Дневник 1897 г.

[1897]

5[125] Января 1897. Москва. Всё нечего записать хорошего о себе. Нет потребности работы и бес не отходит. Был нездоров дней 6. Начал перечитывать Воскресенье и, дойдя до его решения жениться, с отвращением бросил. Всё неверно, выдумано, слабо. Трудно поправлять испорченное. Для того, чтобы поправить, нужно: 1) попеременно описывать ее и его чувства и жизнь. И положительно и серьезно ее, и отрицательно и с усмешкой его. Едва ли кончу. Очень всё испорчено.

Вчера читал статью Арханг[ельского] Кому служить и очень радовался.

Дописал записную книжку. И вот выписываю из нее.

1) Статью свою о военном сословии надо написать для народа: Всё зло, от к[оторого] страдают люди и на к[оторое] жалуются, всё только от солдатства. Но не это важно. Важно то, что, служа вообще правительству, а особенно солдатом, губишь душу.

2) (К записк[ам] сумашедш[его] или к драме). Отчаяние от безумия и бедственнос[ти] жизни. Спасение от этого отчаяния в признании Бога и сыновности своей Ему. Признание сыновности есть признание братства. Признание братства людей и жестокий, зверский, оправдываемый людьми небратский склад жизни — неизбежно приводит к признанию сумашедшим себя или всего мира.

3) Читал письмо Накашидзе о съезде духоб[оров], где они решали обществ[енные] вопросы. Это образец возможности управления без насилия. Нужно одно условие — нет, два условия. Уважение младших и вообще слабых духовно к решениям избираемых старших и более сильных духовно — старичков, как духоб[оры] называют, и второе условие, чтобы эти старшие были разумны и любовны. На съезде этом говорили о соединении общности имущества, и старички советовали, но постоянно повторяли: только чтоб но б[ыло] насилия, чтоб добровольно.

В народе и у духоб[оров] это уважение и признание необходимости исполнять решение стариков есть. И всё без формы: и выбор стариков, и способ соглашения.

4) Как ни толки кристал, как ни распускай, ни жги, он сложится при первой возможности опять в те же формы. Так и склад общества будет всегда тот же, как[им] изменениям ни подвергай его. Изменится форма кристала толь[ко] тогда, когда в нем произойдет химическ[ое] изменение — внутреннее, то же и с обществом.

5) Хорошо бы написать предисловие к Шпиру такого содержания: Мир таков, каким мы его видим, только в том случае, если не существует иначе устроенных, одаренных иными чувствами, чем наши, существ. Если же мы видим не только возможность, но необходимость существования существ иных, одаренных иными, чем наши, чувствами, то мир ни в каком случае не такой только, каким мы его видим. Наше представление мира показывает только наше отношение к миру, точно так же, как зрительная картина, кот[орую] мы составляем себе из того, что мы видим до горизонта и неба, никак не представляет действительного определения видимых вещей. Другие чувства: слуха, обоняния, главное осязания, проверяя наши зрительные впечатления, дают нам более определенное понятие о видимых вещах, но то, что мы знаем, как широки, толсты, тверды, или мягки и как звучат и пахнут видимые нам вещи, не доказывает того, что мы знаем вполне эти вещи и что новое чувство (сверх 5), если бы было дано нам, открыло бы нам, что наше, составленное по пяти чувствам понятие о вещах так же обманчиво, как и то понятие плоскости и уменьшения в отдалении предметов, к[оторое] давало на[м] одно зрение. Я вижу в зеркале человека, слышу его голос и вполне уверен, что это настоящий человек — но подхожу, хочу взять его за руку и ощупываю стекло зеркала и вижу свой обман. То же должно происходить с умирающим человеком: нарождается новое чувство, кот[орое] открывает ому (с его нового чувства и даваемого им нового знания) обман признания собой своего тела и всего того, что через посредство чувств этого тела признавалось существующим.

Так что мир наверное не такой, каким мы его познаём: будут другие орудия познания и будет другой мир. Но как бы ни изменилось то, что мы считаем миром, наше отношение к миру, одно несомненно, такое, каким мы познаем его и всегда неизменное: это то, что познает; и познаёт не только во мне, но и во всём, что познаёт. Это познающее одно везде и во всём и в самом себе. Это Бог и та почему-то ограниченная частица Бога, кот[орая] составляет наше действительное Я.

Но что же такое этот Бог, т. е. вечное, бесконечное, всемогущее, сделавшееся смертным, ограниченным, слабым? Зачем Бог разделился сам в себе? Не знаю, но знаю, что это есть, что в этом жизнь. Всё, что мы знаем, есть не что иное, как только такие же деления Бога. Всё, что познаем как мир, есть познание этих делений. Наше познание мира (то, что мы называем материей в пространстве и времени) это соприкосновение пределов нашего Божества с другими его делениями. Рождение и смерть суть переходы от одного делен[ия] к другому.

6) Разница между счастьем христианск[им] и языческим в том, что язычник ищет счастия, готовит его себе, ожидает, требует его, христианин же ищет, готовит, ожидает, требует царства Божия, а счастие принимает, когда оно приходит, как неожиданное, незаслуженное, неподготовленное. И оно не меньше.

6 Янв. Москва. 97. Е. б. ж.

Нынче 12 Янв. Москва. Рано утром. Не сплю от тоски. И не виновата ни желчь, ни эгоизм и чувственность, а мучительная жизнь. Вчера сижу за столом и чувствую, что я и гувернантка мы оба одинаково лишние, и нам обоим одинаково тяжело. Разговоры об игре Дузе, Гофма[на], шутки, наряды, сладкая еда идут мимо нас, через нас. И так каждый день и целый день. Не на ком отдохнуть. Таня бедная и желала бы когда-то, да слабая, с слабыми духовными требованиями натура. Сер[ежа], Ил[юша].... Бывает в жизни у других хоть что-нибудь серьезное, человеческое — ну, наука, служба, учительство, докторство, малые дети, но говорю уж заработок или служение людям, а тут ничего, кроме игры всякого рода и жранья, и старческий flirtation[126] или еще хуже. Отвратительно. Пишу с том, чтобы знали хоть после моей смерти. Теперь же нельзя говорить. Хуже глухих — кричащие. Она больна, это правда, но болезнь-то такая, кот[орую] принимают за здоровье и поддерживают в ней, а не лечат. Что из этого выйдет, чем кончится? Не переставая молюсь, осуждаю себя и молюсь. Помоги, как Ты знаешь. —

15 Янв. 97. Москва. Рано утром. Почти всю ночь не спал. Проснулся от того, что видел во сне всё то же оскорбление. Сердце болит. Думал: всё равно от чего-нибудь умирать надо. Не велит Бог умирать ради его дела, надо так глупо, слабо умирать от себя, из-за себя. Одно хорошо, это то, что легко вытесняет из жизни. Не только не жалко, но хочется уйти от этой скверной, унизительной жизни. Думал и особенно больно и нехорошо то, что после того, как я всем божеским, служением Богу жизнью, раздачей именья, уходом из семьи, пожертвовал для того, чтобы не нарушить любовь, — вместо этой любви должен присутствовать при унизительном сумашествии. Это скверные, слабые мысли. Хороши мысли те, что это самое послано мне, это я должен нести, это самое нужно мне. Что это не должно, не может нарушать моей жизни, служения Богу. Мои страдания — доказательства того, как я мало живу жизнью служения Богу. Это как всё то, что выступает за броню божественной жизни — оно и уязвимо. — Буду бороться. Нынче ночью думал, как надо написать памятку. Это теперь главное и надо захватить, пока не умер.

18 Янв. Москва. 97.[127] Уныло, гадко. Всё отталкивает меня в той жизни, к[отор]ой живут вокруг меня. То освобождаюсь от тоски и страданья, то опять впадаю. Ни на чем так не видно, как я далек от того, чем хочу быть. Если бы жизнь моя была точно — вся в служении Богу, ничто бы не могло нарушить ее. Всё пишу об искусст[ве], плохо. Был духобор.

4 Февр. 97. Никольевское у Олсуф[ьевых]. Я здесь уже 4-й день. И невыразимая тоска. Пишу об иск[усстве] плохо. Сейчас молился и ужаснулся на то, как низко я упал. Думаю, спрашиваю себя, что мне делать, сомневаюсь, колеблюсь, как будто я не знаю или забыл, кто я, и потому, что мне делать. Помнить, что я не хозяин, а слуга и делать то, к чему приставлен. С каким трудом я добивался и добился этого знания, как несомненно это знание и как я мог все-таки забыть его — не то что забыть, а жить, не применяя его. С[оня] без меня читала этот дневник, и ее очень огорчило то, что из него могут потом заключить о том, что она была нехорошей женой. Я старался успокоить ее — вся жизнь наша и мое последнее отношение к ней покажет, какой она б[ыла] женой. Если она опять заглянет в этот дневник, пускай сделает с ним, что хочет, а я не могу писать, имея в виду ее или последующих читателей и писать ей как будто свидетельство. Одно знаю, что нынче ночью ясно представил себе, что она умрет раньше меня, и ужасно стало страшно за себя. 3-го дня я писал ей, что мы особенно вновь и понемногу (что всегда бывает особенно твердо) начали сближаться лет 5 или 4 тому назад и хорошо бы, чтобы это сближение всё увеличивалось до смерти одного из нас, моей, к[оторая], я чувствую, очень близка. Ну, довольно об этом. Выпишу, что думал за это время.

1) В конце концов всегда властвуют те, над кот[орыми] производится насилие, т. е. те, к[оторые] исполняют закон непротивления. Так женщины ищут прав, а они властвуют именно п[отому], ч[то] они подчинены и были и еще суть — силе. Учреждения во власти мущин, а обществ[енное] мнение во власти женщин. И общ[ественное] мнение в милион раз сильнее всяких законов и войск. Доказательство то[го], что общ[ественное] мнение в руках женщин, — то, что не только устройство жилищ, пищи определяются женщинами, — расходуют богатство, следовательно руководят работами людей женщины; успехи произведений искусств, книг, даже назначение правителей определяется обществ[енным] мнением, а общ[ественное] мнение определяется женщинами. Хорошо кто-то сказал, что мущинам надо искать эмансипации от женщин, а не наоборот.

2) (К воззванию). Обличайте обманщиков, распространяйте истину и не бойтесь. Если бы распространять обман и убийство, то понятно, что было бы страшно, а то вы будете распространять освобождение от обмана и убийства. Кроме того и нет основания бояться. Кого? Они, обманщики и убийцы, знают, что они обманщики и убийцы, и сами боятся. Помню раз в деревне служивший у нас слабый и вялый 12-летний мальчик поймал на дороге и привел огромного здорового мужика вора, унесшего из передней полушубок.

3) Поэты, стихотворцы выламывают себе язык так, чтобы быть в состоянии сказать всякую мысль всевозможными различными словами и чтобы из всяких слов уметь составлять подобие мысли. Таким упражнением могут заниматься только люди несерьезные. Так оно и есть.

4) Если бы мы никогда не двигались, то всё то, что мы видим, представлялось бы нам плоским, а не в перспективе. Движение дает нам представление о вещах в трех измерениях пространства. Точно то же и с матерьяльностью вещей: если бы не жили, не двигались в жизни, мы бы видели одну матерьяльность вещей, но двигаясь в жизни, передвигая свою духовность по матерьяльности мира, мы узнаем обманчивость представления о том, что матерьяльное действительно таково, каким оно нам кажется.

5) Двадцать раз повторял и 20 раз, как новая, приходит мысль о том, что спасение от всех волнений, страхов, страданий как физических, так в особенности духовных в том, чтобы разбить в себе иллюзию единства своего духовного я с физическим. И это всегда можно. Когда разбита эта иллюзия, то я духовный может страдать только от того, что он связан с физическим, но уж не от голода, боли, печали, ревности, стыда и т. п. В первом случае, пока он связан, он делает то, чего хочет физич[еский] я, сердится, осуждает, бранит, бьет; во 2-м случае, когда он отделен от физич[еского], он делает только то, что может освободить его от мучительной связи; а освобождает только проявление любви.

6) (К ст[атье] об искусстве). Когда целью искусства признается красота, то искусством будет всё то, что для известных людей представляется красотой, т. е. всё то, что нравится известным людям.

7) Записано: вред искусства, в особеннос[ти] музыки, и хотел написать, ч[то] забыл, но покуда писал, вспомнил. Вред искусства тот главный, что оно занимает время, скрывает от людей их праздность. Знаю, что оно вредно и для производящих и для воспринимающих, когда оно поощряет праздность, но не вижу ясного определения того, когда оно позволительно, полезно, хорошо. Хотелось бы сказать, что только тогда, когда это есть отдых от труда, как сон; но не знаю еще, так ли.

[128]8) (К воззванию). Вы ошибаетесь, бедняки, если думаете устыдить, или растрогать, или убедить богача, чтобы он поделился с вами. Он не может этого сделать п[отому], ч[то] видит, что вы хотите того же, чего и он, что вы боретесь против него тем же средством, к[оторы]м он борется против вас. Вы не только убедите его, но заставите его уступить вам только тем, что не станете искать того же, что он, не станете бороться с ним, а перестанете бороться, перестанете и служить ему.

9) Если искусства цель не добро, а наслаждение, то и распределение искусства будет иное. Если цель его — добро, то оно неизбежно распространится на наибольшее число людей; если цель его наслаждение, то оно сосредоточится в малом числе. (Неточно и еще неясно.)

10) Искусство есть (я написал пища) — но лучше сказать сон, необходимый для поддержания духовной жизни. Сон полезен, необходим после труда, но сон искусствен[ный] вреден — не освежает, не ободряет, но ослабляет.

11) Слушал контрапунктн[ое] пение a capella. Это уничтожение музыки, средство извращения ее. Нет мыслей, нет мелодий, и берется какая попало бессмысленная последовательность звуков, и из сочетаний этих последовательност[ей], ничтожных, составляется какое-то скучное подобие музыки. Самое лучшее, когда кончается последний аккорд.

12) Самый строгий и последовательный агностик, хочет он или не хочет этого, признает Бога. Он не может не признавать того, что, во 1-х, в существовании его самого и всего мира есть какой-то недоступный ему смысл, а во 2-х, того, что есть закон его жизни, закон, к[оторому] он может подчиняться или от к[оторого] может уклоняться. Вот это-то признание высшего, недоступного человеку, но неизбежно существующего высшего смысла жизни и закона своей жизни и есть Бог и Его воля. И такое признание Бога гораздо тверже признания Бога Творца, Троицы, Искупителя, Промыслителя и т. п. Верить так значит прокопать бут до камня, до материка и на нем строить дом.

13) Степа рассказывал про тот физиологич[еский] процесс, к[оторый] совершается в младенце, когда он отделяется от матери. Правда, что это чудо.

Меня заняла эта мысль по отношению к учению о том, что всё матерьяльное иллюзия. Как же иллюзия совершается там, где я не вижу ее? Как ты видишь, так и совершается. Ты видишь всё через свои очки. Это хорошо по отношению всяких других явлений, но здесь совершается самое основное, то, из к[оторого] слагается вся жизнь моя и всего живого: обособление от мира. И вот тут на моих глазах совершается это обособление: был один, стало два, как в первобытной клетке. (Неясно.)

14) Всякое живое существо носит в себе все возможности своих предков. Выделяясь же, оно проявляет некот[орые] из них, неся в себе все остальные и приобретая новые. В этом проц[есс] жизни: соединять и выделять. Еще более неясно.

Решаю непременно каждый день писать. Ничто так не утверждает в добре. Это лучшая молитва.

Вечер 4 Февр. Утром записал этот дневник, а потом пытался писать, но ничего не мог делать — не б[ыло] охоты. Несомненно, что если есть сила и возможность писать, то надо служить Богу. Всё так же уныло. Мало молюсь ежечасно. —

5 Ф. 97. Ник. Е. б. ж. Всё та же слабость умствен[ная], творч[еская]. Но думаю, почти безнадежно. У Черт[кова] обыск. С[оня] приехала. Думал:

Я работник: делаю ли дело повеленное? В этом всё. Господи, помоги мне.

6 Февраля. Николъск. 97.

Утром приехал Горбун[ов]; вечером телеграмма, что Черт[ковы] едут в четверг. Я собрался еха[ть] с Соней. Поехали. Здоровье лучше.

7 Ф. Петерб[ург]. 97. — Поехал к Чертк[овым]. У них радостно. Потом у Ярош[енко]. Вечер дома с C[оней]. Нам хорошо. Молюсь, чтобы и здесь и везде не отступать от созн[ания] посланничества, исполняемого добротой.

8[129] Ф. П[етербург]. 97. Е. б. ж. Был жив, но не записал два дня. —

Нынче 11[130] Февр. 1897. Пет[ербург]. Ничего, ничего, молчание. Был у Стасо[ва], у Толстой. Дурного не делал, но и хорошего тоже. Скорее хорошее. Помоги Бог не сглазить, а лучше. Ничего не думаю.

[16 февраля 1897 г.] Опять у Олс[уфьевых] в Никольском.

16 Февр. 1897. Вернувшись третьего дня утром, заболел. Вчера было лучше. Писал об искусстве хорошо. Нынче уехала С[оня] после огорчившего ее разговора. Женщины не считают для себя обязательн[ыми] и не могут двинуться вследствие требований разума. У них не натянут этот парус. Они идут на веслах без руля. Мне опять нездоровится и очень умиленно грустно. Написал письма Ч[ертковым] и П[оше]. Ничего не работал.

17 Февр. 97. Никольск. Нехорошо себя чувствую. Пытался писать об искусстве. Приехала Таня. Хорошая, ясная. Всё высказал ей. Письма получил: переделка О жизни от америк[анца]. Написал два письма С[оне]: вчера и нынче, послал. Думал еще до Петербург[а]:

1) К воззванию: описать положение фабричных, прислуг, солдат, земледельцев в сравнении с богачами и показать, что всё от обманов. 1-й обман, обман земли, 2-й обман, обман податей, таможен, 3-й об[ман], обман патриотизма, защита и наконец 4-й обман: голова всем, обман смысла жизни (религиозный) двух сортов: а) церковный и b) атеизм.

2) В средние века, в XI веке, поэзия была общая —народа и господ, les courtois et les vilains, потом разделилась и les vilains стали подделывать под господскую, а господа под народную. Надо, чтобы пришло опять соединение.

3) Сотни раз себе говорил и записывал: единственное и верное спасение от всех горестей: сознание своего посланничества, забота, сделал ли то, на что послан.

4) Почти каждый муж и жена упрекают друг друга в делах, в к[оторых] они не считают себя виноватыми. Но ни одна сторона не перестанет обвинять, ни другая никогда не оправдается.

5) Ни за поэтом, ни за живописцем не бегают, как за актером и, главное, музыкантом. Музыка производит прямо физическое действие, иногда острое, иногда хроническое.

6) Мы совершенно ложно приписываем ум и доброту таланту, так же, как и красоте. В этом большой самообман.

7) Пришло в голову с удивительной ясностью, что для того, чтобы всегда было хорошо: всегда думать о других, в особенности, когда говоришь с кем.

8) Движение жизни, расширение отдельного существа дает время. Если бы не было движения, увеличения любви, не было бы и времени; пространство же есть представление других существ. Если бы не б[ыло] других существ, не было бы и пространства. Всё вздор необдуманный.

9) Женщины лишены нравственного чувства, как двигателя. У них этот парус не натягивается и потому не везет.

18 Февр. 1897. Ник. Е. б. ж.

[18 февраля.] 45 лет тому назад был в сражении. Чувствую большой упадок энергии. Очень слаб, не могу работать. Но разве нельзя — не переставая жить перед Богом, делая по мере сил дело его? Буду стараться. Помоги, Господи. Возьмусь за письма. Тут заявляются требования, и можно исполнять его дело. Вечер. Нездоровится, вялость, слабость и не брался за статью, писал письма. Сейчас письмо от Бир[юкова]. Ответил ему.

19 Фев. Ник. 97. Так же вял, но не тревожен. Писал письма. Все написа[л]. Ложусь, 1-й час.

Нынче 20 Ф. 97. Ник. 7 часов вечера.

Всё так же дурно себя чувствую.... Утром заснул, потом, и не пытаясь работать, пошел ходить. Чрезвычайная слабость. Душой спокоен, только [так] скучно, что не могу работать. Полон дом народа. Нынче получил письмо от С[они]. Всё это сблизило нас. И кажется, я освободил[ся] вполне. Вчера написал много писем. Ходил и думал:

1) Нет большей причины заблуждений и путаницы понятий, самых неожиданных и иначе необъяснимых, как признавание авторитетов — т. е. непогрешимой истинности или красоты лиц, книг, произведений искусства. Тысячу раз прав М[этью] Арнольд, что дело критики в том, чтобы выделять из всего того, что написано и сделано, хорошее от дурного и преимущественно дурного из среды того, что признано прекрасным, и хорошего из того, что признано плохим или вовсе не признано. Самый резкий пример такого заблуждения и страшных последствий этого, задержавших на века движение вперед христианского человечества, это авторитет священного писания и Евангелий. Сколько самых неожиданных, иногда нужных для своего оправдания, иногда ни на что ненужных и удивительных, наговорено и написано на тексты священного писания, иногда самые глупые или даже дурные. Вместо того чтобы сказать: а вот это очень глупо и, вероятно, или приписано Моисею, Исайе, Христу, или переврано, начинаются рассуждения, объяснения, нелепые, кот[орые] никогда бы не появлялись на свет, если бы не б[ыло] этих нелепых стихов, а они не признавались бы вперед священны[ми] и потому разумными. Стоит только вспомнить нелепый Апокалипсис. То же самое с греческими трагиками, Виргилием, Шекспир[ом], Гёте, Бахом, Бетхо[веном], Рафаелем и новыми авторитетами.

