастны

367. Зачеркнуто: почитаетъ свою природу постоянно сознавая истинную

368. Зачеркнуто: ея

369. Зачеркнуто: и

370. Зачеркнуто: <свою истинную природу> <ее>

371. Зачеркнуто: все более и более

372. Зачеркнуто: И чтобы не быть недовольны[мъ] собою

373. Написано поверх слова: Читалъ. — Далее зачеркнуто: Л[евино]

374. Зачеркнуто: православiе или

375. Зачеркнуто: отдаться

376. Зачеркнуто: очев

377. Зачеркнуто: деятельность

378. Зачеркнуто: себя

379. Зачеркнуто: уже

380. Зачеркнуто: Помо

381. Зачеркнуто: о соверше

382. Зачеркнуто: чув

383. Зачеркнуто: что

384. Зачеркнуто: паромъ

385. Зачеркнуто: Вcе

386. Зачеркнуто: воспит

387. Слова: въ любви судя по чернилам приписаны позднее.

388. Зачеркнуто: чемъ

389. Последние три слова подчеркнуты красным карандашом.

390. Зачеркнуто: цели

391. Зачеркнуто: очищ

392. [тяготение]

393. Зачеркнуто: Какъ

394. Зачеркнуто: <приду[мываетъ]> <суетливъ и>

395. Зачеркнуто: другой

396. Зачеркнуто: те

397. [Sincerity — искренность; veracity of intention — истинность намерений.]

398. Зачеркнуто: общаго

399. Зачеркнуто и восстановлено.

400. Зачеркнуто: людей

401. Зачеркнуто: каждый человекъ

402. Зачеркнуто: един

403. Зачеркнуто: зналъ

404. Зачеркнуто: силенъ

405. Зачеркнуто: мiръ

406. Зачеркнуто: Зап

407. Зачеркнуто: и

408. Зачеркнуто: слу

409. Зачеркнуто: Зап

410. Зачеркнуто: Зап

411. Зачеркнуто: Муж[ъ]

412. Зачеркнуто: и

413. Зачеркнуто: Зап

414. Зачеркнуто: слу

415. Зачеркнуто: и

416. Зачеркнуто: Зап

417. Зачеркнуто: Муж[ъ]

418. [Я думаю, что мог бы обойтись и без него.]

419. Зачеркнуто: будетъ

420. Зачеркнуто: сто кра[тъ]

421. Зачеркнуто: сил[а]

422. Зачеркнуто: Исторiя же есть

423. Зачеркнуто: пр

424. Последнее слово написано неразборчиво.

425. Зачеркнуто: К

426. Зачеркнуто: зараз

427. Зачеркнуто: даже физ

428. [ищите женщину]

429. Зачеркнуто: плоды

430. Зачеркнуто: въ известномъ перiоде

431. [почтенность]

432. Зачеркнуто: 1)

433. Зачеркнуто: Всего

434. Абзац редактора.

435. Зачеркнуто: Движенiе же свое

436. Зачеркнуто: Есть расширенiе... (Не ясно). (Запутался).

437. Зачеркнуто: только

438. Зачеркнуто: совершенiю

439. Зачеркнуто: своей

440. Так в подлиннике. Должно быть: будешь

441. Зачеркнуто: эту

442. Зачеркнуто: Записать

443. Зачеркнуто: делающихъ излишнимъ

444. Можно прочесть: Прост[о]

445. Зачеркнуто: роскошь

446. Зачеркнуто: и т. п.

447. [навязчивая идея]

448. Зачеркнуто: при

449. Зачеркнуто: есть

450. Зачеркнуто: не

451. Зачеркнуто: имеетъ

452. Зачеркнуто: мущ

453. Зачеркнуто: это

454. Зачеркнуто: неорг

455. Написано между строк сбоку, вкось, не с заглавной буквы

1580. А. М. Трубецкую не следует смешивать с прожившей всю жизнь в Ясной поляне и умершей в 1896 году Агафьей Михайловной, бывшей горничной бабки Л. Н. Толстого гр. П. Н. Толстой.

1581. Напечатание 22 ноября 1900 г. заметки в «Новостях дня» (№ 6289) почти совпало с опубликованием судебного приговора по делу супругов Гимер в «Вестнике права» (1900, № 10). Естественно, что это создавало возможность близкого сопоставления сюжета драмы с действительной драмой не изживших ее еще до конца ее участников. Поэтому, вероятно, к Толстому обратился в связи с этим делом и хлопотавший об облегчении участи осужденной Екат. Павл. Гимер профессор-криминалист Л. Е. Владимиров. Он также, по свидетельству М. В. Довнар-Запольского, просил Толстого не печатать драмы, так как «мысль об этом тяжело отзывается на духовном настроении заинтересованной семьи». См. еще заметку «У проф. Л. Е. Владимирова» — в газ. «Утро России», 1911, № 221.

1582. В действительности Гимера устроил Н. В. Давыдов, бывший в то время председателем Московского Окружного суда, и Гимер прослужил в этом суде в качестве писца до самой смерти. (Сообщено Н. А. Лютецкой).

1583. Священный язык южных буддистов, происшедший от древне-индийского языка.