22 Февраля. Должно быть, пропустил 21. Нынче, должно быть, 22, суббота. Ник. Вчера не работал. Перечел первую редакцию об искусстве — не дурно. Поехал за платьем Юшков[ой]. Хорошо проехался. Вечер говорил об искусстве, потом слушал приехавших Конюсов братьев. Всё то же и скучно. Нынче немного лучше здоровьем, пошел на лыжах и почувствовал слабость сердца и жутость, когда зашел далеко. Теперь вечер. Хочется написать письма. Думал к воззванию, глядя на бесчисленных сыновей Дормидона в пальтецах. Он их воспитывает, «производит» в люди. Зачем? —

Вы скажете: вы живете так, как живете, для детей. Зачем? Зачем воспитать еще поколение таких же обманутых рабов, не знающ[их], зачем они живут, и живущих такою нерадостною жизнью?

23 Фев. Ник. Е. б. ж.

[23 февраля.] Сегодня целое утро бодро писал и, кажется, подвинулся в ст[атье] об иск[усстве]. Потом ходил перед обедом. Всё пропасть народа. Нет серьезного разговора. Вчера была музыка — скучно. Нынче спектакль. Т[аня] с М[ихаилом] А[дамовичем] очень хорошо сыграли. Теперь вечер. Обошлось почти без изжоги.

24 Февр. Никольск[ое]. 1897. Нынче встал вялый и после завтрака сейчас, заснул. Во 2-м часу пошел навстречу катающимся. Доехал домой, обедал. Борюсь с изжогой успешно. Ходил вечером гулять. Читал и читаю Аристотеля (B?nard) об эстетике. Очень важно. Думал за эти дни: 1) Думал: отчего некот[орым] людям (моим хозяевам и их гостям) нельзя даже и говорить про истину и добро — так они далеки от нее? Это оттого, что они окружены таким толстым слоем соблазнов, что уж стали непроницаемы. Они [не] могут бороться с грехом, п[отому] ч[то] из-за соблазнов не видят грех. В этом главная опасность и весь ужас соблазнов.

2) Мне говорят, когда я осуждаю пропаганду религиозную... вы тоже проповедуете. Нет, я не проповедую, главное п[отому], ч[то] мне нечего проповедывать. Даже атеисту я не буду проповедывать (если я проповедывал, то ошибался) Бога. Я только делаю те выводы из того, что люди признают, указывая на те противоречия, к[оторые] заключаются в том, что они признают, и к[отор]ых они не замечают.

3) Здешний гость, генерал, представительн[ый], чистый, коректный, с густыми бровями и важным видом (и необыкновенно добродушный, но лишенный всякого нравст[венного] двигающего чувства) навел меня на поразительную мысль о том, как и какими путями самые равнодушные к обществ[енной] жизни, к благу общему, именно они-то вступают невольно в положение управителей людей. Я так и вижу, как он будет заведывать учреждением, от к[оторого] зависят милионы жизней, и только п[отому], ч[то] он любит чистоплотность, элегантность, утонченную пищу, танцы, охоту, бильярд, всевозможные увеселения и, не имея средств, держится в тех полках, учреждениях обществах, где всё это есть, и понемногу, как добрый, безобидный, повышается и делается правителем людей — все, к[ак] Ф., и имя им легион.

4) Читаю Аристотеля. Он говорит в Политике, книге IV, гл. VIII: Dans cette r?publique parfaite, o? la vertu des citoyens sera r?ele, ils s’abstiendront de toute profession m?canique, de toute sp?culation mercantile, traveaux d?grad?s (d?gradants?) et contraires ? la vertu. Ils ne se livreront pour davantage ? l’agriculture. Il faut du loisir pour acqu?rir la vertu...[131]

Вся эстетика его имеет цель добродетель. И мы, с христианским сознанием братства людей, хотим руководствоваться и этическими и эстет[ическими] понятиями древних!!...

25 Февр. Н[икольское]. 1897. Е. б. ж.

25 февраля. Жив. Писал немного, не так легко, как вчера. Гости разъехались. Ходил два раза гулять. Читаю Аристотеля. Нынче получил письма с Сережей, к[оторый] приехал сюда. Неприятное письмо от С[они]. Или скорее я не в духе. Вчера, гуляя, молился и испытал удивительное чувство. Вероятно, подобное тому, к[оторое] возбуждают в себе мистики духовным деланием: почувствовал себя одного духовного, свободного, связанного иллюзией тела.

26 Ф. Н. 97. Е. б. ж.

[26 февраля.] Жив. Пишу, чтобы исполнить решенное. Нынче писал всё утро письма, не было энергии для работы. Ездил к Шориной. Хорошо говорил с ней. Может быть и на пользу. Как нынче рассказывала А[нна] М[ихайловна], что я помог ей. И слава Богу. Переписал письмо Поше.

27 Ф. Ник. 97. Писал утром слабо, но уяснил кое-что. Здоров. Ходил гулять. Говорил с Таней и всё.

[1 марта.] Вчера было 28 Февр. 97. Ник. Я ничего не записал. Утром работалось плохо. Получил письма от Ч[ерткова] и И[вана] М[ихайловича] и обоим написал. Ходил и ездил в Сафоново. Утром думал показавшееся мне важным, а именно:

1) Я обтирал пыль в комнате и, обойдя кругом, подошел к дивану и не мог вспомнить, обтирал ли я его или нет. Так как движен[ия] эти привычны и бессознательны, я не мог и чувствовал, что это уже невозможно вспомнить. Так что, если я обтирал и забыл это, т. е. действовал бессознательно, то это всё равно, как не было. Если бы кто сознательный видел, то можно бы восстановить. Если же никто но видал или видел, но бессознательно; если целая сложная жизнь многих людей проходит бессознательно, то эта жизнь как бы не была. Так что жизнь — жизнь только тогда, когда она освещена сознанием. Что же такое сознание? Что такое поступки, освещенные сознанием? Поступки, освещенные сознанием, это такие поступки, которые] мы совершаем свободно, т. е. совершая их, знаем, что мы могли бы поступать иначе. Так что сознание есть свобода. Без сознания нет свободы, и без свободы не может быть сознания. (Если мы подвергаемся насилию и не имеем никакого выбора о том, как мы перенесем это насилие, мы не будем чувствовать насилия.) Память есть не что иное, как сознание прошедшего — прошедшей свободы. Если бы я не мог стирать и не стирать пыль, я бы не сознавал того, что я стираю пыль; если бы я не сознавал того, что я стираю пыль, я не мог бы иметь выбора: стирать или не стирать? Если бы у меня [не] было сознания и свободы, я бы и не помнил прошедшего, не связывал бы его в одно. Так что самая основа жизни есть свобода и сознание — свободосознание. (Казалось яснее, когда я думал.)

1 Марта. 97. Ник. Приехавший Сережа сильно заболел жабой. Он мне очень жалок, и я только что хотел поговорить с ним, попытать[ся] утешить и ободрить его.

Нынче совсем ничего не мог писать утром — заснул. А ходил гулять и утром и вечером. Было очень приятно. Думал две вещи.

1) То, что смерть теперь уже прямо представляется мне сменой: отставлением от прежней должности и приставлением к новой. Для прежней должности кажется, что я уже весь вышел и больше не гожусь.

2) Думал об Ад[аме] Вас[ильевиче], как типе для драмы — добродушном, чистом, балованном, любящим наслаждения, но хорошем и не могущем вместить радикальные нравственные требования. Еще думал:

3) Для твердости и спокойствия есть одно средство: любовь, любовь к врагам. Да вот мне задалась эта задача с особенной неожиданной стороны, и как плохо я сумел разрешить ее. Надо постараться. Помоги, Отец.

2 Марта 97. Ник. Е. б. ж.

[2 марта.] Жив. Совершенно здоров. Нынче писал доволь[но] хорошо. Вечером после обеда ходил в Щелково. Очень была приятна прогулка при лунном свете. Написал письмо Поше, открытое. Получил письмо от Трегубова. Раздражается за то, что перехватывают письма. А я не досадую. Понял, что надо жалеть их, и истинно жалею. Завтра едем. Мы здесь целый месяц.

[4 марта. Москва.] Вчера было 3 Марта 1897. Москва. Утром почти не занимался. Запнулся над историческим ходом искусства. Гулял. После обеда поехал. Приехал в 10. Дома хорошо бы, да не дружно.

4 М. 97. Москва. Встал поздно. Разбирался в бумагах. Написал письма Поше и Накашидзе. Ходил в публ[ичную] библ[иотеку]. Взял книги. Вечером были Дунаев и Буланже. Теперь поздно, иду спать. С[оня] в концерте.

5 М. М. 97. Е. б. ж.

[9 марта.] Батюшки, сколько дней пропустил. Нынче 9 Мар. 97. Москва. Из этих 4-х дней дня два писал Об искусстве и нынче довольно много. Очень захотелось писать Х[аджи]-М[урата] и как-то хорошо обдумалось — умилительно. От Поши письмо; написал Ч[ерткову] и Кони о страшном событии с Ветровой. Не буду писать, что записано. Всё в том же спокойном, п[отому] ч[то] любовном настроении. Как только хочется огорчиться, устать, вспомню про Бога и про то, что дело мое одно: любить, не думая о том, что будет, и сейчас легко. Таня уезжает в Ясную.

Нынче 15 М. Москва. 1897. Не дурно прожил. Вижу конец в статье об искусстве. Всё то же спокойствие. Благодарю Бога. Сейчас написал письма. Вечер. Иду в скучную гостин[ую].

Нынче 4 Апреля 97. Москва. Почти месяц не писал (20 дней) и дурно прожил это время — тем, что мало работал. Всё писал об искусстве — запутался последние дни. И теперь два дня не писал. Спокойствие не потерял, но душа волнуется, но я владею ею. О Боже! если бы только помнить о своем посланничестве, о том, что через Тебя должно проявляться (светить) божество! Но трудно, что если это помнить только, то не будешь жить; а надо жить, энергически жить и помнить. Помоги, Отец. Молился много последнее время о том, чтобы лучше была жизнь. А то стыдно и тяжело от сознания незаконности своей жизни. Вчера думал очень хорошо о Х[аджи]-М[урате] — о том, что в нем, главное, надо выразить обман веры. Как он был бы хорош, если бы не этот обман. Тоже чаще и чаще думаю о воззвании. Боюсь, что тема об искусстве заняла меня в последнее время по личным эгоис[тическим] скверным причинам. Je m’entends.[132] За ото время[133] мало[134] записал, а если что и думал, то забыл.

1) Мир, к[оторый] мы знаем и представляем себе, есть не что иное, как законы соотношений наших чувств (sens), и потому чудо есть нарушение этих законов соотношений, и потому разрушает наше представление о мире. В самой грубой форме это так:

Я знаю, что вода (не замерзшая) всегда жидкая, и удельный вес ее меньше уд[ельного] веса моего тела. Глаза мои, слух, осязание показывают мне жидкую воду, и вдруг человек идет по этой воде. Если он прошел по воде, то это ничего не доказывает, а только уничтожает мое понятие о воде.

2) Очень обычная ошибка полагать цель жизни в служении людям, а не в служении Богу. Только служа Богу,[135] т. е. делая то, что он хочет, можно быть уверенным в том, что не делаешь пустого и нет невозможности выбора: кому служить.

3) Церковные христиане не сами хотят служить Богу, а хотят, чтобы Б[ог] им служил.

4) Шекспир стал ценим, когда потерял[и] нравствен[ный] критерий.

5) (К воззванию.) Мы так запутаны, что каждый шаг в жизни есть участие в зле: в насилии, в угнетении. Не надо отчаяваться; а медленно распутываться из тех сетей, в к[оторые] мы пойманы, не рваться (этим хуже запутаешься), а осторожно распутывать.

6) <В ревности есть физич[еское] ощущение>, родственное <с похотью, но тяжело>.[136]

Я в очень физич[ески] дурном состоянии, почти лихорадка и предшествующая мрачность, но до сих пор духовное сильнее. Проводил Модовск[ую] колон[ию]. Ив[ан] М[ихайлович] всё еще на свободе. — Всё хорошо.

9 Апреля 97. Москва. Был болен. Спокойно думал, что умру. Нынче хорошо писал «Об иск[усстве)». Ив[ана] Мих[айловича] взяли, у Дун[аева] б[ыл] обыск. У изгнанников хорошо. Я внешне совсем, но внутренно не совсем спокоен. Стоит помнить, что всё на благо, и когда помню, как теперь — хорошо.

Нынче 3 Мая 97. Ясная Поляна. Почти месяц не писал. Не хороший и не плодотворный месяц.

[137]Работал довольно пристально над ст[атьей] об искусстве. Она теперь в таком положении, что можно понять, что я хотел сказать, но сказано всё еще дурно и много lacune[138] и[139] неточностей. Вчера приехал сюда с Таней. Чувствую себя и физич[ески] и умств[енно] и нравствен[но] слабым. Нравственный человек начинает пробуждаться и недоволен. Помоги мне, О[тец], освободиться от того, что меня связывает во мне же. Очень гадок я себе. Удивительная весна. Сейчас пришел с Козловки, принес кашки и ландыши.

Многое думал и не записывал. Ничего доброго не сделал. Капуа. Волоски лилипутов так связали меня, что скоро не двинусь ни одним членом, если не стану разрывать. Грустно, грустно и не от неудовлетворенности внешней. Ничего от жизни не хочу я, и не жаль мне прошлого ничуть, а на себя гадко, совестно, жаль своей души. Помоги, Господи. Бог, вы слышите? Наверно слышите, п[отому] ч[то] вы же и говорите.

9 Мая 97. Я. П. Ночь, 12 часов. Пошел было спать, но сошел, чтобы записать удивительное душевное состояние: мучительная тоска и не добрая. Болезнь ли это или душ[евная] слабость, но я очень страдаю. Молюсь. Нынче приехали патр[овские] молоканы, я написал начерно письмо царю. Хорошо бы.

16[140] Мая. Письмо написал и послал, кажется, 11-го. Теперь, должно быть, подано. 13 приезжала С[офья] А[ндреевна]. Вчера получил от нее письмо. Всё то же. Всю ночь не спал. Никогда страдания не доходили до такой силы. Отец, помоги мне. Научи. Войди. Усилься во мне. Не могу придти ни к какому решению. Не думать? Нельзя. Решить же ничего не могу. Жалеть не могу, и противодействовать не могу по жалости. Боже, помоги.

17[141] Мая. Е. б. ж., что очень сомнительно. Сердце ужасно болит. Слезы в горле. Только пуститься, и я разрыдаюсь.

[18 мая.] Ошибся днем. Сегодня 18 Мая. Всё так же, не переставая, болит сердце. Три ночи не спал и чувствую, что не буду спать и нынче. Не могу ничего работать. Кажется, пришел к решению. Трудно будет исполнить, но не могу и не должен иначе. Вчера вернулись молокане, бросив мое письмо в навоз. Было досадно. Сегодня же приехал Буланже. Переписал письма и послал с ним. От Чертк[ова] письма хорошие, но я ничего не вижу, не чувствую. Не живу. Сейчас уехал Лева с женой.[142]

[143]17 мая.

Я думаю, что верую и исповедую, <по крайней мере>, то, что Бог есть любовь и потому Он, любовь, побеждает всё. И вот мне выпало испытание, надо бороться. И вместо любви во мне упреки и злоба, и я борюсь не любовью, а унываю и злюсь и спрашиваю себя: как же любовь победит это зло, разумея то зло, от к[оторого] я страдаю. И жду победы здесь в моей жизни и вижу, что нет — любовь не победит то зло, от к[оторого] я страдаю, и я всё буду до смерти страдать от него. Точно так же, как говорят те люди, кот[орые][144] оставить преступников, злодеев, не запирать, не казнить их, что любовь не может победить этих злодеев. И они правы, но дело только в том, что любовь есть такое огромное в сравнении с обычными рассудочными делами действие, что последствия никогда не видны тому, кто его производит. Любовь не победит тех двух-трех злодеев, к[оторых] мы знаем, но победит тысячи, к[оторых] мы не знаем. Всё равно, как телеграфист, к[оторый] бы [не] передавал депешу, п[отому] ч[то] он не видит, как она выходит на той станции. Любовь действует почти всегда — всегда даже — с креста; так что тому, кто закрывает глаза уже, и к[оторого] жизнь вся мгновенье, очевидно, нельзя видеть действия силы вечной. Верить в любовь, истинно верить так, чтобы не изменять ей, значит верить в вечную жизнь. И вот я оказался тем телеграфистом, к[оторый] не верит в то, что тот аппарат, к к[оторому] он приставлен, действовать к[оторым] научен, действует. И что хуже всего, я верил, пока не надо было работать. А как только надо было начать трудиться, я отказываюсь, говоря: я не вижу, как он действует, может б[ыть], он и вовсе не действует. Значит, нет веры. Стыдно, Л. Н. Благодарю Тебя, Отец, за испытанье.

[Конец мая.] Вырезал, сжег то, что написано б[ыло] сгоряча.

Нынче 16 Июля. Не месяц уже не писано, а два с половиной. Много пережито и очень тяжелого и хорошего. Был болен. Очень сильные боли, кажется, в начале июля. Работал всё время над статьей об иск[усстве], и что дальше, то лучше. Кончил и поправляю сначала. Маша вышла замуж, а жалко ее, как жалко высоких кровей лошадь, на кот[орой] стали возить воду. Воду она не везет, а ее изорва[ли] и сделали негодной. Что будет, не могу себе представить. Что-то уродливо неестественное, как из детей пирожки делать. Т[аня] тоже нажила себе страдания. Миша мучается. В Пирогове тоже та же беда. Ужасно! Страсть, источник величайших бедствий, мы не то что утишаем, умеряем, а разжигаем всеми средствами, а потом жалуемся, что страдаем. С[оню] мне всё последнее время жалко. От Ч[ерткова] хорошие письма. Был Киевской крестьянин Шидловский. Чувствую себя одиноким. То, что моя жизнь никому не только не интересна, но скучно, совестно им, что я продолжаю заниматься такими глупостями.

Думал за это время:

1) Тип женщины — бывают такие и мущины, но больше женщины — кот[орые] не могут видеть себя, у кот[орых] как будто шея не поворачивается, чтоб оглядеть себя. Они не то, что не хотят каяться, они не могут себя видеть. Они живут так, а не иначе п[отому], ч[то] так им кажется хорошо. И потому, если они что сделали, то п[отому], ч[то] это б[ыло] хорошо. Такие люди страшны. А такие люди бывают умные, глупые, добрые, злые. Когда они глупые и злые, это ужасно. —

2) При низком нравственном уровне решительность суждений. Поступки всех лучших людей объясняются тем, что бы я сделал. Хр[истос] проповедовал из тщеславия, осуждал фарисеев из зависти и т. п.

3) Второе условие искусства — новизна. Для ребенка всё ново и потому много худож[ественных] впечатлений. Для нас же нова известная глубина чувства, та глубина, в к[оторой] человек достает свою отдельную от всех индивидуальность. Это для безразличного искусства. Для высшего же новизна только в религии, так как религия есть самое передовое мировоззрение.

4) К драме. Приводят к столу оборвыша и смеются над несоответствием и его неловкостью. — Возмущение.

5) Когда бывает, что думал и забыл о чем думал, но помнишь и знаешь, како[го] характера были мысли: грустные, унылые, тяжелые, веселые, бодрые, помнишь даже ход: сначала шло грустно, а потом успокоилось и т. п., когда так вспоминаешь, то это совершенно то, что выражает музыка.

6) Сюжет: страстного молод[ого] человека, любящего душевно больную женщину.

7) Бог дал нам дух свой, любовь, разум, чтобы служить ему, а мы этот дух его употребляем на служение себе, употребляем топор на то, чтобы строгать топорище.

Чувствую себя вполне здоровым и сильным физически, но нравственно слабым. Хочется работать и могу. Буду записывать.

17 Июл. 97. Я. П. Е. б. ж.

[17 июля.] Встал поздно. Нехорошо работал. Нет внимательности и способности обнять всё. Все-таки подвинулся. Приехали М[аша] с К[олей], жалки. Такая же Таня, такая же С[оня], такой и я, п[отому] ч[то] вижу в них только жалкое. Вчера с Мишей говорил о любви. О том, что мы безумно разжигаем эту страсть, а потом страдаем от ее преувеличения и эксесов. Ездил на велосип[еде] в Ясенки. Очень люблю это движенье. А совестно. Письмо от Г[али]. Он очень болен. Я очень дорожу им. Да и как же не дорожить. Теперь 10 часов. Только что уехали Шеншины. У меня на душе серьезно и не радостно.

18 Ил. 97. Я. П. Е. б. ж.

[21 июля.] Пропустил 3 дня. Нынче 21 И. 97. Я. П.

Работаю довольно хорошо. Даже доволен своей работой, хотя и много изменяю. Нынче всё сосредоточилось и много выиграло. Пересматривал опять всё сначала. Окружающая жизнь очень мизерна. Дети не радуют. Не знаю отчего: от желудка ли, от жары или от излишних физич[еских] движений чувствую себя по вечерам очень слабым. Хорошая речь Крукса о том, как бы понимал мир микроскопический человечек. — Был вчера Новиков, принес прекрасные записки Мих[аила] Новикова. — Написал письма Garus, Ив[ану] Ми[хайловичу]. Письмо от Евгения] И[вановича].

22 Ил. 97. Я. П. Е. б. ж.

[27 июля.] Шесть дней не писал, 3 или 4 дня назад ночью сделал[ся] приступ холерины. И день после этого совсем был болен, а два дня слаб очень и писал очень дурно. Нынче немного получше. Были дети. Илюшина семья. Милые внуки. Особен[но] Андр[юша]. Кое-что записано. Нынче не запишу. Был Лонгинов, знаком[ый] Анненковой, а нынче Моод и Бул[анже].

28 Ил. Я. П. 97. 29 И. Я. П. 97. Е. б. ж.

Нынче 7 Авг. 97. Я. П. За это время пропасть гостей: Гинзбург (приятный), Касатк[ин] (менее), Голденвейзер (не неприятный). Два немца декаденты. Наивный и глуповатый французик. Был Новиков — писарь (очень сильный) и Булахов тоже силач нравственный и умственный. Очень плохо, слабо живу. Нынче еще приехали Стаховичи и Маклаковы. Очень мало доброты. Продолжаю работать над своей статьей об иск[усстве]. И, странно сказать, — мне нравится. Вчера и нынче читал Гинц[бургу], Соб[олеву], Кас[аткину] и Голденв[ейзеру]. Впечатление производимое то самое, какое производит и на меня. От Crosby письмо с радостн[ым] письмом японца. От Черт[кова] хорошие письма. Очень запущена переписка. Я совсем один и слабею.

Часто говорю себе, что надо жить служа; но как вступаю в жизнь, так не то что забываю, а рассеиваюсь. Много записано, но нынче не успею выписать. Отец, помоги мне. Я слабею. Буду писать непременно каждый день.

8 Авг. 97. Я. П. Е. б. ж.

[8 августа.] Был мужик с отбитой деревом рукой и отрезанной. Пашет, приделав петлю.

9 Авг. Приехал Стахов[ич]. Читал статью. 10 гл[ава] нехорошо. Занимался порядочно, написал плохие письма. Надо писать Поше, Ив[ану] Мих[айловичу].

Записано в книге: 1) Прислуга делает жизнь ложной и развратной: как только прислуга, так увеличиваешь потребности, усложняешь жизнь и делаешь ее тяжестью: из радости, когда делаешь сам, делаешь досады; а главное, отрекаешься от главного дела жизни, исполнения братства людей. 2) Эстетич[еское] и этическое — два плеча одного рычага: насколько удлиняется и облегчается одна сторона, настолько укорачивается и тяжелеет другая сторона. Как только человек теряет нравственный смысл, так он делается особенно чувствителен к эстетическому.

3) Люди знают двух Богов: одного, к[оторого] они хотят заставить служить себе, молитвами требуя от него исполне[ния] своих желаний, и другого Бога такого, к[оторому] мы должны служить, к исполнению воли к[оторого] должны быть направлены все наши желания.

4) Обычное явление, что старики любят путешествовать, уезжать далеко и переменять место. Не предвиденье ли это и готовность к последнему путешествию?

15 Августа 97. Я. П. Продолжаю работать. Подвигаюсь. Был Ломброзо, ограниченный наивный старичок. Маклаков. Приехал Лева с женой. Буланже — милый. Написал все письма. И Поше и Ив[ану] Мих[айловичу] и Вандерверу. Был тяжелый Леонтьев. —

Кое-что многое хотелось записать, но забыл. Сейчас Т[аня] приехала со свиданья с Сух[отиным]. Позвала меня к себе. Мне очень жаль ее. А что я могу ей сказать? Да будет то, что будет. Только бы не б[ыло] греха. Возмутительный отчет о миссион[ерском] съезде в Казани.

1) Записано: женский характер и помню, что б[ыло] что-то очень хорошее; теперь забыл. Кажется то, что особенность женского характера та, что руководит жизнью только чувство, а разум только служит чувству. Даже не может понять того, чтобы чувство могло быть подчинено разуму.

2) Но не только женщины, сколько мущин есть таких, к[оторые] не слышат, не видят того, что неприятно, но видят так, как будто этого не существует.

3) Когда люди не в силах отделаться от суеверий, продолжают отдавать дань ему и вместе с тем видят, что другие освободились, то они сердятся на этих освободивших[ся]. За что же я страдаю, делаю глупости, а он свободен?

4) Искусство, т. е. художники, вместо того, чтобы служить людям, эксплуатирует их.

5) С тех пор, как я стал стар, я стал смешивать людей: н[а]п[ример], детей: Сережу с Андр[еем], Мишу с Ильей, также я смешиваю чужих, принадлежащих или отмеченных в моем мозгу к одному типу. Так что я знаю не Андрея, Сережу, а знаю собирательное лицо, к к[оторому] принадлежат А[ндрей], С[ережа].

6) Мы так привыкли к мысли, что всё для нас, что земля моя, что когда приходится умирать, нас удивляет то, что моя земля, некоторая моя принадлежность, останется, а меня не будет. Тут главная ошибка в том, что земля кажется чем-то приобретенным, приложенным ко мне, тогда как это я приобретен землею, приложен к ней.

7) Как хорошо бы было, если бы мы могли с тем же вниманием жить, делать дело жизни, главное, общение между людьми, с тем же вниманием, с к[оторым] мы играем в шахматы, читаем ноты и т. п.

16 Авг. 97. Я. П. Е. б. ж.

Нынче 19 Сент.

Больше месяца не писал. Всё то же. И дело всё подвигалось. И могло бы еще много подвинуться в смысле формы, но решительно некогда. Столько дела. Переписчица на ремингтоне переписывает набело. Дошел до 19 главы включительно. За это время важное, это высылка Буланже. Работу перебирало мне только письмо в шведск[ие] газеты по случаю премии Нобеля о духоборах. Соня боится. Очень жаль, но я не могу не сделать. Еще перебило нездоровье: страшный чирей на щеке.

Я думал, что рак, и рад, что не очень неприятно б[ыло] думать это. Получаю новое назначение, то, к[оторое] во всяком случае не минует меня. Был St. John джентелемен и серьезный, но боюсь, что больше для славы человеческой, чем для себя, для Бога. Еще перебило работу приезд молокан из Самары — об отнятых детях. Хотел писать за границу и написал даже очень резкое и, мне казалось, сильное письмо, но раздумал. Перед Богом не следовало. Надо еще попробовать. Нынче написал пись[ма] гос[ударю], Олс[уфьеву], Heath’y и Л. И. Чертковой и отправил молокан. Хотел записать из книжечки, да поздно. Иду спать. 20 С. 97. Ясн. Пол. е. б. ж.

[20 сентября.] Напишу хоть несколько слов. Чирей все очень беспокоит. Нет полной libert? d’esprit.[145] Писал нынче шведское письмо, а вечером с шведом переводил по-шведски. Не выписываю из книжечки, но запишу то, что особенно живо пришло на ум. Жизнь наша так устроена, что всякая наша забота о себе — употребление своего разума (духовных сил) на заботу о себе, приносит только несчастье. А, между тем, этот эгоизм нужен, чтобы жить отдельной жизнью. Это таинственная воля Его. Как только живешь для себя, так погибель, как вне себя, так спокойствие, радость и себе и другим.

21[146] С. 97. Я. П. е. б. ж. Нынче 22 С. 97. Я. П. Вчера написал письмо С[оне] о том, что я не могу руководиться в своем писании ее суждениями. Писал от души и с добрым чувством. И с таким же чувств[ом] приняла и она. Вчера докончил перевод с Langlet. Нынче занят б[ыл] искусством, но очень не пошло и потом прежнее не понравилось. С[оня] приехала нынче. Ночью думал о выделении похоти из любви и о том, что эфир есть внечувственное познание. Теперь 1-й час ночи, жду Илью с Андреем. Написал сейчас письма редактору Tagblat Stokholm и Ч[ерткову].

23 С. 97. Я. П. Е. б. ж.

2 Окт. Я. П. 97. Всё работаю над ис[кусством]. Нарыв проходит. Желал бы больше спокойствия. Да. —

Нынче 14 Окт. 1897. Ясная Поляна. 3-й день, как приехала С[оня]. Мы одни с ней. Она переписывает. Очень помогает. Я пишу всё еще об иск[усстве]. Нынче поправлял 10-ю главу. И уяснил то, что б[ыло] смутно. Надо выписать из зап[исной] книжки, боюсь, что много забыл.

1) Нет большего подспорья для эгоистичной спокойной жизни, как занятие иск[усством] для ис[кусства]. Деспот, злодей непременно должен любить ис[кусство]. Записано что-то в этом роде, теперь не помню.

2) Ясно представил себе, какая радостная, спокойная и вполне свободная могла бы быть жизнь, если вполне отдать себя Богу, т. е. во всех случаях жизни искать только одного: сделать то, чего Он хочет, сделать это в болезни, в оскорблении, в унижении, в страдании, во всех соблазнах и в смерти, кот[орая] тогда только перемена назначения. Слабость, неисполнение того, чего хочет Бог? Что ж тогда? Ничего: возвращение к сознанию того, что жизнь только в этом исполнении. Минуты слабости это промежутки между буквами жизни — не жизнь. Помоги, Отец.

3) Видел во сне, что думаю и говорю, что всё дело в том, чтобы сделать усилие, то самое, что сказано в евангелии: «Царство Божие усилием берется...» Всё хорошее, всё настоящее, всякий истинный акт жизни совершается усилием: не делай усилий, живи по течению, и ты не живешь. А между тем церковное учение проповедует, что усилие — грех, что это гордость, надежда на свои силы; светское учение говорит то же самое: «усилие над собой бесполезно, всё делает организация, среда». Какое заблуждение. Усилие важнее всего. Всякое маленькое усилие: победить лень, жадность, похоть, гнев, уныние. Это важнейшее[147] из важного, это проявление Бога в жизни — это карма, расширение своего я. Отчеркнутое — гадание.

4) К Х[аджи]-М[урату] подробности: 1) тень орла бежит по[148] скату горы, 2) У ре[ки] следы по песку зверей, лошадей, людей, 3) Въезжая в лес, лошади бодро фыркают, 4) Из куста держи-дерева выскочил козел.

5) Когда люди восхищаются Шекспиром, Бетховеном, они восхищаются своими мыслями, мечтами, вызываемыми Ш[експиром], Б[етховеном]. Как влюбленные любят не предм[ет], а то, что он вызывает в них, В таком восхищении нет настоящей реальности искусства, но зато есть полная беспредельность.

6) Только тогда можно понять и почувствовать Бога, когда ясно понял нереальность всего матерьяльного.

7) Недавно летом в первый раз ясно почувствовал Бога, то, что он есть и я в нем. Что только и есть, что я в нем: в нем и как ограниченное в неограниченном, в нем и как окруженный существами, в к[оторых] Он. — Ужасно скверно, неясно. А почувствовал ясно и особенно живо в первый раз в жизни. —

Вообще — не знаю отчего — нет у меня того религиозного чувства, к[оторое] было, когда прежде писал дневник ни для кого. — То, что его читали и могут читать, губит это чувство. А чувство б[ыло] драгоценное и помогавшее мне в жиз[ни]. Начну сначала с нынешнего 14 числа писать опять по-прежнему так, чтобы никто не читал при моей жизни. Если будут мысли, стоящие того — могу и выписывать и посылать Ч[ерткову].

8)[149] Человеку, не умеющему каяться, нет спасенья от своих грехов. Если ему и укажут его грехи,[150] то он только рассердится на тех, кот[орые] их укажут ему, и только прибавит новый грех.

9) Все попытки жизни на земле и кормления себя своим трудом были неудачны и не могут не быть неудачны в России, п[отому] ч[то] для того, чтобы человеку нашего воспитания кормиться своим трудом, надо конкурировать с мужиком, он устанавливает цены, сбивает их своим предложением. А он поколениями воспитан к суровой жизни и упорной работе, а мы поколениями воспитаны к роскошной жизни и праздной лени. Из этого не следует, что не надо стараться кормиться своим трудом, но только то, что нельзя ожидать осуществления этого в первом поколении.

10) Все бедствия, порождаемые половыми отношениями — влюбленностями, происходят только от того, что мы смешиваем плотскую похоть с духовной жизнью, с — страшно сказать — с любовью; употребляем наш разум не на то, чтобы осудить и определить эту страсть, а на то, чтобы разукрасить ее павлиньими перьями духовности. Вот где les extr?mes se touchent.[151] Приписывать все влечения между полами половой похоти кажется очень матерьяльным, а напротив это самое духовное отношение — выделить из области духовной всё, что не принадлежит ей, чтобы мочь высоко ценить ее.

11) Всё, что я знаю, есть произведение моих чувств. Чувства мои указывают мне мои пределы, соприкасающие[ся] с пределами других существ. Это ощущение или познание пределов мы сознаем и не можем сознавать иначе, как материей; в этой же материи мы видим или только материю или существа, так же, как и мы, ограниченные пределами. Существа близкие к нам по размерам — от слона до козявки мы познаем, познаем их пределы. Существа же далекие от нас по размерам, как атомы и как звезды, мы признаем одной материей. — Но кроме этих двух родов существ, кот[орых] мы познаем нашими чувствами, мы неизбежно должны признать еще другие существа (не духовные существа, каковы мы, то само собой), не познаваемые нашими чувствами, но кот[орые] матерьяльны, т. е. тоже составляют пределы. Такие существа: атомы, эфир. Присутствие этих существ, допущение кот[орых] требуется нашим разумом, несомненно доказывает то, что наши чувства дают нам только одностороннее и очень ограниченное познание о других существах и о внешнем мире. Так что можно себе представить такие существа, одаренные такими чувствами (sens), что для них эфир дает такую же реальность, как наша материя.

Всё неясно, но понятно.

12) Если бы помнить всегда, что язык нам дан для передачи мыслей, способность же мыслить дана для познания Бога и его закона любви, и что поэтому говорить можно только тогда, когда имеешь сказать что-либо доброе. А пока не можешь сказать доброго, не можешь удержать недоброго — молчи, хоть всю жизнь.

13) Как только неприятное чувство к человеку, так значит ты чего-то не знаешь, а тебе нужно узнать; нужно узнать мотивы того поступка, кот[орый] неприятен тебе. А как только ясно понял мотивы, то сердиться можно так же мало, как на падающий камень.

14) Сердишься на женщину, что она не понимает, или понимает, но не делает того, что ей говорит разум. Она не может этого делать. Как магнит действует на железо и не действует на дерево, так и выводы разума для нее не обязательны, не двигательны. Для нее обязательно чувство и выводы разума только тогда, когда они передаются авторитетом, т. е. чувством желания не отстать от других. Так что она не поверит и не последует очевидному требованию разума, если оно не подтверждено авторитетом, а поверит и последует величайшей нелепости, если только это все делают. Она не может иначе. А мы сердимся. Много и мущин есть таких, женоподобных.

15) Служить надо другим, а не себе уже только и п[отому], ч[то] в служении другим есть предел и потому тут можно поступать разумно — построить дом неимущему, купить корову, одежду — а в служении себе нет предела — чем больше служишь, тем хуже.

16) Время есть только для тела, оно есть отношение существ с различными видимыми нами пределами к существам, пределов которых мы не видим, к движению солнца, луны, земли, к движению песка в песочных часах. И потому время есть для того, что мы называем телом, для того, что имеет пределы; для того же, что не имеет пределов, для духовного — нет времени. От этого помнишь только те времена, в к[оторые] жил духовно. (Неясно, а б[ыло] ясно.)

17) Мы страдаем от себя, от требований своего я и все знаем, что одно средство не страдать от этого я в том, чтобы забыть его, и мы ищем забвения в рассеяниях, занятии иску[сством], наукой, в вине, куреньи; и забвенья настоящего нет, а Богом устроено так, что только одно есть настоящее забвение, верное и всегда под руками — это забота о других, служение другим. А я забыл это и живу страшной эгоистической жизнью, и от этого мне дурно.

18) Ехал мимо закут. Вспомнил ночи, к[оторые] я проводил там, и молодость и красоту Дуняши (я никогда не б[ыл] в связи с нею), сильное женское тело ее. Где оно? Уж давно одни кости. Что такое эти кости? Какое их отношение к Д[уняше]. Было время, когда эти кости составляли часть того отдельного существа, к[оторое] была Д[уняша]. Но потом это существо переменило центр и то, что б[ыло] Д[уняшей], стало частью другого огромного по величине своей, недоступного мне существа, к[оторое] я называю землею. Мы не знаем жизни земли и потому считаем ее мертвой, так же, как живущее один час насекомое считает мертвым мое тело, п[отому] ч[то] не видит его движения.

19) Пространство есть отношение между собой различных предельных существ. Оно есть. Время же есть только отношение движения живых существ между собой и движения вещества, считаемого нами мертвым.

20) Ужаснее всего: пьянства, вина, игры, корысти, политики, искусства, влюбленья. С такими людьми нельзя говорить, пока они не выспались. Страшно.

Письмо в Штокгольм напечатано.

15 Окт. 97. Я. П. е. б. ж.

Нынче 16 Окт. 97. Я. П. Вчера не писал. Здоровье совсем справилось. С[оня] всё со мн[ой] много работает, помогая мне. От О[льги] Дит[ерихс] письмо, от Ч[ерткова]. Очевидно он, а оттого и они пережили тяжелое время. Вчера вечером и нынче хотел писать Х[аджи]-М[урата]. Начал. Похоже что-то, но не продолжал, п[отому] ч[то] не в полном обладании. Не надо портить и насильно. Пет[ербургские] Вед[омости] до сих пор не напечатали.

Записал: 1) Много у меня записано соображений, правил, кот[орые] если помнить, то будет хорошо жить. Да, правил слишком много, и все помнить всегда нельзя. То же, что с подделкой под искусство. Правил слиш[ком] много, и все помнить нельзя. Надо, чтобы шло изнутри, руководилось бы чувством. Так же и в жизни. Если только проникнут чувством, живешь в Боге, то не отступишь ни от одного правила и сделаешь больше того, что в правилах. Вот в этом-то состоянии быть всегда. А нынче как раз был в самом дурном: всё сердило. Что такое? Как объяснить себе это состояние?

2) Представилось такое объяснение: Душа, духовная сущность может жить в своем центре или в своих пределах. Живя в себе, она не сознает пределов; живя в периферии, она беспрестанно болезненно чувствует пределы. Спасенье от тако[го] состояния: признание иллюзорности матерьяльного мира — отдалиться от пределов, собраться в себя. Неясно.

17 Окт. 97. Я. П. Е. б. ж. 12 ночи. Сейчас уехала С[оня]. Помоги мне, Господи, поступить не по своей, а по Твоей воле. Получил письма от Шкарвана о Бёлере и других пасторах, проповедующих несовместимость воен[ной] службы и христианства; и о Ч[ерткове], что он засуетился, нагрешил и заболел. Поправлял 10-ю главу — она подлежит отправке. С Л[евой] неприятно. В Пет[ербургских] Вед[омостях] напечатано мое письмо.

Думал: корень всего зла и всех страданий не столько незнание, сколько ложное знание — обман. Воззвание должно кончаться призывом содействия всех к уничтожению обмана.

18 Окт. Я. П. 97. Е. б. ж.

[19 октября.] Вчера не записал. Нынче 19 Ок. Я. П. Пришел Лева, помешал. И вчера и нынче чувствую себя очень вялым, хотя и здоровым. Не хочется работать. Поправлял 13, 14, 15 главы. Получил из Москвы переписанные главы и заключенье. Ездил вчера в Ясенки. Нынче рубил дрова и таскал. Был Новиков. Ночевал Вячеслав. Нынче письмо от Буланже. Сейчас хочу написать ему и жене. Надо бы написать Саломону.

Уединение все-таки очень прият[но].

20 Ок. 97. Я. П. Е. б. ж.

Нынче 21 Окт. Я. П.

Получил коректуры из Сев[ерного] В[естника] Карпентера и начал писать предисловие. Поправлял Иск[усство], получил письмо от Ч[ерткова] и Бул[анже]. Вчера не работалось. Ездил в Ясенки. Сейчас, оставшись один после занятий, спрашивал себя, что мне делать, и, не имея никакого личного желания (кроме телесных потребностей, поднимающихся только когда есть, спать хочется), так ясно почувствовал радость сознания воли Бога, что мне ничего не нужно и не хочется, как делать то, что Oн хочет. Чувство это возникло вследствие вопроса, к[оторый] я сам себе задал, оставшись один в тишине: кто я? зачем я? И так ясно ответилось само собой: кто и что бы я ни был, я кем- то послан, что-то делать. Ну и давай это делать! И так радостно, хорошо почувствовал свое слияние с волей Бога. Это второе мое живое чувство Бога. То я почувствовал прямо любовь к Богу. Теперь не могу вспомнить, как это было, помню только, что было это радостное чувство. О, какое счастье уединение! Нынче так хорошо. Чувствуешь Бога.

22 Окт. 97. Я. П. Е. б. ж.

[22 октября.] Пишу вечером. Целый день плохо работалось. И спал дурно: видел чувственные сны. Поправлял 11 гл. утром; вечером начал 12-ую. Не мог ничего сделать. Чирей на голове, и ноги преют. Не от меда ли? Были Афанасий и Марья Алек[сандровна]. Теперь вечер. Я один и ужасно грустно. Нет ни сомнений, ни огорчений. Но грустно, хочется плакать. Ах, надо больше, больше готовиться к новому назначению. Письмо от Грота. Надо отдать ему Об Иск[усстве].

Думал только вот что:

В детстве, юности чувства (sens) очень определенны, пределы твердые. Чем дольше живешь, тем больше и больше стираются эти пределы — чувства тупеют, устанавливается другое отношение к миру. —

23 Ок. 97. Я. П. Е. б. ж.

Нынче 26 Ок. 97. Я. П. Престранное дело. Третий день не могу писать. Недоволен всем, что написал. Есть новое и очень нужное для иск[усства], и никак не могу ясно выразить. Письмо от Вандервера.

Теперь утро. Поеду на почту.

Нынче 10 Ноября. Я. П. 97. Много пережито в эти две недели. Работа всё та же. Кажется, что кончил. Нынче написал письма и между прочим Гроту, чтобы набирать. Была С[оня], уезжала в Москву из Пирогова, куда мы вместе ездили. Там б[ыло] хорошо. С тех пор как приехал, болит спина и по вечерам лихорадка. Ал[ександр] Петр[ович] у меня пишет. Нынче ездил с Левой в Ясенки и он затеял комичный разговор о культуре.

Он бы был не дурен, если бы не этот огромный знаменатель при очень маленьком числителе. —

Нынче написал 9 писем. Осталось одно письмо Хилкову. Ужасное его дело и положение. Был Михайла Новиков и еще крестьянин, поэт из Казани.

Думал: 1) Положение людей, одурманенных ложной религией — всё равно, как в жмурках: завяжут глаза, да еще возьмут под мышки, да закрутят. А потом пустят. И всех. Без этого не пускают. (К воззванию.)

2) Самое обыкновенное суждение о христианстве, особенно у новых ничшеанских рассудителей, что христианс[тво] это — отречение от своего достоинства, слабость, покорность. Как раз напротив: истинное христианство прежде всего требует высшее сознание своего достоинства, страшную силу и непоколебимость. Как раз напротив, поклонники силы должны подличать перед силой.

3) Шел по деревне, заглядывал в окна. Везде бедность и невежество, и думал о рабстве прежнем. Прежде видна была причина, видна была цепь, кот[орая] привязывала, а теперь не цепь, а в Европе волоски, но их так же много, как и тех, к[оторыми] связали Гюливера. У нас еще видны веревки, ну бичевки, а там волоски, но держат так, что великану народу двинуться нельзя. Одно спасенье: не ложиться, не засыпать. Обман так силен и так ловок, что часто видишь, как те самые, кот[орых] высасывают и губят — с страстью защищают этих высасывателей и набрасываются на тех, кто против них. У нас царь.

11 Ноября 97. Я. П. Е. б. ж.

[11 ноября.] С утра писал Х[аджи]-М[урата]. Ничего не вышло. Но в голове уясняется. И очень хочется. Написал письмо Хилк[ову] и др[угим], но Х[илкову] едва ли пошлю. Была М[арья] А[лександровна]. Здоровье совсем хорошо.

12 Н. 97. Я. П. Е. б. ж.

[12 ноября.] Нынче пришел Петр Осипов: «у нас стали продавать индульгенции». Владимирская, и велено через старосту выгнать народ в церковь. Лева нашел руду и находит очень естественным, что люди будут жить под землей с опасностью жизни, а он будет получать доход. 3-го дня от Тани была телеграмма, что задержалась. Очень жду ее. Самое важное то, что решил писать воззвание: некогда откладывать. Нынче поправил о науке. Сейчас вечер. Взял две версии воззвания и хочу заняться.

14 Н. 97. Я. П. Недовольное письмо от С[они]. И Таня пишет, что она недовольна, что я не еду. Хочу одного: сделать как лучше перед Богом. Не знаю еще как. Ночью дурно спал — мысли нехорош[ие], недобрые. И апатия. Нет охоты заниматься. Поправлял предисловие о науке. Записано следующее:

1) Читал о действиях англичан в Африке. Всё это ужасно. Но — пришло в голову — может быть, это неизбежно нужно для того, чтобы к этим народам проникло просвещенье. Сначала задумал[ся] и подумал, что это так надо. Какой вздор. Почему же людям, живущим христианской жизнью, не пойти просто, как Миклуха-Маклай, жить к ним, а нужно торговать, спаивать, убивать. Говорят, если бы люди жили по-христиански, им бы делать нечего было. Вот дело. И дело огромное — пока Евангелие проповедуется всей твари.

2) Наука, потеряв религиозную основу, стала изучать пустяки, главное, перестала изучать важное. С тех пор и составилась теория опытной науки, Бекон.

3) Думал в pendant[152] к Х[аджи]-М[урату] написать другого русского разбойника Григория Николаева, чтоб он видел всю незаконность жизни богатых, жил бы яблочным сторожем в богатой усадьбе с lawn tennis’oм.

[153]4) Я нынче в очень дурном духе и мне трудно помнить, представить себе себя, каким я бываю в хорошем духе. А это непременно нужно, чтоб не отчаиваться и не делать дурного — будучи в дурном — воздерживаться от всякой деятельности. Разве не то же самое в жизни? Надо не верить, что я такой дрянной, каким я себя чувствую, а сделать усилие вспомнить, какой я там, какой я в духе, и жить в меру того воспоминаемого я или вовсе не жи[ть] — воздерживаться.

5) Toute r?union d’hommes est toujours inf?rieure aux ?l?ments qui la composent.[154] Это оттого, что они соединены уставом. В своем естественном соединении, как Бог их соединил, они не только не ниже, но в много раз выше.

Читал статью Менш[икова]. Много хорошего: [155] о единобожии и многобожии и много очень слабо: пример[ы].

15 Н 97. Я. П. Е. б. ж.

[15 ноября.] Плохо работал над предисловием к Карпентеру. После обеда по метели ездил в Ясенки. Свез Тане письмо. Вернулся — вот в первый раз узнал прострацию. Потом напился чая — ожил. Читал, но ничего не делал. Только написал письмо Мооду в ответ на его замечания. Думал пустое. То, что любовь хороша только тогда, когда не сознаешь её. А стоит сознать, да еще порадоваться на свою любовь, и конец ей.

16 Н. 97. Я. П. Е. б. ж.

Нынче 17. 97. Я. П. Второй день думаю с особенной ясностью вот о чем:

1) Моя жизнь — мое сознание моей личности всё слабеет и слабеет, будет еще слабее и кончится маразмом и совершенным прекращением сознания личности. В это же время, совершенно одновременно и равномерно с уничтожением личности, начинает жить и всё сильнее и сильнее живет то, что сделала моя жизнь, последствия моей мысли, чувства; живет в других людях, даже в животных, в мертвой материи. Так и хочется сказать, что это и будет жить после меня. Но всё это лишено сознания и потому я не могу сказать, что это живет. Но кто же сказал, что это лишено сознания? Почему я не могу предположить, что это всё объединится новым сознанием, кот[орое] я справедливо могу назвать моим сознанием, потому что оно всё составится из моего? Почему не может это другое, новое существо жить вместе с теми существами, к[оторые] теперь живут? Почему не предположить, что мы все — частицы сознания других, высших существ, таких, какими мы будем. «У отца моего обители многи суть», не в том смысле, что места разные есть, а в том, что сознания личности разные: одни включаются, переплетаются с другими. Ведь весь мир, какой я знаю с его пространств[ам], временем, есть произведение моей личности, моего сознания. Как только другая личность, другое сознание, так совсем другой мир, элементы которого составляют наши личности. Как в ребенке, во мне понемногу зарождалось сознание (кот[орое] сделало и то, что я себя ребенком, зародышем даже, вижу отдельны[м] существом), так оно зарождаться будет и теперь, уже зарождается в последствиях моей жизни, в будущем моем я после моей смерти. Церковь есть тело Христово. Да, Христос теперь в своем новом сознании живет жизнью всех живых и умерших и будущих членов церкви. Так же будет жить и каждый из нас своею церковью. И у самого ничтожного будет своя ничтожная и может быть плохая церковь, но церковь, составляющая новое тело его. Но как? Вот этого-то мы не может представить себе, п[отому] ч[то] ничего не можем представить себе вне нашего сознания. И не обители, а сознания многи суть. — Но тут последний, самый страшный неразрешимый вопрос: зачем это? Зачем это движение. Эти переходы из одних низших, более частных сознаний в более общие — высшие? Зачем? Это тайна, кото[рую] мы не можем знать. В этом-то и нужен Бог и вера в Него. Толь[ко] Он знает это и надо верить, что это так надо.

2) Еще думал нынче же совсем неожиданно о прелести — именно прелести — зарождающейся любви, когда на фоне веселых, приятных, милых отношений начинает вдруг блестеть эта звездочка. Это вроде того, как пахнувший вдруг запах липы или начинающая падать тень от месяца. Еще нет полного цвета, нет ясной тени и света, но есть радость и страх нового, обаятельного. Хорошо это, но только тогда, когда в первый и последний раз.

3) Еще думал о той иллюзии, которой все подвержены, а особенно люди, деятельность к[оторых] отражается на других, иллюзия, состоящая в том, что, привыкнув видеть действие своих поступков на других, этим воздействием на других поверяешь верность своих поступков.

4) Еще думал: Для гипнотизации нужна вера в важность того, что внушается (гипнотизация всех художеств[енных] обманов). Для веры же нужно невежество и воспитание доверия.

Сегодня поправил предисловие к Карп[ентеру]. Получил телегр[амму] от Грота. Хочу отправить 10 гл[аву]. От Буланже грустное письмо.

Ну 18 Н. 97. Я. П. Е. б. ж.

Нынче 20вечер 97. Я. II

Писал предисловие к Карп[ентеру]. Много обдумал Х[аджи]-М[урата] и приготовил матерьялы. Всё тон не найду. Письма были от С[они], одно неприятное. А нынче хорошее. С ужасом думаю о поезд[к]е в Москву.

Нынче ночью думал о том моем старинном тройном рецепте против горя и обиды: 1) подумать о том, как это будет неважно через 10, 20 лет, как теперь стало неважно то, что мучало 10, 20 лет тому назад; 2) вспомнить, что сам делал, вспомнить такие дела, кот[орые] не лучше тех, к[оторые] тебя огорчают.

3) Подумать о том, в сто раз худшем, что могло бы быть. Можно прибавить к этому еще то, чтобы вдуматься в положение, в душу огорчающ[его] тебя человека, понять, что он не может поступать иначе. Tout comprendre c’est tout pardonner.[156] Важное же и сильнее и несомненнее всего этого это то, чтобы сказать себе: не моя воля да будет, но Твоя и не так, как я хочу, а как Ты хоче[шь], и не то, что я хочу, а то, что Ты хочешь. Мое же дело в тех условиях, в к[оторые] Ты поставил меня, исполнять Твою волю. Помнить, что когда трудно, то это самое и есть то, что задано мне, это и есть тот случай, кот[орый] не повторится, в кот[ором] ты можешь иметь счастье сделать то, что Он хочет. О[тец], помоги мне делать только Твою волю.

Вчера был раздраженный разговор с Л[евой]. Я много сказал ему неприятного, он больше молчал, под конец и мне стало совестно и жалко его, и я полюбил его. В нем много хорошего. Я забыва[ю], как он молод.

Поправлял нынче корект[уру] перевода Карп[ентера]. Желудок нехорош и дурное расположение духа и слабость.

21 Н. Я. П. 97. Е. б. ж.

[21 ноября.] Жив. Всё обдумываю и собираю матер[ьялы] Х[аджи]-М[урата]. Нынче много думал, читал, начал писать, но тотчас же остановил[ся]. Ездил в Ясенки, свез письмо С[оне]. Ничего не получил. Была М[арья] А[лександровна]. Она видимо устала, бедная и хорошая. Думал и записал.

1) Думал о смерти: О том, как странно, что не хочется умирать, хотя ничто не держит, и вспомнил об узниках, кот[орые] так обживутся в своих тюрьмах, что им не хочется и даже боятся покидать их для свободы. Так и мы обжились в своей тюрьме этой жизни и боимся свободы.

2) Мы посланы сюда делать дело Божие. Как хороша в этом смысле притча о слугах, в отсутствие своего хозяина, вместо того, чтобы делать дело его, расхищающих его имущество.

3) Когда сердишься, не любишь кого-нибудь, знай, что это не ты, а что это сон, кошмар — самый ужасный кошмар. Как останавливаются косить, чтоб не портить травы. Так и тут. Надо лечиться.

Роз[анов] рассуждает о Меньш[икове] и подтрунивает над ним. Как... забыл, подтрунивал над Никол[инькой], а он молчал и весело мне улыбался. Как это всегда трогательно.

22 Н. Я. П. 97. Е. б. ж.

[22 ноября.] Видел во сне очень живо, что Таня упала с лошади, разбила себе голову, умирает, и я плачу о ней.

24 Н. Я. П. 97. Таня нынче приехала благополучно. Маша всё плоха. Но не огорчилась моим письмом. Очень люблю их обеих. Все их слабости мне понятны и трогательны. Таня завтра едет в Москву. Я обещал ехать с Левой, но берет страх, как подумаю. Вчера и нынче готовил к отправке главы и Мооду и Гроту. Давно нет писем ни от Моода, ни от Чертк[ова]. Нынче милое письмо от Гали.

Прелестная погода; я ходил пешком далеко по Тульск[ой] дороге. Утром усердно работал над поправлени[ем] искусства. Вчера готовил Х[аджи]-М[урата]. Как будто ясно...

За это время думал:

1) Странная судьба: с отрочества начинаются тревоги, страсти, и думается: женишься и пройдет. У меня и прошло, и был длинный период — лет 18 — спокойствия. Потом стремление изменить жизнь и отпор обратный. Борьба, страдания и, наконец, как будто, гавань и отдых. Не тут-то было. Самое тяжелое начинается и продолжает[ся] и, должно быть, проводит в смерть. Это — смерть того или другого при теперешних условиях страшнее всего.

2) Легко бы было кротко, терпеливо, с состраданием относиться к заблуждающим[ся] людям, если бы эти люди не рассуждали и не рассуждали похоже на правду. Надо как-нибудь ответить на эти рассуждения, и тут-то не выдержишь.

3) Всякий из нас в таком положении, что хочешь не хочешь, надо делать, работать. Каждый всегда на топчаке. Вопрос толь[ко] в том, на какой стать топчак.

25 Н. Я. П. 97. Е. б. ж.

[25 ноября.] Ж[ив]. Таня уехала. Очень мила — хороша. Я дурно сделал, что говорил с ней про свое положение. Поправлял «искусство». Довольно хорошо написал письмо Мооду. От Гали хорошее письмо. Думал:

1) Нам всегда кажется, что нас любят за то, что мы хороши. А не догадываемся, что любят нас от того, что хороши те, кто нас любит. Заметить это можно, если послушать то, что говорит тот жалкий и отвратительный и тщеславный чел[овек], к[оторого] вы с великим усилием над собой пожалели: он говорит, что он так хорош, что вы и не могли поступить иначе. То же и когда тебя любят.

2) Раки любят, чтобы их варили живыми. Это не шутка. Как часто слышишь, да и сам говорил или говоришь то же. Человек имеет свойство не видать страданий, кот[орые] он не хочет видеть. А он не хочет видеть страданий, причиняемы[х] им самим. Как часто я слышал про кучеров, к[оторые] дожидают, про поваров, лакеев, мужиков в их работе — «им очень весело». Раки любят, чтоб их варили живыми.

26 Н. Я. П. 97. Е. б. ж.

Нынче 28 Н. 97. Я. П.

Два дня не писал. Всё занят работой над иск[усством] и предисловием к К[арпентеру]. От С[они] огорченное письмо. Я дурно сделал, что сказал, а Т[аня] дурно сделала, что передала. Нынче утром приехал Маковицкий, милый, кроткий, чистый. Много радостного рассказал про друзей. Я ездил в Ясенки: письмо от Моода хорошее и от Грота нехорошее. Нехорошо все эти дни на душе. В таком состоя[нии] быть в Москве! Думал:

1) Часто, бывало, говоришь с человеком, и вдруг у него делается ласковое радостное лицо, и он начинает говорить с вами [так], что кажется он сообщит нам нечто самое радостное для вас: оказывается, он говорит о себе. Захар[ьин] о своей операции, Маш[енька] о свидании с отцом А[мвросием] и его словах. Когда человек говорит об очень близком ему, он забывает, что другой не он. Если люди не говорят об отвлеченном или духовном, они непременно каждый говорит о себе. И это ужасно скучно.

2) Мечешься, бьешься, всё от того, что хочешь плыть по своему направлению. А рядом не переставая, и от всякого близко, течет божественный, бесконечный поток любви всё [в] одном и том же вечном направлении. Когда измучаешься хорошенько в попытках сделать что-то для себя, спасти, обеспечить себя, оставь все свои направления, бросься в этот поток, и он понесет тебя, и ты почувствуешь, что нет преград, что ты спокоен навеки и свободен и блажен.

3) Только бы себя не любить, себя, своего Л. H., и будешь любить и Бога и людей. Ты зажжен и не можешь не гореть,[157] а горя, будешь зажигать других и сливаться с другим огнем.[158] Себя любить значит жалеть свою свечу и тушить огонь.

4) Если человек говорит очевидную неправду, или брань на тебя, то ведь он это делает не от радости. И то и другое очень тяжело. Если он это делает, то очевидно ему нельзя иначе, и он делает это, страдая. А ты вместо того, чтобы жалеть, сердишься на него. Напротив, надо постарать[ся] помочь ему.

5) Трагизм человека умиленного, желающего только добра, когда он в этом состоянии, за это свое состояние, к[оторое] он не может не считать хорошим, встречает шипящую злобу и ненависть людей.

29 Н. 97. Я. П. Е. б. ж.

Нынче 2 Декабря. Я. П. 97.

Тоскливое, грустное, подавленное состояние тела и душевных сил, но я знаю, что я жив и независимо от этого состояния, только мало я чувствую это я. Нынче было письмо от Тани о том, что С[оня] огорчена отсылкой предисловия в С[еверный] В[естник]. Я ужасно боюсь этого. За эти дни было нелепое раздраженное письмо от Грота. До сих пор ничего не решено. Я занимался всё время поправками, добавками в Иск[усство]. Главное, за это время был Душан, кот[орого] я еще больше полюбил. Он составляет с Славянск[им] Посредн[иком] центр маленькой, но думаю, что божеской работы. От Ч[ерткова] всё нет известий. Тоска, мягкая, умиленная тоска, но тоска. Если бы не было сознания жизни, то вероятно была бы озлобленная тоска. — Думал:

1) Мне было очень тяжело от страха раздражения и тяжелых столкновений, и я молился Богу: молился, почти не ожидая помощи, но все-таки молился. Господи, помоги мне выйти из этого. Избавь меня. Я так молился. Потом встал и прошел до конца комнаты и вдруг спросил себя: да не уступить ли мне? Разумеется, уступить. И Бог помог — Бог, к[оторый] во мне, и стало легко и твердо. Вступил в тот божественный поток, кот[орый] тут, возле нас, всегда течет и которому мы всегда можем отдаться, когда нам дурно.

2) Разговаривал с Душаном. Он сказал, что так как он невольно стал моим представителем в Венгрии, то как ему поступать? Я рад был случаю сказать ему и уяснить себе, что говорить о толстовстве, искать моего руководит[ель]ства, спрашивать моего решения вопросов — большая и грубая ошибка. — Никакого толстовства и моего учения не было и нет, есть одно вечное, всеобщее, всемирное учение истины, для меня, для нас особенно ясно выраженное в евангелиях. Учение это призывает человека к признанию своей сыновности Богу и потому своей свободы или рабства (как хотите назовите); свободы от влияний мира и рабства Богу, воле Его. И как только человек понял это учение, он свобод[но] вступает в непосредственное общение с Богом и спрашивать ему уже нечего и не у кого. Это похоже на плавание человека по реке с огромным разливом. Пока человек не в серединном потоке, а в разливе, ему нужно самому плыть, грести, и тут он может руководиться направлением плавания других людей. Тут и я мог руководить людей, сам приплывая к потоку. Но как только мы вступили в поток, так нет и не может быть руководителя. Все мы несомы силою течения, все в одном направлении, и те, кто были назади, могут быть впереди. Если человек спрашивает, куда ему плыть, то это доказывает только то, что он еще не вступил в поток и то, что тот, у кого он спрашивает, плохой руководитель, если он не умел довести его до того потока, т. е. до того состояния, в котором уже нельзя, п[отому] ч[то] бессмысленно спрашивать. Как спрашивать, куда плыть, когда поток с неотразимой силой влечет меня по радостному для меня направлению? Люди, которые подчиняются одному руководителю, верят ему и слушают его, несомненно бродят впотьмах вместе с своим руководителем.

———————————————————————————————————

Кажется кончил Иск[усство].

3 Дек. Я. П. 97. Е. б. ж.

3 Декабря. Моя работа над Иск[усством] многое уяснила мне. Если Бог велит мне писать худож[ественные] вещи — они будут совсем другие. И писать их будет и легче и труднее. Посмотрим.

Нынче 6 Декабря 1897. Москва.

4-го ездил в Долгое. Очень умиленное впечатление от развалившегося дома. Рой воспоминаний. Два дня почти ничего не писал — только готовил главы Искусства и укладывался. От С[они] самые тяжелые письма. 5[159] приехал. Ее нет. Она в страшном возбуждении уехала к Тройце. Всё наделала моя статья в Сев[ерном] В[естнике]. Я нечаянно ошибся. От Грота глупые письма. Он душевно больн[ой]. Был у Труб[ецкого]. Уступил им. Вечером приехала С[оня], успокоенная. Поговорили и стало хорошо. Ничего не записано. Проснулся дурно.

7 Дек. 97. Москва. Е. б. ж.

[7 декабря.] — Вчера еще и еще говорили и я слышал от С[они] то, чего никогда не слыхал: сознание своей вины. Это б[ыла] большая радость. Благодарю тебя, Отец. Что бы ни было дальше. Уж это б[ыло], и это большое добро. Был у Стор[оженко]. Вечером б[ыл] Касаткин. Спрашивал об образцах. Утром поправлял Иск[усство]. Ничего не записал — суетно. Здоровье хор[ошо].

8 Дек. 97. Москва. Е. б. ж.

[11 декабря.] Нынче 11. Вот уже сколько дней прожил в Москве. Почти ничего не делал. Толь[ко] поправлял Иск[усство]. Бездна народа и писем. Слава Богу самое важное — хорошее, т. е. не делал ничего, что не должно. Нынче написал письмо Гале. Кажется, выяснилось деление Иск[усства] точно такое, какое было прежде. Грустное впечатление произвели рассказы Ростовцева о Чертк[ове] и письмо И[вана] М[ихайловича]. Потом Таня, Вера, Варя, С[оня], все страдают. Ну им это простительно, но как может страдать христианин? За это время выяснилось положение Грота. Он душевно больной, как все люди — не христиане. Я согласился Трубецкому отдать по частям. Грустное письмо от Ч[ерткова]. Хочется написать ему.

12 Д. 97. Москва. Е. б. ж.

[13 декабря.] Нынче 13. Утро.

Написал письмо Чертковым. Кажется, очень хорошо исправил 10 главу. Вчера читал переписку St. John о половом вопросе и очень возмутился и неприятно поговорил с ним у Русанова. У Рус[анова] голова Х[аджи]-М[урата]. Нынче утром хотел писать Х[аджи]-М[урата]. Потерял конспект. — Кое-что записано. Хочу записать теперь сюжеты, к[оторые] ст?ит и можно обработать, как должно.

1) Сергий. 2) Александр I. 3) Персиянинов. 4) Расск[аз] Петровича, мужа, умершего странником. 5) — следующие хуже — Легенда о сошествии Хр[иста] во ад и восстановление ада. 6) Фальшивый купон. 7) Хаджи-Мурат. 8) Подмененный ребенок. 9) Драма христианск[ого] воскресения, пожалуй и 10) Воскресенье, суд над проституткой, 11) Прекрасно. 11) Разбойникубивающий беззащитных. 12) Мать. 13) Казнь в Одессе.

Дома тяжело. Но я хочу и буду радостен. —

Записать только две:

1) что физическая связь с случайным супругом есть одно из установленных Богом средств для распространения его истины: для испытания, укрепления сильнейшего и для просвещения слабейшего.

2) Людям, исповедующим сыновность Бога, не радоваться жизни, тосковать есть ужасный грех — ошибка. Если понял, что цель жизни есть деятельность для Бога без своих целей, то ничто не может ни помешать этой деятельности, ни задержать ее. Главное же, жизнь волей неволей идет вперед к лучшему: и своя жизнь и жизнь мира. Как же не радоваться этому движению? Надо только помнить, что жизнь есть движение.

Пишу и сплю. И потому выражал дурно. До вечера. Е. б. ж. —

Нынче 14 Д. 97. М.

Утро. Вчера получил неприятное письмо от Ч[ерткова] и послал ему ответ. Об изданиях. Третьего дн[я] читал переписку St. John’a о половом общении и раздосадовался и пошел к Русановым и, встретив там St. John, высказал ему резко свое осуждение. Это мучало меня, и я вчера написал ему записку, прося извинения, и получил хороший ответ, тронувший меня.

Чувствую себя очень нездоровым, в самом дурном расположении духа и потому всем недоволен и не могу любить. И сейчас думаю: Мы тяготимся болезнью, а болезнь есть необходимое благое условие жизни. Только она одна (пожалуй не одна, но одна из главных и всем общих условий) готовит нас к смерти, т. е. переходу в другую жизнь. Потому-то она и послана всем, и детям, и взрослым, и старикам, п[отому] ч[то] все во всех возрастах умирают. А мы тяготимся ею. То, что мы тяготимся болезнями, показывает только то, что мы живем не так, как должно и этой временной и вместе и вечной, а живем только одной временной жизнью. Болезнь есть приготовление к переходу. И потому роптать на болезнь всё равно, как роптать на холод, дожди. Надо пользоваться ими, а не роптать. И только те, кто живет играючи, досадуют на дождь, а кто живет серьезно, тот радуется. Так и болезнь. Мало того: не только болезнь, но дурное расположение духа, разочарован[ие], горести. Всё это помогает отлеплению от мирского и облегчает переход в новую жизнь. В таком я теперь периоде. —

[14 декабря.] Вечер 14. Целый день нездоровилось и в самом дурном расположении духа. Не могу пересилить себя — всё неприятно и тяжело. Ничего не делал — читал и разговаривал.

15 Д. 97. М. Е. б. ж.

Нынче 17 Д. 97. М. Всё в очень дурном состоянии душевном; борюсь с недоброжелательством. Отдал статью. Телеграфировал в Англию. Еще нет ответа. Сейчас куча народа целый вечер. Нынче написал 12 писем. Но ничего не работал. — Нынче думал самое старое: то, что надо совершенствоваться в любви, в чем никто помешать не может и что очень интересно. Любовь же не в исключит[ельных] привязанност[ях], а в добром, не злом отношении ко всякому живому существу. Письма написал: 1) Поше, 2) Маше, 3) Ив[ану] М[ихайловичу], 4) Кн. Вяземск[ому], 5) Бондареву, 6) Страхову, 7) учителю Робинзону, 8) Священнику Долю [?], 9) Crosby, 10) Чижову, 11) Николаеву в Казань, 12) —

Заканчиваю тетрадь в нехорошем настроении. Завтра начну новое. Недовол[ен] нынче и статьею об Иск[усстве].

Дневник 1897. 21 Дек. Москва.

Начинаю новую тетрадь как будто в новом душевном состоянии. Вот уже дней 5[160] ничего не делаю. Обдумывал Х[аджи]-М[урата], но нет охоты и уверенности. Об Иск[усстве] напечатали. Ч[ертков] недоволен. И здесь тоже. Вчера получил анонимное письмо с угрозой убийства, если к 1898 году не исправлюсь. Дается срок только [до] 1898 года. И жутко и хорошо. С[оня] очень слаба, и мне ее ужасно жаль. В ней тоже происходит перелом. Бегаю на коньках. Признак не деятельного состояния духа, что ничего не записано. Сейчас прочел рассказ Чех[ова] На подводе. Превосходно по изобразительности, но риторика, как только он хочет придать смысл рассказу. Удивительно прояснилось у меня в голове благодаря книге об Иск[усстве]. —

26 Д. 97. Москва. Я третьего дни заболел и теперь еще не поправился. Читаю много. Нехорошо на душе, вечер.

27 Д. 97. М. Е. б. ж.

[29 декабря.] Ж[ив]. Нынче 29 Д. 97. М. Утро. Думал о Х[аджи]-М[урате]. Вчера же целый день складывалась драма- комедия: Труп. Всё еще нездоровится. Вчера б[ыл] у Берса. Получены угрожающие убийством письма. Жалко, что есть ненавидящие меня люди, но мало интересует и совсем не беспокоит. Записал кое-что.

Разговор с Трубецким. Какой жалкий юноша.[161] Всё понимающий и вместе с тем ничего не умеющий поставить на настоящее место и потому живущий в невообразимой путанице. Думал: 1) Говорят обыкновенно, что христ[ианское] истинное Христово, а не церковное учение разрушает всякое единение, что это есть «индивидуализм», разъединяющий. Как это лживо! Христианство только пот[ому] и проповедует спасение личное, «индивидуализм», как они говорят, что это личное спасение необходимо, доступно, радостно всем и потому неизбежно соединяет людей, не механически: давлением насилия извне, или перемешиванием «культурой», а химически, внутренним неразрывным единением.

2) Иногда жалуешься на то, что не любят твою душу, а любят или не любят тело и сердишься на них, осуждаешь: а не видишь того, что они не могут: для них твоя душа, самое святое святых твоей души, то, что ты знаешь, одно есть, одно действует — есть ничто, п[отому] ч[то] невидимо, как химические лучи спектра.

3) Есть люди — преимущественно женщины, для кот[орых] слово есть только средство достижения цели и совершенно свободно от основного своего значения — быть выражением действительности. Люди эти бывают страшно сильны. Их преимущество подобно тому, кот[орое] имел бы человек, кот[орый] в фехтовании снял бы шишечки с рапир. Противники его связаны условиями того, чтобы... Нет хорошего сравнения. Лучше всего: подобно игроку в карты — шулеру. Приищу. Примеры этого такие. Человеку хочется, положим, украсть, он берет чужие деньги и рассказывает, что ему поручили взять их, просили об этом, и верит, что его просили. И доказательство несправедливости своего показания оправдывает новой ложью. Он убивает. Убитый так страдал, что умолял убить себя. Ему хочется делать какую-нибудь гадость или глупость, ну перевернуть всю мебель кверху ногами или распутничать. И он подробно объясняет, как признано докторами, что это необходимо делать периодически и т. п. И он сам себя уверяет, что это так. Когда же оказывается, что это не так, он не слушает, приводит свои доводы и потом тотчас же забывает и свои и чужие доводы. Люди эти страшны — ужасны.

4) Спириты говорят, что после смерти души людей живут и общаются с ними. Верно говорил, помню, Соловьев-отец, что это верованье церкви о святых, об их заступничестве и о молитвах к ним. Е[вгений] И[ванович] так же верно говорит, что как пашковство есть выделение одного догмата искупления и приурочивание всего к нему, так спиритизм есть выделение догмата святых и приурочивание всего к нему.

5) Я же говорю об этом догмате о душе следующее: душой мы называем Божественное — духовное, ограниченное в нас нашим телом. Только тело ограничивает это Божественноедуховное. И это-то ограничение и дает ему форму, как сосуд дает форму жидкости или газу, заключенному в нем. А мы знаем только эту форму. Разбей сосуд, и заключенное в нем перестает иметь ту форму, кот[орую] име[ло], и разливается, разносится, соединяет[ся] ли с другими веществами, получает ли новую форму? мы этого ничего не знаем, но знаем наверное то, что оно теряет ту форму, к[оторую] оно имело в своем ограничении, п[отому] ч[то] то, что ограничивало, разрушилось. То же и с душой. Душа после смерти перестает быть душою и, оставаясь духом — божественной сущностью, становится чем-то другим, таким, о чем мы судить не можем.

Написал предисловие Ч[ерткову].

30 Д. М. 97. Е. б. ж.

Примечания

5 января. Стр. 129—131.

477. 1294—9. Воскресенье.... Очень всё испорчено. — Прервав работу над «Воскресением» в феврале 1896 г., Толстой обратился к ней в июле 1898 г. См. запись от 17 декабря 1897 г. и т. 33, стр. 352 и 354.

478. 12910. Статью Арханг[ельского] — Толстой читал рукопись статьи

А. И. Архангельского «Кому служить?».

479. 12912. Дописал записную книжку. — См. Записную книжку № 1.

480. 12913. 1) Статью свою о военном сословии — «Солдатская памятка» была написана Толстым в 1901 г. См. т. 34.

481. 12917. к драме — «И свет во тьме светит».

482. 12924. 3) Читал письмо Накашидзе о съезде духоб[оров], — Письмо Елены Петровны Накашидзе к И. М. Трегубову с описанием съезда духоборов осенью 1896 г. в Горийском уезде Тифлисской губ. См. письмо Толстого к И. М. Трегубову от 6 января 1897 г. в т. 70.

483. 13015. предисловие к Шпиру — Толстой собирался написать предисловие к биографии А. Шпира, составлявшейся его дочерью. Намерение это осталось неосуществленным.

12 января. Стр. 131—132.

484. 13134. Дузе, — Элеонора Дузе (1859—1925), итальянская драматическая артистка, гастролировавшая в России.

485. 13134. Гофма[на], — Иосиф Гофман (р. 1876), польский пианист, гастролировавший в России.

486. 13136—38. Таня бедная.... Сережа, Илюша — См. письмо Толстого к М. Л. Толстой, написанное в тот же день (т. 70).

487. 1326. Она больна, — Запись относится к С. А. Толстой.

18 января. Стр. 132.

488. 13235. Был духобор. — Духобор из села Гореловка Карской области Михаил Семенович Андросов, посланный духоборами к Веригину, находившемуся в ссылке в Якутской области; по дороге заезжал к Толстому в Москву. В Сибири был задержан около Усть-Цыльмы. См. тт. 70 и 88.

4 февраля. Стр. 133—136.

489. 1331. Никольское у Олсуф[ьевых]. — 31 января Толстой уехал к Олсуфьевым и пробыл там до 6 февраля.

490. 13318. 3-го дня я писал ей, — См. письмо к С. А. Толстой от 1 февраля, т. 84, № 673.

491. 1341. 2) (К воззванию). — О замысле написать воззвание против существующего экономического и политического строя см. дневниковые записи от 4 февраля (2 и 8), 17 и 22 февраля, 4 апреля 1897 г. В апреле 1897 г. была написана первая редакция «Воззвания». 17 мая 1897 г. датирована новая редакция «Воззвания» (впоследствии названная «Где выход?»). В январе и мае—июле 1898 г. Толстой снова возвратился к этой статье, написал еще две редакции начала ее, но затем в течение двух лет не прикасался к ней, возобновив работу только осенью 1900 г. В процессе работы над воззванием составились две статьи: «Неужели это так надо?» и «Где выход?». См. т. 34, а также т. 54, стр. 425, и т. 72, стр. 488.

492. 13435—38. Когда целью искусства признается красота.... что нравится известным людям. — См. трактат «Что такое искусство?», гл. IV.

493. 1351. вред искусства, — См. трактат «Что такое искусство?», гл. XVII.

494. 13522. 10) Искусство есть (я написал пища) — См. Записную книжку № 2, стр. 302.

495. 1368. 13) Степа — Степан Андреевич Берс (1855—1909), брат С. А. Толстой. См. т. 83, стр. 65.

5 февраля. Стр. 136.

496. 13631—32. У Черт[кова] обыск. — 2 февраля в петербургской квартире

В. Г. Черткова был произведен обыск, и сам он, «за пропаганду и незаконное вмешательство в дело сектантов», на неопределенный срок был выслан за границу и поселился в Англии. См. прим. 497 и т. 85, стр. 11.

6 февраля. Стр. 136.

497. 13637. Поехали. — Вечером 6 февраля Толстой выехал в Петербург проститься с высылаемыми Чертковым и Бирюковым.

7 февраля. Стр. 137.

498. 1371. 7 Ф. Петерб[ург]. 97. — Л. Н. и С. А. Толстые остановились в Петербурге на квартире А. В. и А. М. Олсуфьевых, в д. № 14 на Фонтанке. Петербургское охранное отделение было немедленно осведомлено о поездке Толстого в Петербург и организовало непрерывное наблюдение за ним. К Толстому был приставлен особый агент, который следовал за ним всюду по пятам и вел особый «Дневник наблюдений за писателем графом Львом Николаевичем Толстым». Дневник этот в 1923 г. был полностью опубликован В. И. Срезневским в сборнике: «Толстой. Памятники творчества и жизни», 4, М. 1923, стр. 185—197.

499. 1372. Потом у Ярош[енко]. — Николай Александрович Ярошенко (1846—1898), художник, один из основателей Товарищества передвижных выставок. Находился в дружественных отношениях с Чертковым. В 1895 г. Ярошенко написал портрет Толстого.

500. 1378. Был у Стас[ова], у Толстой. — 8 февраля Толстой заходил в Публичную библиотеку к В. В. Стасову; затем вместе с П. И. Бирюковым, В. Г. Чертковым и Н. И. Стороженко посетил мастерскую И. Е. Репина. См. воспоминания И. Е. Репина «Далекое—близкое», изд. «Искусство», М. — Л. 1944, стр. 380, и воспоминания дочери художника В. И. Репиной «Моя встреча с Толстым 9 февраля 1898 г. (ошибка: 8 февраля 1897 г.) в Петербурге» — ТПТ, 2, стр. 76. О свидании 11 февраля с А. А. Толстой см. письма Толстого к В. Г. Черткову и П. И. Бирюкову от 15 февраля 1897 г. и «Воспоминания А. А. Толстой» — ПТ, стр. 71—72.

16 февраля. Стр. 137.

501. 13712. Вернувшись третьего дня утром, — Толстой вместе с женой возвратился в Никольское-Обольяново 13 февраля, выехав из Петербурга вечером 12 февраля.

502. 13712. заболел.— Толстой заболел пароксизмом лихорадки. См. письмо к Чертковым от 15 февраля, т. 88.

503. 13713—17. Нынче уехала С[оня] после огорчившего ее разговора.... умиленно грустно. — См. письмо Толстого жене, написанное в тот же день, 16 февраля (т. 84, № 674). См. также запись № 9 от 17 февраля.

504. 13718. Ч[ертковым] и П[оше].— Письмо Чертковым от 15 февраля см. в т. 88, П. И. Бирюкову — в т. 70.

17 февраля. Стр. 137—138.

505. 13721—22. Письма получил: переделка О жизни от америк[анца]. — Письмо от 15 февраля н. с. 1897 г., в котором Кросби сообщал, что его друг Болтон Голл сделал извлечение из книги Толстого «О жизни». Повидимому, вместе с письмом Кросби Толстой получил и работу Б. Голла. См. письмо к В. Г. Черткову, т. 88.

О переделке Б. Голлом трактата «О жизни» см. т. 26, стр. 788—789.

506. 13722. Написал два письма С[оне]: вчера и нынче, послал. — Письма к С. А. Толстой от 16 и 17 февраля см. в т. 84, №№ 674 и 675.

18 февраля. Стр. 138.

507. 13821. 45 лет тому назад был в сражении. — Толстой вспоминает о своем участии в качестве фейерверкера артиллерии в сражении с гор цами в Чечне 17 и 18 февраля 1852 г. Во время сражения «неприятельское ядро, — писал Толстой Г. А. Русанову 18 февраля 1906 г., — ударило в колесо той пушки, которую я наводил. Если бы дуло пушки, из которой вылетело ядро, на 1/1000 линии было отклонено в ту или другую сторону, я был бы убит, и меня бы не было». См. т. 46, прим. 408.

508. 13827. писал письма. —18 февраля Толстой написал ответы на 4 письма: рабочему Очерского завода Пермской губ. И. И. Бессонову, студенту Казанского ветеринарного института Сократу Бырдину, голландскому журналисту Ван-Дейлю и П. И. Бирюкову. См. т. 70.

19 февраля. Стр. 138.

509. 13828—29. Писал письма. Все написа[л]. — Известны два письма Толстого, написанные 19 февраля 1897 г.: Н. М. Данилевской и Н. Г. Молоствову. В последнем Толстой возражал против намерения Молоствова писать его биографию. См. т. 70.

20 февраля. Стр. 138—139.

510. 13833—34. Полон дом народа. — О многочисленных гостях и соседях Олсуфьевых, бывших в то время в Никольском, см. в неопубликованных воспоминаниях Т. Н. Поливановой «Л. Н. Толстой в Никольском у Олсуфьевых» (ГЛМ).

511. 13534—35. письмо от С[они].... кажется я освободил[ся] вполне. — Письмо С. А. Толстой от 18 февраля 1897 г., см. ПСТ, № 348. О тяжелых переживаниях, связанных с увлечением С. А. Толстой С. И. Танеевым, см. письма Толстого к жене от 1, 16 и 17 февраля 1897 г. (т. 84, №№ 673—675).

512. 13923. М[этью] Арнольд, — Мэтью Арнольд (1822—1888), английский писатель и критик. См. т. 85, стр, 85. Изложение приводимых в записи мыслей М. Арнольда взято из его статьи «Задачи современной критики», изданной в русском переводе «Посредником».

22 февраля. Стр. 239.

513. 13923—24. Перечел первую редакцию об искусстве — недурно. — См. «Что такое искусство?», варианты, и стр. 523 в т. 30.

514. 13924. Поехал за платьем Юшков[ой]. — Надежда Михайловна Юшкова, земская учительница, впоследствии учительница географии в школе г. Дмитрова Московской губернии. О том, как Толстой поехал за платьем Юшковой за 10 км. от Никольского, попал в метель и заблудился, см. воспоминания Т. Н. Поливановой «Л. Н. Толстой в Никольском у Олсуфьевых». См. также т. 84, № 676.

515. 13926. Конюсов братьев. — Московские музыканты Юлий Эдуардович Конюс — скрипач и Лев Эдуардович Конюс — пианист.

516. 13929. письма. — Известны три письма, написанные Толстым 22 февраля: к П. А. Буланже, С. Н. Толстому и И. М. Трегубову. См. т. 70.

517. 13930. сыновей Дормидона — Доримедонт Сидорович Токмаков, служил много лет лакеем в доме Олсуфьевых, имел большую семью. Три его сына, Николай, Владимир и Павел Доримедонтовичи Токмаковы, после Октябрьской революции 1917 г. работали в г. Дмитрове на общественной и хозяйственной работе.

23 февраля. Стр. 139—140.

518. 1401—2. Вчера была музыка — Концерт Ю. Э. и Л. Э. Конюсов.

519. 1402. Нынче спектакль. — На любительском спектакле 23 февраля 1897 г. была представлена маленькая пьеска И. Л. Щеглова «Женская чепуха». Играли T. Л. Толстая и М. А. Олсуфьев.

24 февраля. Стр. 140—141.

520. 1408—9. Аристотеля (B?nard) об эстетике. Очень важно. — В гл. II трактата «Что такое искусство?» Толстой утверждает, что «у древних не существовало того понятия красоты, отделенного от добра, которое составляет основу и цель эстетики нашего времени», и давал ссылку: «Смотри об этом прекрасную книгу B?nard’a «L'Esth?tique d’Aristote», Paris [Бенар, «Эстетика Аристотеля», Париж], 1889. См. т. 30, стр. 41.

25 февраля. Стр. 141.

521. 1419. Писал немного, не так легко, как вчера. — Запись о работе над статьей об искусстве.

522. 14111. с Сережей, — Сергей Львович Толстой.

523. 14112. Неприятное письмо от С[они] — Письмо С. А. Толстой из Москвы от 24 февраля. См. ПСТ, № 350.

26 февраля. Стр. 141.

524. 14119. писал всё утро письма, — См. т. 70.

525. 14119—20. Ездил к Шориной. — Евдокия Васильевна Шорина жила в 6 км. от Никольского, на небольшом хуторе при селе Языкове Дмитровского уезда, где выстроила на свои средства школу и передала ее земству. Вместе с Олсуфьевыми принимала участие в постройке Обольяновской больницы в Никольском. Бывала часто у Олсуфьевых и беседовала с Толстым во время его пребывания в Никольском (воспоминания Т. Н. Поливановой).

526. 14121. А[нна] М[ихайловна], — Олсуфьева.

527. 14122. Переписал письмо Поше. — См. письмо от 26 февраля (т. 70). Как видно из содержания этого письма, Толстой переписал его, по совету Татьяны Львовны, так как первое письмо (от того же числа) могло не дойти по назначению, ввиду перлюстрации писем, получавшихся Бирюковым в ссылке.

27 февраля. Стр. 141.

528. 14123. уяснил кое-что. — В работе об искусстве.

1 марта. Стр. 141—142.

529. 14126. письма от Ч[ерткова] — Это письмо В. Г. Черткова неизвестно.

530. 14127. И[вана] М[ихайловича] — Ответ Толстого И. М. Трегубову от 26 февраля см. в т. 70.

531. 14127—28. Ходил и ездил в Сафоново. — Сафоново — село Дмитровского уезда, в 5 км. от Никольского-0больянова; в то время принадлежало помещикам Эрнстам, с которыми Толстой познакомился у Олсуфьевых.

532. 14230. Об Ад[аме] Вас[ильевиче], — А. В. Олсуфьев.

2 марта. Стр. 143.

533. 1432. в Щелково. — Щелково, деревня и усадьба Клинского уездат в 6 км. от Никольского. В усадьбе жила в то время дочь фельдмаршала и бывшего военного министра Д. А. Милютина — Ольга Дмитриевна Милютина, к которой и ходил Толстой.

534. 1433—4. письмо Поше, открытое. — Письмо П. И. Бирюкову от 2 марта см. в т. 70.

535. 1436. Завтра едем. — Толстой возвратился в Москву с Т. Л. и С. Л. Толстыми из Никольского-Обольянова 3 марта 1897 г. См. запись от 4 марта.

4 марта. Стр. 143.

536. 1439—10. Запнулся над историческим ходом искусства. — Об «историческом ходе искусства» см. конец гл. X трактата «Что такое искусство?».

537. 14313. Поше и Накашидзе. — Письма неизвестны.

538. 14313—14. в публ[ичную] библ[иотеку]. Взял книги. — В библиотеке Румянцевского музея Толстой взял книги для работы над трактатом «Что такое искусство?» и «Хаджи-Муратом».

9 марта. Стр. 143.

539. 14319—20. Очень захотелось писать Х[аджи]-М[урата].... умилителъно. — Мысли о «Хаджи-Мурате» занимали Толстого в 1897 г., как это видно по записям в Дневнике, в течение всего года; но приступил он к работе лишь в середине октября. См. т. 35, статью «История писания «Хаджи-Мурата», стр. 589—590.

540. 14320—21. От Поши письмо; — Письмо П. И. Бирюкова из Бауска от 1—5 марта 1897 г. Ответ Толстого от 12 марта см. в т. 70.

541. 14321. написал Ч[ерткову] и Кони о страшном событии с Ветровой. — Мария Федосеевна Ветрова (1870—1897), бывшая учительница, студентка Высших женских курсов. Летом 1894 г., живя по соседству с Ясной Поляной, познакомилась с Толстым. Рассказ о встрече с Толстым опубликован в ее воспоминаниях (см. «Каторга и ссылка», 1926, № 2).

Ветрова была арестована в Петербурге в ночь с 21 на 22 декабря 1896 г. по делу Лахтинской типографии и помещена в дом предварительного заключения, а 23 января 1897 г. ее перевели в Трубецкой бастион Петропавловской крепости. Не вынеся режима одиночного заключения, 8 февраля, «получив для занятий лампу с керосином, она тотчас по выходе служителя, принесшего лампу, облила себя и зажглась» (из письма А. Ф. Кони Толстому от 14 марта 1897 г.). 12 февраля Ветрова умерла.

Несмотря на попытки администрации крепости скрыть самоубийство Ветровой, обстоятельства ее смерти вскоре стали известны, и 4 марта на Казанской площади состоялась демонстрация учащейся молодежи. Демонстрация была оцеплена полицией, и участники ее переписаны. Среди них оказался ряд профессоров и общественных деятелей того времени. Подробнее см. в письмах Толстого к Черткову и к А. Ф. Кони в тт. 88 и 70.

15 марта. Стр. 143.

542. 14329. Сейчас написал письма. — Известны тексты трех писем, написанных 15 марта 1897 г.: к В. В. Стасову, А. В. Юшко и М. В. Буланже. См. т. 70. Письмо к ориенталисту А. Я. Гаркави, написанное в тот же день, по поводу присланных им материалов о Хаджи-Мурате, не сохранилось. См. в т. 70 «Список писем, не имеющихся в распоряжении редакции».

4 апреля. Стр. 143—145.

543. 14331—32. писал об искусстве — запутался последние дни. — См. письмо к В. Г. Черткову в т. 88.

544. 1442—3. о Х[аджи]-М[урате].... обман веры. — См. т. 35, статью «История писания «Хаджи-Мурата», стр. 589.

545. 1444—5. о воззвании. — См. прим. 491.

546. 14425—26. Шекспир.... нравствен[ный] критерий. — См. предисловие к настоящему тому и статью Толстого «О Шекспире и о драме» (т. 35).

547. 1453. Проводил Модовск[ую] колон[ию]. — Знакомый Толстого англичанин Эйльмер Моод, живший в России с 1874 г., 31 марта 1897 г. переселился со своим семейством в Англию. С ним вместе уехали знакомые Толстого Е. П. Накашидзе, М. Н. Ростовцева и П. И. Череватенко.

9 апреля. Стр. 145.

548. 1456—7. И[вана] Мих[айловича] взяли, — И. М. Трегубов был арестован в Тифлисе 5 апреля 1897 г. и сослан на поселение в г. Гольдинген Курляндской губ., потом переведен в г. Гробин.

549. 1457. у Дун[аева] б[ыл] обыск. — В квартире А. Н. Дунаева в Москве скрывался И. М. Трегубов перед своим отъездом на Кавказ. Об обыске у Дунаева Толстой писал H. Н. Ге-сыну 2 апреля 1897 г. См. т. 70.

550. 1457. У изгнанников хорошо. — Имеются в виду высланные в Англию

В. Г. Чертков и в Бауск П. И. Бирюков.

3 мая. Стр. 145.

551. 14512—15. ст[атьей] об искусстве. Она теперь в таком положении, что можно понять.... и неточностей. — Ср. письмо к В. Г. Черткову от 7 мая 1897 г. (т. 88).

552. 14522. Капуа. — Слова «Капуа», «Капуя» и произведенное от него прилагательное «капуйское», в значении чрезмерной изнеженности, Толстой не раз употреблял в своих письмах. См. Г. Гельд, «О двух именах прилагательных в романе «Анна Каренина» — ТПТ, 4, стр. 199—200, и прим. H. Н. Гусева к публикации данной записи в «Летописях Государственного Литературного музея», кн. 2, М. 1938, стр. 21.

553. 14522—23. Волоски лилипутов.... если не стану разрывать. — Об этом же см. в письме к А. К. и В. Г. Чертковым от 30 апреля 1897 г. (т. 88) и запись № 3 от 10 ноября, стр. 160.

554. 14524—25. Ничего от жизни.... и не жаль мне прошлого ничуть, — Перифраза строк стихотворения М. Ю. Лермонтова «Выхожу один я на дорогу» (1841):

Уж не жду от жизни ничего я

И не жаль мне прошлого ничуть.

9 мая. Стр. 145.

555. 14531—32. Нынче приехали патр[овские] молоканы, — Крестьяне-сек- танты села Патровка Самарской губ. Всеволод Трофимович Чипелев и Василий Иванович Токарев приехали к Толстому с просьбой о заступничестве: по постановлению миссионерского съезда в марте 1897 г. у молокан были отобраны их дети. См. прим. 556 и 609.

556. 14532. письмо царю. — Возмущенный постановлением миссионерского съезда, Толстой написал письмо Николаю II. См. т. 70.

16 мая. Стр. 145146.

557. 14533—34. Письмо.... должно быть подано. — Письмо Толстого к Николаю II было направлено в Петербург с молоканами Чипелевым и Токаревым. Вместе сними 10 мая Толстой послал пять писем: А. Ф. Кони, Александру Васильевичу Олсуфьеву, бывшему в то время помощником командующего императорской главной квартирой, англичанину К. О. Хису, бывшему воспитателю Николая II, управляющему императорской канцелярией А. С. Танееву и А. А. Толстой, прося их помочь молоканам передать письмо царю. Все письма не только не были переданы по назначению, но были уничтожены. См. об этом ниже, запись 18 мая и прим. 560 и 561.

558. 14534—1461. 13 приезжала С[офья] А[ндреевна]. Вчера получил от нее письмо. — С. А. Толстая приезжала в Ясную Поляну утром 11 мая. См. письмо Толстого к ней от 12—13 мая (т. 84, № 681) и письмо С. А. Толстой от 14 мая (ПСТ, № 354).

18 мая. Стр. 146.

559. 14610—11. Кажется пришел к решению. Трудно будет исполнить, но не могу и не должен иначе. — Речь идет о решении уйти из Ясной Поляны. С самого начала 1880-х гг., когда Толстой, порвав «со всеми привычными взглядами своей среды», стремился привести условия своей жизни в соответствие с твердо определившимися демократическими убеждениями, он встречал на каждом шагу резкое противодействие со стороны своих семейных, особенно жены. Уход из дома в течение многих лет казался ему единственно возможным выходом из мучительного положения. Но он не уходил, откладывая свое намерение из опасения, что этот его шаг причинит непереносимое горе жене.

Об одном из таких своих намерений, когда в 1897 г. особенно обострились «страдания» Толстого, он и пишет в данной записи Дневника. В скором времени в письме к жене Толстой подробно изложил причины своего предполагавшегося ухода (см. т. 84, № 684).

560. 14612—18. Вчера вернулись молокане, бросив мое письмо в навоз. Было досадно. — Молокане Чипелев и Токарев ездили в Петербург передать письмо Толстого Николаю II, а также письмо Льва Львовича Толстого вел. кн. Георгию Михайловичу. Но по совету прислуги великого князя, напугавшей их опасностью передачи, они письмо Толстого уничтожили. См. об этом письмо Толстого В. Г. Черткову от 26 мая 1897 г. (т. 88).

561. 14613—14. приехал Буланже. Переписал письма и послал с ним. — Толстой 18 мая вновь переписал письма Николаю II, А. Ф. Кони, А. В. Олсуфьеву, К. О. Хису и А. С. Танееву и послал их в Петербург с П. А. Буланже. Буланже передал письмо для Николая II А. В. Олсуфьеву, который и вручил его царю, о чем уведомил Толстого телеграммой 27 мая. См. т. 70.

562. 14614. От Чертк[ова] письма хорошие, — Письмо В. Г. Черткова от 20 мая н. с., ответ на письмо Толстого о самоубийство Ветровой. Вместе с письмом Чертков прислал Толстому копии своей и А. К. Чертковой переписки с И. М. Трегубовым «о влюбленности».

Отдельная запись 17 мая. Стр. 146—147.

563. 14619. испытание, надо бороться. — См. письма Толстого к жене, написанные в ночь с 18 на 19 мая 1897 г. (т. 84, №№ 682 и 683).

Конец мая. Стр. 147.

564. 14715—16. Вырезал, сжег то, что написано б[ыло] сгоряча. — В тетради Дневника перед этой записью вырезаны два листа, но они не были уничтожены, попали в руки бывшего тогда в Ясной Поляне П. А. Буланже и сохранились в его архиве, переданном им впоследствии Государственному Литературному музею. См. H. Н. Гусев, «Три листа из Дневника 3—18 мая» — «Летописи Государственного Литературного музея», кн. 2, М. 1938, стр. 19—22. В настоящем томе эти записи см на стр. 145—146.

16 июля. Стр. 147—148.

565. 14719. Очень сильные боли, кажется, в начале июля. — О болезни Толстого см. запись С. А. Толстой в ее дневнике 2 июля 1897 г. (II, стр. 133).

566. 14719—21. Работал всё время над статьей об искусстве.... поправляю сначала. — Подробнее см. в письме Толстого к А. К. Чертковой от 12 июля (т. 88).

567. 14721. Маша вышла замуж, — Мария Львовна Толстая 2 июня 1897 г. вышла замуж за своего двоюродного племянника, внука сестры Толстого, Марии Николаевны, Николая Леонидовича Оболенского. См. письмо Толстого к А. К. Чертковой от 12 июля 1897 г. (т. 88).

568. 14725—26. Т[аня] тоже нажила себе страдания. — Подразумевается увлечение Т. Л. Толстой будущим ее мужем, М. С. Сухотиным.

569. 14726. Миша — Младший сын Толстого Михаил Львович.

570. 14726—27. В Пирогове та же беда. Ужасно! — Имеется в виду гражданский брак племянницы Толстого Варвары Сергеевны Толстой (1871—1920) с пироговским крестьянином Владимиром Никитичем Васильевым.

571. 14730. От Ч[ерткова] хорошие письма. — Письмо В. Г. Черткова от 18 июля н. с.

572. 14731. Шидловский. — Степан Васильевич Шидловский (р. 1876), крестьянин-штундист из села Кишенцы Уманского уезда Киевской губ.

573. 14815—16. 4) К драме.... Возмущение. — Запись к драме «И свет во тьме светит». Соответствующей сцены в драме нет.

574. 14822—23. 6) Сюжет: страстного молод[ого] человека, любящего душевно больную женщину. — Сюжет остался неиспользованным.

17 июля. Стр. 148—149.

575. 14838—1491. Письмо от Г[али]. Он очень болен. Я очень дорожу им. — А. К. Черткова писала о том, что В. Г. Чертков заболел бронхитом, перешедшим в крупозное воспаление легких.

576. 1492. Шеншины. — См. прим. 384.

21 июля. Стр. 149.

577. 14957. Работаю.... всё сначала. — Запись относится к работе над трактатом «Что такое искусство?».

578. 14910. Хорошая речь Крукса — Уильям Крукс (William Crookes, 1832—1919), английский физик и химик, президент Химического общества в Лондоне. В газете «Новое время» был напечатан подробный реферат о речи Крукса, под заглавием «Об относительности человеческого знания».

Имя Крукса, которого Толстой высмеивает за попытку доказать реальность спиритических явлений, упоминается в комедии «Плоды просвещения». См. т. 27, стр. 112, а также Записную книжку 1890 г., т. 51, стр. 120.

579. 14911—12. Был вчера Новиков, принес прекрасные записки Мих[аила] Новикова. — Тульский рабочий Иван Петрович Новиков приносил Толстому записки брата М. П. Новикова, только что возвратившегося из ссылки в Тургайской области.

580. 14913. письма Carus, — П. Карус, американский ориенталист. Рассказ Каруса «Карма» был переделан Толстым и получил широкое распространение. См. т. 29. В письме от 21 июня 1897 г. н. с. Карус просил Толстого написать предисловие к немецкому переводу рассказа и тем восстановить его имя как автора «Кармы». Письмо Толстого от 21 июля 1897 г. Карус поместил в виде предисловия к переводу «Кармы». Письма Толстого к Карусу не сохранились. См. т. 70.

581. 14913. Ив[ану] Мих[айловичу]. — Это письмо Толстого И. М. Трегубову неизвестно.

582. 14913—14. Письмо от Е[вгения] И[вановича]. — Попова.

27 июля. Стр. 149.

583. 14919. Были дети. — В это время в Ясной Поляне собрались все дети Толстого, кроме Льва Львовича (ДСТ, II, стр. 139—145).

584. 14919—20. Илюшина семья. Милые внуки. Особен [но] Андр[юша]. — Семья Ильи Львовича Толстого в то время состояла из его жены Софьи Николаевны, рожд. Философовой (1867—1935), дочери Анны (р. 1888), сыновей Михаила (1893—1919), Андрея (1895—1920) и Ильи (р. 1896).

585. 14920—21. Лонгинов, знаком[ый] Анненковой, — Василий Васильевич Лонгинов, впоследствии ректор Харьковской духовной семинарии.

586. 14921. Mooд — Э. Моод, приехав из Англии в Москву, 26 июля был в Ясной Поляне. Об этом см. ДСТ, II, стр. 147—149.

587. 14921. Бул[анже]. — Об этом посещении Ясной Поляны П. А, Буланже см. записи в ДСТ, II, стр. 147—148.

7 августа. Стр. 149.

588. 14923—24 Гинзбург — Илья Яковлевич Гинцбург (1859—1938), академик скульптуры, автор ряда скульптур Толстого. В этот свой приезд в Ясную Поляну лепил статуэтку Толстого во весь рост. См. воспоминания Гинцбурга «Из прошлого», Л. 1924, стр. 93—95; ДСТ, II, стр. 148—156, и А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», I, стр. 10—11.

589. 14924. Касатк[ин] — Художник Николай Алексеевич Касаткин пробыл в Ясной Поляне с 4 по 7 августа 1897 г.

590. 14924. Голденвейзер — А. Б. Гольденвейзер приезжал впервые в Ясную Поляну 31 июля 1897 г. и пробыл до 9 августа. См. «Вблизи Толстого», I, стр. 9—11, и ДСТ, II, стр. 151—156.

591. 14925. французик. — В своем дневнике С. А. Толстая записала 4 августа 1897 г.: «... приехал к Льву Николаевичу француз, ездящий по Европе с геологическими целями: воспитанный, но мало образованный, помещик, живущий в Пиренеях в своем имении» (II, стр. 154).

592. 14926. Новиков.... Булахов — Михаил Петрович Новиков и Петр Алексеевич Булахов, крестьянин Смоленской губ., сектант из старообрядцев.

593. 14928. Стаховичи — Софья Александровна Стахович (1862—1941), близкая знакомая семьи Толстых (см. т. 49), и ее сестра Мария Александровна Стахович (1866—1923), с 1906 г. по мужу Рыдзевская.

594. 14928. Маклаковы. — Мария Леонидовна Маклакова (р. 1874), рожд. Оболенская, внучатная племянница Толстого, и ее муж Николай Алексеевич Маклаков (1871—1918), впоследствии полтавский губернатор, в 1912—1915 гг. министр внутренних дел, крайний реакционер.

595. 14929—32. Продолжаю работать.... производит и на меня. — Об этом же Толстой писал В. Г. Черткову 8 августа 1897 г. См. т. 88.

596. 14931. Соб[олеву], — Михаил Николаевич Соболев (р. 1869), учитель Михаила Львовича Толстого. См. о нем записи С. А. Толстой в ее дневнике 1897 г. и воспоминания А. Б. Гольденвейзера «Вблизи Толстого», I, стр. 11.

597. 14932—33. От Crosby письмо с радостн[ым] письмом японца. — Упоминаемые здесь письма неизвестны. О содержании письма японца см. в письме к В. Г. Черткову от 8 августа 1897 г. (т. 88) и в письме к П. И. Бирюкову от 13 августа, т. 70.

598. 14933. От Черт[кова] хорошие письма. — Имеются в виду письма от 8 августа н. с. См. т. 88.

599. 14934. Очень запущена переписка. — Перерыв в письмах Толстого, повидимому, был с 23 июля по 8 августа. См. т. 70.

9 августа. Стр. 150.

600. 1504. Приехал Стахов[ич]. — М. А. Стахович.

601. 1504—5. Читал статью. 10 гл[ава] нехорошо. — Запись о трактате «Что такое искусство?».

602. 1505. написал плохие письма. — Из писем Толстого от 9 августа 1897 г. известно лишь одно — П. В. Великанову, в ответ на его письмо, к которому он приложил «ругательное» письмо бывшего земского учителя И. М. Черняева, собиравшегося «сесть на землю» и требовавшего земли у Толстого. См. т. 70.

15 августа. Стр. 150—151.

603. 15024. Продолжаю работать. Подвигаюсь. — Запись о работе над трактатом «Что такое искусство?».

604. 15025. Был Ломброзо, ограниченный наивный старичок. — Чезаре Ломброзо (1839—1911), итальянский криминалист и психиатр. Автор реакционной теории о прирожденном типе преступников, имевшей большое распространение в криминологии. Приезжал в Ясную Поляну 11 августа из Москвы, где присутствовал на съезде психиатров и криминалистов в августе 1897 г. А. К. Чертковой 12 августа Толстой писал о нем: «Мало интересный человек, не полный человек» (т. 88). О пребывании Ломброзо в Ясной Поляне см. ДСТ, II, стр. 156—157, и А. Б. Гольденвейзер, «Вблизи Толстого», I, стр. 12. Сам Ломброзо написал воспоминания, переведенные на русский язык: «Мое посещение Толстого», изд. Элпидина, Женева 1902.

605. 15025. Маклаков. — Один из братьев Маклаковых, Василий Алексеевич или Николай Алексеевич.

606. 15026. Написал все письма. — Кроме упоминаемых в Дневнике писем (см. след. прим.), Толстой 12 августа написал письма А. А. Александрову, Ж. Дегальве, Ф. Ф. Тищенко, А. К. Чертковой и 15 августа московскому меценату купцу К. Т. Солдатенкову с просьбой о помощи кавказским духоборам и предложением принять участие «в исторических изданиях «Посредника» (см. т. 70).

607. 15027. и Поше и Ив[ану] Мих[айловичу] и Вандерверу. — Письма от 13 августа к П. И. Бирюкову, И. М. Трегубову, голландскому пастору Л. Бёлеру и Д. Вандерверу см. в т. 70.

608. 15028. Леонтьев. — Борис Николаевич Леонтьев, участник земледельческих общин, сотрудничал с Толстым в организации помощи голодающим. В 1909 г. покончил жизнь самоубийством.

609. 15032—33. Возмутительный отчет о миссион[ерском] съезде в Казани. — Толстой прочитал в газете «Русские ведомости» 1897, № 221 от 12 августа, отчет о миссионерском съезде в Казани в августе 1897 г., на котором предлагалось, в качестве меры борьбы с сектантами, ходатайствовать об издании закона, который позволил бы отбирать детей у родителей-сектантов и воспитывать их в епархиальных приютах.

19 сентября. Стр. 151—152.

610. 15128—31. И дело всё подвигалось.... до 19 главы включительно. — Запись о работе над трактатом «Что такое искусство?». Гл. XIX этого трактата — последняя (за нею следует заключение) — посвящена «искусству будущего». См. т. 30.

611. 15132. высылка Буланже. — П. А. Буланже был выслан за границу за помощь Толстому в организации защиты духоборов. Об этом П. А. Буланже уведомил Толстого письмом от начала сентября. Буланже выехал в Англию 1 октября 1897 г.

612. 15133—34. письмо в шведск[ие] газеты по случаю премий Нобеля о духоборах. — Альфред Нобель (1833—1896) — шведский инженер, изобретатель динамита, буржуазный пацифист. Родился в России. В своем завещании предлагал за счет процентов па оставленный им капитал ежегодно присуждать и выдавать премии: за лучшее произведение искусства, посвященное идее мира, за труды, направленные к осуществлению мира и сближению народов, и за лучшие научные труды в области точных наук. Однако часто, а в последнее время исключительно, правительства капиталистических стран присуждают премию своим ставленникам.

Первая премия Нобеля должна была быть присуждена Толстому. Толстой, узнав об этом, начал писать открытое письмо в шведскую газету «Stokholm Tagblat», отказываясь от Нобелевской премии и предлагая присудить ее духоборам. На шведском языке письмо было опубликовано в газете «Stokholm Tagblat» в октябре 1897 г.; на русском языке — П. И. Бирюковым в журнале «Свободная мысль» (Женева) 1899, № 4. См. т. 70.

613. 15134—35. Соня боится. Очень жаль, но я не могу не сделать. —

С. А. Толстая 31 августа 1897 г. записала в своем дневнике, что она просила Толстого не посылать его резкого письма по поводу Нобелевской премии, в котором он «некстати», «грубо и задорно бранит русское правительство», что может вызвать преследование со стороны правительства. См. ДСТ, II, стр. 165—166, и письмо Толстого к В. Г. Черткову от 22 сентября 1897 г. (т. 88).

614. 15138. St. John — Артур Син-Джон, приезжал в Россию для передачи собранных в Англии пожертвований духоборам (см. т. 72, стр. 68).

615. 1522—3. приезд молокан из Самары — об отнятых детях. — 18 сентября к Толстому вновь приехали сектанты-молокане. Несмотря на хлопоты Толстого и письмо его к Николаю II, отнятые дети продолжали содержаться в монастырях, где им давали на несколько минут свидание с родителями.

616. 1523—5. Хотел писать за границу.... попробовать. — Письмо Толстого от 18 сентября в иностранные газеты по поводу отнятых у молокан детей отправлено не было. Оно публикуется впервые в т. 70.

Толстой решил еще раз «попробовать» воздействовать на русское правительство, не прибегая к иностранному общественному мнению. См. след. прим.

617. 1526—7. гос[ударю], Олс[уфьеву], Heath’у и Л. И. Чертковой и отправил молокан. — 19 сентября Толстой написал вторично письмо Николаю II и сопроводительные письма перечисленным лицам. См. т. 70.

Письмо было вручено Николаю II приближенным к нему генералом, А. В. Олсуфьевым. Но молоканские дети были возвращены только после ходатайства дочери Толстого T. Л. Толстой у обер-прокурора Синода Победоносцева в начале февраля 1898 г. См. «Из дневника T. Л. Толстой-Сухотиной» (ТПТ, 3, стр. 68).

20 сентября. Стр. 152.

618. 15210—11. шведское письмо.... переводил по-шведски. — Толстой переводил свое открытое письмо в шведские газеты (см. прим. 612) со шведом Вольдемаром Ланглетом, посетившим Толстого весной и в сентябре 1897 г. См. т. 70 и т. 84, № 687.

22 сентября. Стр. 152.

619. 15220. Вчера написал письмо С[оне] — См. т. 84, № 687.

620. 15222—23. И с таким же чувств [ом] приняла и она. — Как видно из дневников С. А. Толстой, опасаясь возможных преследований со стороны правительства, она решительно протестовала против хлопот Толстого о духоборах и об отнятых у молокан детях. См. ДСТ, II, стр. 176.

621. 15225. С[оня] приехала нынче. — С. А. Толстая возвратилась из Москвы.

622. 15228. редактору Tagblat Stokholm — Письмо к редактору газеты «Stokholm Tagblat», в которой предполагалось опубликование письма- статьи Толстого об отказе от премии Нобеля.

623. 15229. Ч[ерткову]. — Письмо Черткову от 22 сентября 1897 г. (см. т. 88) вместе с письмом в шведские газеты для опубликования за границей.

14 октября. Стр. 152—157.

624. 15234. Она переписывает. — С. А. Толстая в октябре 1897 г. помогала Толстому, переписывая десятую главу «Что такое искусство?». См. ДСТ, II, стр. 181 и 184.

625. 152351531. Нынче поправлял 10-ю главу. И уяснил то, что б[ыло] смутно. — Гл. X трактата «Что такое искусство?» посвящена резкой критике искусства конца XIX в. — «так называемого декадентства, символизма, импрессионизма, неоимпрессионизма». См. т. 30.

626. 15330. 4) К Х[аджи]-М[урату] подробности — Последняя из этих записей развита в главе XVI «Хаджи-Мурата» (т. 35, стр. 76).

627. 15412—18. прежде писал дневник ни для кого.... посылать Ч[ерткову]. — То, что Дневники Толстого читались его семейными и друзьями, было для него всегда неприятно, и он не раз это выражал. Но в конце концов все же, уступая просьбам, давал читать свои Дневники жене, дочерям и В. Г. Черткову. В. Г. Чертков обыкновенно выписывал «мысли», перенесенные Толстым в Дневник из Записных книжек.

Попытки завести «Тайный дневник», «Дневник для одного себя» у Толстого бывали в последние годы его жизни, в 1908 г. (см. т. 56) и в 1910 г. (см. т. 58).

628. 1572. Дуняши — В доме Толстых было три Дуняши. См. И. Л. Толстой, «Мои воспоминания», изд. 2-е, «Мир», М. 1933, гл. II — «Три Дуняши», стр. 28. Вероятнее всего, в данной записи Толстой вспоминает о Евдокии Николаевне Ореховой (ум. 1879).

629. 15716—18. 20) Ужаснее всего.... Страшно. — Запись в связи с замужеством дочери Толстого Марии Львовны. См. письмо к А. К. Чертковой от 13 октября 1897 г., т. 88.

630. 15719. Письмо в Штокгольм напечатано. — См. прим. 612.

16 октября. Стр. 157—158.

631. 15723—24. От О[льги] Дит[ерихс] письмо.... тяжелое время. — Ольга Константиновна Дитерихс (1872—1951), младшая сестра А. К. Чертковой. В 1899 г. вышла замуж за Андрея Львовича Толстого. Разведена с ним в 1906 г. Живя в Ясной Поляне после замужества и после развода, часто помогала Толстому в его корреспонденции, главным образом в переписке с иностранцами. После смерти Толстого непрерывно работала с В. Г. и А. К. Чертковыми по подготовке Полного собрания сочинений Л. Н. Толстого.

В письме к Толстому от 9/21 октября 1897 г., присланном из Англии, где О. К. Дитерихс в 1897 г. жила вместе с Чертковыми, она писала о пережитом тяжелом душевном «кризисе» В. Г. Черткова.

632. 15724—27. Вчера вечером и нынче хотел писать X[аджи]-М[урата].... насильно. — Упоминание о работе над второй редакцией «Хаджи- Мурата», состоящей из четырех глав. См. т. 35, статью «История писания «Хаджи-Мурата».

633. 15727—28. Пет[ербургские] Вед[омости] до сих пор не напечатали. — 6 октября Толстой писал редактору газеты «С. -Петербургские ведомости» Э. Э. Ухтомскому по поводу решения Казанского миссионерского съезда. См. прим. 609. Письмо было напечатано в «С. -Петербургских ведомостях» 1897, № 282 от 15 октября. См. т. 70.

17 октября. Стр. 158.

634. 1589. от Шкарвана — Письмо Альберта Шкарвана от 20 октября н. с. 1897 г. См. ответ Толстого Шкарвану от 11—14? ноября 1897 г. в т. 70.

635. 1589. о Бёлере и других пасторах, — Люи Бёлер, голландский пастор с острова Ширмонникут, проповедник пацифизма. Находился в 1897 г. в переписке с Толстым. См. т. 70.

636. 15812. 10-ю главу — она подлежит отправке. — Главы трактата «Что такое искусство?», по мере их отделки, отсылались в Англию, где их переводил на английский язык Моод. См. переписку Толстого по этому поводу с Моодом в т. 70.

637. 15812—13. С Л[евой] неприятно. — Лев Львович Толстой с женой жили осенью 1897 г. в Ясной Поляне.

638. 15816. Воззвание — См. прим. 491.

19 октября. Стр. 158.

639. 15823—24. 13, 14, 15 главы.... и заключенье. — Запись о работе над трактатом «Что такое искусство?».

640. 15825. Вячеслав. — Вячеслав Дмитриевич Ляпунов (1873—1905), крестьянин Тульской губ., поэт. Служил конторщиком на Тульском оружейном заводе. Приходил осенью 1897 г. к Толстому и принес ему на отзыв свои стихотворения. Толстой одобрил стихи Ляпунова и 5 октября направил их в журнал «Русская мысль» (см. т. 70), где и было напечатано стихотворение Ляпунова «Пахарь» — «Русская мысль» 1898, январь. Оставшись в Ясной Поляне осенью 1897 г. без помощников, Толстой предложил Ляпунову жить у него и помогать в переписке (см. об этом в письме к Т. Л. Сухотиной от 26 октября 1897 г., т. 70). Ляпунов прожил в Ясной Поляне два с половиной года в качестве переписчика и некоторое время был управляющим хозяйством Ясной Поляны. Потом жил у брата Толстого Сергея Николаевича в Пирогове. См. переписку Л. Н. и С. Н. Толстых с их отзывами о Ляпунове в т. 70. Заболев туберкулезом, Ляпунов переселился сначала в самарское имение Толстых, а с 1901 г. жил в Крыму, где часто виделся с А. М. Горьким. П. И. Бирюков издал в 1912 г. сборник его стихов, поместив в нем письмо Л. Н. Толстого к Ляпунову — «Библиотека Л. Н. Толстого», № 8. См. также очерки А. И. Яцимирского «Русские писатели в роли руководителей поэтов из народа» — «Литературное приложение» «Нивы» 1903, 9, столб. 104—109.

641. 15826. письмо от Буланже. — Письмо от 11/23 октября 1897 г. из Англии, где П. А. Буланже жил вместе с Чертковыми.

642. 15826. хочу написать ему и жене. — Письмо к П. А. Буланже от 20 октября см. в т. 70.

643. 15826—27. Надо бы написать Саломону. — См. письмо Толстого к Ш. Саломону от 26 октября в т. 70.

21 октября. Стр. 158—159

644. 15831—32. коректуры из Сев[ерного] В[естника] Карпентера и начал писать предисловие. — Эдуард Карпентер (1844—1929) — американский религиозный писатель и поэт. Л. Я. Гуревич в письме к Толстому от 25 апреля 1897 г., сообщая о намерении поместить в издаваемом ею журнале «Северный вестник» перевод статьи Карпентера «Современная наука», обратилась к Толстому с просьбой написать предисловие к этой статье. Перевод был сделан Сергеем Львовичем Толстым. Предисловие Толстого к этому переводу см. в т. 31.

645. 15832. Поправлял Иск[усство], — Полученные 19 октября гл. XIII, XIV, XV и заключение.

646. 15833. письмо от Ч[ерткова] — От 10 октября н. с. 1897 г. Толстой ответил Черткову 26 октября. См. т. 88.

647. 15833. и Бул[анже] — См. прим. 642.

22 октября. Стр. 159.

648. 15912—13. 11 гл.... 12-ую. — XI и XII главы трактата «Что такое искусство?».

649. 15914. Афанасий — Афанасий Николаевич Агеев (1861—1908), крестьянин деревни Казначеевка Крапивенского уезда Тульской губ.; был знаком с Толстым с начала 1880-х гг. В 1903 г. был сослан в Сибирь за «богохульство». Подробнее о нем см. в т. 54, прим. 8 и 355 и статью Толстого «Рабство нашего времени», т. 34.

650. 15914—15. Марья Алек[сандровна]. — М. А. Шмидт.

651. 15917—18. Письмо от Грота. Надо отдать ему Об Иск[усстве]. — Письмо профессора философии Московского университета и редактора журнала «Вопросы философии и психологии» Николая Яковлевича Грота (1852—1899). См. тт. 30, 38, 50, 58 и 70. Грот просил предоставить журналу «Вопросы философии и психологии» право печатать новый трактат Толстого «Что такое искусство?».

26 октября. Стр. 159.

652. 15927—28. Письмо от Вандервера. — Письмо Вандервера от 24 октября н. с. Ответ Толстого от 10? ноября см. в т. 70.

653. 15929. Поеду на почту. — Почта получалась из Ясенков, в 7 км. от Ясной Поляны, впоследствии переименованных в Щекино. В октябре—ноябре 1897 г. Толстой сам ежедневно ездил туда за почтой.

10 ноября. Стр. 159—160.

654. 15931—32. Нынче написал письма и между прочим Гроту, чтобы набирать. — Письмо к Н. Я. Гроту, с разрешением печатать «Что такое искусство?», неизвестно.

655. 15932—33. Была С[оня], уезжала в Москву из Пирогова, куда мы вместе ездили. — Толстой уехал в Пирогово к брату Сергею Николаевичу 30 октября. С. А. Толстая 1—3 ноября уезжала из Пирогова в Москву. 6 ноября Л. Н. и С. А. Толстые вернулись в Ясную Поляну (ДСТ, II, стр. 192—193).

656. 15935. Ал[ександр] Петр[ович] у меня пишет. — Переписчик Александр Петрович Иванов (1836—1912). См. т. 49.

657. 15936—38. с Левой.... огромный знаменатель при очень маленьком числителе. — К оценке человека в виде дроби Толстой прибегал часто, под знаменателем подразумевая мнение человека о себе, под числителем — его действительные достоинства.

658. 1601. Нынче написал 9 писем. — Из девяти писем, написанных Толстым, сохранилось лишь одно письмо Вандерверу (см. прим. 652 и т. 70, «Список писем, не имеющихся в распоряжении редакции»).

659. 1601—2. Осталось одно письмо Хилкову. Ужасное его дело и положение. — Письмо Д. А. Хилкову Толстой написал, очевидно, 11 ноября (см. ниже запись от 11 ноября). Как можно судить по письмам Толстого к А. К. Чертковой (см. т. 88) и к П. А. Буланже от 17 ноября (т. 70), оно касалось разрыва Хилкова с женой Ц. В. Винер.

660. 1602—3. Был Михайла Новиков и еще крестьянин, поэт из Казани. — 8 ноября Толстой писал жене: «Нынче пришел ко мне писарь, бывший военный, Новиков. Приятный. А вчерашний мужик, поэт, тоже очень интересный и хороший. Что будет через 30 лет, когда все эти искры света сольются в один свет?» (т. 84, № 696).

661. 1607. (К воззванию.) — Запись в окончательном тексте статей Толстого «Где выход?» и «Неужели это так надо?» не развита.

662. 1609. ничшеанских рассудителей, — Фридрих Ницше (1844—1900). О философии Ницше Толстой не раз резко отрицательно высказывался в своих произведениях, дневниках и письмах. Подробнее см. т. 54, стр. 404—405.

663. 16018—19. волоски.... которыми связали Гюливера. — Ср. запись от 3 мая, стр. 145.

11 ноября. Стр. 160.

664. 16027. писал X[аджи]-М[урата]. — 11 ноября Толстой прекратил работу над второй (незаконченной) редакцией «Хаджи-Мурата». См. т. 35, стр. 590.

665. 16029. Хилк[ову] и др[угим].... едва ли пошлю. — Написанное и не дошедшее до нас письмо Хилкову Толстой все же послал. См. прим. 659. 11 ноября было написано еще письмо к С. А. Толстой; остальные неизвестны.

12 ноября. Стр. 160—161.

660. 16032. Петр Осипов: — Петр Осипович Зябров (1843—1908), крестьянин Ясной Поляны, бывший ученик Толстого по Яснополянской школе. Толстой писал о нем: «Петр Осипов очень интересен по вопросу о чтении народном. У него почти всю зиму собираются грамотные мужики, и они читают». П. О. Зябрев имел библиотеку, «короб книг» самого разнообразного содержания (письмо к С. А. Толстой от 5 февраля 1884 г., т. 83, № 266).

667. 16033—34. Владимирская.... народ в церковь. — По кочаковскому приходу монахи носили икону так называемой владимирской божьей матери. 15 ноября брату Сергею Николаевичу Толстой писал: «Новостей у нас только то, что царица небесная вчера обходила Ясную Поляну. Я желал поговорить с ее носителями, но не пришлось» (т. 70). С. Н. Толстой отвечал: «Царица небесная собирала со двора за простые молебны по одному рублю, а за молебны с акафистом по 1 р. 50, как рассказывает Ляпунов. Это что-то невероятное и небывалое, особенно в нынешний, почти голодный год».

668. 16034—36. Лева нашел руду.... а он будет получать доход. — Ясная Поляна расположена на территории Подмосковного каменноугольного бассейна. Сын Толстого Лев Львович предполагал вести на территории яснополянского имения разработку руды.

669. 16036—37. от Тани была телеграмма, — Т. Л. Толстая задержалась в Крыму с заболевшим маленьким племянником Андреем Ильичом Толстым.

14 ноября. Стр. 161—162.

670. 1613. Недовольное письмо от С[они]. — Письмо от 10 ноября, в котором С. А. Толстая писала о трудностях воспитания сыновей и о своем одиночестве (ПСТ, стр. 684).

671. 1613—4. И Таня пишет, что она недовольна, что я не еду. — См. письмо Толстого к Т. Л. Толстой от 15 ноября 1897 г. в т. 70 и прим. 678.

672. 1618. 1) Читал о действиях англичан в Африке. — Толстой читал в газетах заметки об эксплоатации англичанами живших в Южной Африке индусов. Позднее об этом он вел переписку с Ганди. См. тт. 79 и 81.

673. 16113. Миклуха-Маклай, — Николай Николаевич Миклухо-Маклай (1846—1883), знаменитый русский путешественник и ученый естествоиспытатель.

Миклухо-Маклай, живя в тропических странах, собрал ценнейшие научные материалы. Своими исследованиями и собранными антропологическими коллекциями Миклухо-Маклай научно опроверг теорию анатомической неравноценности человеческих рас, их разделение на «низшие» и «высшие» и доказал правильность теории «единства происхождения человеческого рода». Услыхав об интересе Толстого к его жизни, Миклухо-Маклай 19 сентября 1886 г. написал ему письмо и послал две брошюры, касающиеся его пребывания в Новой Гвинее. Толстой 25 сентября 1886 г. ответил Миклухо-Маклаю, с восторгом отзываясь о его деятельности. См. т. 63, № 546, и статью А. Е. Грузинского «Лев Толстой и Миклухо-Маклай» — «Труды Публичной библиотеки СССР имени В. И. Ленина», сборник I, М. 1928, стр. 53—56.

674. 16119. теория опытной науки, Бекон. — Фрэнсис Бэкон (1561—1626), английский ученый и философ-материалист, основатель эмпирического направления в науке и философии.

675. 16120—23. 3) Думал в pendant к X[аджи]-М[урату] написать другого русского разбойника Григория Николаева — с lawn tennis’ом.— Замысел этот был воплощен в повести «Фальшивый купон» (дворник Василий). См. т. 36.

676. 1623. Читал статью Менш[икова]. — Статью М. О. Меньшикова «О любви святой. — О половой любви», напечатанную в «Книжках Недели» 1897, № 11.

15 ноября. Стр. 162.

677. 1626—7. над предисловием к Карпентеру. — См. прим. 644.

678. 1627. Свез Тане письмо. — Письмо к дочери Татьяне Львовне, в котором Толстой объяснял причины, удерживающие его от переезда в Москву, см. в т. 70.

679. 16210. Мооду в ответ на его замечания. — Э. Моод переводил на английский язык трактат «Что такое искусство?», главы которого, по мере окончательной отделки, Толстой ему посылал. Моод задавал ряд возникавших у него в связи с переводом вопросов и рекомендовал те или иные поправки. Толстой обстоятельно отвечал Мооду на все его вопросы. Их обширную переписку по этому поводу см. в т. 70.

17 ноября. Стр. 162—163.

680. 16337. телегр[амму] от Грота. — Телеграмма Грота неизвестна. Касалась она печатания «Что такое искусство?» в «Вопросах философии и психологии». См. прим. к письму Гроту от 28 ноября в т. 70.

681. 16337. Хочу отправить 10 гл[аву]. — Трактата «Что такое искусство?».

682. 16337—38. От Буланже грустное письмо. — См. ответное письмо Толстого от 17 ноября, т. 70.

20 ноября. Стр. 164.

683. 1643—4. обдумал Х[аджи]-М[урата] и приготовил матеръялы. Всё тон не найду. — Читая в это время «Сборник сведений о кавказских горцах», Толстой сделал в нем около трехсот пометок. К своим пометкам он составил особый список, озаглавив его: «Материалы Хаджи-Мурата». См. т. 35, стр. 276—280 , и 591.

684. 1644—6. Письма были от С[они].... С ужасом думаю о поезд[к]е в Москву. — См. ПСТ, №№ 362 и 363. Ответ Толстого жене см. в т. 84, 699.

685. 16424—27. раздраженный разговор с Л[евой].... Я забыва[ю], как он молод. — См. письмо к С. А. Толстой от 20—21? ноября (т. 84, № 699).

21 ноября. Стр. 164—165.

686. 1643233. начал писать, но... остановил[ся]. — Запись о работе над четвертой редакцией «Хаджи-Мурата». См. т. 35, стр. 350 и 591.

687. 16434—35. М[арья] А[лекеандровна]. — М. А. Шмидт.

688. 16514. Роз[анов] рассуждает о Менш[икове] — Василий Васильевич Розанов (1856—1919) — реакционный публицист, сотрудник консервативного «Нового времени» и, под псевдонимом В. Варварин, либерального «Русского слова». К сочинениям Розанова Толстой относился резко отрицательно. См. т. 51. Запись вызвана статьей Розанова «Кроткий демонизм» — «Новое время» 1897, № 7806 от 19 ноября, в которой он критиковал в ироническом тоне статью Меньшикова «О любви святой. — О половой любви» (см. прим. 676).

689. 16515—16. Как.... забыл, подтрунивал над Никол[инькой].... трогательно. — Толстой вспоминает о своем старшем брате Николае Николаевиче Толстом (1823—1860). См. о нем тт. 46 и 47. В своих «Воспоминаниях» Толстой рассказывает об этом случае: «Помню раз, как очень глупый и нехороший человек, адъютант губернатора, охотившийся с ним вместе, при мне подсмеивался над ним, и как брат, глядя на меня, добродушно улыбался, очевидно находя в этом большое удовольствие» (т. 34).

24 ноября. Стр. 165—166.

690. 16520. Таня нынче приехала — Т. Л. Толстая по дороге из Крыма? в Москву на один день заезжала в Ясную Поляну к отцу.

691. 16520—21. Маша всё плоха.... моим письмом. — Мария Львовна Оболенская с мужем в это время находилась в Крыму и была нездорова. На ее вопрос к отцу в письме от 20 октября: «Чувствуешь ли ты какое-нибудь отчуждение или удаление вследствие моего замужества?» Толстой отвечал: «Да, чувствую, но не хочу чувствовать и не буду» (т. 70).

692. 16524—25. к отправке главы и Мооду и Гроту. — Первые десять глав трактата «Что такое искусство?» были отправлены Гроту 18 ноября. Вторая партия глав (XI—XV), над которыми Толстой работал в ноябре, были отправлены 28 ноября (см. письмо к Гроту от 28 ноября, т. 70). К отсылке Мооду Толстой готовил, как это видно из их переписки, последние семь глав и последние, наиболее полные копии гл. XI—XIII. См. т. 30, стр. 539—540.

693. 16525. Давно нет писем ни от Моода, — Последнее письмо Моода к Толстому о переводе трактата «Что такое искусство?» неизвестно, на него Толстой отвечал 15 ноября. См. т. 70.

694. 16526. письмо от Гали. — Несохранившееся письмо от А. К. Чертковой.

695. 1666. на топчаке. — Топчак — примитивное устройство сельскохозяйственных машин, приводимых в движение топтанием лошади на одном месте: примитивные молотилки, водокачки и пр.

25 ноября. Стр. 166.

696. 1669—10. Таня уехала.... Я дурно сделал, что говорил с ней про свое положение. — Уехавшей в Москву дочери Татьяне Львовне Толстой говорил о тяжести жизни в семье, которая не разделяет его убеждений, и предстоящей поездке в Москву, которая ему представлялась «самоубийством» (ДСТ, III, стр. 2).

697. 16611. письмо Мооду. — Это письмо Толстого к Мооду неизвестно.

28 ноября. Стр. 166—167.

698. 16630—32. От С[они] огорченное письмо.... что передала. — Письмо С. А. Толстой от 25 ноября по поводу переданных ей Татьяной Львовной слов Толстого. См. ПСТ, стр. 690, и прим. 696.

699. 16632. Маковицкий, — Д. П. Маковицкий приезжал к Толстому из Венгрии, где он в то время жил.

700. 16634. письмо от Моода хорошее — Письмо от 4 декабря н. с. о переводе и печатании на английском языке трактата «Что такое искусство?».

701. 16634. от Грота нехорошее. — Н. Я. Грот предлагал печатать трактат «Что такое искусство?» в двух номерах журнала «Вопросы философии и психологии» и заявлял, что не хочет считаться с требованиями В. Г. Черткова об одновременном выходе трактата в Англии и России. См. т. 70 и т. 30, стр. 540.

702. 1672. Захар[ьин] — Григорий Антонович Захарьин (1829—1895), известный врач, профессор Московского университета. См. т. 49.

703. 1673. Маш[енька] о свидании с отцом А[мвросием] — Мария Николаевна Толстая, сестра Толстого. Амвросий (Александр Михайлович Гренков, 1812—1891) — оптинский старец, с которым Толстой беседовал в Оптиной пустыни в 1877, 1881 и 1890 гг. См. тт. 48, 49 и 51.

2 декабря. Стр. 167—169.

704. 167331681. письмо от Тани о том, что С[оня] огорчена.... боюсь этого. — Т. Л. Толстая в письме к отцу от 3 декабря 1897 г. писала: «Мама эти дни, с тех пор, как Душан сказал ей, что ты отдал статью Carpenter со своим предисловием в «Северный вестник», в ужасном настроении...» (Несогласованность в датах: 2 декабря — запись Толстого и 3 декабря — дата письма Т. Л. Толстой, почтовый штемпель: «4 декабря». Возможно, что, датируя запись в Дневнике, Толстой ошибся.) Подробнее об этом см. в ДСТ, III, стр. 3—4, и в письме Толстого к Д. П. Маковицкому от 17 декабря 1897 г. (т. 70).

705. 1684—5. Душан, кот[орого] я еще больше полюбил.... с Славянск[им] Посредн[иком] — Д. П. Маковицкий в Венгрии (Ружимберке) руководил словенским издательством, сходным по направлению с русским издательством «Посредник». Он переводил на словенский язык и издавал произведения Толстого и других авторов. См. т. 52; запись в Дневнике ниже, под № 2, и статью Н. Н. Гусева «Памяти Душана Петровича Маковицкого» — Д. Маковицкий, «Яснополянские записки», изд. «Задруга», I, М. 1922, стр. 7—13.

706. 16810—15. 1) Мне было очень тяжело.... Разумеется, уступить. — Толстой принял решение, для успокоения жены, уступить ей и не печатать своего «Предисловия» к статье Карпентера в «Северном вестнике». Об этом он 5 декабря написал А. Л. Волынскому, см. т. 70.

707. 16912. Кажется кончил Иск[усство]. — Основная работа над «Что такое искусство?» была закончена к 10 ноября 1897 г. В дальнейшем Толстой вносил в текст статьи лишь мелкие стилистические исправления.

6 декабря. Стр. 169.

708. 16919—20. в Долгое.... Рой воспоминаний. — Село Долгое Крапивенского уезда, в 20 км. от Ясной Поляны. Там находился проданный Толстым в 1854 г. на снос старый яснополянский дом, в котором родился, провел все детство и юность Толстой. Фотоснимок с него см. в сборнике «Ясная Поляна. Статьи и документы», Госполитиздат, 1942, стр. 35. Дом в Долгом просуществовал до 1913 г., когда по постановлению сельского схода был разобран крестьянами на дрова и кирпич. См. об этом т. 59, стр. 280.

709. 16922. От С[они] самые тяжелые письма. — Письма С. А. Толстой от 1 и 3 декабря по поводу корректур трактата «Что такое искусство?», от правки которых Грот отказался, возвратив их Софье Андреевне. В том же письме от 1 декабря С. А. Толстая писала, что М. С. Сухотин, сделав предложение Татьяне Львовне и получив отказ, требует от нее объяснений. См. ПСТ, № 367.

710. 16922—24. 5 приехал. Ее нет.... Я нечаянно ошибся. — Толстой приехал в Москву 5 декабря и не застал Софьи Андреевны. Она накануне уехала в Троице-Сергиеву лавру. См. прим. 706 и ДСТ, III, стр. 4—6.

711. 16924—25. От Грота глупые письма. — В письмах к С. А. Толстой от 1 и 4 декабря Грот продолжал убеждать Толстого в необходимости разделить печатание «Что такое искусство?» на несколько книжек журнала.

712. 16925—26. Был у Труб[ецкого]. Уступил им. — Сергей Николаевич Трубецкой (1862—1905), профессор Московского университета и Высших женских курсов, философ-идеалист, либерал.

Трубецкой был соредактором журнала «Вопросы философии и. психологии». Он, как и Грот, настаивал на печатании «Что такое искусство?» в ряде номеров журнала, и Толстому пришлось уступить им. См. письмо С. А. Толстой от 3 декабря 1897 г. — ПСТ, № 367.

713. 16926—27. Приехала С[оня].... хорошо. — В Троице-Сергиеву лавру за С. А. Толстой ездила ее дочь Татьяна Львовна, но Софья Андреевна вернулась только после получения из Москвы телеграммы от самого Толстого. Текст телеграммы см. в т. 84, № 702. О встрече Л. Н. и С. А. Толстых вечером 6 декабря см. запись С. А. Толстой в ее дневнике (ДСТ, III, стр. 6).

7 декабря. Стр. 169.

714. 16929—32. Вчера еще и еще говорили.... и это большое добро. — Ср. в дневнике С. А. Толстой запись от 10 декабря 1897 г. (ДСТ, III, стр. 6).

715. 16933. Касаткин. Спрашивал об образцах. — Толстой спрашивал у художника Н. А. Касаткина его мнение об образцах истинного искусства.

11 декабря. Стр. 170.

716. 1703. Бездна народа — О посетителях, которые бывали в это время в доме Толстых, см. ДСТ, III, стр. 6—8.

717. 1705. письмо Гале. — Письмо к А. К. Чертковой от 11 декабря 1897 г. см. в т. 88.

718. 1706—7. рассказы Ростовцева о Чертк[ове] — Николай Дмитриевич Ростовцев (1845—1921), член Острогожской уездной земской управы Воронежской губ., близкий друг В. Г. Черткова, в 1897 г. гостил у него в Англии до конца ноября. По приезде в Москву был у Толстого.

719. 1707—8. письмо И[вана] М[ихайловича].— На письмо И. М. Трегубова от 20 ноября 1897 г. о «духовном браке» Толстой ответил 17 декабря. См. т. 70.

720. 1708. Вера, Варя — Племянницы Толстого Вера Сергеевна Толстая (1865—1923), старшая дочь Сергея Николаевича Толстого (см. о ней т. 50 и т. 54, стр. 437—438), и ее сестра Варвара Сергеевна Толстая, см. прим. 570.

721. 17010. положение Грота. Он душевно больной, — См. т. 30, стр. 540—541.

722. 17011—12. Я согласился Трубецкому отдать по частям. — См. прим. 712.

13 декабря. Стр. 170—171.

723. 17016. Написал письмо Чертковым. — Письмо В. Г. Черткову от 13 декабря, в ответ на его письмо от 14 декабря н. с., см. в т. 88.

724. 17017—18. читал переписку St. John о половом вопросе.... у Русанова. — Переписка эта неизвестна.

725. 17019. У Рус[анова] голова Х[аджи]-М[урата]. — Толстой находил, что Г. А. Русанов формой головы походил на Хаджи-Мурата.

726. 17020. хотел писать X[аджи]-М[урата]. Потерял конспект. — Этот «конспект» неизвестен. Возможно, конспектом назван список помет к «Сборнику сведений о кавказских горцах». См. прим. 683.

727. 17023. 1) Сергий. — Толстой работал над «Отцом Сергием» в 1890, 1891 и 1895 гг. (см. запись 18 марта 1895 г.) и возвратился к продолжению повести в 1898 г. (см. запись 12 июня 1898 г. и прим. 858). Подробнее см. в т. 31.

728. 17023. 2) Александр I. — «Посмертные записки старца Федора Кузмича». См. запись от 12 марта 1895 г. и прим. 55.

729. 17023. 3) Персиянинов. — См. запись от 14 сентября 1896 г. и прим. 400.

730. 17023—24. 4) Расск[аз] Петровича, мужа, умершего странником. — «Петровичем» Толстой называет Василия Петровича Щеголенка, сказителя русских былин, который в 1879 г. был у Толстого и рассказал ему несколько былин и легенд. Сюжет одного из рассказов Щеголенка — об «ушедшем странствовать от жены» — был положен Толстым в основу рассказа «Корней Васильев».

731. 17025—26. 5) .... Легенда.... и восстановление ада. — «Разрушение ада и восстановление его. Легенда». См. запись от 12 марта 1895 г. и прим. 52.

732. 17026. 6) Фальшивый купон. — См. запись от 12 марта 1895 г. и прим. 53.

733. 17020—27. 8) Подмененный ребенок. — Этот сюжет, впервые упоминаемый в записи 14 сентября 1896 г., под № 8 (см. стр. 107), остался неиспользованным, хотя Толстой снова вспоминал о нем 11 августа 1905 г. См. т. 55, стр. 157 и 512.

734. 17027. 9) Драма христианск[ого] воскресения, — Драма «И свет во тьме светит».

735. 17028. 10) Воскресенье, суд над проституткой. — Роман «Воскресение».

736. 17028. 11) Прекрасно. — Очевидно, слово «прекрасно» относится к записанному под этим же номером 11 сюжету: «Разбойник — убивающий беззащитных».

737. 17029. 11) Разбойникубивающий беззащитных. — Замысел этот в течение многих лет волновал Толстого. Работая над «Воскресением», Толстой использовал его в одном из вариантов гл. XV третьей части романа (рассказ сидевшего в остроге Федорова). См. т. 33, стр. 315— 316. Позднее замысел этот нашел отражение в повести «Фальшивый купон» (история Степана Пелагеюшкина). См. т. 36. В 1907 г. Толстой написал для «Детского круга чтения» на ту же тему небольшой рассказ «Федотка».

738. 17029. 12) Мать. — См. запись от 12 марта 1895 г. и прим. 54.

739. 17029—30. 13) Казнь в Одессе. — 12 августа 1879 г. в Одессе были казнены Дмитрий Андреевич Лизогуб (р. 1848), Чубаров и Иосиф Давиденко, обвинявшиеся в покушении на Александра II. Работая в 1898 г. над романом «Воскресение», Толстой намеревался включить в текст романа рассказ старика-старообрядца о казненном в Одессе бывшем мировом судье Синегубе (см. т. 33, варианты «Воскресения», № 92, стр. 213—214), но в окончательный текст романа этот эпизод не вошел. Позднее, в 1904—1905 гг., Толстой развил этот замысел в рассказе «Божеское и человеческое». Подробнее см. т. 54, стр. 541—542, и т. 89 — письма к В. Г. Черткову 1905 г. Запись этого сюжета сделана карандашом, вероятно позднее.

14 декабря. Стр. 171.

740. 1718—9. неприятное письмо отЧ[ерткова] и послал ему ответ. Об изданиях. — Письмо В. Г. Черткова от 21 декабря н. с. 1897 г., в которомон возражал против передачи рукописей «Что такое искусство?» Гротуи «Предисловия к Карпентеру» в «Северный вестник» раньше присылкиих в Англию для перевода и подробно писал о тех неприятностях, которые грозят Мооду и его издательству от появления «Что такое искусство?» и «Предисловия» в России раньше, чем в Англии. Толстой ответил Черткову в тот же день, 13 декабря. См. т. 88.

741. 1719—13. переписку St. John’a... написал ему записку.... хороший ответ, — Ср. запись от 13 декабря. Записка Толстого Син-Джону неизвестна, так же как и ответ на нее.

17 декабря. Стр. 171—172.

742. 17138. Отдал статью. — Последние главы «Что такое искусство?», для набора в журнале «Вопросы философии и психологии».

743. 171381721. Телеграфировал в Англию. — Толстой телеграфировал В. Г. Черткову о том, что статья «Что такое искусство?» появится в журнале «Вопросы философии и психологии» около 1 января 1898 г.

744. 1727—10. Письма написал: 1) Поше.... 12) — См. т. 70.

745. 1728—9. 7) учителю Робинзону, — Имеется ввиду письмо к учителю И. Ф. Тимонову, обращавшемуся к Толстому по поводу переложения для народного чтения «Робинзона Крузо».

21 декабря. Стр. 172.

746. 17216—17. Об Иск[усстве] напечатали. — Вышла в свет 5-я кн. за 1897 г. журнала «Вопросы философии и психологии», где были напечатаны первые пять глав «Что такое искусство?».

747. 17217. Ч[ертков] недоволен. — Появлением «Что такое искусство?» в России раньше, чем в Англии.

748. 17217. И здесь тоже. — См. т. 30, стр. 543—544, и ДСТ, III, стр. 9—10.

749. 17217—20. Вчера получил анонимное письмо с угрозой убийства.... 1898 года. И жутко и хорошо. — 20 декабря по почте Толстой получил от «старых дворян, в том числе орловских», анонимное письмо, которое заканчивалось угрозой убийства, если Толстой не «одумается до 1 января будущего 1898 года».

750. 17221. Бегаю на коньках. — Каток, на котором катался Толстой и его дети, был устроен в саду Хамовнического дома. См. ДСТ, III, стр. 7. Катанье на коньках Толстой продолжал и в Ясной Поляне. См. т. 84, № 700.

751. 17223—25. рассказ Чех[ова] На подводе. Превосходно.... смысл рассказу. — Рассказ Чехова «На подводе» был напечатан впервые в газете «Русские ведомости» 1897, № 352 от 21 декабря, где и читал его Толстой.

26 декабря. Стр. 172.

752. 17227. третьего дни заболел — Толстой 23 декабря отправился на Николаевский вокзал провожать Син-Джона и Сулержицкого, уезжавших на Кавказ, не застал их, очень устал, пришел пешком домой, озяб и простудился (ДСТ, III, стр. 10).

29 декабря. Стр. 172—174.

753. 17232—33. Вчера же целый день складывалась драма-комедия: Труп — Первая запись Толстого о драме, получившей впоследствии заглавие «Живой труп». В основу драмы положено действительное событие — разбиравшееся в Московской судебной палате 8 декабря 1897 г. дело супругов Гимер, переданное Толстому Н. В. Давыдовым. См. Дневник 1900 г., т. 54, прим. 27 и 169, и т. 34.

754. 17233. Вчера был у Берса. — 28 декабря 1897 г. Толстой с женой был у ее брата, Александра Андреевича Берса (1845—1918). См. о нем т. 83, стр. 29—30.

755. 17234—36. Получены угрожающие убийством письма.... не беспокоит. — Письмо это приводит С. А. Толстая в своем дневнике, в записи от 25 декабря 1897 г. (ДСТ, III, стр. 11). См. также письмо Толстого к В. Г. Черткову от 18 января 1898 г., т. 88.

756. 1731—3. Разговор с Трубецким.... невообразимой путанице. — Содержание разговора Толстого с С. Н. Трубецким неизвестно.

757. 1744. Соловьев-отец, — Сергей Михайлович Соловьев (1820—1879) — историк, профессор и ректор Московского университета. Автор «Истории России с древнейших времен», которой пользовался Толстой, работая над историческим романом времен Петра I. В «Материалахк роману времен Петра I» сохранились многочисленные выписки Толстого из истории Соловьева. См. т. 17, стр. 386.

С сыном С. М. Соловьева, философом Владимиром Сергеевичем Соловьевым (1853—1900), Толстой был лично знаком. См. т. 49.

758. 1746. Е[вгений] И[ванович] — Попов.

759. 1747. пашковство — «Пашковством» называли русское ответвление секты «евангельских христиан», не признававших церковных обрядов.

760. 17424. Написал предисловие Ч[ерткову]. — Краткое предисловие к английскому изданию трактата «Что такое искусство?». См. тт. 30 и 88.

Сноски

125. Переделано из: 6.

126. [флирт]

127. Исправлено из: 12 Янв. Москва. 96.

128. Весь абзац сбоку и снизу отчеркнут чертой и сбоку поперек написано рукой Толстого: очень важно

129. Исправлено из: 6

130. Исправлено из: 10

131. [В этой идеальной республике, где добродетель граждан будет действительным фактом, они будут воздерживаться от всех механических профессий, торговых дел, работ, унижающих и противных добродетели. Они не будут больше предаваться хлебопашеству. Нужен досуг, чтобы совершенствоваться в добродетели...]

132. [Я понимаю, что хочу сказать.]

133. В подлиннике осталось не зачеркнутым: если

134. Слово: мало написано по: и ду[мал]

135. Написано: Богом

136. Взятое в ломаные скобки < > вымарано.

137. Далее записано на вырезанных из Дневника листах.

138. [пробелов]

139. Зачеркнуто: недоск[азанного]

140. Исправлено из: 17.

141. Исправлено из: 18.

142. Кончается запись на вырезанных листах.

143. Запись от 17 мая, кончая: за испытанье сделана на листке почтовой бумаги, повидимому вложенном в тетрадь Дневника. В начале записи штриховкой тушью вымараны 3 строки.

144. Выстрижены одно-два слова.

145. [умственной свободы.]

146. Написано ошибочно: 20

147. В подлиннике отчеркнуто со слов: Это важнейшее

148. Зачеркнуто: лу[гу]

149. Дальнейшая нумерация мыслей этой записи ошибочна: 6, 7, 8, 9, 10.... 18

150. Зачеркнуто: и жизнь обличит их

151. [крайности сходятся.]

152. [параллельно]

153. В подлиннике далее ошибочная нумерация: 3, 4.

154. [Всякое соединение людей всегда ниже тех элементов, из которых оно состоит.]

155. Написано: хорошее

156. [Всё понять значит всё простить.]

157. Зачеркнуто: Или скорее ты везде будешь стоять на колесе и будешь под собой вертеть его.

158. Зач.: (Не то.)

159. Исправлено из: 6.

160. Исправлено из: 6

161. Зачеркнуто: Умны[й]